Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

9-й механизированный корпус (в/ч 2473)

9-й механизированный корпус (в/ч 2473)

Командир — генерал — майор Констатин Константинович Рокоссовский.

генерал-майор технических войск Алексей Гаврилович Маслов (с 19 августа 1941 года).

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Дмитрий Гаврилович Каменев (9.12.40 — 9.07 41).

Начальник штаба — генерал-майор технических войск Алексей Гаврилович Маслов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Яков Федорович Путилин (22.06.41 — 5.08.41).

Состав

20-я танковая дивизия — в/ч 2492

Командир — полковник Михаил Ефимович Катуков.

Заместитель по строевой части — полковник В. М. Черняев.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Александр Артамонович Баранов (9.12.40 — 9.09.41).

Помощник по технической части — военинженер 3 ранга Аболихин.

Начальник штаба — полковник Л. Б. Берлин (до марта 1941 года),

полковник Николай Дмитриевич Чухин.

Начальник оперативного отделения — капитан Сергей Тимофеевич Стызик.

Начальник отделения тыла — капитан Николай Андреевич Воротников.

Начальник артиллерии — подполковник К. И. Цикало.

Начальник химической службы — майор Серафимов.

Начальник санитарной службы — Ефим Абрамович Бурштейн.

Заместитель началышка отдела политпропаганды — батальонный комиссар, с 24.08.41 старший батальонный комиссар Даниил Леонтьевич Черненко (9.12.40 — 9.09.41).

39-й танковый полк — в/ч 2516

Командир — подполковник Афанасий Семенович Дружинин.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Сырцов.

Помощник по технической части — военинженер 2 ранга Славченко.

Помощник по снабжению — подполковник Семенов.

40-й толковый полк — в/ч 2520

Командир — майор Л. Г. Третьяков (погиб 24.06.41).

Заместитель по политической части — старший политрук Козленко.

Помощник по технической части — капитан Михайленко.

Начальник штаба — майор Токарев.

20-й мотострелковый полк — в/ч 2513

Командир — подполковник Петр Васильевич Перерва.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Орлов.

20-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 2522

Командир — майор С. И. Юрьев.

20-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 2509

Командир — капитан Молчанов.

20-й разведывательный батальон — в/ч 2495

Командир — капитан Бекетов.

20-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 2525

Командир — капитан Любушкин.

20-й отдельный батальон связи — в/ч 2499

Командир — капитан Федорякин.

20-й автотранспортный батальон — в/ч 2527

Командир — капитан Сидоренко.

20-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 2530

Командир — старший лейтенант Тенета.

20-й медсанбат — в/ч 2501

20-я рота регулирования — в/ч 2505

20-й полевой хлебозавод — в/ч 1830

642-я полевая почтовая станция

514-я полевая касса Госбанка

35-я танковая дивизия — в/ч 1711

Командир — полковник Николай Александрович Новиков.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Михаил Федорович Серенко.

Помощник по технической части — майор Крупин.

Начальник штаба — майор, подполковник Леонид Юделевич Рабинович.

Начальник оперативного отделения — капитан Дашкевич.

Начальник отделения тыла — майор Просовецкий.

Начальник автотранспортной службы — капитан Ященко.

Начальник химической службы — капитан Мошко.

Начальник снабжения — интендант 2 ранга Савинов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Николай Степанович Сычев (20.03.41–10.09.41).

69-й танковый полк — в/ч 1748

Командир — полковник Максим Васильевич Колосов.

Начальник штаба — капитан Иоффе.

70-й танковый полк — в/ч 1809

Командир — майор Клягин.

Начальник штаба — капитан Залманов.

35-й мотострелковый полк — в/ч 1736

Командир — майор Царев.

Помощник по снабжению — капитан Сергей Васильевич Жинжиков.

Начальник штаба — капитан Николай Андреевич Кирсанов.

35-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 1821

Командир — майор Лобанов.

Начальник штаба — капитан Паршин.

35-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 1730

35-й разведывательный батальон — в/ч 1721

Командир — капитан Чуксин.

35-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 1823

Командир — капитан Дмитренко.

35-й отдельный батальон связи — в/ч 1724

Командир — старший лейтенант Орехов.

35-й медико-санитарный батальон — в/ч 1846

Командир — военврач 2 ранга Ролдугин.

35-й автотранспортный батальон — в/ч 1827

Командир — капитан Бордынюк.

35-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 1843

Командир — капитан Примаченко.

35-я рота регулирования — в/ч 1728

Командир — младший лейтенант Леонов.

35-й полевой хлебозавод — в/ч 1849

Начальник — техник-интендант 1 ранга Дмитриенко.

720-я полевая почтовая станция

541-я полевая касса Госбанка

131-я моторизованная дивизия — в/ч 2493

Командир — полковник Николай Васильевич Калинин,

полковник Павел Иванович Морозов.

Заместитель по строевой части — полковник Павел Иванович Морозов.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Яков Никитович Григорьев (19.12.40–29.07.41).

Начальник штаба — подполковник Чернов.

Заместитель начальника отдела политпропагагнды — старший батальонный комиссар Афанасий Георгиевич Скряго (15.08.39–29.07.41).

593-й мотострелковый полк — в/ч 2497

Командир — подполковник Николай Дмитриевич Соколов (с 15.08.40 г.).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар М. С. Кудрявцев.

743-й мотострелковый полк — в/ч 2502

Командир — майор Дмитрий Иванович Угорич (с 11.11.40 г.).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар А. С. Панков.

58-й танковый полк — в/ч 2508

Командир — подполковник Вячеслав Алексеевич Каншин (погиб 26.07.41).

409-й артиллерийский полк — в/ч 2504

Командир — Владимир Васильевич Соколик (5.11.40–26.05.41).

182-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 2524

303-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 2519

115-й разведывательный батальон — в/ч 2512

Командир — капитан Костылев.

218-й легко-инженерный батальон — в/ч 2517

154-й отдельный батальон связи — в/ч 2515

18-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 2510

225-й медико-санитарный батальон — в/ч 2528

140-й автотранспортный батальон — в/ч 2521

99-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 2506

32-я рота регулирования — в/ч 2523

Командир — лейтенант Семенов.

238-й полевой хлебозавод

460-я полевая почтовая станция

395-я полевая касса Госбанка

32-й мотоциклетный полк

153-й отдельный батальон связи — в/ч 2475

Командир — майор Коваль.

2-й отдельный мотоинженерный батальон — s/ч 2477

Командир — майор Ляховский.

109-я отдельная корпусная авиаэскадрилья — в/ч 5133

Формирование

Формирование корпуса началось в ноябре 1940 года.

В состав корпуса вошли вновь сформированные 19-я и 20-я танковые дивизии, а в моторизованную была переформирована 131-я стрелковая дивизия.

Сама 131-я стрелковая дивизия была сформирована в сентябре-ноябре 1939 года на базе 19–го Нежинского стрелкового полка 7-й сд.

35-я танковая дивизия сформирована в марте 1941 года в Новоград-Волынске и включена в состав корпуса взамен 19-й танковой дивизии, переданной в 22-й механизированный корпус.

9-й механизированный корпус был укомплектован весьма слабо. На 20 февраля 1941 года в нем было всего 94 танка. В июне 1941 года он имел 300 танков — меньше, чем было положено танковой дивизии, да и те были из учебного парка. Техника была на износе, командование ограничивало использование танков для учебных целей. новая боевая материальная часть в корпус не поступала, хотя планировалось к концу года довести число танков в корпусе до 771. Даже после начала войны корпус не получил ни одной машины из положенных по плану мобилизации.

По плану прикрытия государственной границы в полосе 5-й армии корпус, составляя резерв командующего армией, должен был к 23:00 (М-2[90]) сосредоточиться в районе (иск.) Луцк, Езерко (Иезеорно), колхоз Городница, Копче в готовности к контрударам в направлениях Луцк, Владимир-Волынский; Луцк, Горохов, Сокаль.

Наличие техники на 22 июня 1941 года:

Т-26 ХТ БТ Т-37/38 Всего
20-я тд 3 3 30 36
35-я тд 141? 1 142
131-я мд 104 18 122

? Сведения об укомплектованности дивизии на 11.06.41 г. При этом ведомость наличия техники на 1.06.41 г. дает другие цифры — Т-26 радийных — 45, линейных — 88, огнеметных — 1, Т-27 — 7. Кроме того, в дивизии 32 БА-10 и 5 БА-20.

По данным М. Свирина и М. Коломийца («Легкий танк Т-26. Часть 1») в 35-й танковой дивизии имелось 79 Т-26 с 45-мм пушкой, 40 пулеметных Т-26, 4 Т-26 с 37-мм пушкой, 1 ХТ-26, 10 «тягачей-транспортеров» Т-26 и 7 Т-27 — то есть всего 141 единица бронетехники[91].

76-мм пушки 37-мм зенитные пушки 152-мм гаубицы 122-мм гаубицы 82-мм минометы 50-мм минометы
20-я тд 4 4 12 12 18 28
35-я тд 4 4 6 18 27
131-я мд 16 4 8 16 12 59
Автомобили Тракторы Мотоциклы
20-я тд 244 38 10
35-я тд 188 7?
131-я мд 595 69 17

? 1 «Коминтерн», 5 А-20 «Комсомолец», 1 СТЗ.

Дислокация

Управление и 131-я моторизованная дивизия — Новоград-Волынск;

20-я танковая дивизия — Шепетовка; 40 танковый полк, отдельный разведбатр, оазд, понб, рвб, атб, ррег — Изяслав; мотострелковый полк, гаубичный артполк — Славута;

35-я танковая дивизия — Новоград-Волынск; понб — д. Молодьково.

5 мая 131-я мотодивизия выехала в летние лагеря: мотострелковые полки — в Таращанский лагерь, артиллерия — в Александровский.

В мае 1941 года командующий Киевским военным округом М. П. Кирпонос провел полевую поездку фронтового масштаба. В ней принимал участие 9-й мехкорпус, взаимодействуя с 5-й общевойсковой армией на направлении Ровно, Луцк, Ковель.

Затем из штаба округа последовало распоряжение выслать артиллерию на полигоны, находившиеся в приграничной зоне. Как вспоминает в своей книге «Солдатский долг» командир корпуса К. К. Рокоссовский, ему «удалось отстоять артиллерию».

Боевые действия

22 июня корпус выступил из района Новоград-Волынский, Шепетовка, с утра 23 июня находился на дневке в лесах западнее Корца и восточнее Славуты, готовясь вечером 23 июня продолжать марш в район Луцка. Его 131-я моторизованная дивизия, двигаясь форсированным маршем на автомашинах, достигла района восточнее Ровно.

В течение 24–25 июня 131-я мотодивизия была переброшена в район Луцка, закрыв брешь на этом направлении. 26 июня дивизии придавались мотоциклетный полк 22-го мехкорпуса и два артдивизиона 19-й танковой дивизии того же корпуса. 131-я мд должна была упорно оборонять правый берег реки Стырь на участке Дубице, Луцк, Воротнев, Острожец, прочно обеспечивая свой левый фланг.

В течение 26 июня 131-я моторизованная дивизия вместе с мотоциклетным полком 22-го МК, оборонявшаяся на широком фронте от Рожище до Острожца (15 км юго-восточнее Луцка), с трудом сдерживали атаки 14-й танковой дивизии III моторизованного корпуса Э. фон Маккензена, вечером 25 июня овладевшего Луцком и пытавшегося развить удар вдоль шоссе на Ровно, а также захватить мост и плацдарм в районе Рожище. Для уплотнения обороны на рубеже реки Стырь командарм-5 был вынужден снова ввести в бой остатки 135-й стрелковой дивизии и мотострелковый полк 19-й танковой дивизии на участке Дубице, Валерьяновка (все пункты на правом берегу реки Стырь вост. Рожище).

Так как указанный командующим фронтом исходный рубеж (Грудек, Рымно) для контрудара 9-го и 19-го мехкорпусов был уже захвачен противником, а 9-й мехкорпус запаздывал в подходе более чем на сутки, командарм-5 определил исходным рубежом для 9-го мехкорпуса реку Путиловка (35 км юго-восточнее Луцка) с готовностью на нем к 16 часам 26 июня.

9-й и 19-й механизированные корпуса нацелились на дубненское направление, имея задачу во взаимодействии с 36-м стрелковым корпусом, который утром 25 июня вышел на рубеж реки Иква, чтобы уничтожить противника в районе Млынов, Дубно и овладеть этими пунктами.

Командование III армейского моторизованного корпуса противника, встретив упорное сопротивление войск 5-й армии в районе Луцка и не сумев развить удар вдоль шоссе на Ровно, решило убрать с шоссе обе своих танковых дивизии (13-ю[92] и 14-ю) и двигаться южнее Луцка.

26 июня 13-я танковая дивизия переправилась через реку Иква по мосту у Млынова, захваченному накануне частями 11-й танковой дивизии, и выдвинулась в направлении Мошков, Ровно. Южнее нее из района Дубно в направлении Мизоч, Острог наступала 11-я танковая дивизия. Вслед за танковыми дивизиями III и XXXXVIII германских моторизованных корпусов с рубежа реки Иква перешли в наступление 299-я и 111-я пехотные дивизии противника генералов В. Мозера (Willi Moser) и О. Штапфа (Otto Stapf). На подходе к Дубно находилась 75-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Э. Хаммера (Ernst Hammer), немецкая 16-я танковая дивизия была в нескольких километрах от Кременца.

Навстречу этим танковым и пехотным дивизиям противника выдвинулись с северо-востока — 9-й и с востока — 19-й мехкорпуса, передовые отряды которых еще с вечера 25 июня вошли в соприкосновение с головными частями противника при подходе к рубежу реки Иква.

В то время как части 19-го мехкорпуса отходили с боями на рубеж реки Стубла и далее на Ровно под натиском 299-й, 111-й, 44-й пехотных, 13-й и 11-й танковых дивизий, во фланг наступавшей вражеской группировке из района Ставок, Ромашевская перешел в наступление на рассвете 27 июня 9-й мехкорпус.

35-я танковая дивизия, двигаясь в направлении Ставок, Покошув, Заболотце, Млынов, в 3–4 часа 27 июня достигла рубежа колхоз Малин, Уездце (15 км севернее Млынова), где вошла в соприкосновение с передовыми частями 299-й пехотной дивизии противника. На этом рубеже 35-я танковая дивизия развернулась и обороняла его до исхода 27 июня.

20-я танковая дивизия, двигаясь левее 35-й тд в общем направлении Олыка, Долгошеи, Млынов, при подходе к Петушкову в 3 часа 27 июня была обстреляна из засад автоматно-пулеметным огнем частей 13-й танковой и 299-й пехотной дивизий противника. Развернувшись в боевой порядок, 20-я дивизия в 7 часов 27 июня перешла в наступление на Петушков. В течение дня части дивизии вели ожесточенный бой за овладение Петушковом и Долгошеями, оборонявшимися частями 299-й пд и 13-й тд противника. Во второй половине дня противник, нащупав открытые фланги 20-й тд и промежутки между ее частями, стал обходить дивизию, угрожая выходом в ее тыл и окружением.

Командир корпуса в этой обстановке принял решение 27 июня с наступлением темноты отвести танковые дивизии на линию южной опушки леса в районе Ромашевская, Клевань, где они и закрепились.

Хотя удар 9-го мехкорпуса и не достиг поставленной цели — Захвата Млынова, но его активные действия на левом фланге ударной группировки противника заставили немецкое командование развернуть 299-ю пехотную дивизию и часть сил 13-й танковой дивизии на север, что несколько улучшило положение 19-го мехкорпуса, отходившего с тяжелыми боями в направлении Ровно.

27 июня командующий Юго-Западным фронтом приказал 5-й армии силами 9-ro и 19-го мехкорпусов продолжить контрнаступление в прежних направлениях, то есть на Млынов и Дубно, с северо-востока и востока. Но мехкорпуса не могли продолжать наступление. 9-й мехкорпус нуждался в передышке для приведения в порядок материальной части.

С вечера 27 июня 9-й мехкорпус, закрепившись на рубеже станции Олыка, Клевань, отражал атаки подошедших 28 июня из района Луцка 14-й танковой и 25-й моторизованной дивизий, стремившихся прорваться на шоссе Луцк — Ровно.

29 июня Ставка снова потребовала от командования Юго-Западным фронтом закрыть разрыв на участке Луцк, Станиславчик, чтобы изолировать и уничтожить прорвавшуюся мотомехгруппу противника. Для повторного контрудара была привлечена 5-я армия, хотя, по-видимому, больших результатов от таких изолированных ее действий не ожидалось.

5-й армии была поставлена задача: «…прочно обороняя рубеж р. Стоход, р. Стырь, Рожище, Клевань, 1 июля из района Цумань, Ставок, Клевань нанести удар на юг с целью отрезать от своих баз и войск мотомеханизированную группу противника, перешедшую р. Горынь у Ровно, и ликвидировать прорыв».

К 29 июня корпус силами 35-й и 20-й танковых дивизий оборонялся на рубеже Олыка, Клевань, отражая атаки частей 25-й мотодивизии и частично 14-й танковой дивизии противника[93] с юга. В корпусе осталось 32 танка и 55 орудий различных калибров. 131-я мотодивизия совместно со 193-й стрелковой дивизией вела бой на рубеже Синтаровка, Клепачев, Киверцы, Копче.

Корпусу была поставлена следующая задача: без 131-й мотодивизии во взаимодействии с 22-м мехкорпусом ударом в направлении Клевань, Зарецк уничтожить противостоящего противника, выйти в район Зембица, Оладув, Варковичи и, обеспечивая себя со стороны Дубно, не допустить отхода противника на запад.

131-й моторизованной дивизии сосредоточиться в лесу восточнее Киверец в армейском резерве.

Днем 1 июля, когда войска левого крыла 5-й армии заканчивали подготовку к переходу в наступление, был получен новый приказ командующего ЮЗФ, в котором 5-й армии ставилась задача — продолжая во взаимодействии с 6-й армией ликвидацию прорыва на ровенском направлении, прочно закрепиться на укрепленном рубеже первой линии Новоград-Волынского укрепленного района.

Командарм Потапов расчитывал, что контрудар 5-й армии на дубненском направлении, несмотря на его ограниченную глубину, на некоторое время скует вражеские силы и облегчит отрыв наших войск от противника и их планомерный отход на реку Случь. Положив в основу своего решения эти соображения, генерал Потапов определил порядок отхода. 9-му мехкорпусу следовало упорно оборонять район Клевань, Грабов, Оржев до исхода 3 июля. К 4 июля планировалось отойти в район Седлице, Тучин, обеспечивая стык 31-го стрелкового и 19-го механизированного корпусов.

В ходе подготовки к наступлению вечером 30 июня 9-й мехкорпус был атакован в районе Оржева (5 км восточнее Клевани) частями 25-й мотодивизии и 14-й танковой дивизии — по-видимому, стремившимися прорваться к северу в направлении Деражня с целью отрезать войска 5-й армии от переправ через реку Горынь. Эта атака противника была отбита, и с утра 1 июля 9-й мехкорпус перешел в наступление.

35-я танковая дивизия, наступая с южной опушки леса западнее Клевани, к исходу 1 июля овладела лесом у Жуковщизны, где и закрепилась. В ночь на 2 июля 35-я танковая дивизия по приказу командира 9-го мехкорпуса отошла в исходное положение.

20-я танковая дивизия, отразив вечером 30 июня атаку частей 25-й моторизованной дивизии в районе Оржева, с утра 1 июля перешла в наступление с рубежа Клевань, Оржев и, отбросив части противника, к 15 часам 1 июля продвинулась на 10–12 км, овладела рубежом Белюв, Бронники. Дивизия заявила об уничтожении в этом бою до тысячи солдат противника, 10 танков и 2 артбатарей, но и сама потеряла при этом до 200 человек убитыми и ранеными. В действительности потери немцев не были так высоки, хотя и оказались весьма значительны. Так, и районе Бронники был окружен 2-й батальон 35-го полка 25-й моторизованной дивизии; согласно немецким данным, только убитыми он потерял 153 человека. К исходу дня 1 июля 20-я танковая дивизия по приказу командира 9-го мехкорпуса отошла в исходное положение. С утра 2 июля противник после артподготовки вновь пытался перейти в наступление в полосе 20-й тд, но успеха не имел.

Повторный контрудар 5-й армии на дубненском направлении, особенно глубокое вклинение 22-ro мехкорпуса (до 30 км), вызвало у гитлеровского командования опасение за тыловые коммуникации III мотокорпуса и XXIX армейского корпуса. Но так как значительные силы XXIX и LV армейских корпусов противника были еще связаны боями с 8-м мехкорпусом в районе Дубно и Кременец, то немецко-фашистское командование спешно бросило против 22-го и 9-го мехкорпусов другие части, еще не втянутые в бои: 670-й отдельный противотанковый дивизион, усиленный танковый полк, pазведбатальон 16-й танковой дивизии, учебный полк химических минометов, а также резерв 1-й танковой группы — моторизованную дивизию СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» (Leibstandarte «Adolf Hitler»)[94]. Последняя, будучи переброшена через Луцк, в 14 часов 2 июля нанесла удар по правому флангу и тылу 22-го мехкорпуса и вынудила его к отходу. А против 9-го мехкорпуса противник направил свою 25-ю моторизованную дивизию.

В результате этих контрмер противника наступление войск 5-й армии, наносивших контрудар на дубненском направлении, имело ограниченные результаты.

В период со 2 но 5 поля войска 5-й армии форсированными маршами отходили на реку Случь, разрушая за собой мосты и устраивая заграждения на дорогах. В то время как войска правого крыла армии (15-го и 31-го корпусов) совершали планомерный отход под прикрытием арьергардов, левофланговые 9-й и 19-й мехкорпуса вели тяжелые сдерживающие бои с превосходящими силами ударной группировки противника, стремившейся прорваться на оперативный простор и осуществить стремительный рейд на Киев.

9-й мехкорпус, прикрывавший отход основных сил 5-й армии с юга, до 4 июля был скован боями в районе Цумань, Клевань, Александрия, отражая сильные атаки 25-й мотодивизии, мотодивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», 99-й и 298-й пехотных дивизий. В ночь на 5 июля части 9-го мехкорпуса, оторвавшись от противника, совершили отход за реку Случь.

В целом оперативное положение Юго-Западного фронта к 5 июля 1941 года было неустойчивым. Его войска, понесшие в ходе двухнедельный непрерывных 6оев тяжелые потери, были ослаблены, измотаны и, отходя к старым УРам, с трудом отражали удары противника, продолжавшего удерживать в своих руках инициативу.

III и XXXXVIII германские моторизованные корпуса, прорвавшись к Новоград-Волынскому укрепрайону, образовали глубокую (до 70 км) и широкую (до 85 км) «вмятину» на центральном участке Юго-Западного фронта. Этому танковому тарану противостояли малочисленный гарнизон УРа и отошедшие к нему разрозненные части полевых войск. Нависла реальная угроза оперативного прорыва подвижных сил противника как на восток в житомирско-киевском направлении, так и на юг в винницком направлении — в тыл основным силам ЮЗФ. А для прикрытия этих направлений после переброски из полосы фронта 16-й и 19-й армий иных оперативных резервов в составе ЮЗФ не было. Находящийся в резерве армии 9-й мехкорпус получил задачу к исходу 7 июля сосредоточиться в районе Погореловка, колхоз Визенталь, (иск.) Ушомир и подготовить: 1) противотанковый район колхоз Визенталь, Боровица, Рудня Ушомирская; 2) отсечные позиции на левом берегу реки Уж на фронте Мощна Рудня, Могильно, седлая дорогу на Житомир фронтом на юг. Ему предписывалось быть в готовности к нанесению удара в направлениях Новограда-Волынского и Житомира.

От командиров соединений второго эшелона армии (9-й и 22-й МК, 135-я сд) требовалось заблаговременно связаться с узлами обороны Коростеньского УРа, а от всех командиров соединений и частей — организовать инженерные работы, в процессе которых отрыть окопы полного профиля. После отхода последних частей за реку Случь следовало уничтожить переправы, устроить завалы, заминировать и перекопать дороги, эскарпировать берега реки Случь в местах бродов, а также подготовить промежуточные рубежи и отсечные позиции от реки Случь до переднего края Коростеньского УРа. Требовалось установить строжайший порядок и охрану в войсковом тылу и на путях подвоза и эвакуации. Для проведения работ предписывалось мобилизовать инструменты у местного населения. Работы первой очереди предполагалось закончить к утру 8 июля.

Утром 7 июля был получен приказ командующего фронтом — в ночь на 8 июля начать отвод войск 5-й армии на Коростеньский УР, который занять к 9 июля. Остальные армии к тому же времени должны быть отведены на линию Новоград-Волынского, Остропольского и Летичевского укрепрайонов.

Во исполнение полученной задачи командарм принял решение — к исходу 7 июля сосредоточить 9-й мехкорпус в районе Погореловка, колхоз Визенталь, (иск.) Ушомир (15–20 км юго-западнее Коростеня) и подготовить контратаки в направлениях Новограда-Волынского и Житомира.

22-й и 9-й механизированные корпуса, выведенные в резерв командарма, должны были, согласно потому приказу, сосредоточиться после марша не в районе Коростеня, как это намечалось ранее, а юго-западнее и южнее этого пункта, — то есть ближе к новоград-волынскому направлению и автомагистрали, связывающей этот Коростень с Житомиром.

К вечеру 8 июля Новоград-Волынский УР был прорван на большей части фронта. III моторизованный корпус противника устремился на Житомир, а XXXXVIII моторизованный корпус еще утром 8 июля захватил Бердичев.

В связи с прорывом укрепрайона командующий армией решил, прочно удерживая частью сил рубеж Рудиица, Белокоровичи, Эмильчино, Сербы, силами 31-го СК, 9-го и 22-го мехкорпусов нанести удар в направлении Бронники, Черница, во взаимодействии с 6-й армией уничтожить прорвавшуюся группировку противника и восстановить на левом фланге фронт по реке Случь. 9-му мехкорпусу следовало во взаимодействии с 31-м стрелковым и 22-м мехкорпусом с рубежа Тесновка, (иск.) Мирное атаковать противника в общем направлении Барбаровка, Каменный Брод и к исходу дня 10 июля овладеть районом Несолонь, Чернецкая Слобода, Улашиновка, не допуская прорыва противника со стороны Новоград-Волынский, Рогачев, Каменный Брод.

К 9 июля в корпуса осталось около 10 тысяч бойцов и командиров, около 30–35 танков.

5-я армия, обороняя силами двух стрелковых дивизий 15-го СК, одной дивизией 31-го СК и четырьмя пулеметными батальонами западный сектор Коростеньского УРа на участке Рудиица, Белокоровичи, Сербы, своей ударной группировкой в составе двух дивизий 31-го СК и трех механизированных корпусов с утра 10 июля перешла и наступление с фронта Вершница, Тесновка, Мирное. Наступление развивалось неравномерно. Шедшие на левом фланге и в центре ударной группировки 19-й, 9-й и 22-й мехкорпуса, располагавшие в общей сложности 130 танками, за период с 10 по 14 июля продвинулись на 10–20 км и вышли на Киевское шоссе. В то же время 31-й СК, действовавший на правом фланге, встретил упорное сопротивление частей противника и продвинулся всего лишь на 3–6 км.

9-й мехкорпус, отбрасывая передовые части 44-й[95] и 95-й пехотных дивизий противника, вышел на рубеж Барбаровка, Генриховка, где был остановлен развернувшимися и вступившими в бой главными силами этих дивизий.

К 15 июля корпус имел 32 танка, в том числе 7 БТ и 25 Т-26, а также 30 бронеавтомобилей.

Войска 5-й армии не смогли прочно закрепить за собой и удержать занимаемый ими рубеж, так как противник, усиленный подошедшими резервами, с утра 15 июля после сильной артподготовки и ударов авиации перешел в наступление с фронта Вершница, Цветянка. Используя свое численное превосходство, немцы к 18 июля потеснили части 31-го СК, 19-го, 9-го и 22-го мехкорпусов к северу и северо-востоку. 9-й мехкорпус занял рубеж (иск.) Киянка, Усолусы.

Исходя из предположения о том, что противник будет атаковать слабый левый фланг армии, командарм Потапов решает перегруппировать с правого на левое крыло своей армии 62-ю и 288-ю стрелковые дивизии, 9-й, 19-й и 22-й мехкорпуса. Перегруппировку следовало совершить и течение 20–22 июля — скрытно, ночными переходами. Механизированные корпуса были выведены в армейский резерв, а 9-й мехкорпус сосредоточен в районе Писаревка, Липляны (20–25 км востоку от Коростеня).

9-й мехкорпус — резерв командарма — в 11 часов 31 июля получил задачу: сосредоточиться в районе Головков и уд «ром в направлении Пирушек задержать продвижение противника на севере. Вечером, 31 июля, командующий армией решил: 9-му мехкорпусу, по выходе частей 22-го мехкорпуса на рубеж обороны, сосредоточиться в лесу в районе Емельяновки в готовности к нанесению ударов на Селище, Малин, Пирушки.

Обстановка на малинском направлении все более ухудшалась. К исходу 4 августа войскам LI армейского корпуса противника удалось продвинуться на глубину до 20 км и расширить плацдарм до 30 км в направлении на Ксаверов и в северо-западном направлении вдоль железной дороги Малин — Коростень.

Предпринятый по приказу командарма в период 2–3 августа контрудар силами 62-й и 45-й стрелковых дивизий с запада и северо-запада, силами 9-го мехкорпуса с севера и 22-го мехкорпуса с северо-востока в общем направлении на Малин был отражен противником. К 4 августа войска левого крыла армии вели тяжелые бои, с трудом сдерживая немецкое наступление. 9-й мехкорпус вел бой на рубеже (иск.) лес северо-западнее Владовки, роща восточнее Писаревки.

4 августа 9-й мехкорпус получил задачу с рубежа (иск.) Гута Генриховская, (иск.) колхоз им. Гринько, нанося удар левым флангом, наступать в направлении высота 17,1, высота 162,5, Омельяновка с задачей уничтожить противостоящего противника и овладеть опушкой лесов южнее района Кладовка, Омельяновка. В дальнейшем поступать в направлении урочища Батков и во взаимодействии с 15-м СК и 1-м ВДК окружить и уничтожить противника в районе Ченовичи, Головки, Щербатовка.

Противник с утра 5 августа возобновил наступление на обоих направлениях и к исходу дня потеснил наши войска на 6 — 10 км. На левом крыле 5-й армии 51-й армейский корпус противника развивал удар на северо-запад вдоль железной дороги на Коростень и к исходу 5 августа, продвинувшись на 10 км, потеснил 9-й мехкорпус на рубеж Скураты, Кладовка.

В то время как войска правого крыла 5-й армии 6 августа отходили на новый рубеж, части 9-го МК, 1-го ВДК и 22-го МК возобновили атаки по восточному флангу маленькой группировки противника. Но, встретив упорное сопротивление 113-й, 262-й, 98-й и 296-й пехотных дивизий противника, они в течение трех суток смогли продвинуться лишь на 6 — 10 километров. 9-й мехкорпус был остановлен в районе Владовки. Хотя в результате этого контрудара положение в районе Малина и не было восстановлено, наступление превосходящих сил малинской группировки немцев оказалось на время задержано, что способствовало осуществлению организованного отхода 31-го и 15-го стрелковых корпусов из южного мешка, в котором они находились.

Войска 5-й армии с 9 по 14 августа улучшали свои позиции и инженерном отношении и усовершенствовали систему огня, продолжая методом активной обороны сковывать крупные силы противника. По-прежнему предпринимались частые контратаки, а также засылка в расположение противника истребительных отрядов и групп для уничтожения автомашин, повозок с грузами и захвата пленных. Эти действия, поддержанный хорошо скорректированными огневыми налетами нашей артиллерии и ударами небольших групп авиации, наносили противнику серьезные потери и держали его личный состав в постоянном напряжении.

К исходу 14 августа 9-й мехкорпус занимал рубеж юго-восточная окраина Обиходов, хутор Гуниче, (иск.) северная окраина Ксаверова. В 35-й танковой дивизии осталось 927 человек.

На этих позициях корпус оборонялся до 20 августа 1941 года, изматывая противника и не неся больших потерь.

Вечером 19 августа была получена директива штаба Юго-Западного фронта на отвод войск 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса за реку Днепр, дополненная и несколько измененная полученным днем 20 августа боевым распоряжением штаба Юго-Западного фронта.

К этому времени в дивизиях корпуса (20-й и 35-й танковых) оставалось по 2200–2400 человек, по 4–5 станковых и 20–24 ручных пулеметов, по 12 орудий и 6 минометов разного калибра, по 4–5 бронемашин и 2–3 зенитных пулемета. Танков в корпусе уже не было.

По плану, разработанному командующим 5-й армией. мехкорпус на своем автотранспорта должен совершить марш в общем направлении Лозница, Хабное, Шепелевичи, Педанчичи и далее на Чернигов, к 23 августа сосредоточиться севернее Чернигова, в районе Александровка, Богданы. По этому же плану артиллерию 9-го и 22-го мехкорпусов оставляли во фронтовом резерве на случай необходимости маневра артиллерийскими средствами.

Вечером 22 августа части 9-го и 22-го мехкорпусов, перевозившиеся своим автотранспортом, переправились через реку Припять и расположились на дневку и междуречье Припяти и Днепра. К утру 23 августа соединения прошли рубеж реки Днепр, а на утро 24 августа 9-й мехкорпус начал сосредотачиваться севернее Чернигова, куда он был направлен командармом во время отхода в связи с обозначившийся угрозой приближения с севера войск группы армий «Центр».

Корпус получил задачу — отдельными узлами занять оборону на участке хутор Александровский, Лентяевка, прикрывая подступы к Чернигову с севера.

28 августа начались бои на северном участке фронта 5-й армии. За трое суток, с 30 августа по 1 сентября, противнику удалось продвинуться еще на 6–8 км и приблизиться к Чернигову на расстояние до 10 км. 9-й мехкорпус продолжал занимать прежний рубеж — хутор Александровский (2–4 км севернее Чернигова) и в бою принимал участие только своей артиллерией.

В начале сентября 9-й и 22-й мехкорпуса были переформированы в батальоны (по одному из каждого корпуса), которые вскоре были влиты в 15-й и 31-й стрелковые корпуса.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.276. Запросов К БД/Cache: 1 / 2