ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРИНЦИП И МОБИЛИЗАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕЗЕРВОВ

Чтобы научится ковать, надо ковать. Чтобы научится стрелять, надо стрелять.

Поговорка немецких снайперов

Процесс динамической стрельбы разучивается по элементам — вскидки, прикладки, прицеливание, поводка, спуск. Затем все это нарабатывается в одном комплексе и одним движением.

Каждый из этих приемов тренируется до уровня двигательного навыка. Ускорять какое-либо движение можно, только доведя его до автоматизма. Иначе зарождаются пороки, перерастающие в неправильные стойкие навыки. Необходимо соблюдать непреложный тренировочный принцип — сначала делать правильно, а затем — быстро.

Тренировки по бегущим целям производятся в основном вхолостую. Это исключает укоренение пороков, от которых потом очень трудно избавиться. Без капитальной холостой наработки курсанта нельзя допускать к стрельбе патронами. Грохот, отдача и т. д. отвлекают внимание от правильной вскидки и поводки, способствуя усвоению неправильных действий.

Боевым патроном проверяется степень наработанности. В первоначальном периоде обучения должно приходиться 7-8 холостых вскидок — поводок на один боевой выстрел. За тренировку производится 150-170 холостых и боевых прикидок.

В качестве мишени используется старая автомобильная покрышка с закрепленным на ней круглым фанерным щитом, которая запускается из-за укрытия с косогора.

В свое время так тренировались и русские, и немцы, и даже американцы. Стрельбища, оборудованные «бегущими» установками, всегда и везде были редкостью. Цели запускаются со стандартными общевойсковыми скоростями — 3 и 6 м/с на разных расстояниях от стрелка. При запуске цели по ней стреляет один курсант, остальные тренируются по той же цели вхолостую.

Такие тренировки длятся по 3-3, 5 ч и происходят по принципу всех стрелковых тренировок — стрелять надо первые 2-3 недели ежедневно, с полной нагрузкой, пока не переболят мышцы от непривычных нагрузок, потом — через день. Нельзя заставлять курсантов тренироваться ежедневно и «через не хочу». Наступает явление затренированности, темп стрельбы сначала снижается, затем — «срывается» вообще. Результаты расти не будут, и стрельба зайдет в тупик.

Сначала стрельба ведется только одиночными выстрелами. По достижении ровного и постоянного темпа можно приступить к стрельбе сдвоенными выстрелами в короткой очереди. Затем — с длительным пробегом мишени и стрельбой двумя короткими очередями, затем — при появлении сразу двух бегущих мишеней — с переносом огня.

При необходимости стрельба с поводкой разучивается из положения «с двух коленей». В боевой обстановке именно такое положение применяется довольно часто.

Задача инструктора — следить за тем, чтобы движения стрелка были плавными и ненапряженными. Он наблюдает за тем, чтобы поводка автомата курсантами осуществлялась скручиванием корпуса, и жестко пресекает попытки подопечных «стрелять руками». Но инструктор должен также знать, что при усталости, болезни, недосыпании, голоде «личная ошибка» увеличивается, и не требовать от курсантов невозможного.

Задача курсанта — делать так, чтобы все движения по вскидке и поводке были эргономичны, рассчитаны и прочувствованы. Все мышечно-координационные ощущения, полученные при удачном выстреле, должны запоминаться мышечной памятью, чтобы воспроизвестись при дальнейшей стрельбе.

Стрелок должен помнить, что при поводке ему надо смотреть только в крайнюю точку упреждения, «бегущую» впереди движущейся цели — это своеобразный ключ к меткому выстрелу.

Один из хороших способов — отработка перед зеркалом вскидки и поводки, выявляя лишние и неправильные действия и «отсекая» их. Можно повесить дома маятник на длинной нитке и тренироваться по нему. Так делают спортсмены — стендовики. У кого наработан двигательный навык, у того автомат не сможет непроизвольно остановиться в поводке.

Кроме того, стрелку необходимо выработать специальную статическую выносливость, которая нарабатывается не только в процессе стрелковых тренировок, но и при удержании автомата долгое время в различных стрелковых позициях, а также при вскидках с одновременным прицеливанием максимальным количеством раз до появления чувства усталости.

Будет хорошо, если перед динамической стрельбой стрелок разомнется физически и у него «прогонит» пульс, что естественным образом повышает физиологический тонус организма. В боевых условиях это происходит само собой.

Внимание: курсанты с высокой степенью нервной возбудимости подлежат выбраковке. Стрелки из них не получаются. Их надолго не хватает — у таких индивидуумов нервный потенциал перегорает быстро с последующим наступлением тупой депрессии.

Для стрельбы по бегущим целям важны хорошие реакция, выдержка и большая внутренняя настроенность на выстрел. Внутренняя настроенность — это боевая доминанта на «включение» программы выстрела, после чего стрельба происходит по наработанному темпу и в автоматизме «темной» мышечной памяти, обретаемой благодаря идеомоторной наработанности. Чем ярче и точнее курсант представит и прочувствует выполнение того или иного стрелкового приема, тем быстрее он его освоит и тем меньше будет допускать ошибок в дальнейшем.

Тренировки выработки выравнивающей реакции по проприоцепторной чувствительности в динамических видах стрельб — это всегда мощнейшее средство мобилизации внутренних резервов.

ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРИНЦИП И МОБИЛИЗАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕЗЕРВОВ

 
Схема 19. Поражение «мелькающей цели». Виртуальная привязка

Делается это просто — стрелок ведет автомат за целью, затем закрывает глаза и ведет оружие по виртуальной прицельной картинке, сопрягая поводку «виртуальной мушки» с ощущениями мышц, осуществляющих эту поводку. Затем открывает глаза и проверяет правильность упреждения. Благодаря тренировке стрелок быстро и просто поражает цели, мелькающие за укрытиями в лесу (схема 19).

Специфический автоматизм необходим для быстрого поражения движущихся целей в условиях неочевидности — в густом тумане, в сумерки, в густом кустарнике и т. д.

При сочетании наработанных навыков вскидки, поводки и «виртуального» прицеливания стрелок начинает ориентироваться на цель не столько прицельными приспособлениями, сколько «темной» пространственно — координационной проприоцепторной чувствительностью и реакцией выравнивания пространственно — координационного срабатывания закрепощенной выше пояса системы «стрелок — оружие». При ускоренной стрельбе автоматчик незаметно для себя прекращает замечать прицельные приспособления и ориентируется только на общие пространственно — координационные ощущения закрепощенных воедино плечевого пояса, головы и обеих рук. Стрелок, который работает в темноте по мышечно-пространственной памяти ощущений натренированных частей тела, не «включая» голову, в боевой обстановке редко ошибается.

По всем вышеназванным причинам стрелку, достаточно наработавшему физические и координационные навыки поводки оружия и научившемуся запоминать координационно — пространственные ощущения системы «стрелок — оружие », следует почаще тренироваться во вскидке и поводке с закрытыми глазами и, соответственно, проверяться. Сначала днем, после в сумерки и ночью, по звучащей движущейся цели, визуально проверяясь при кратковременных вспышках. Так или иначе, вам придется стрелять в темное время суток, когда мушки и целика видно не будет. Надо знать, что при плохой видимости (или невидимости) при попытках визуального прицеливания в результате напряжения зрения темп стрельбы рефлекторно замедляется. Стрелять придется, ориентируясь по проприоцепторной и кинестезической памяти по движущейся цели — в темноте она более заметна, чем неподвижная. Надо заставить противника бегать.

Если у стрелка это хоть как-то начало получаться (со временем все получится), надо развивать навык и дальше, тренируясь все больше и больше именно в этом направлении. Стрелку, твердо наработавшему приемы вскидки и поводки в одно движение, прицельные приспособления на дистанции двух бросков гранаты становятся не нужны. Вскинутый автомат всегда будет направлен туда, куда смотрит прицельный глаз автоматчика. Визуальное уточнение прицеливания не нужно и вредно — оно сбивает темп и снижает результативность. При достаточной натренированности всех элементов выстрела в один прием при координационно-кинестезической наработанности стрельба по бегущей цели будет эффективна и в сумерки на слух, и в абсолютной темноте по привязке к «звериному чутью».

После наработки вышеописанного, в конечном периоде обучения, стрелкам дают настреляться вволю большим количеством патронов. Этот «настрел» необходим, но при жестком контроле инструктора за результатами стрельбы.

На стрелка не должны действовать различные внешние условия — перемены погоды, дождь, снег, перепады температур. Основной внутренний механизм техники выстрела должен остаться без изменений. Но изготовку, вскидку, темп выстрела придется приспособить к реальным условиям. Поэтому на заключительных этапах тренировок стрельбы по движущимся целям производятся под разными углами места цели, в пересеченной местности, под дождем, при сильном ветре. Скорости хода мишеней надо чередовать. При постоянных тренировках по одним только «быстрым» целям можно потерять наработанность плавной поводки и закрепить порочный навык— «дерганье» за спуск. Реакция на все эти изменения вырабатывается в тренировочном процессе.

Степень напряжения нервной системы в тренировочном стрелковом процессе отлична от той, что возникает при выполнении боевой задачи. Напряжение возрастает в любом случае. Задача стрелка в такие моменты — работать на технику выстрела, не суетиться и не дать нарушиться координации движений.

Внимание: нельзя стрелять в возбужденном состоянии — при этом стрелок начинает «рвать» за спуск, и точной стрельбы не получится. Нельзя вводить себя в «боевое возбуждение» (см. далее) — оно годится только для рукопашного боя и служит также для преодоления страха. Стрельба по бегущим целям требует не только наработанного автоматизма, но и холодного рассудка. В страхе, в боевом угаре, при нервном напряжении стрельба по бегущим целям не получается. Почему? Потому что цели бегут с разными скоростями, и в условиях хорошего освещения необходимо «включать» мозги, чтобы просчитать изменение скорости от привычной 3 м/с.

Все движения по подготовке к выстрелу сопровождаются колоссальной мобилизацией систем восприятия. При этом расходуется огромное количество нервной энергии. Люди, обладающие большим нервно — энергетическим потенциалом, в боевой обстановке неоднократно замечали, что прицельная картинка как бы останавливается и движения противника становятся медленнее. На самом деле стал двигаться с большей скоростью и быстрее срабатывать сам боец. Вот на это и расходуется нервно — энергетический потенциал. Такое под силу только сотрудникам, обладающим большим потенциалом нервно-психической энергетики от природы или накопившим ее в результате специальных тренировок. Научного объяснения этому феномену нет до сих пор. Но бесспорно одно: быстрее и лучше стреляет тот, кто здоровее.

Ошибки, допускаемые стрелками, часто устраняются во время активного отдыха при физиологическом переключении с одного вида деятельности на другой. Это еще одна положительная сторона немецкого метода «курсант — инструктор ». При перемене характера деятельности повышается внимание, человек быстрее отдыхает и одновременно отрывается от процесса.

Чудес не бывает: стрелковое мастерство рождается в процессе упорной тренировочной работы. Стрельба по бегущей цели в течение первой недели не будет удаваться. И через две недели результатов тоже не будет. А через три недели, когда мышцы переболят противной ноющей болью от непривычных статико-динамических нагрузок, все вдруг начнет получаться. Основные базисные составляющие динамической стрельбы — чувство весового баланса и чувство темпа — без тренировок быстро утрачиваются. Поэтому очень полезны тренировки вхолостую (см. выше) с применением массово — габаритных автоматных макетов — сейчас они есть в свободной продаже.

Стрельба по бегущим целям из автомата по сложности исполнения сходна со стендовой стрельбой по тарелочкам. Однако есть и различия. Тарелочка летит в 3-4 раза быстрее бегущей ростовой мишени, и расстояние до нее меньше, но силуэт боевой цели больше по размерам. Тарелочка летит далеко, а силуэт показывается по фронту на 110 дистанции до него. Тарелочка движется вверх — вниз, а силуэт преимущественно по горизонту. В любом случае, это упражнение азартное, полезное и спортивное.

Автомат Калашникова будет еще долго личным оружием и военных, и сотрудников спецслужб в контрпартизанских войнах. Дело не в том, что он супернадежен. В последнее время при освоении вышеописанных методик стрельбы оказалось, что это оружие имеет почти идеальный вскидочный баланс. Боевой потенциал «калаша» очень велик и до конца не раскрыт, своего последнего слова этот автомат еще не сказал.

Дополнительные физические упражнения, обязательные для стрельбы по движущимся целям

Эти упражнения просты, но результат их выполнения трудно переоценить. Приняв исходное положение (фото 91), с автоматом на вытянутых руках прогнитесь назад, как можно сильнее, попеременно максимально отставляя назад упирающуюся носком в грунт правую (фото 92), а затем левую ногу (фото 93). Из положения боевой изготовки скручивайтесь с прижатым в плечо или в правую часть груди автоматом вправо под выставленную вперед правую ногу. Затем скручивайтесь влево под выставленную ногу. Скручивания и прогибы производите с максимальной амплитудой, чтобы растянулись связки и стали эластичными необходимые группы мышц. Каблуки при этом плотно стоят на грунте.

Все вышеописанное выполняйте вместо утренней зарядки, и вы почувствуете, что ваши действия на вскидке и поводке стали быстрее и координированнее. Такие упражнения постоянно выполняют спортсмены — стендовики. Кроме всего прочего, вы начнете ощущать состояние «великого спокойствия». Это естественно — все упражнения на растяжку обладают свойством снимать стресс гораздо лучше алкоголя.

Фото 91

Фото 91

ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРИНЦИП И МОБИЛИЗАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕЗЕРВОВ

 
Фото 92

ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРИНЦИП И МОБИЛИЗАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕЗЕРВОВ

 
Фото 93

Похожие книги из библиотеки

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Р-51 «Мустанг»

История истребителя Р-51 «Мустанг» началась в 1940 году. Британская закупочная комиссия (Britsh Purchasing Commision – ВРС) вела переговоры с фирмой Норт Америкэн Авиэйшен (NAA) о лицензионном производстве истребителей Р-40 для ВВС Великобритании (RAF). Но представители NAA предложили ВРС создать новый истребитель по собственному проекту фирмы. До этого Норт Америкэн строила только учебные самолёты, и ВРС с большой неохотой согласились рассмотреть их предложение. В январе 1940 года «Датч» Киндельбергер и Ли Этвуд, президент и вице-президент Норт Америкэн, предложили построить для RAF 320 истребителей, получивших фирменное обозначение NA-73. Самолёт должен был быть оснащён мотором фирмы Аллисон, стоить не более 40 000 долларов за штуку и иметь вооружение в соответствии с требованиями британцев. Это предложение было принято ВРС 10 апреля 1940 года – дата, которую принято считать началом истории «Мустанга».

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, собранные схемы на разворотах, подписи к иллюстрациям текстом.

АПРК «Курск» Послесловие к трагедии

Книга известного российского писателя-мариниста В. Шигина посвящена событиям, связанным с гибелью атомного подводного ракетного крейсера «Курск».

Уникальность информации, документальность и правдивость – вот что отличает книгу В. Шигина от подавляющего большинства изданий на эту тему. Книга основана на документах Главного штаба и Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ. Читатели впервые смогут познакомиться с поминутной хронологией спасательной операции в августе и октябре 2000 года. Немаловажен и тот факт, что, будучи кадровым офицером ВМФ, автор сам принимал участие в обеспечении водолазных работ. Кроме того, его личные встречи с родными и близкими членов экипажа позволили создать яркие, запоминающиеся очерки о жизни и службе погибших подводников

Бомбардировочная эскадра «Эдельвейс». История немецкого военно-воздушного соединения

Эскадра «Эдельвейс» в последний год войны стала первым подразделением, оснащенным революционно новыми реактивными истребителями «Мессершмит-262». Автор рассказывает об их преимуществах и проблемах ввода в бой недостаточно испытанного самолета. Дает всестороннее представление о составе и работе экипажей, конструкции и вооружении самолетов, осуществлении связи немецких бомбардировочных соединений.

В своей книге командир экипажа обер-лейтенант Вольфган Дирих рассказывает о немецкой бомбардировочной 51-й эскадре «Эдельвейс». Из всех соединений немецкой авиации 51-я эскадра имела наиболее интересную историю.