Вьетнам

С началом боевых действий во Вьетнаме возникла острая нужда в снайперах, и только тогда американские генералы с удивлением узнали, что своих снайперов имеется лишь несколько человек. Доходило до того, что вьетконговцы совершенно открыто располагались на дистанции от 700 до 1000 метров и корректировали огонь своих минометов. В джунглях и в сельской местности партизаны также могли позволить себе свободно перемещаться, уверенные, что смогут заметить американские патрули и либо скрыться, либо заманить их в засаду.

В этих условиях Корпус морской пехоты США, более склонный к партизанским методам войны, первым в американской армии организовал снайперские школы в середине зимы 1965 года. Затем постепенно подобные школы стали возникать и в полках сухопутных войск. Вьетнамские партизаны больше не чувствовали себя в безопасности: американские снайперы ограничили свободу передвижения противника на поле боя. Особенно отличились снайперы Корпуса морской пехоты Чарлз Маухинни (103 подтвержденных попадания) и Карлос Хэчкок (93 подтвержденные ликвидации и около 200 неподтвержденных), а также стрелок из сухопутных войск Адалберт Уолдрон (109 попаданий).

Во время вьетнамской войны наибольшую известность получили стрелковые подвиги Хэчкока. Когда начались боевые действия, талант Хэчкока не остался без внимания командования: зимой 1965 года капитан Джеймс Лэнд организовал первую снайперскую школу морской пехоты и привлек Хэчкока в качестве инструктора. За восемь месяцев работы эта школа со штатом в 17 человек подготовила около шестисот «сверхметких стрелков».

Однако главная роль, которую было суждено сыграть сержанту Хэчкоку в истории вьетнамской войны, была еще впереди. Несмотря на то что снайперская школа Корпуса морской пехоты активно готовила квалифицированных стрелков, многие офицеры на передовой даже не знали, что им делать со своими снайперами. Бывший капрал морской пехоты Гэри Эдвардс вспоминал, что когда он в числе группы снайперов вернулся после обучения в свой дивизион, то их для начала послали… на охрану периметра военной базы.

СержантХэчкок стал одним из первых стрелков-энту-зиастов, личным примером доказавших командованию эффективность снайперской работы. Постепенно всякие сомнения в значимости снайперов исчезли: американские «сверхметкие стрелки» быстро и жестко ограничили свободу передвижения вьетконговцев на поле боя и обеспечили относительную безопасность своих солдат в ближайшем тылу.

База снайперов 1-й дивизии морской пехоты находилась на высоте 55. Джи-ай называли этот опорный пункт «Охотничий клуб «Вьетконг». Хэчкок быстро стал известен среди американских солдат своими удачными снайперскими вылазками. За то, что он в качестве амулета носил на тропической панаме птичье перышко, вьетнамцы прозвали его Лонг Транг – Белое Перо. За уничтожение Белого Пера вьетнамским командованием была объявлена награда – три годовых жалованья.

Два самых своих известных подвига Карлос Хэчкок совершил в 1967 году. Первым из них стал поединок с вьетнамским снайпером. Этот стрелок долго и методично мешал морским пехотинцам. Он стрелял в разное время суток, с разных направлений и всегда быстро менял позицию. С дистанции в 700 метров – таково было расстояние между укреплениями – он попадал при каждом выстреле. По всему чувствовалось, что это грамотный и опасный противник. Американцы прозвали вражеского стрелка Коброй за жестокость и неуловимость.

Хэчкок со своим корректировщиком капралом Бурком обнаружил след вьетнамца и всю ночь шел по нему.

Вьетнам

Американские снайперы в камуфляжном костюме «Гилли»

К утру они вышли на брошенную лежку в джунглях у подножия горы. Чувствуя, что вражеский снайпер находится неподалеку, Хэчкок решил выйти на вершину, чтобы осмотреть окрестности. Это было ошибкой: Кобра ожидал их как раз на подъеме. Из кустов ударил выстрел, который, к счастью, не достиг цели, у Бурка пуля всего лишь пробила флягу.

Снайперы затаились: Хэчкок с напарником на вершине горы, Кобра – где-то внизу. Прошло два часа. Вдруг Хэчкок увидел в темной лощине световой блик – это блеснул объектив оптического прицела. Времени на раздумья не оставалось…

Сам Карлос Хэчкок впоследствии вспоминал: «Я испытал странное чувство. Оно шло от пальца ноги и обдавало тело ознобом. Хотя я никогда не стрелял наугад, предпочитая выждать, пока не буду уверен в цели, я внезапно понял, что, если сейчас не выстрелю, другой возможности уже не будет. К этому вынуждало мое шестое чувство».

Вьетнам

Американская снайперская пара. Бойцы грамотно и с комфортом расположились в глубине помещения. Второй номер ведет наблюдение с помощью мощного монокуляра

Еще точно не зная, что это, снайпер выстрелил по световому пятну. С расстояния в двести ярдов пуля пробила оптический прицел вьетнамца и вошла в его правый глаз. Судя по всему, Кобра уже заметил американцев и навел на них свою винтовку. Если бы Хэчкок на несколько секунд замешкался с выстрелом, это стоило бы ему или его напарнику жизни.

Другой боевой эпизод, сделавший Хэчкока известным всей армии США, произошел в Долине Слонов у подножия горы Донг Ден. Выйдя на «свободную охоту», Хэчкок и Бурке вечера устроили засаду у рисового поля, которое пересекала невысокая насыпь, служившая дорогой. На рассвете в зоне огня появились вьетнамцы. Их было много, около роты, и они почему-то выбрали не кружный путь через горы, а пошли напрямик через долину. Эта ошибка вскоре стоила им очень дорого. Открыв огонь, американцы за первые три минуты уничтожили шестерых, в том числе трех офицеров.

Судя по всему, эта рота представляла собой необстрелянное пополнение – более опытные солдаты не пошли бы днем через рисовые поля, у всех на виду, а в случае обстрела постарались бы рассредоточиться и концентрированным огнем подавить вражеского снайпера. Новобранцы же, наоборот, потеряв своих командиров, сбились в кучу за насыпью и не знали, что делать дальше.

«Солнце поднялось высоко в небе и так палило, что все кругом казалось переполненным им. Даже в тени Бурки я были в поту. Я мог только представить, насколько жарко было среди рисовых полей. «Гамбургеры» вынуждены были окунаться в воду. Если они не выдерживали и пытались пить вонючую воду с рисового поля, то зарабатывали себе болезнь и еще большее обезвоживание организма: вьетнамские крестьяне использовали человеческое дерьмо и всякий другой навоз для удобрения».

Вьетнам

Снайпер Корпуса морской пехоты США, вооруженный винтовкой «Спрингфилд» М 1903А1. Конец 1950-х гг.

Заканчивался день. В назначенное время снайперская группа вышла на связь, но от предложения командования о проческе долины отказалась. Хэчкок не хотел лишних жертв среди морских пехотинцев. Ночью, чтобы предотвратить попытки прорыва блокированной роты, снайперы вызвали по рации артиллерию, попросив подвесить над долиной 105-мм осветительные снаряды.

На другой день восемь измученных новобранцев предприняли попытку атаковать предполагаемую позицию снайперов. Но за ночь американцы передвинулись на несколько сот метров, и огонь атакующих велся по пустому месту. Все восемь вьетнамцев были убиты, остальные затаились за насыпью и не подавали признаков жизни.

Время от времени Хэчкок и Бурк делали выстрелы по рисовому полю, чтобы «обозначить присутствие».

На третье утро пятеро солдат еще раз попытались атаковать снайперов – и были уничтожены. Зажатые за насыпью вьетконговцы, вероятно, испытывали невыносимые мучения: разлагающиеся на жаре трупы лежали среди живых, удушливый смрад поднимался над долиной.

«Ночью мы использовали новую тактику. Вместо того чтобы непрерывно заливать долину светом осветительных снарядов, мы устраивали периоды темноты, соблазняя северовьетнамцев попытаться выбраться. Дважды мы давали им надежду и выдергивали ее в последний момент. Когда осветительные снаряды превращались в солнца, застигнутые врасплох на открытом месте «гамбургеры» выглядели как парализованные животные. Мы выбивали вожаков, а остальные поворачивали обратно к насыпи».

Вьетнам

Ирак. Багдад. Американский снайпер ведет огонь из крупнокалиберной винтовки

Хэчкок решил продолжить осаду еще на один день, хотя у снайперов уже подходили к концу боеприпасы и сухой паек. В этот день около десятка вьетнамцев снова рискнули попробовать прорваться к реке. Им это не удалось – все они остались лежать в воде. Тем не менее вечером еще несколько обезумевших от жары, жажды и вида близкой смерти солдат бросились в атаку, которая закончилась также печально, как и все предыдущие.

Наступившая ночь принесла с собой туман – единственную надежду оставшихся в живых вьетнамцев на спасение. Но они, судя по всему, были настолько ослаблены и напуганы, что уже не пытались выбраться из засады.

Утром четвертого дня Хэчкок понял, что «охоту» пора заканчивать. Оба снайпера были вконец измучены непрерывным напряжением и бессонницей. Капрал Бурк связался по рации с артиллеристами и попросил огнем прикрыть их отход. Через час пути снайперская пара встретила свой патруль, который проводил их до базы на высоте 55.

Подразделению морской пехоты, прочесавшему долину после артобстрела, удалось поймать единственного вьетнамского солдата, почти сошедшего с ума и совершенно изможденного. Он так и не смог поверить, что вся его рота была уничтожена всего лишь двумя стрелками со снайперскими винтовками…

Последним заданием сержанта Хэчкока на этой войне стала ликвидация южновьетнамского генерала на границе с Камбоджей. Эта операция проводилась под контролем ЦРУ. После высадки с вертолета снайперу пришлось в течение трех суток выходить на огневую позицию, минуя патрули и секреты Вьетконга. С дистанции в 700 метров Хэчкок первым же выстрелом «снял» свою цель, после чего, пользуясь поднявшейся суматохой, благополучно отошел в джунгли. Через несколько часов снайпер был эвакуирован вертолетом.

Разведывательно-снайперский взвод 1-й дивизии Корпуса морской пехоты за шесть лет боевых действий уничтожил около 1750 солдат противника, хотя за все годы в составе этого подразделения побывало всего 46 человек, в том числе знаменитый сержант Карлос Хэчкок. В среднем для уничтожения одного солдата противника данное подразделение тратило 1,5 пули против 250 тысяч патронов, затрачиваемых остальной пехотой. Тем не менее только после Вьетнама Корпус морской пехоты учредил полноценную школу снайперов в Куантико, штат Вирджиния. Сухопутные войска последовали его примеру еще позднее – в 1987 году.

«Опыт Афганистана заставил пересмотреть отношение в СССР/России к снайперам, уделять больше внимания их подготовке. Но бои 1994–1996 годов в Чечне вновь выявили нашу неготовность к снайперской войне. Явно требовал пересмотра и комплекс снайперского вооружения. Назрела необходимость иметь несколько типов снайперских винтовок малого, нормального и крупного калибра. Проблема оснащения и подготовки снайперов для боевых подразделений начала решаться только в последнее время.

Но и в армиях других стран часто проявляется поразительная неготовность к снайперской войне. Например, около года тому назад был неописуемый случай. Палестинский снайпер, засевший на холме, обстрелял блокпост. В завязавшейся перестрелке он убил и ранил семь или девять солдат, в том числе и двух идиотов, выскочивших на джипе с пулеметом. И это при том, что там были солдаты из боевых частей, не чета обычным резервистам».

(Рязанов О.Е. Законы снайперской войны.)

Похожие книги из библиотеки

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам

Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.