Контрудар и контрмеры

В декабре свершилась судьба медлительной Североафриканской армии. 6 декабря генерал Уэйвелл с армией численностью всего в 31 000 человек, но зато полностью моторизованной и располагавшей 225 танками, в том числе и самыми тяжелыми, доставленными из Англии, атаковал итальянскую оборону у Сиди Бараки; очутившись между двух огней — со стороны пустыни и с моря, откуда велся ожесточенный обстрел прибрежной дороги, — расположенные в этом районе войска оказались отрезанными и через несколько дней были стерты с лица земли. Быстро продвигаясь вперед, англичане достигли Бардии и 4 января 1941 г. овладели ею при поддержке флота. Даже крепость Тобрук с ее усовершенствованной обороной пала 22 января. 1 февраля наступила очередь Бенгази. Наконец, 9 февраля наступавшие без передышки английские войска остановились у Эль Агейлы на берегу Большого Сырта[47]. Это наступление стало возможным, поскольку войска пользовались систематической поддержкой с моря в виде обстрела вражеских позиций и доставки грузов (3000 т в день). Италии приходилось считаться с тем, что после короткой паузы английское наступление возобновится и она не сможет удержать за собой Триполитанию.

14 ноября 1940 г. РВМ представило ВГКВС трезвый анализ обстановки, создавшейся в Средиземном море, настаивая на том, что положение надо исправить, пока не слишком поздно; однако данное предложение было встречено без энтузиазма. Теперь, после поражения итальянцев на суше, Гитлер решил вмешаться, но только для того, чтобы защитить Италию, а не с целью провести решительные мероприятия, охватывающие, как минимум, всю восточную часть Средиземного моря. Трудности, с которыми было связано занятие Гибралтара, а в ходе этой операции — также и Канарских островов, видимо, привели его к выводу о неосуществимости прорыва к Суэцкому каналу. ВГКВС сразу же после похода во Францию подумывало о переброске двух дивизий в Северную Африку. Да и позднее итальянцам предлагалась помощь; Муссолини ее отклонил, ибо опасался, что впоследствии не сможет избавиться от немцев. Теперь же он сам настойчиво просил помощи.

При всех этих переговорах ни разу не обсуждались преимущества быстрого продвижения к Суэцкому каналу, не было даже ясного представления о том, что в этом случае положение в восточной части Средиземного моря изменилось бы коренным образом: британскому флоту пришлось бы тогда уйти в Красное море, где он мог использовать, в качестве баз среднего масштаба, только Аден и Порт-Судан.

Германское верховное руководство продолжало рассматривать события с чисто континентальной точки зрения, как фазы чисто сухопутного похода. Гитлер явно ощущал все сильнее давление британского морского могущества и видел теперь в Великобритании очень опасного противника. Однако он и теперь не пришел к выводу о необходимости ударить со всей силой по наиболее уязвимому месту этого противника, то есть по его морским коммуникациям и позициям в Средиземном море. Вместо этого он все чаще останавливался на мысли о том, чтобы нанести Англии косвенный удар посредством нового сухопутного похода и тем вывести из строя одного из двух союзников, на которых она рассчитывала. Не случайно, что именно в период средиземноморского кризиса в декабре 1940 г. у него созрели те планы нападения на Советскую Россию, о которых он только подумывал летом того же года. Теперь все это нашло свое выражение в директиве фюрера № 21 от 18 декабря 1940 г., содержавшей основы «плана Барбаросса», то есть плана нападения на Россию. Он не обратил внимания на предупреждение РВМ, которое гросс-адмирал Редер лично передал ему 14 ноября, а в дальнейшем повторил в более сильных выражениях. Новое обсуждение обстановки в начале декабря, в ходе которого капитан 3 ранга Юнге в качестве представителя РВМ в генеральном штабе вооруженных сил еще раз настойчиво предупреждал от имени этого учреждения против ведения войны на два фронта, было прекращено генерал-полковником Йодлем, считавшим поход в Россию целесообразным. Неспособность понять своего островного противника привела Гитлера к самому роковому решению во всей новейшей истории Германии. Даже намного превосходившие его образованием военные советники не заметили тут смертельной опасности — и все из-за той же неспособности. Судьба миллионов людей была предрешена.

Из массы различных соображений выкристаллизовался приказ перебросить в Северную Африку 5-ю легкую дивизию и 15-ю танковую; генерал Роммель должен был их использовать как заградительный отряд, предназначенный для удержания Триполитании. О наступлении не. думали. X авиационный корпус под командованием генерала Гейслера. служившего ранее во флоте, должен был, базируясь на Сицилию, прикрывать конвои. К началу января он был готов к боевым действиям; в его состав входило 400–500 истребителей, пикировщиков, бомбардировщиков и разведчиков, но торпедоносцев тогда еще не было.

До этого момента английский флот практически делал в Средиземном море что хотел. 18 декабря 2 линкора обстреляли албанскую базу снабжения Валона (Влона), 20-го линкор «Малейа» перешел из восточной части Средиземного моря в его западную часть. Правда, при этом один из эсминцев его охранения подорвался на мине в Сицилийском заливе и затонул. Небольшие конвои несколько раз проходили через этот пролив.

Бои при проводке конвоя с 9 по 11 января 1941 г. 6 января из Гибралтара вышел конвой из 4 быстроходных пароходов с важными грузами; как и обычно, до Сицилийского пролива его прикрывала «Force H». Легкие морские силы охраняли его на всем пути и потопили один итальянский миноносец; один английский эсминец подорвался на мине, но его удалось отбуксировать на Мальту, где этот корабль был несколько дней спустя потоплен бомбой. 8 января прямыми попаданиями бомб, сброшенных с самолетов, базировавшихся на Мальту, был на время выведен из строя стоявший в Неаполе линкор «Чезаре».

Утром 10 января прикрытие конвоя переняли военно-морские силы, базировавшиеся на Александрию. Около полудня они были атакованы соединением немецких пикировщиков, охраняемых истребителями; в главную мишень — «Илластриес» — попало несколько бомб, на ангарной палубе возникли пожары, заклинило руль, и корабль с трудом достиг гавани Ла-Валетта на Малые. На следующий день жертвой германо-итальянских воздушных атак стал легкий крейсер «Саутгемптон». В следующие несколько дней ударам молота стала подвергаться Мальта. Несмотря на это, удалось подготовить к плаванию «Илластриес» и провести его в Александрию. Оттуда он направился вокруг Африки в Соединенные Штаты, где его отремонтировали. Средиземноморский флот на несколько недель остался без авианосца. Все это сделало англичан значительно осторожнее.

До мая они больше не посылали конвоев через Средиземное море, а германо-итальянские транспорты до начала наступления Роммеля (31 марта 1941 г.) проходили без потерь. Они шли либо в непосредственной близости от берега Туниса, либо в обход Мальты, за пределами досягаемости находившихся там торпедоносцев, радиус действия которых равнялся 130 морским милям (см. схему, стр. 221). Немецкие самолеты заминировали Суэцкий канал и подходы к Александрии.

После повреждения «Чезаре» «Супермарина» перебросила крупные корабли в Специю, где их не могли настигнуть самолеты с Мальты. Охрана больших кораблей в гаванях превратилась в проблему, которую слабейшие в воздухе участники войны не смогли разрешить на всем ее протяжении. Немцы строили для подводных лодок, торпедных катеров и других небольших кораблей огромные убежища, толщина перекрытия которых достигала 3,5 м. Когда же английские бомбы стали пробивать и такие перекрытия, толщина их была доведена до 7 м, но в конечном счете и этого оказалось недостаточно. Однако тогда еще не решились прибегнуть к радикальному решению проблемы: расширять в подходящих местах и использовать гроты в береговых скалах — там, где таковые имеются. В конечном счете, однако, придется прийти к этому решению, ибо маловероятно, чтобы даже оборона посредством зенитной артиллерии, снабженной радаром, а также ракет с приспособлением для самонаведения на цель представляла собой 100-процентную гарантию безопасности.

9 февраля «Арк Ройал» соединился с 3 эсминцами, чтобы на утро произвести воздушный налет на Ливорно и сбросить магнитные мины у Специи. Одновременно линкоры с дистанции в 18000 м взяли гавань Генуи под обстрел своих 38-см орудий, который корректировался корабельными самолетами. Нанесенный ущерб был невелик, но произведенное впечатление было большим.

Итальянцы и немцы имели на испанской территории, напротив Гибралтара, наблюдательные пункты, поэтому об отплытии «Force H» стало известно своевременно. «Супермарина» отправила в море боевую группу в составе линкоров "Витторио Венето", «Чезаре» и «Дориа», 3 тяжелых крейсеров и 10 эсминцев, с таким расчетом, чтобы до момента налета они находились в 40 км к западу от мыса Теста (Сардиния); это давало им полную возможность перехватить противника на обратном пути. Однако данная попытка закончилась полным провалом. Тревожная весть об обстреле Генуи пришла с большим опозданием. Якино, лег затем на правильный курс, но был введен в заблуждение противоречивыми сведениями, передававшимися «Супермариной». Единственный самолет, который заметил вновь сосредоточившуюся «Force H», был сбит прежде, чем успел об этом донести; до боевого соприкосновения дело так и не дошло. Эти события снова показали, какую большую пользу приносит боевой группе авианосец даже в сравнительно узком пространстве Средиземного моря.

Похожие книги из библиотеки

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Бронетанковая техника Японии 1939 - 1945

В третьем номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — даётся краткий обзор развития японской бронетехники в период с 1939 по 1945 г.

Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронетанковая техника основных противников широко известна, но многие другие участники войны производили бронетехнику.