ПРЕДИСЛОВИЕ

Несколько лет назад в «Издательстве ФАИР» вышла книга «Приемы стрельбы из пистолета. Практика СМЕРШа», предназначенная в качестве пособия для повышения уровня стрелково-тактической подготовки работников оперативных и следственных служб.

Книга вызвала профессиональный интерес и разошлась очень быстро. Автор получил множество писем от оперативных и следственных сотрудников различных ведомств, а также от офицерского и рядового состава правоохранительных органов и Министерства обороны с предложениями продолжить и развить тему особенностей боевой работы в нестандартных условиях горячих точек современного СНГ.

В таких местах и в таких условиях, когда линия фронта отсутствует как таковая, боевые действия принимают форму партизанской и контрпартизанской войны.

Когда-то партизанским движением называлась вооруженная борьба разного рода оппозиции вне города. В наше время, с развитием мегаполисной инфраструктуры, партизанами называют себя все, кто оказывает вооруженное, агрессивное и масштабное сопротивление официальным властям везде, где бы то ни было. Такое противодействие, имеющее поначалу политическое или религиозное направление, рано или поздно обретает форму массового бандитизма.

В современной интерпретации слово «партизан» все чаще и чаще имеет отрицательное значение.

Методы партизанской войны за последние 200 лет не изменились. Партизаны всегда навязывают внезапный и подвижный бой на коротких дистанциях, в закрытой и пересеченной местностях, стараясь резким рывком подойти к объекту атаки на дистанцию «конкретной мясорубки».

Это расстояние броска гранаты, стрельбы в упор и рукопашного боя. Во время таких боеконтактов партизаны дерутся с отчаянием обреченных, стремясь выиграть резким натиском, после чего или подвергают грабежу место событий, или быстро отходят в случае неудачи.

При отсутствии тяжелого вооружения для партизан это единственно правильная тактика, против которой неэффективны большие войсковые силы, а также артиллерия, бронетехника и прочие современные средства ведения широкомасштабных боевых действий.

Партизаны всегда стараются навязать бой в местах, где не только неприменимы мощные огневые средства, но даже невозможно создать полосы плотного огня, — например, в густом лесу, овражистой сильнопересеченной местности, в скальном лабиринте и в лабиринте развалин жилой застройки. В таких обстоятельствах невозможно маневрировать тяжелой боевой техникой, а условия полной неочевидности мешают организованному управлению большими силами.

Партизанские подразделения постоянно перемещаются. Движение происходит как при боестолкновениях, так и вне боя, когда партизаны делают быстрые и длительные переходы, меняя дислокации своих баз и стоянок. Этим партизаны реально повышают свою боевую живучесть, постоянно уходя из-под ударов правительственных сил.

К вышеизложенному следует добавить, что формирования современных партизан все дальше и дальше отходят от моральных устоев и живут по законам банды, все чаще прикрываясь мирным населением, смешиваясь с ним при ведении боевых действий. Применение мощных средств огневого подавления при таких обстоятельствах становится недопустимым.

Американцы когда-то называли такие партизанские действия «тактикой связывания рук», вьетконговцы — «захватом за пояс». В любом случае это слабое место строевых военных, которых готовили и готовят совсем для другой войны.

Общепринятая тактика уничтожения противника повышенной плотностью огня оправдывает себя только в полевых условиях классического общевойскового боя с применением тяжелых и мощных огневых средств, авиации и артиллерии.

По всем этим причинам успех в контрпартизанских мероприятиях достигается тактической самостоятельностью и боевым могуществом малых и очень подвижных подразделений. Именно такие подразделения, личный состав которых обучен и натренирован до степени боевого искусства, способны «захватить за пояс» самих партизан в режиме боевого наступательного соприкосновения.

Такие подразделения способны и призваны вести агрессивные боевые действия в тех местах, где предпочитают воевать партизаны, в любое время суток, при любых тактических, климатических и погодных условиях.

Контрпартизанская война никогда не афишируется. Она специфична. Эта война боевых единиц, против конкретного противника на дистанциях «в упор» там, где воюют партизаны, тем же оружием, в тех же условиях и зачастую — теми же силами, но на более высоком уровне. Контрпартизанская война не должна проходить «на равных» — иначе она теряет смысл. Именно поэтому возрастает роль тактической подготовленности и боевого мастерства сотрудников, задействованных в контрпартизанских мероприятиях.

Воевать при этом приходится, примеряясь к давно забытым стрелково-тактическим технологиям подвижного антипартизанского боя, руководствуясь приемами индивидуальной тактики и егерской методикой стрельбы, разработанными более полувека назад.

Приходится признать — наибольший тактико-методический опыт в этом плане накопился, естественно, у немцев во время Второй мировой войны. Позднее немецкие боевые инструкции были значительно улучшены советскими спецслужбами и широко применялись спецбатальонами МГБ при ликвидации сопротивления ОУН-УПА и лесных братьев в западных областях СССР, а также при подавлении Венгерского мятежа в 1956 г. При различных обстоятельствах немецкие боевые технологии также использовались английскими спецподразделениями. До совершенства такую методику довели американцы во Вьетнаме. Все это было давно. Автор настоящего пособия не дает исторических и политических оценок, кто был прав, а кто нет. В современном нестабильном мире все относительно. Важен накопленный боевой и методический опыт, который может быть использован в наше время при нейтрализации незаконных вооруженных формирований, а также террористического и антиправительственного элемента.

Сотрудникам правоохранительных органов при выполнении служебных задач в горячих точках (они были и будут) часто приходится действовать именно в составе групп малой численности, в отрыве от основных сил и мест базирования. При этом встреча с противником может произойти в любое время, в любом месте и свестись к формуле «здесь и сейчас». Вы можете быть отличным юристом, но в мясорубке конкретного боеконтакта это не имеет никакого значения. Прав останется тот, кто останется жив.

Может сложиться так, что вместо привычной оперативно — следственной работы вам придется неожиданно для себя действовать в качестве обычной стреляющей единицы в развернутой цепи или же в составе все той же малой группы при штурме, захвате, блокировании, прочесывании, отражении нападения, при организации и ведении специальной разведки. А то и в одиночку — чтобы разблокироваться и остаться в списке живых. Такие события могут происходить в самых непредсказуемых местах — в населенных пунктах, в лесу, в горах, на дороге, в любое время суток и в любое время года.

Вам придется работать в режиме худшего варианта — когда обстановка не терпит промедления, на помощь не приходит никто, и единственным техническим средством будет только личное оружие.

Бандитской пуле безразлично, кто перед ней — следователь или морской пехотинец, розыскник или десантник. Уклониться от боя нельзя — убегающего всегда настигает смерть. Выживет тот, кто победит. Победит тот, кто лучше подготовлен.

Разумеется, прослужив 2-3 месяца в конкретной боевой обстановке, по ходу событий вы сами научитесь, что и как надо делать. Задача в том, чтобы в течение этого времени вы остались живы при безусловном выполнении боевых поручений. В настоящем пособии представлен минимальный объем оперативно — боевых технологий, достаточный для успешного выполнения служебных заданий и повышения собственной боевой живучести.

Похожие книги из библиотеки

Я познаю мир. Военная техника

Очередной том популярной детской энциклопедии 4 Я познаю мир" посвящен военной технике.

Читателя ждет увлекательный рассказ о том, как создавалась и совершенствовалась военная техника, какие порой фантастические идеи конструкторы воплощали в жизнь, как военная техника находит применение в мирной жизни.

empty-line

2

Gloster Gladiator

Создатель «Гладиатора» Г.П. Фолленд в годы Первой Мировой войны работал в Королевском авиационном бюро и участвовал в создании таких самолетов как RE 9, SE 4, SE 5 и FE 2. В 1917 году он стал сотрудником «Бритиш Ньюпорт энд Дженерал Эйркрафт Ко, лтд». Руководство фирмы дало возможность Фолленду проявить конструкторскую инициативу. Его первым самолетом стал «Найтхоук BN 1» и Лондон «Триплейн». Кроме того, Фолленд участвовал в создании спортивных самолетов «Беймел», а также Глостер I, И, III, IV и IV.

Танкетка Т-27 и другие

На полях сражений Первой мировой войны сначала появились тяжелые танки, а вслед за ними — средние и легкие. Именно легкие французские танки FT17 оказались наиболее приспособленными для сопровождения пехоты и кавалерии в глубине расположения противника, после прорыва полосы его обороны. Благодаря дешевизне и относительной простоте конструкции, легкие танки выпускались в значительно больших количествах, чем остальные. Так, например, к моменту заключения перемирия 11 ноября 1918 года было изготовлено 3177 легких танков FT17. По-видимому, последнее обстоятельство, а также то, что легкие машины с экипажем всего из двух человек оказались на поле боя чуть ли не эффективнее тяжелых, подтолкнуло военных к мысли «одеть» броней каждого пехотинца. Французский полковник Ж.Этьенн и британский майор Дж.Мартель мечтали о «роях бронированных застрельщиков» — легких и дешевых бронированных машинах с экипажем из одного-двух человек. Такие сверхмалые машины получили название «танкетка» — французское уменьшительное от английского слова «танк». Уже после окончания войны идея их создания и боевого применения была развита английским военным теоретиком Дж.Фуллером. В середине 1920-х годов начался своего рода танкетный бум.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Средний танк М48

В середине 1950-х годов, несмотря на все свои недостатки и связанные с этим проблемы, М48 являлся основным танком американских вооруженных сил. «Паттоны III» состояли на вооружении армии и морской пехоты, они дислоцировались как на континентальной части США, так и в Европе. «Европейские» М48 принимали участие в известном противостоянии в августе 1961 года в Берлине. В «международном плане» М48, можно считать, не повезло — он так и остался «промежуточным» между М47 и М60. К примеру, даже в 1965 году в парке натовских машин М48 имелись на вооружении лишь в ФРГ и Норвегии, в то время как остальные страны предпочитали (или не хотели менять) М47 и «центурионы». В самих США уже в 1960-е годы М48 стали передаваться Национальной гвардии.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»