Поход в Грецию и его последствия

Ирония судьбы: поездка Гитлера для встречи с Франко расчистила его союзнику Муссолини путь к военно-политической эскападе, которая способствовала дальнейшему усилению давления британского морского могущества на непрочные позиции Италии и оказала сильное влияние на дальнейший ход войны. После своей поездки — на несколько часов позже, чем было необходимо, чтобы успеть удержать Муссолини, — Гитлер получил сообщение последнего о намерении напасть на Грецию. 28 октября это нападение было совершено с территории Албании — тактически неудовлетворительно, так как в результате шторма готовившаяся высадка одной дивизии в заливе Арта, к югу от греческих позиций, не была осуществлена. В оперативном отношении вторжение было предпринято без учета обстановки на море. Для данной войны наиболее ценной частью Греции был Крит — тот остров, привычное к морю население которого уже 3000 лет назад установило свое господство над восточной частью Средиземноморского бассейна. Поскольку итальянцы его не заняли, это тотчас же сделали британцы, — уже два дня спустя они создали базу в бухте Суда, тем самым сократив почти вдвое переход из Александрии на Мальту, да к тому же прервав сообщение между Италией и ее островными базами в Додеканезском архипелаге и получив возможность действовать на фланге войск, продвигавшихся в Египет.

В стратегическом и политическом отношении это предприятие также оказалось весьма несчастливым. Оно привело к вступлению Греции в войну на стороне противника, притом в такое время, когда ось была заинтересована в сохранении спокойствия на Балканах. Из Северо-Восточной Греции можно было совершать воздушные налеты на румынские нефтяные промыслы; между тем без непрерывного притока продукции последних бедные нефтью державы оси вообще не смогли бы вести военных действий.

Наконец, итальянское верховное руководство не приняло во внимание, что теперь на его торговый и военный флоты, оказавшиеся слишком слабыми для выполнения своих задач в Северной Африке, ляжет еще дополнительное бремя. Поскольку итальянское наступление вскоре выдохлось и греки даже перешли в успешное контрнаступление, мольбы о присылке войск, вооружения и всего прочего больше не прекращались. До начала немецкого наступления на Балканах в апреле 1941 г. итальянский военно-морской флот перевез непосредственно или обеспечил доставку 600 000 человек, 67 000 лошадей и свыше 700 000 т грузов; потери составили менее одного процента. Однако этот успех был достигнут в значительной степени за счет снабжения войск в Африке. Вместо роста престижа, к которому стремились, нападение на Грецию привело к резкому ухудшению репутации и снижению боеспособности, а также потребовало напряжения, превосходившего те усилия, какие понадобились бы для быстрого и энергичного прорыва к дельте Нила в начале войны. Между тем такой прорыв заставил бы британский флот уйти из восточной части Средиземного моря, а это сделало бы балканский поход излишним.

Британцы быстро использовали перемену обстановки для нанесения сильного удара по итальянскому флоту. Крупные корабли последнего обычно стояли на внешнем рейде Таранто («Mar Grande»). После того как на Мальту прибыли разведчики дальнего радиуса действия, жизнь флота, расположенного в Таранто, подверглась тщательному изучению, и на основе этого изучения был составлен план атаки.

Налет на Тарам о. 6 ноября 1940 г. Средиземноморский флот вышел из Александрии. Авианосец «Игл» вследствие течи в котле был вынужден повернуть обратно, но перед этим с него перелетели на «Илластриес» 5 самолетов-торпедоносцев. При перелете три самолета потерпели аварию. Флот незамеченным сопровождал ««Илластриеса» до южной части Эгейского моря. 11 ноября, около 8 часов, авианосец с охранением из 4 легких крейсеров и 4 эсминцев взял курс на Таранто и в 20.40 выпустил в воздух в 170 милях к югу от этого пункта первую волну самолетов; через какой-нибудь час поднялась вторая волна. В целом было выпущено всего 20 самолетов, из них 11с торпедами, а остальные с осветительными и фугасными бомбами. Находившиеся на рейде 6 линкоров и 3 тяжелых крейсера прикрывались огнем сильной зенитной артиллерии, а также остатками очень потрепанного штормом заграждения из аэростатов и законченной только на одну треть системой сетей. Англичане добились полной тактической и технической внезапности. Зенитной артиллерии удалось сбить всего 2 самолета. Итальянцы не ставили дымовой завесы, опасаясь создать большие помехи собственной артиллерии. Они полагали, что на 12-15-м глубинах корабли застрахованы от торпед, поскольку при сбрасывании с воздуха последние обычно погружаются глубже. Однако рули глубины английских торпед были отрегулированы так хорошо, что торпеды эти не опускались ниже установленной глубины в 10 м. Торпеды имели магнитные и ударные взрыватели и поражали корабли на большой глубине, а потому весьма эффективно. В новый линкор «Литторио» попало три торпеды, в старые линкоры «Дуилио» и «Кавур» — по одной. «Кавур» был поврежден настолько серьезно, что его не удалось отремонтировать. Ремонт же обоих других занял полгода. На этот срок британский флот получил большое превосходство над итальянским.

В ту же ночь соединение в составе 3 британских легких крейсеров с эсминцами уничтожило в Отрантском проливе шедший без охранения конвой в составе трех небольших пароходов. Под прикрытием этой двойной атаки из Александрии на Мальту прошел конвой, а линкор «Бэрхем» с 2 крейсерами и эсминцами прошел Сицилийский пролив, направляясь в Александрию.

Исходя из опыта этого и других налетов, германский военно-морской флот запрятал свои крупные корабли в закрытые ящики из сетей, которые открывались только при выходе в море и возвращении в базу. Они состояли сначала из простых, доходящих до дна сетей, а позднее из двойных сетей, поскольку торпеды были снабжены приспособлениями, которые прорезали сети или прорывали их посредством взрыва. Американцы 7 декабря 1941 г. были тактически и технически захвачены врасплох в Пирл-Харборе совершенно так же, как итальянцы в Таранто.

После этого итальянцы оттянули свои корабли в Неаполь, оставив отряд тяжелых крейсеров в Мессине. Англичане смогли уменьшить Средиземноморский флот и перебросили линкор «Рэмиллис» в Гибралтар. В результате 27 ноября 1940 г. произошел морской бой у м. Теулада (Сардиния). В то время как «Рэмиллис» с 2 крейсерами и 5 эсминцами сначала шел незамеченным на запад, чтобы пройти через Сицилийский пролив близ тунисского побережья, где его потом безуспешно атаковали итальянские эсминцы, «Force H» в составе линейного крейсера «Ринаун», авианосца «Арк Ройал», 5 крейсеров (на борту двух из них находилось 700 человек персонала военно-воздушных сил для восточной части Средиземного моря) и 9 эсминцев прикрывала направлявшийся на Мальту конвой из трех быстроходных судов с дизельными установками. «Супермарина» направила в район, расположенный непосредственно к югу от южной оконечности Сардинии, боевую группу в составе линкоров «Витторио Венето» и «Чеааре», 6 тяжелых крейсеров и 14 эсминцев, которые должны были дождаться там и перехватить одну из двух вражеских групп. Сама по себе итальянская группа была сильнее любой из английских, но вместе последние были сильнее ее. Командующий флотом адмирал Кампионн особенно остро ощущал отсутствие у него авианосца. Правда, учитывая близость сухопутных аэродромов (Кальяри и Эльмас на Сардинии находились на расстоянии менее 100 км), боевая группа могла рассчитывать на все виды содействия. Фактически же ей не было оказано помощи ни разведывательными данными, ни присылкой истребителей для защиты ее. Только собственные корабельные самолеты установили, что британские боевые группы уже соединились и находятся в непосредственной близости. 27 ноября около полудня произошел примерно часовой бой на очень больших дистанциях, в ходе которого один итальянский эсминец лишился управления, но был отбуксирован отрядом крейсеров под командованием адмирала Сансонетти. Итальянцы вышли из боя, так как на помощь к ним не прибыл ни один самолет. Это была еще одна упущенная возможность, поскольку близость собственных баз давала итальянцам преимущество. Неудача объяснялась главным образом отсутствием взаимодействия военно-воздушных сил и военно-морского флота, но также и попыткой «Супермарины» осуществлять непосредственное руководство из Рима, не имея для этого достаточных данных. Отдававшиеся приказы не соответствовали обстановке; к тому же адмирал Кампиони давал им слишком осторожное толкование. Поскольку он явился слишком поздно для того, чтобы разгромить одну из уступавших ему в силе боевых групп противника, ему следовало использовать такое преимущество, как близость больших сухопутных аэродромов. Поэтому до появления военно-воздушных сил ему надлежало ограничиться сдерживанием противника. Из опыта было известно, какими проволочками сопровождается передача его заявок через «Супермарину» и «Супераэрео». Если бы в дальнейшем к месту боя прилетели торпедоносцы и им удалось вывести из строя один из крупных британских кораблей, то преимущество вновь оказалось бы на его стороне. Кампиони слишком рано упустил эту возможность.

В начале декабря 1940 г. повторявшиеся одно за другим поражения итальянского флота привели к перемещениям в руководстве. Адмирал Риккарди стал главнокомандующим военно-морскими силами вместо адмирала Каваньяри; адмирал Якино, ранее стоявший во главе отряда крейсеров, стал командующим флотом. Ему был 51 год, и он пользовался хорошей репутацией. С 1931 по 1934 г., будучи морским атташе в Лондоне, он хорошо ознакомился с английским флотом. Находился ли он под слишком сильным влиянием достижений последнего или ему просто не повезло, но успехов у него было еще меньше, чем у его предшественника.

Похожие книги из библиотеки

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронетанковая техника основных противников широко известна, но многие другие участники войны производили бронетехнику.

Бронетанковая техника Японии 1939 - 1945

В третьем номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — даётся краткий обзор развития японской бронетехники в период с 1939 по 1945 г.