По дальним целям

Как известно, в ночь на 8 августа 1941 г. Берлин бомбили морские летчики полковника Е. Н. Преображенского на самолетах ДБ-3Ф. 9 августа полковник Новодранов получил предварительное боевое распоряжение командира 81-й авиадивизии М. В. Водопьянова. Задание было высшей категории сложности. Следовало перебросить группу Ер-2 на аэродром подскока Пушкин под Ленинградом и уже оттуда вылететь на столицу германского рейха. Одновременно с «ерами» нанести удар по вражеской столице должны были тяжелые бомбардировщики ТБ-7 полковника В. И. Лебедева. Командиром «оперативной группы» 420-го авиаполка был назначен заместитель командира полка капитан А. Г. Степанов, а его заместителем — командир эскадрильи капитан М. Брусницын. Из доклада последнего следует, что 10 августа в первой половине дня на аэродроме подскока приземлились семь самолетов Ер-2 (возможно, Брусницын имел в виду только свою эскадрилью, один из самолетов которой — лейтенанта Потехина — загорелся в воздухе при перелете из Казани). Между тем, в соответствии с приказом командующего ВВС № 0010 от 9 августа, отданного во исполнение директивы И. В. Сталина, к участию в операции должны были привлекаться 10 ТБ-7 и 16 Ер-2. Возможно, остальные восемь «еров» входили в состав группы Степанова. В ночь накануне перелета экипажи почти не спали, отрабатывая полетные задания. После приземления на аэродроме Пушкин времени для отдыха уставшим пилотам и штурманам не предоставили.

Капитан Брусницын отмечал: «При прилете в Пушкин личный состав был собран для дачи указания разгрузить самолеты и подвесить бомбы по 7 ФАБ-100. Командиры звеньев и штурманы были собраны для проработки задания. В 15.00 был получен боевой приказ вылететь по цели Берлин… Порядок полета был установлен следующий. Первое звено взлетает ТБ-7, за ним в 20.30 звено Ер-2 под командой капитана Степанова, за ним в 20.45 звено ТБ-7 и в 21.00 — звено Ер-2 под командой капитана Брусницына, за этим звеном следующее звено ТБ-7. За звеном ТБ-7 взлетает пара Ер-2 под командой младшего лейтенанта Молодчий…»

В тот вечер события развивались совсем не так, как планировал присутствовавший на аэродроме вылета командующий ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации П. Ф. Жигарев. По некоторым сведениям, именно он распорядился, чтобы менее критичные к качеству аэродромного покрытия бомбардировщики ТБ-7 взлетали с бетонной полосы, а «еры» — с грунтовой. Вскоре после взлета потерпел катастрофу ТБ-7 майора К. П. Егорова, у которого отказали оба правых двигателя. Вслед за этим Ер-2 младшего лейтенанта А. И. Молодчего, пробежав всю грунтовую полосу, не сумел оторваться от земли, снес шасси в канаве и чудом не взорвался на собственных бомбах. Капитан Брусницын объяснял это так: «Взлетная полоса недостаточна для взлета, мала для разбега, летчик машину оторвал без достаточной скорости на границе аэродрома и подломил шасси, машина поломана на посадке из-за малого ночного старта — мала полоса пробега. В конце пробега стояли машины, и, чтобы не врезаться в машины, притормозил, в результате (машина груженая) правая нога шасси подломилась».

По дальним целям

Этот бомбардировщик Ер-2 в результате аварии потерял… фюзеляж.

После двух летных происшествий, разделенных всего десятью-пятнадцатью минутами, Жигарев запретил другим машинам подниматься в воздух. В полет на Берлин ушло всего семь самолетов ТБ-7 и три Ер-2. Ведущий второй тройки «еров» капитан Брусницын после взлета в течение часа ходил кругами в районе аэродрома, дожидаясь ведомых, но, так и не дождавшись, получил команду приземлиться. У самолета Брусницына при посадке в темноте подломилась стойка шасси, и машина легла на крыло.

С борта бомбардировщиков, устремившихся к Берлину, поступили сообщения о том, что они атакованы истребителями И-16 и И-153 (последний почему-то «красного цвета») и обстреляны своей зенитной артиллерией. Несмотря на подававшиеся экипажами бомбардировщиков условные сигналы (зеленые ракеты), «ишаки» и «чайка» продолжали обстреливать своих. Причиной недоразумений оказалась принадлежность истребителей «другому ведомству» — авиации Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Стрелки бомбардировщиков вынуждены были открыть ответный огонь и отгонять не в меру ретивых «ястребков». Зенитчики КБФ стреляли довольно точно (упражнялась в стрельбе по своим даже подводная лодка, находившаяся в море неподалеку от устья реки Луга) и сумели добиться попаданий в ТБ-7 майора Тягунина, а затем машину обстрелял И-16. В загоревшемся бомбардировщике погибли пять членов экипажа, остальные покинули его с парашютами.

Тройка Ер-2 капитана А. Г. Степанова продолжала полет к цели. Стемнело, появилась многослойная облачность, и после прохода зоны, где звено также подверглось сильному обстрелу советской зенитной артиллерии, маленькая группа распалась. Здесь, над черной пустыней Балтики, заместитель командира эскадрильи лейтенант В. М. Малинин и командир звена лейтенант Б. А. Кубышко в последний раз видели Ер-2 капитана Степанова. С задания он не вернулся, и место гибели экипажа желтой «двойки» осталось неизвестным. Судя по радиограмме, полученной на аэродроме вылета, Степанов все же отбомбился по основной цели — Берлину.

По дальним целям

Верхняя «тяжелая аэродинамическая турель» ТАТ-БТ с крупнокалиберным пулеметом.

По дальним целям

Как видно на этом фото, в носовой установке какой-то части Ер-2 оставались пулеметы ШКАС.

Экипажи Малинина и Кубышко также долетели до столицы рейха и сбросили бомбы на «логово зверя». Но неприятности преследовали экипажи 81-й дивизии. Лишь один из семи вылетевших на задание ТБ-7 приземлился в Пушкине, и даже он вернулся из-за отказа моторов. На обратном пути самолет Ер-2 лейтенанта Кубышко уже на рассвете был по ошибке атакован советскими истребителями и сбит в каких-то 60 км от своего аэродрома. После возвращения командир экипажа бомбардировщика докладывал: «С 10.08.41 г. по 11.08.41 г. было задание произвести боевой вылет на бомбометание цели Берлин в составе звена самолетов Ер-2. Высота бомбометания — 6000 м. Звено вылетело в полном составе, но разошлось ввиду сильного зенитного огня береговой обороны в расстоянии 150 км от места вылета. Задание выполнялось самостоятельно одинокими самолетами. Полет проходил по указанному заданием маршруту. Полет до цели проходил на высоте 5000 м. Перед Берлином высоту увеличили до 6000 м. Бомбы сброшены с высоты 6000 м, при разорванной облачности 7–8 баллов. В 2 ч 05 мин по московскому времени сброшено 7 ФАБ-100 с интервалом 0,5 мин. После сбрасывания бомб с паузой 3–5 мин открыла огонь ЗА, стрелявшая ниже высоты самолетов. После сбрасывания легли на обратный курс и ушли по маршруту. Самолет был обстрелян при возвращении в районе Штеттин и в районе Таллин. Перед аэродромом посадки на расстоянии 30 км были атакованы звеном истребителей на высоте 600 м и, несмотря на парольные сигналы (зеленая ракета), самолет зажжен в воздухе. Ранило в руку стрелка-радиста т. Альпер. Экипаж выбросился на парашютах».

Ранним утром на аэродроме Пушкин совершил посадку одинокий Ер-2 лейтенанта Малинина — единственный самолет, побывавший в ту ночь над Берлином и вернувшийся обратно без особых происшествий! Из донесения командира экипажа Малинина: «Ввиду плохих метеоусловий (облачность в три яруса) строй звена нарушился, и я стал действовать самостоятельно. Шли к цели на высоте 6000 м, в районе цели снизились из-за облачности до 900 м. Штурман капитан Ткаченко сбросил бомбы на пригород Берлина. Стрелок Мартьямов доложил, что сзади истребители. Атаки истребителей не было, но видел, как летали световые точки (зажженные фары истребителей). После бомбежки резко ушел в облака. С набором высоты лег на курс и пошел на свой аэродром. На цель сбросил 7 ФАБ-100».

Так, не слишком удачно, начал свой боевой путь 420-й ап ОСНАЗ. Все же по итогам налета на столицу рейха командиры экипажей Степанов (посмертно), Малинин и Кубышко получили орден Красного Знамени, а штурманы капитаны Ж. С. Сагдиев и Г. Н. Федоровский — орден Красной Звезды.

По результатам налета 81-й авиадивизии на Берлин состоялся приказ наркома обороны № 0071 от 17 августа 1941 г. В нем давалась оценка работы командования дивизии, летного и технического состава полков. Отмечалось, в частности, что «летно-технический состав, несмотря на длительную подготовку к полету, в полной мере материальной части мотора и вооружения не освоил».[10] Водопьянов был отстранен от командования дивизией, как не справившийся с обязанностями, но за личное мужество (он вел одну из машин на задание и побывал над «логовом зверя») получил благодарность. Новым командиром 81-й авиадивизии 17 августа 1941 г. был назначен бывший командир 212-го ап А. Е. Голованов, одновременно получивший звание «полковник».[11] Сталин приказал Военному совету ВВС уделить особое внимание подготовке и состоянию 81-й ад, «пополнив ее полки кораблями ТБ-7 с моторами АМ-35 и АМ-35А, самолетами Ер-2 с моторами АМ-37 и самолетами ДБ-3 с подвесными баками, имея в виду использование дивизии для систематических ударов по военным объектам глубокого тыла противника».

Список кораблей 81-й ад, вылетавших на боевое задание 10 августа 1941 г.

По дальним целям

Действительность сильно разошлась с планами Иосифа Виссарионовича. На протяжении оставшихся месяцев 1941 г. самолетам и экипажам 81-й ад чаще приходилось наносить удары не по глубокому тылу противника, а по городам и железнодорожным станциям с исконно русскими названиями. Что касается 420-го ап, то «дальних» вылетов было сделано всего шесть. В ночь на 28 августа и на 1 сентября 1941 г. с подмосковного аэродрома Раменское нанесли удары по Кенигсбергу экипажи капитана Хорпякова, старшего лейтенанта Клименко и лейтенанта Полежаева. Первые два благополучно вернулись на свой аэродром. Самолет летчика Садовского вскоре после взлета был подбит своей зенитной артиллерией и совершил вынужденную посадку в районе Борисоглебска. Еще семь самолето-вылетов по дальним целям, но уже в ноябре, совершили экипажи из 421-го авиаполка.

Почти в каждом случае реально вылетало вдвое-втрое больше машин, но отказы матчасти и плохие метеоусловия заставляли пилотов Ер-2 возвращаться или атаковать запасные цели, расположенные на меньшем удалении.

Других полетов на большую дальность, то есть по основному предназначению Ер-2, не было. Острая нужда во фронтовых бомбардировщиках вынудила бросить все силы, включая дальнебомбардировочную авиацию, на борьбу с наступающими мотомеханизированными частями неприятеля.

По дальним целям

Командир 81-й ад Александр Евгеньевич Голованов сделал в годы войны головокружительную карьеру: от командира отдельного полка до командующего Авиацией дальнего действия (с декабря 1944 г. — командующего 18-й ВА).

Количество самолето-вылетов по дальним целям, выполненных на Ер-2 в 1941 г.

По дальним целям

Похожие книги из библиотеки

SB2C Helldiver

Кертисс SB2C «Хеллдайвер» был, в лучшем случае, обычным пикирующим бомбардировщиком. В худших своих проявлениях он заслужил ряд нелестных прозвищ, среди которых были: «Большая хвостатая тварь» (Big Tailed Beast), обычно сокращавшееся до просто «Тварь», «Сукин сын 2-го класса» (Son-of-a-Bitch 2nd Class) и другие, более грубые. Причины всеобщей ненависти к этой машине заключались вовсе не в неумении Кертисс и её главного конструктора Рея Блейлока проектировать самолёты. Источником всех бед были первоначальная спецификация (техническое задание) ВМС США, упрямая настойчивость флота по запуску «Твари» в серийное производство и, к несчастью, начавшаяся Вторая Мировая война.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании (собранные схемы на разворотах), подписи к иллюстрациям текстом.

Чкалов. Взлет и падение великого пилота

«Он был не менее знаменит, чем Юрий Гагарин, – и погиб в том же возрасте, не дожив до 35 лет. Он стал национальным героем после легендарного трансполярного перелета, его считали «гордостью СССР» и «любимцем Сталина», предпочитая не вспоминать, что ВАЛЕРИЙ ЧКАЛОВ дважды побывал под судом и дважды увольнялся из вооруженных сил. О нем снят классический советский фильм и новый телесериал – но до сих пор не было ни одной профессиональной биографии, если не считать апологетических воспоминаний его родных, соратников и друзей. Эта книга – первая.

Наперекор официозу и негласным табу, отделяя мифы от правды, а пропаганду от фактов, это исследование рисует подлинный портрет великого пилота – не «иконы», а живого человека, едва ли не самой противоречивой личности в истории отечественной авиации. С одной стороны – гениальный летчик, постоянно находившийся в поиске революционных приемов воздушного боя, новых методик испытания авиатехники. С другой – не признающий никаких уставов и правил «воздушный хулиган», заплативший за недисциплинированность собственной жизнью и своим примером доказавший, что все авиационные наставления написаны кровью, а нарушение полетного задания может обернуться катастрофой…

Восстанавливая подлинную биографию Валерия Чкалова, от взлета до падения, от рождения легенды до трагического финала, эта книга воздает должное прославленному летчику, чье имя вписано в историю авиации золотом по граниту.»

Линейные корабли типов “Кайзер” и “Кениг”. 1909-1918 гг.

В книге рассказывается о германских линейных кораблях типов “Кайзер” и “Кениг”, составлявших основу флота Открытого моря. Эти корабли участвовали в знаменитом Ютландском сражении и приняли на себя основной артиллерийский удар Гранд-Флита, а в 1919 г. во избежание захвата их Англией были затоплены своими экипажами в Скапа-Флоу.

Детально описываются морские операции первой мировой войны, в которых участвовали эти корабли, организация и система управления флота Открытого моря.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Легкий танк Т-26

Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» на производство для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе «Виккерс» работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»