Возможности летом 1940 г.

Имелось несколько возможностей использования огромного успеха походов в Норвегию и во Францию и коренного изменения стратегической обстановки. Лучше всего было бы заключить мир. Это должно было быть целью всякого истинного государственного деятеля и пошло бы также на пользу тому человеку, который всегда стоял за то, чтобы не вести войны против Великобритании (не говоря уже о пользе «его» народа). Однако серьезной попытки заключить мир сделано не было; полупредложение, содержавшееся в речи, произнесенной в рейхстаге 19 июля 1940 г., не давало никакой возможности открыть переговоры. Весьма сомнительно, удалось ли бы это с помощью более искусных средств, ибо занятием остатков чешского государства весной 1939 г. Гитлер проиграл слишком много политического капитала. Да и Италия являлась фактором, затруднявшим такое решение вопроса, а руководимая Черчиллем английская политика не была конструктивной и знала лишь одну цель войны: уничтожить национал-социализм и милитаризм. Подлинно мирное предложение, щадящее Францию, по крайней мере показало бы, что в Германии не хотят войны с Западом и сознают свою ответственность перед Европой.

Но раз уже не было предпринято попытки достигнуть мира путем переговоров, то оставалось только принудить к нему Англию средствами войны. С чисто теоретической точки зрения открывались следующие возможности (или частичные комбинации их):

Высадка на острове.

Тотальная воздушная война, направленная на уничтожение военного потенциала острова и подрыв политико-морального состояния его населения.

Прекращение снабжения морским путем.

Ликвидация британских позиций в Средиземном море и на Ближнем Востоке.

Высадка крупного десанта сулила быстрое окончание войны, являясь, так сказать, тотальным решением. Предпосылкой ее должно было явиться установление господства на море и в воздухе в районе атаки; чем больше времени оставляли англичанам для укрепления их обороны, тем меньше шансов оставалось на благополучный ее исход.

Тотальная воздушная война, основанная на теориях генерала Дуэ, еще нигде не была испробована. Для осуществления ее необходимо было установить господство в воздухе над большей частью островов.

Активные действия на британских морских коммуникациях с применением всех средств морской и воздушной войны позволяли рассчитывать на завершение войны в обозримый промежуток времени. Во всяком случае они значительно замедлили бы воссоздание английского могущества. Обязательной предпосылкой таких действий являлись господство на море и в воздухе в собственной прибрежной полосе и способность военно-морского флота и авиации наносить превосходящими силами удары по чувствительным местам, каких у Англии было много.

Эвакуация Средиземного моря оказала бы на Англию лишь косвенное воздействие, но зато оградила бы от атак слабую Италию — «мягкое подбрюшье Европы», открыла бы путь в Абиссинию через Египет и создала бы большие возможности на Ближнем Востоке, особенно учитывая позиции Франции в Сирии и прогерманские настроения арабских государств. Если бы удалось вовлечь Испанию в коалицию держав оси, то она превратилась бы в перевалочную железнодорожную станцию Южной Европы, широкая полоса Сахары стала бы трудно преодолимым препятствием в предполье, так что для целей обороны достаточно было бы держать сильные гарнизоны в Гибралтаре и Суэце, являющихся ключевыми позициями. Ударная группа, всегда находящаяся в боевой готовности в центре бассейна, в случае надобности смогла бы быть легко переброшена водным путем к угрожаемому западному или восточному входу. Итальянские военно-морские силы смогли бы действовать в Атлантике, а также и в Индийском океане. Следует иметь в виду, что во всех войнах, которые она вела, Англия всегда поддерживала крупными силами свое господство в Средиземном море.

Возможности, которые предоставляло Средиземное море, вообще не были приняты во внимание при заключении перемирия. Муссолини был прав со стратегической точки зрения, когда требовал занятия Туниса и некоторых расположенных к западу от него портов Северной Африки, а также оккупации Корсики, хотя сам он за 14 дней своего участия в войне решительно ничего для этого не сделал. Когда же перед лицом немецких успехов Муссолини очень быстро решил вмешаться в войну, он, правда, объявил во всеуслышание: оборона на всех сухопутных фронтах, самое решительное наступление на море и в воздухе. Но это были только красивые фразы. Вопреки собственным планам, он действовал наступательно только на совершенно непригодном для этого в политическом, стратегическом и топографическом отношении Альпийском фронте, притом против французов, крушение могущества которых было самое большее, вопросом нескольких недель. Он не переправился через пролив Бонифачо на Корсику, не двинулся также из Триполитании в Южный Тунис. Флот его также держался оборонительно, в то время как французские военно-морские силы 15 июня 1940 г. обстреляли важные военные объекты в Генуе и других пунктах, а 21 июня вели огонь по Бардии в Киренаике.

Гитлер отклонил все требования Муссолини и соглашением о перемирии предоставил правительству маршала Петэна с местопребыванием в Виши всю Южную Францию, Северную Африку и французские колонии, а также разрешил ему содержать армию и небольшие военно-воздушные силы в метрополии и в колониях. Флот должен был разоружиться в своих портах, причем его базы Тулон, Бизерта, Аяччо и Мерс-аль-Кебир подлежали демилитаризации до окончания войны между Италией и Англией. В строю оставались несколько крейсеров и более мелких судов, на которые возлагалась охрана французских интересов в колониях. Германское правительство торжественно заявило, что не имеет намерения поставить на службу себе французский флот, за исключением нескольких сторожевиков и соединений тральщиков, которые вытралили заграждение у Бискайского побережья, а затем были отпущены.

По условиям перемирия Германия в целях продолжения войны с Англией обеспечила себе контроль над Северной и Западной Францией с ее многочисленными портами и разветвленной сетью путей сообщения. В целом Франция была сознательно пощажена; общественное мнение широких кругов и особенно на флоте было настроено против Англии, но не против сотрудничества с Германией. С другой стороны, при эвакуации из Северной Франции часть французских войск и легких сил отправилась в Англию, где встала под знамена генерала де Голля. Настроение нельзя «положить на лед», политика — это движение и компромисс: нужно было предоставить вполне патриотически мыслящим французам, которые хотели идти вместе с Германией, преимущества для их собственной страны в обмен на участие их в морской и воздушной войне против Англии. Однако германское военное и государственное руководство застыло в бездействии между имевшимися возможностями, рассчитывая, что ему удастся сохранить на длительный срок неопределенное положение, созданное Перемирием.

Похожие книги из библиотеки

Бронетанковая техника Японии 1939 - 1945

В третьем номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — даётся краткий обзор развития японской бронетехники в период с 1939 по 1945 г.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

Бронетанковая техника Германии 1939 - 1945 (часть II)

Легкобронированные боевые машины — бронеавтомобили и бронетранспортеры — в течение всей второй мировой войны являлись весьма важной составляющей вооружения танковых и моторизованных частей и соединений вермахта и войск СС, Они, как нельзя лучше, соответствовали доктрине развертывания высокомобильной механизированной армии, которая начала осуществляться сразу после прихода к власти нацистов.

К постройке же броневых машин в Германии приступили еще задолго до первой мировой войны. В 1906 году был изготовлен и успешно прошел испытания бронеавтомобиль Ehrhardt ВАК, вооруженный 50-мм противоаэростатной пушкой. За ним последовало еще несколько образцов броневиков различного типа. Наиболее удачным из них стал тяжелый полноприводной Ehrhardt E-V/4, выпущенный серией из 32 единиц в 1917 — 1916 годах.