Жаркая осень 1944-го

Боевые вылеты Ме 163В возобновились 10 сентября, когда около 11:30 несколько самолетов 1./JG 400 безрезультатно пытались атаковать «Летающие крепости» 92-й бомбардировочной группы. Американцы работали как часы — на следующий день воздушная тревога была объявлена ровно в то же время. 384 «Летающие крепости» в сопровождении 275 «Мустангов» шли на цели в Руланде, Бёлене, Брюксе и Хемнице. Часть их прошла в пределах досягаемости «Комет» — южнее Брандиса. Начиная с 11:30 в воздух поднялись семь «Комет». Экипажи американских бомбардировщиков рапортовали об обнаружении в воздухе в общей сложности 17 ракетопланов. Отличился унтер-офицер К. Шибелер: «уцепившись» за одиночного В-17, отставшего от своей «боевой коробки», он выполнил четыре захода, три из них — на планировании, мастерски используя запас скорости. В третьем заходе Шибелер добился попаданий в правый внутренний двигатель, а в четвертом — в крыло между этим двигателем и фюзеляжем. От бомбардировщика отделились две фигурки с парашютами, а его пилот выпустил шасси, намереваясь совершить вынужденную посадку. Увы, сделать это не удалось — В-17 упал у села Борсдорф, в пяти километрах северо-западнее Брандиса. Выпрыгнувшие с парашютами члены его экипажа попали в плен. Шибелер же, после продолжавшегося 14 минут полета, благополучно приземлился. В тот день американцы потеряли ещё две «Летающие крепости», но обстоятельства их гибели доподлинно не установлены.

В последующие дни действия ракетных истребителей все больше напоминали пресловутого «неуловимого Джо» — Ме 163В поднимались по тревоге, проскакивали в поле зрения экипажей американских бомбардировщиков и…все! Выйти в результативную атаку им упорно не удавалось. А вот сами ракетопланы иногда попадали под огонь противника. 28 сентября бомбардировщики 8-й воздушной армии совершили очередной налет на завод синтетического бензина в Мерсебурге-Леуне. В 12:08 один из поднявшихся на перехват Ме 163В-0 был обстрелян борстрелками В-17, а затем атакован истребителями сопровождения. Пилот одного из них, лейтенант Уильсен (Wilsen) заявил о вероятном уничтожении противника. На деле же пилотировавший «Комета» обер-лейтенант Франц Рёзле (Franz Rosle), командир отряда 3./JG 400, смог посадить израненный ракетоплан. Правда, поврежденную на 60 % машину пришлось списать, а сам Рёзле попал в госпиталь. Двумя неделями ранее, 13 сентября, он уже попал в летное происшествие, когда вскоре после взлета, на высоте примерно 600 м, заглох ЖРД его «Комета». Рёзле действовал строго по инструкции — слив компоненты топлива, он совершил посадку. Но в момент, когда самолет после пробега остановился, остатки «адской смеси» вспыхнули. Пилоту опалило лицо, но он сумел выскочить из самолета и бросился бежать, опасаясь взрыва. К счастью, расчет подоспевшей пожарной машины окатил Рёзле водой, позволив ему избежать серьезных ожогов. А вот травмы, полученные 28 сентября, оказались гораздо более серьезные — Рёзле провел в госпиталях девять месяцев, выписавшись лишь в июне 1945 г., уже после окончания войны.

3 октября 1944 г. в составе 1. и 2./JG 400 числилось 17 самолетов, ещё 13 было в отрядах 3. и 4./JG 400. Формирование 4./JG 400 началось только 4 сентября 1944 г. Согласно штату отряд должен был располагать 12 Ме 163В и четырьмя самолетами-буксировщиками Bf 110G (для обеспечения боевой подготовки и передислокаций). Две последние части в начале октября передислоцировались в Клютцар (у Старгарда), но сведения об их боевых вылетах отсутствуют. В ноябре 1944 г. отряд 3./JG 400 был переименован в 5./JG 400, а в Брандисе началось формирование «нового» отряда 3./JG 400. Ранее, в начале октября 1944 г., в Брандис прибыла испытательная команда EKdo 16. После передислокации оказалось, что для команды нет ни свободных ангаров, ни других помещений. Гауптман Талер, командовавший в то время EKdo 16, проявил недюжинную «пробивную способность», добившись перевода запасного отряда Erganzungsstaffel/ JG 400 в Удетфельд в Верхней Силезии (передислокация состоялась 15 октября). Осмотрев ангары, доставшиеся от запасного отряда, Талер нашел их состояние неудовлетворительным, и, вновь обратившись непосредственно к Голлобу, добился обмена аэродромными помещениями с испытательным отделом «Юнкерса»!

На этом реорганизация частей ракетных истребителей не завершилась. 2 ноября 1944 г. в Удетфельде сформировали IV группу 2-й запасной истребительной эскадры — IV/EJG 2. Для её формирования использовали запасный отряд Erganzungsstaffel/JG 400 и часть личного состава EKdo 16. Испытательная команда продолжала существовать — даже после перевода части состава в группу IV/EJG 2 её штат насчитывал 147 чел. Она дислоцировалась в Брандисе вплоть до своего окончательного расформирования 14 февраля 1945 г. Группа IV/EJG 2, которой первоначально командовал Р. Олейник, а с 23 февраля 1945 г. — майор Генрих Оффердингер (Heinrich Offerdinger).

Эти фотографии атаки на В-17 с камеры Me 163 фельдфебеля Зигфрида Шуберта.

Эти фотографии атаки на В-17 с камеры Me 163 фельдфебеля Зигфрида Шуберта.

Зигфрид Шуберт сбил свой первый B-17, 11 сентября 1944 г. Бомбардировщик разбился вблизи деревни Борсдорф, около восьми километров к западу от аэродрома.

Зигфрид Шуберт сбил свой первый B-17, 11 сентября 1944 г. Бомбардировщик разбился вблизи деревни Борсдорф, около восьми километров к западу от аэродрома.

Она включала три отряда — 13./EJG 2, 14./EJG 2 и 15./ EJG 2, командовали ими, соответственно, обер-лейтенант Адольф Нимейер (Adolf Niemeyer), лейтенант Мано Циглер и гауптман Эрвин Штурм (Erwin Sturm). Первый из них вместе со штабом группы дислоцировался в Удетфельде, второй и третий — в Шпроттау. Личный состав 14-го отряда даже в шутку прозвал свое место дислокации «Кляйн Циглерсдорф» — в честь своего командира.

28 февраля 1945 г. 13./EJG 2 расформировали, а несколько дней спустя отряд 14./EJG 2 передислоцировали в Шлезвиг. Окончательно группу IV/EJG 2 расформировали под самый конец войны — 20 апреля 1945 г. Согласно своему предназначению, группа IV/EJG 2 занималась подготовкой пилотов для Ме 163В, причем ввиду перманентных перебоев с поставками ракетного топлива и нехватки самих ракетопланов пришлось идти на различные ухищрения. Так, по воспоминаниям унтер-офицера Вернера Хуземанна (Werner Husemann), проходившего подготовку в Удетфельде, для тренировок стрельбы в воздухе были приспособлены. два планера «Штюммель-Хабихт» с установленными на них пистолетами-пулеметами МР 40!

Наряду с запасной группой, осенью 1944 г. продолжалось и формирование новых боевых частей, вооруженных самолетами Ме 163В. Все они входили в состав 400-й эскадры. В частности, в ноябре 1944 г. в Старгарде сформировали группу II/JG 400. Возглавил её гауптман Опиц, остававшийся на этом посту вплоть до конца войны. В состав группы вошли отряды 5./JG 400 и 6./JG 400, дислоцировавшиеся в Старгарде, а также 7./JG 400, размещенный практически рядом, на аэродроме Штеттин-Альтдамм. В декабре 1944 г. в Брандисе сформировали группу III/JG 400, состоящую из двух отрядов — 13./JG 400 и 14./JG 400. Для её укомплектования использовали часть личного состава запасного отряда Erganzungsstaffel/JG 400, а также летчиков, прошедших обучение в планерной школе в Гельнхаузене. Возглавил III/JG 400 обер-лейтенант Ф. Медикус.

Но вернемся, наконец, от всех этих организационных пертурбаций к боевым действиям. Весьма горячим выдался для JG 400 день 7 октября, когда американская 8-я воздушная армия предприняла очередной массированный налет на Бёлен, Лютцкендорф, Мерсебург, Леуну, Вюрцен и Розитц. Начиная с 12:00 ракетопланы неоднократно поднимались в воздух для перехвата «Летающих крепостей». Американский рапорт гласит: «Около 40–50 вражеских самолетов атаковали [3-ю ударную группу, атаковавшую Бёлен] юго-западнее Лейпцига в 12:01–12:09. Вражеские самолеты были представлены, главным образом, FW 190, а также несколькими Ме 109, Ме 410 и Ме 163. Они совершали массированные атаки, заходя со стороны туч сверху-сзади группами по 8-10 самолетов. Пилоты вели себя очень агрессивно, за исключением пилотов Ме 163, чьи действия показывали их неопытность. Бой продолжался около восьми минут, но, несмотря на то, что истребители сопровождения немедленно вмешались, они не смогли предотвратить потери 12 В-17 вследствие интенсивных атак противника.

Жаркая осень 1944-го
На этих фотографиях показана авария Ме 163s во время взлета. Самолет справа взорвался вскоре после пробежки на взлете. Эта трагедия, как полагают, произошла где-то в сентябре 1944 года, но никаких записей о человеческих жертвах и потерях техники не найдено.

На этих фотографиях показана авария Ме 163s во время взлета. Самолет справа взорвался вскоре после пробежки на взлете. Эта трагедия, как полагают, произошла где-то в сентябре 1944 года, но никаких записей о человеческих жертвах и потерях техники не найдено.

Лейтенант Рилл с механиком осматривают кабину.

Лейтенант Рилл с механиком осматривают кабину.

Визит одного из самых успешных немецких летчиков-истребителей, полковника Гордона Голлоба в Брандис. Рядом с ним, командир группы, капитан Роберт Олейник

Визит одного из самых успешных немецких летчиков-истребителей, полковника Гордона Голлоба в Брандис. Рядом с ним, командир группы, капитан Роберт Олейник

2-я ударная группа, нацеленная на Руланд, доложила об одной атаке, предпринятой силами четырех Ме 163 в пяти милях [8 км] северо-западнее Хемница. Атака была произведена в 12:25 с высоты 19000 футов [около 5800 м], противник смог выполнить только один заход до того, как сопровождающие Р-51 отогнали вражеские самолеты. Экипажи бомбардировщиков докладывали, что в скорости Ме 163, похоже, не имеет превосходства над Р-51.

Один Ме 163 атаковал «коробку» В-17 восточнее Лейпцига в 12:31, второй — в 12:35. Оба самолета были отогнаны истребителями противника».

Согласно американским данным, 7 октября атакам Ме 163 подверглись в общей сложности десять «Летающих крепостей». Сбита была лишь одна из них, хотя немцы наcтаивают на двух победах, авторами которых стали лейтенант Ботт и фельдфебель Шуберт. Американцы относят сбитый В-17 на счет Шуберта, уже имевшего на свое счету две победы, одержанные на ракетоплане — обе в бою 24 августа. Но фактом является то, что именно 7 октября он погиб, разбившись на взлете. Поэтому можно предположить, что Шуберт пытался выполнить второй полет в тот день. Вот как описывает эти события обер-фельдфебель Фридрих-Петер Хуссер (Friedrich-Peter Husser): «Фельдфебель Зигфрид Шуберт и лейтенант Ганс Ботт взлетали первыми — Шуберт примерно в 50 метрах впереди Ботта. Вдруг языки пламени вырвались из фюзеляжа самолета Шуберта: его хвост был охвачен огнем. Скорость в тот момент составляла около 60 км/ч. Самолет выкатился на траву и опрокинулся — при полной заправке Ме 163 из-за высоко расположенного центра тяжести был очень неустойчивым.

Унтер-офицер Манфред Айзенманн и я получили приказ взлетать следом, но в контакт с противником не вступили, поскольку топливо окончилось раньше, чем в поле нашего зрения оказалась очередная группа бомбардировщиков. Они появились как раз в тот момент, когда мы начали заход на посадку, и все выглядело так, будто бомбардировщики собираются атаковать аэродром. Тем временем направление ветра поменялось — теперь он дул нам в спину, и я понял, что посадочные щитки нам не помогут.

Моей главной заботой в тот момент было приземлиться как можно быстрее, до того как град бомб обрушится на аэродром. Мой самолет, гонимый ветром, поднялся в воздух на примерно 200 м, пронесся над оградой аэродрома и, приземлившись в песчаном карьере, опрокинулся на спину. Подбежавший солдат крикнул мне: «Убирайся, сейчас рванет!» Но я, с лицом, залитым кровью, не мог пошевельнуться. За моей спиной слышалось урчанье ракетного двигателя, продолжавшего работать. Спас меня унтер-офицер Харальд Кюн [Harald Kuhn], проломивший плексигласовый фонарь и вытащивший меня из кабины.

Айзенманн также начал свой заход на посадку со слишком большой высоты. Плюхнувшись на землю, его самолет срикошетрировал от ВПП и вновь поднялся в воздух. Проделав несколько кувырков, самолет в конечном итоге задел крылом землю и полностью разрушился. Айзенманна выбросило из кабины, и некоторое время спустя он скончался от полученных ранений (у него был проломлен череп)».

Итак, баланс дня 7 октября для I/JG 400 оказался неважным: записав на свой счет два сбитых бомбардировщика (а на деле уничтожив только одну вражескую машину), группа лишилась трех ракетопланов, погибли два пилота. До конца месяца активность I/JG 400 была незначительной. 9 октября Ме 163 В пытался перехватить курьерский «Москито» из 544-й АЭ Королевских ВВС, перевозивший в рамках операции «Фругель» почту в СССР. Попытка оказалась безуспешной — «почтарь» легко ушел от ракетоплана. 26 октября имел место также безрезультатный бой «Комет» с «Мустангами».

Ноябрь принес новое обострение сражений в воздухе. 2 ноября американцы крупными силами (687 В-17 в сопровождении 400 Р-51 и 30 Р-38) предприняли налет на Леуну. По докладам американских экипажей в числе вражеских истребителей, атаковавших «боевые коробки», было до полутора десятков Ме 163. Группа I/JG 400 понесла в тот день наиболее тяжелые потери за всю свою историю. Первым был сбит «Комет» лейтенанта Гюнтера Андреаса (Gunther Andreas) из отряда 2./JG 400, пытавшегося обстрелять В-17, но угодившего под огонь «Мустанга» капитана Фредерика У. Гловера (Frederic W. Glower) из 336-й истребительной эскадрильи. Сам Андреас сумел выпрыгнуть с парашютом и «автостопом» вернуться в Брандис. Не таким везучим оказался обер-фельдфебель Якоб Болленрат (Jakob Bollenrath) из 1./JG 400. «Мустангам» удалось подловить его Ме 163В при возвращении на аэродром. Самолет, сбитый капитаном Луисом Г. Норли (Louis H. Norley), взорвался неподалеку восточного конца ВПП. Так семья Болленрат потеряла в войне третьего — и последнего своего сына…

Фельдфебель Манфред Айзенманн из 2./JG 400, позирует на берегу озера во время тренировки EKdo 16. Айзенманн погиб по возвращении из неудачного боевого вылета 7 октября 1944 г. (слева).

Фельдфебель Манфред Айзенманн из 2./JG 400, позирует на берегу озера во время тренировки EKdo 16. Айзенманн погиб по возвращении из неудачного боевого вылета 7 октября 1944 г. (слева).

Me 163В.

Me 163В.

Me 163, снимок был сделан 15 ноября 1944 г.

Me 163, снимок был сделан 15 ноября 1944 г.

Но и это было ещё не все. Третьим погибшим в тот день стал обер-фельдфебель Хорст Ролли (Horst Rolly) из отряда 2./JG 400. Причиной его смерти были не вражеские пули, а собственная техника — «Комет» Ролли вспыхнул на взлете. Пилот смог на высоте около 100 м покинуть горящую машину, но парашют не раскрылся… Ролли был опытнейшим пилотом — воюя в Норвегии, в составе эскадры JG 5, он записал на свой счет 36 воздушных побед. И снова за этой смертью — трагедия семьи: Ролли оставался последним из четырех братьев, остававшимся в живых.

Обер-фельдфебель Г. Стразницки, уже однажды едва не погибший в бою на Ме 163В (16 августа 1944 г. ему удалось спастись с парашютом), 2 ноября пропал без вести. Никто из летчиков или наземных наблюдателей не видел обстоятельств его гибели, а останки удалось найти лишь десять дней спустя, в 30 км от аэродрома. Идентифицировать тело удалось по шарфу и чудом уцелевшей ленточке Железного креста 2-го класса. От самолета же остались лишь мелкие кусочки. Вероятно, «Комет» взорвался в воздухе.

После побоища 2 ноября и вплоть до конца 1944 г. боевая активность частей ракетных истребителей резко снизилась. 18 ноября в ходе налета на Лехфельд был уничтожен на земле один Ме 163В и повреждена другая машина. На следующий день во время учебного полета был поврежден «Комет» обер-фельдфебеля Аугуста Мюллера (August Muller). Пилот, получивший ранения, попал в госпиталь. В таких мелких событиях прошел для JG 400 конец 1944 года и начался 1945 г.

Жаркая осень 1944-го

Похожие книги из библиотеки

«Штурмгешютце» в бою

Фельдмаршал фон Манштейн отзывался об этой самоходке как о «лучшем средстве поддержки пехоты».

В Красной армии ее называли «артштурмом» и ненавидели не меньше «тигров» — эта приземистая малозаметная машина с мощным орудием и хорошей бронезащитой была крайне опасным противником.

«Артштурм», или правильнее «Штурмгешютц» (Sturmgeshutz — «штурмовое орудие») по праву считается наиболее универсальной и массовой самоходкой Вермахта, более того — самой массовой немецкой бронированной машиной Второй мировой войны. Созданные на базе популярного в войсках танка Pz. III, хорошо конструктивно отработанные, простые и надежные, StuG. III находились в производстве и на вооружении фактически всю войну — с 1940 по 1945 год, — став незаменимой «рабочей лошадкой» Вермахта.

Новая книга ведущего отечественного специалиста по истории бронетехники — единственное на сегодняшний день серьезное исследование создания, производства, модернизаций и боевого применения немецких штурмовых орудий — «Sturmgeshutze».

Война на море. 1939-1945

Настоящая книга является одним из первых трудов по истории Второй мировой войны, в котором дается описание событий на всех морских театрах военных действий в период 1939–1945 гг. Книга написана на основе документов и материалов, значительная часть которых неизвестна российскому читателю. Автор использовал также воспоминания ряда руководящих деятелей германского флота — участников второй мировой войны. Книга рассчитана на военных специалистов и широкий круг читателей.

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»