10-й механизированный корпус (в/ч 8144)

Командир — генерал-майор танковых войск Иван Гаврилович Лазарев (11.03.41–20.07.41).

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Семен Иванович Мельников.

Помощник по технической части — майор Филипп Иванович Мишнев.

Начальник штаба — полковник Дмитрий Иванович Заев.

Начальник оперативного отдела — майор Владимир Герасимович Петровский.

Начальник разведывательного отдела — капитан Коянович.

Начальник отдела связи — подполковник Иван Петрович Чешев.

Начальник строевого отдела — интендант 3 ранга Борис Савельевич Орлов.

Начальник отдела тыла — майор Александр Васильевич Шевлягин.

Начальник артиллерии — генерал-майор артиллерии Иван Михайлович Тынянских.

Начальник штаба артиллерии — майор В. Н. Мегератый.

Начальник инженерной службы — майор Павел Федорович Мухин.

Начальник химической службы — майор Леонид Михайлович Плужников.

Начальник автотранспортной службы — майор Викентий Васильевич Смирнов.

Начальник санитарной службы — военврач 1 ранга Михаил Александрович Иванов.

Начальник снабжения — интендант 1 ранга Леонид Константинович Григорьев.

Состав

21-я танковая дивизия — в/ч 9006

Командир — полковник Леонид Васильевич Бунин (11.03.41 — 1.08.41),

полковник Григорий Гаврилович Кузнецов (2.08.41 — 3.03.42).

Заместитель по строевой части — полковник Григорий Гаврилович Кузнецов (до 2 августа 1941 года).

Заместитель по политической части — полковой комиссар Петр Иванович Калашников (20.03.41 — 3.03.42).

Начальник штаба — подполковник Иван Кондратьевич Кравцов,

Владимир Федорович Толубко (с 09.1941).

Начальник оперативного отделения — майор Николай Михайлович Котовщук,

старший лейтенант Владимир Федорович Толубко (с 08.1941).

Начальник разведывательного отделения — капитан Георгий Алексеевич Кокурин.

Начальник отделения связи — капитан Филипп Семенович Рыжаков.

Начальник строевого отделения — капитан Павел Арсентьевич Григорьев.

Начальник отделения тыла — старший лейтенант Николай Матвеевич Рассадин.

Начальник артиллерии — полковник Семен Сергеевич Степанов.

Начальник инженерной службы — майор Иван Васильевич Касьянов.

Начальник химической службы — старший лейтенант Василий Карпович Моровиков.

Начальник автотранспортной службы — капитан Павел Иосифович Липин.

Начальник санитарной службы — военврач 3 ранга Сендер Давидович Горовиц.

Начальник снабжения — майор Михаил Петрович Фомин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Василий Михайлович Арсеньев (13.05.41 — 3.03.42).

41-й танковый полк — в/ч 9098

Командир — майор Глазьев.

Начальник штаба — майор Гаврилов (погиб 3 июля 1941 г.).

42-й танковый полк — в/ч 9119

Командир — полковник Вениамин Илларионович Заводов (погиб в бою 11 июля 1941 г.),

капитан Борис Васильевич Инюшин (с 15 июля 1941 года, погиб 22 августа 1941 г.).

Заместитель по политической части — Федор Евтихович Сеньков.

21-й мотострелковый полк — в/ч 9076

21-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 9135

21-й разведывательный батальон

Командир — капитан Василий Федорович Жидков.

21-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 9151

Командир — майор Владимир Эдуардович Шредер.

21-й отдельный батальон связи

Командир — капитан Хрисанф Степанович Лубнин.

21-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 9179

Командир — капитан Александр Кузьмич Абрамов.

21-й автотранспортный батальон — в/ч 9175

Командир — капитан Степан Васильевич Куцый.

21-й медико-санитарный батальон — в/ч 9213

Командир — военврач 2 ранга Сергей Кузьмич Шляпников (отстранен от должности).

21-я рота регулирования — в/ч 9039

Командир — лейтенант Воробьев.

21-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 9052

21-й полевой хлебозавод — в/ч 9206

37-я полевая почтовая станция

147-я полевая касса Госбанка

24-я танковая дивизия — в/ч 9644

Командир — полковник Макарий Иванович Чесноков.

Заместитель по строевой части — полковник Алексей Григорьевич Родин.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Михаил Васильевич Сочугов (20.03.41–22.09.41).

Помощник по технической части — Островский.

Начальник штаба — полковник А. С. Сухоребров.

Начальник разведывательного отделения — капитан Александр Дмитриевич Захаров.

Начальник отделения связи — майор Бобков.

Начальник санитарной службы — военврач 1 ранга Крючков (погиб),

военврач 2 ранга Никифор Никифорович Евстифеев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Александр Михайлович Васильев (1.04.41–22.09.41).

48 танковый полк — в/ч 9703

Командир — майор Иван Романович Лукашик (погиб 9 октября 1941 года).

49-й танковый полк — в/ч 9649

Командир — майор Виктор Григорьевич Лебедев.

Заместитель по строевой части — майор Константин Павлович Ушаков (погиб 11 ноября 1941 г.).

Заместитель по политической части — Лукин.

Начальник штаба — капитан Марк Григорьевич Вургафт.

24-й мотострелковый полк — в/ч 9741

24-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 9626

Командир — майор Плескоцевич.

Заместитель по политической части — старший политрук Канарский.

24-й разведывательный батальон — в/ч 9785

Командир — капитан Владислав Владиславович Хрустицкий.

24-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 9757

Командир — Василий Галактионович Тимошенко.

24-й медико-санитарный батальон — в/ч 9690

Командир — военврач 3 ранга А. П. Кондратьев.

24-й автотранспортный батальон — в/ч 9659

Командир — Иванов.

24-й понтонный батальон — в/ч 9638

24-й отдельный батальон связи — в/ч 9798

24-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 9678

24-я рота регулирования — в/ч 9770

24-й полевой хлебозавод — в/ч 9700

79-я полевая почтовая станция

166-я полевая касса Госбанка

198-я моторизованная дивизия — в/ч 8744

Командир — генерал-майор Владимир Викторович Крюков.

Заместитель по строевой части — Герой Советского Союза полковник Василий Гаврилович Нетреба.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Иван Михайлович Кравченко.

Начальник артиллерии — полковник Вячеслав Николаевич Мясоедов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды (замполита) — батальонный комиссар Степан Федотович Диденко (20.03.41–17.09.41).

450-й мотострелковый полк — в/ч 8780

Командир — майор Сергей Александрович Симагин.

452-й мотострелковый полк — в/ч 8735

Командир — полковник Владимир Кузьмич Парамзин.

146-й танковый полк — в/ч 8691

Командир — подполковник Лапшин.

704-й артиллерийский полк — в/ч 8724

159-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 8814

126-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 8837

234-й разведывательный батальон — в/ч 8746

349-й легко-инженерный батальон — в/ч 8817

380-й отдельный батальон связи — в/ч 8783

196-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 8880

124-й медико-санитарный батальон — в/ч 8819

293-й автотранспортный батальон — в/ч 8897

100-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 8871

60-я рота регулирования — в/ч 8812

131-я полевая хлебопекарня — в/ч 8850

217-я полевая почтовая станция

236-я полевая касса Госбанка

7-й мотоциклетный полк — в/ч 8185

Командир — майор Виктор Викторович Лейциигер (умер от ран в эвакогоспитале 29.12.45 г.),

капитан Борис Васильевич Илюшин,

майор Вадим Николаевич Соболев (с 15 июля 1941 года).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Андрей Михайлович Герасименко.

Начальник штаба — капитан Семен Павлович Хайдуков.

386-й отдельный батальон связи

Командир — капитан Генрих Алексеевич Ролин.

34-й отдельный мотоинженерный батальон

Командир — капитан Иван Федорович Акиньшин.

110-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 4761

65-я полевая касса Госбанка

Формирование и укомплектование

Корпус начал формироваться в марте 1941 года в Ленинградском военном округе.

21-я танковая дивизия была сформирована на базе 40-й танковой Краснознаменной бригады, участвовавшей и Финской войне. По данным М. Свирина и М. Коломийца («Легкий танк Т-26. Часть 1»), в 21-й танковой дивизии имелось: 121 Т-26 с 45-мм пушкой, 22 ХТ, 39 пулеметных двухбашенных Т-26, 6 Т-26 двухбашенных с 37-мм пушкой, 2 CT-26, 8 тягачей-транспортеров Т-26, 3 Т-38, — то есть всего 191 танк (201 единица бронетехники).

24-я танковая дивизия вела cвою историю от 11-го запасного танкового полка и унаследовал» от него сильно изношенную учебную материальную часть: 139 машин БТ-2 и 142 танка БТ-5 (в сумме 281 танк). Кроме того, в дивизии не хватало комсостава, было очень мало средств связи, автотранспорта и артиллерии, а личный состав танковых экипажей имел очень слабую подготовку.

198-я моторизованная дивизия сформирована на 6азе 7-й мотострелковой бригады в Стрельне.

Дислокация

К началу войны корпус дислоцировался вокруг Ленинграда:

управление — Новый Петергоф;

21-я танковая дивизия — Лемболово, Черная речка, Сертолово-2;

24-я танковая дивизия — Пушкин;

198-я моторизованная дивизия — Ораниенбаум, Стрельна.

Боевые действия с 23 июня по 9 июля 1941 года

22 июня 1941 года корпус был поднят по тревоге. Дневное время суток в соединениях заняли митинги и подготовка к выдвижению по плану прикрытия. 23 июня 1941 года корпус выступил к финской границе, оставив в пунктах постоянной дислокации значительное количество неисправной техники. Например, только 24-я танковая дивизия оставила в Пушкине 22 танка БТ-2 и 27 Б'Г-5. Через Ленинград на Выборг следовали походным порядком. Протяженность маршрута 24-й танковой дивизии составила 160 километров, которые она преодолела за 49 часов. В ходе марша дивизия потеряла по техническим причинам еще 55 танков — из 232, выступивших в поход. 21-я танковая дивизия, располагавшаяся севернее Ленинграда, совершила марш меньшей протяженности и более организованно. Вся отставшая техника немедленно ремонтировалась специально созданной службой замыкания. Уже к середине 24 июня 1941 года все моторизованные части дивизии прибыли в большой лесной массив в районе населенного пункта Иля-Носкуа.

К утру 25 июня соединения корпуса в основном сосредоточились на обширном лесном пространстве северо-восточнее города Выборг напротив финского города Иматра. 198-я мотострелковая дивизия расположилась в лесном массиве у Юск-Ярви, имея расстояние между полками до 15–20 километров, а 24-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Лейпола. 21-я танковая дивизия разместилась в районе Хянниккяляниеми, Иоллила, Иля-Носкуа. Продолжали марш лишь пешие подразделения корпуса; благодаря комбинированному использованию автотранспорта эти части подошли в районы сосредоточения к исходу 27 июня.

Получив в свое распоряжение большое количество танков (похоже, армейское командование такие ударные соединения как «механизированный корпус» иначе и не воспринимали), командующий 23-й армией генерал-лейтенант П. С. Пшенников начал изымать из состава корпуса танковые взводы, роты и даже батальоны, придавая их стрелковым дивизиям первой линии и управлениям корпусов. Только из состава 21-й танковой дивизии на усиление пехоты было выделено не менее 49 танков с соответствующим количеством автомашин, необходимым для их снабжения ГСМ и боеприпасами. 10 бронемашин из дивизии были направлены для охраны штаба 23-й армии. Такие действия командования резко ослабляли боевую силу соединений.

Основные усилия финны направили на прорыв к побережью Ладожского озера в стыке 7-й и 23-й армий. Советские 168-я и 142-я стрелковые дивизии, оказывая достойное сопротивленне противнику, медленно отходили. Уже 1 июля 1941 года советским командованием было принято решение на контрудар силами 10-го механизированного и 19-ro стрелкового корпусов по правому флангу финской ударной группировки. Однако силы, реально выделенные для этой цели, оказались более чем слабыми — всего лишь один стрелковый батальон и четыре артиллерийских дивизиона 115-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Ф. Конькова, а также усиленный разведывательный батальон 21-й танковой дивизии. Эта группа имела задачей овладеть районом Иматра, который следовало удерживать до подхода пехоты. В случае неудачи — установить численность и нумерацию частей и соединений противника. Основная часть 21-й тд, как и большинство соединений 10-го МК, оставались во втором эшелоне.

Организация атаки утром 2 июля была безобразной. Пехота 115-й дивизии к атаке не присоединилась, а артиллерия поддерживала части только на начальном этапе действий. Тем не менее, разведбат 21-й танковой дивизии, сбивая небольшие заслоны финской пограничной стражи, углубился на территорию Финляндии на 4 километра. Встретив на высотах южнее Иматры небольшое, но организованное сопротивление, батальон отошел на свою территорию, не наполнив задачи. Было установлено, что этот участок обороняется незначительными силами противника.

В районе Иматра находился самый узкий перешеек финляндской территории между советской границей и крупным озером Сайма. Перерезав его, советскому командованию удалось бы разобщить ударные группировки финской армии, лишив их локтевой связи, маневра и достаточного снабжения. Слабость финских войск на этом направлении придала уверенности с советскому командованию.

Было решено привлечь к наступлению всю 21-ю танковую дивизию и пехоту 115-й стрелковой дивизии. Однако нерешительность советского командования, проявленная в предыдущие дни, привела к полной потере инициативы на советско-финском фронте. К исходу 2 июля 1941 года обстановка на правом фланге 23-й армии обострилась настолько, что потребовала немедленного введения и бой резервных войск. На правый фланг армии начала свое перемещение 198-я моторизованная дивизия.

В ночь на 3 июля на командный пункт 21-й танковой дивизии прибыл начальник АБТО 23-й армии генерал-майор Лавринович. Не дожидаясь возвращения сюда командира и начальника штаба дивизии, находившихся в частях, он отдал приказ о погрузке 41-го танкового полка в эшелон в направлении его в район Элиссиваара — н распоряжение направлявшейся туда же 198-й моторизованной дивизии.

Полк в составе 41 танка был погружен в эшелон в рекордно короткие сроки. На правый фланг армии, в состав 142-й стрслковой дивизии, убыл и резервный иолк 115-й стрелковой дивизии.

Значительно ослаблением 21-й танковой и 115-й стрелковой дивизиям предстояло выполнять ранее поставленную задачу. В довершение ко всему, после в общем-то безобидного рейда разведотряда на Иматру финское командование усилило это направление дополнительными войсками.

В 12 часов дня в районе Энго началась артиллерийская подготовка четырех дивизионов 115-й стрелковой дивизии. Проходила она вяло и представляла, скорее, неспешный обстрел финской территории с темпом 1 снаряд в минуту. Дивизия получила задачу наступать в направлении Иматры, выйти иа перешеек к стаиции Вуоксениска, Ималян-Ярви и захватить Иматру и переправы на реке Вуокса, отрезать и уничтожить оставшегося противника в районе населенных пунктов Юсела, Иммалян-Ярви, Якола. В 14 часов, после долгих проволочек, 21-я танковая дивизия вновь пересекла советской-финскую границу и устремилась на Иматру. Танки (45 Т-26) действовали в группе поддержки пехоты по одной дороге. Ни oт танковых, ни от стрелковых частей pазведка вперед выслана не была. В течение 3 часов танки продвинулись всего на 1,5 км. Последующие три часа танки стояли в походной колонне на дороге под воздействием огия финской артиллерии. К исходу дия командир корпуса приказал закрепиться иа достигнутом рубеже. Ночью ввиду неорганизованности и паники произошла перстрелка между своими подразделениями. Вызванный танковый резерв, не разобравшись в обстановке, открыл огонь по командиому пункту командира мотострелкового полка. В итоге 160 человек было убито и ранено.

Финские войска придерживались своей излюбленной тактики, которая принесла им успех еще в период Зимней войны. Позволив советским танкистам втянуться в глубь финляндской территории на 5–6 километров, они остановили дальнейшее продвижение сосредоточенным огнем. Одновременно финны предприняли фланговую контратаку, пытаясь окружить атаковавших и посеять в их рядах панику. Уже к исходу дня командир 21-й танковой дивизии попросил вышестоящее командование вывести дивизию из боя для предотвращения тяжелых потерь.

С 4 июля 1941 года соединение приводило себя в порядок в районе Яски.

К сожалению, достоверных данных о действиях 24-й танковой дивизии на Карельском перешейке не имеется. Известно лишь, что до отправки соединения на Лужское направление 5–6 июля дивизия также побывала в боях.

4 июля 1941 года вступила в бой и районе станции Койвумяки, Эско и 198-я моторизованная дивизия. 450-й и 452-й мотострелковые полки при поддержке 41-го танкового полка 21-й танковой дивизии атаковали наступавшего противника и отбросили его на насколько километров. При этом соединение понесло большие потери и вынуждено было перейти к обороне.

4 июля начальник Генерального штаба приказал командующему войсками Северного фронта вывести 10-й механизированный корпус в свой резерв. Корпус надлежало к исходу 6 июля сосредоточить в районе Красногвардейска и Пушкина в готовности действовать в южном направлении — против наступавших из Прибалтики немецкой группы армий «Север».

Однако вывести из боя корпус и полном составе не удалось. Ввиду развивавшегося наступления финнов на Карельском перешейке, в составе 23-й армии в качестве резерва было решено оставить 198-ю моторизованную дивизию. Из танковых дивизий корпуса были изъяты значительные силы, которые, в качестве пяти отдельных танковых батальонов, составили «армейскую танковую группу» 23-й армии. Четыре из них передали стрелковым дивизиям, а один остался и резерве командующего армией. 21-я танковая дивизия выделила на эти цели 54 танка Т-26, а 24-я танковая дивизия — 102 танка, преимущественно БТ-2 и лишь несколько БТ-5, из коих только 59 были боеспособны. В состав 7-й армии на петрозаводское направление 24-я танковая дивизия выделила два батальона из трех, входивших в состав мотострелкового полка. Эту группу возглавил капитан Зуев.

Лужский рубеж. 9 — 20 июля 1941 года

С 6 по 9 июля основные части 21-й и 24-й танковых дивизий совершили переход в район севернее Луги. Техника перевозилась эшелонами, а часть личного состава — на автомашинах. Обе дивизии сосредотачивались в районе севернее Луги.

9 июля 1941 года части танковых дивизий прошли переформирование: все боеспособные танки были сведены в один танковый полк на каждую дивизию. В 21-й танковой дивизии остался 42-й полк, в 24-й дивизии — 49-й полк (личный состав 48-го полка передан на укомплектование 12-го запасного танкового полка).

9 июля противник занял Псков и начал беспрепятственно распространяться севернее и восточнее города. Создалась реальная угроза выхода немцев на оперативный простор на ближних подступах к Ленинграду. Учитывая это, Ставка ГК в тот же день передала в распоряжение командующего Северо-Западным фронтом 21-ю танковую, 70-ю и 177-ю стрелковый дивизии.

21-я танковая дивизия выступила из Луги рано утром 10 июля. Достигнув головой колонны населенного пункта Заполье (в 42 километрах южнее Луги), соединение внезапно получило приказ вернуться в прежний район сосредоточения.

Танки прямо на дороге пришлось разворачивать на 180 градусов и направлять назад. По возвращении дивизии в район северо-восточнее Луги, командир 10-го механизированного корпуса отдал очередной приказ о сосредоточения 21-й танковой дивизии в районе Порхова. Следуя туда-сюда, дивизия за день выдержала 95 — 100 километров марша, до предела измотавшего личный состав. Последние танки из Заполья вернулись только к вечеру.

Уже в 23 часа 10 июля передовые танки второй раз за день проследовали через Лугу, направляясь на Порхов через Заполье и Лудонь. 21-я танковая дивизия покидала состав 10-го механизированного корпуса. В дальнейшем она действовала в составе 1-го механизированного корпуса, участвовала в контрударе советских войск под Сольцами.

В этот день передовые части германского XXXXI моторизованного корпуса генерала Г. Рейнгардта (Rainhardt) вышли к Плюссе — предполью главной полосы обороны в районе Луги.

Обороняющиеся на этом рубеже части, в том числе и 24-я танковая дивизия, отразили все атаки противника. Попытка немецких 1-й и 6-й танковых и 36-й моторизованной дивизии прорваться на этом участке успеха не имела.

Рано утром 11 июля 1941 года командир корпуса И. Г. Лазарев прибыл в штаб 177-й стрелковой дивизии на южной окраине города Луга для установления взаимодействия 24-й танковой дивизии с этим соединением. В это время танкисты, имея на вооружении всего 98 танков БТ-2 и БТ-5, продолжали сосредотачиваться севернее Луги. Командный пункт 24-и дивизии расположился в селе Купели.

К вечеру 12 июля распоряжением командира корпуса была сформирована маневренная группа 10-го МК для действия на псковском направлении. В группу вошли: 2-й батальон 49-го танкового полка (32 танка БТ), 1-й батальон 24-го мотополка, артбатарея (четыре 122-мм орудия), взвод ПТО 24-го мотополка (два 76-мм орудия), три зенитно-пулеметные установки 24-го гап. В 18:20 группа выступила по маршруту Луга, Жглино, Городец, Поддубье, Бор, имея задачу ударом в направлении Милютино, Николаево выбить противника на южный берег реки Плюсса от Плюссы до Заполья. К 23:00 группа сосредоточилась в лесу южнее Бора.

14 июля на КП 177-й стрелковой дивизии в селе Рютень прибыл заместитель командира 24-й танковой дивизии полковник А. Г. Родин, назначенный командовать боевой группой (в нее вошел отошедший из Пскова 3-й мотострелковый полк). Группа Родина развернулась правее 1-го стрелкового батальона 483-го стрелкового полка, который накануне поддался панике и оставил свои выгодные позиции по берегу реки Плюсса.

Совместными усилиями эти войска смогли восстановить оборону по линии реки. С утра 14 июля группа Родина начала наступление в двух направлениях: через Шереги, Заполье, Милютино и через Любенское, Залисенье, Плюсса. Первая группа с боем заняла деревню Криц, где и была задержана огнем противотанковой артиллерии и минометов противника. Вторая группа вела бой с немецкой мотоколонной. Первая группа продолжила наступление до 20:00 в районе южнее Шереги, где была остановлена. В районе леса северо-восточнее Шереги она потеряла 5 танков. Вторая группа вышла в лес в полукилометре севернее Шереги.

По решению полковника Родина части заняли рубеж для обороны севернее и северо-восточнее Шереги, с задачей не допустить дальнейшего продвижения противника по дороге на Лугу.

Но уже на следующий день 483-й стрелковый и 3-й мотострелковый полки под давлением превосходящих сил противника были вынуждены вновь оставить занимаемый рубеж и отойти на линию Лямцево — Крошево. Тем самым был оголен правый фланг маневренной группы. В течение дня группа неоднократно контратаковала противника в направлении Городище и Городенько, выбив противника из Городища.

Потери группы за двое суток составили 17 танков БТ-5, 2 бронеавтомобиля, 24 человека убитыми.

16 июля маневренная группа прочно удерживала свой рубеж обороны по северной окраине Городеньки, северной части Городища и северной окраине Шкреги, отбивая атаки противника.

К исходу 17 июля натиск немецких частей усилился, и маневренная группа под воздействием сильного артиллерийского огня отошла на новый рубеж севернее деревни Бор.

19 июля маневренная группа вела бой за овладение Городищем и Любенским. Однако он закончился неудачей. Группа, имея всего два танка и до двух рот пехоты, без поддержки артиллерии была вынуждена отойти на старые рубежи.

В это время по приказу штаба Лужской оперативной группы 24-й мотострелковый полк дивизии (без одного батальона, находившегося в группе Родина) сосредоточился в районе станции Толмачево для погрузки в эшелоны. Однако в 20:30 было получено устное приказание командира корпуса — составить и выслать подвижную группу и район Сара Гора с задачей окружить и уничтожить прорвавшегося противника около Осмино. В полночь группа в составе 24-го мотополка, 3-го танкового батальона 49-го танкового полка, 1-го адн из 24-го гап и оперативная группа штаба 24-й танковой дивизии под командованием полковника Чеснокова выступила в направлении Сара Гора.

К утру 20 июля группа вышла в район леса восточнее села Сара Гора. К этому времени подвижный отряд в составе стрелковой роты от 24-го мотополка и танковой роты от 49-го тп под командованием майора Лукашика занял северо-западную опушку леса восточнее села. Однако в это время было получено приказание о возвращении 24-го мсп в район погрузки на станцию Толмачево. В 16:00 подвижный отряд при поддержке артдивизиона пошел в наступление в направлении села Осьмино, и к ночи с боем занял северную опушку леса в 700 м юго-восточнее села, потеряв 2 Т-50 и 2 БА-10.

На следующий день утром группа в составе одной стрелковой роты, роты регулировщиков и танковой роты при поддержке артдивизиона продолжила наступление в направлении села Осьмино, но под сильным заградительным артиллерийским и минометным огнем была вынуждена отойти в исходное положение, потеряв один танк.

22 июля группа полковника Чеснокова перешла к обороне с задачей не допустить движения противника со стороны Осьмино и Псоедь на Сара Гора и контрударом танков из леса северо-восточнее Сара Гора уничтожить немецкие подразделения, ворвавшиеся на территорию села.

Ночью 23 июля из штаба Лужской оперативной группы был получен приказ о выходе подвижной группы из боя и сосредоточении ее и прежнем районе — Шалово, Старые Крупели. Оставив прикрытие под командованием майора Лукашика в составе одной танковой и одной стрелковой роты, роты регулировщиков и 122-мм батареи, группа выступила из района села Сара Гора и к вечеру сосредоточилась в указанном ей районе. Оставленное группой прикрытие еще неделю прочно удерживало занятый рубеж обороны.

Еще 18 июля управление 10-го механизированного корпуса было переформировано в управление правого фланга обороны Лужской оперативной группы, находившейся под командованием генерал-лейтенанта Пядышева. В подчинении бывшего корпусного управления оказались различные стрелковые и артиллерийские части. В конце августа оно было обращено на формирование управления новой 55-й армии.

20 июля 24-я танковая дивизия вошла в состав 41-го стрелкового корпуса. На 24 июля 1941 года в дивизии имелось еще 103 танка — 8 БТ-7, 78 БТ-5, 3 Т-26, 14 ХТ, а также 10 БА-10 и 2 БА-20.

Боевые действия 24-й танковой дивизии в составе 41-го стрелкового корпуса с 24 июля по 15 августа 1941 года

22 — 23 июля 1941 года командование 41-го стрелкового корпуса приняло решение разгромить группировку противника, действовавшую в районе озер Врево и Череменецкое. На основании устного приказания командира 41-ro СК 49-му тп была поставлена задача — окружить и уничтожить противника в районе Югостицы, Великое Село, Наволок. Один из танковых батальонов дивизии должен был во взаимодействии с 801-м и 502-м стрелковыми полками нанести удар по немецким позициям в районе села Югостицы. Другой танковый батальон с десантом мотострелкового батальона должен был обойти Череменецкое озеро с востока и ударить по Югостицкой группировке противника с тыла в общем направлении на Великое Село.

1-й батальон полка под командованием капитана Прядуна выступил в 7:30 в направлении Бор, Бол. Торошковичи, Югостицы. Два танка КВ и взвод БТ — в направлении Бор, совхоз Солнцев Берег и далее на Наволок. Танковая рота 3-го батальона (15 танков) под командованием полковника Чеснокова выступила в 10:30, действуя в направлении Луга, Мал. Каназерье, Великое Село.

Группа капитана Прядуна в составе 10 танков в 16:20 достигла деревни Лунец и повела атаку на Югостицы, где была встречена сильным противотанковым и минометным огнем. Группа потеряла 4 танка и вынуждена была отойти. Вторая группа атаковала немцев в районе совхоз Солнцев Берег. Третья группа полковника Чеснокова к вечеру сосредоточилась в 500 м западнее с. Заречье. К 23:00 группа овладела Великим Селом и перешла к обороне. На следующий день группа капитана Прядуна во взаимодействии со стрелковой ротой 235-й сд при поддержке 1 —го дивизиона 24-го гап к исходу дня овладела Югостицами. Группа Чеснокова после овладения Великим Селом в течение дня трижды отражала атаки противника из деревни Шубино. Не имея поддержки пехоты и артиллерии группа вынуждена была оставить село и к вечеру 26 июля отойти в район расположения 1-го батальона в с. Югостицы.

Этот бой был едва ли не самым большим боевым действием 24-й танковой дивизии на Лужском направлении, В дальнейшем дивизия использовалась отдельными подразделениями для удержания фронта Лужского рубежа. Многие части 24-й тд на длительное время придавались пехотным дивизиям.

27 июля получен приказ из штаба 41-го СК о выделении 1-го батальона 49-ro танкового полка в количестве 22 танков на усиление подвижной группы полковника Родина, туда же были переданы три батареи 24-го гап.

Группа Родина с 14 по 20 июля вела бои с переменным успехом в районе Городище и Береги. Группа потеряла 23 БТ и 1 Т-28, 4 БА.

С 20 по 27 июля группа вела сдерживающие бои с превосходящими силами противника на рубеже Бор, Поддубье, Березицы, Рютень, Заозерье.

27 июля противник потеснил подразделения группы на рубеж Рютень, Мельцево, Черевише и овладел поселком Серебрянка. Подвижпая группа к утру получила на усиление 1-й батальон 49-го тп и начала готовиться к наступлению. 28 июля взять поселок Серебрянка не удалось.

29 июля немцы заняли Волосовичи, Никольское, Рютень и вели наступление вдоль Лужского шоссе. К вечеру они достигли Бунны. подвижная группа в составе 1-го тб 49-ro тп и 1-го мсб 24-го мсп сосредоточилась в исходном положении в районе выс. 113, 3 в 2 км юго-восточнее Серебрянки. Группе была поставлена задача — ударом в направлении Серебрянка, Враги, Ильже-2 во взаимодействии с частями 111-й сд окружить и уничтожить противника в районе Враги, с последующим выходом на Старую Середку. Артиллерийскую поддержку осуществлял 1-й дивизион 24-го гап.

Подразделения подвижной группы, ведя бои в районе поселков Серебрянка и Новоселье, к утру 30 июля под действием превосходящих сил противника отошли на рубеж Лопанец. высота западнее села, где заняли оборону фронтом на юг и запад. Подразделения 483-го стрелкового полка, действующие правее и левее подвижной группы, без приказа отошли с занимаемых позиций, оставив фланги группы открытыми. Ночью командир 41-го СК приказал вывести группу в район сосредоточения дивизии в районе Шалово, Старые Крупели, куда она вышла к 16.40.

31 июля части и подразделения дивизии в течение дня сосредотачивались в районе Старые Крупели, Шалово и проводили оборонительные работы в районе своего расположения: 49-й тп — юго-западнее Шалово; 24-й гап подивизионно в районах Крючково, Смычково; 24-й орб — в районе Тосики; юго-восточней Старых Крупелей; мсб — восточнее озера Зеленое. Вечером в район расположения дивизии прибыла группа майора Лукашика.

Ограниченность применения танков 24-й дивизии на Лужском рубеже обороны обусловила сравнительно низкие их потери. К 1 августа в дивизии все еще имелось 50 боеспособных танков и 34 требовали текущего ремонта.

24-я танковая дивизия использовалась мелкими группами, на разных участках, выполняя несвойственные танковым соединениям задачи по сдерживанию противника. «Разорванная» на части, она фактически состояла из пяти групп:

• группа подполковника Батлана — на Карельском перешейке;

• два мотобатальона под командованием капитана Зуева — в составе 7-й армии;

• группа майора Лукашика;

• группа полковника Родина;

• группа полковника Чеснокова.

Таким образом, дивизия не имела единого управления, снабжения и восстановления. Штаб дивизии также был разбит на части.

В середине августа опять развернулись ожесточенные бои под Лугой. 10 августа после мощной артиллерийской подготовки LVI моторизованный корпус генерал-лейтенанта Э. фон Манштейна (Erich von Levinski von Manstein) атаковал войска лужского участка обороны, стремясь захватить Лугу и открыть дорогу на Ленинград. Но 177-я сд (полковник А. Ф. Машошин) совместно с 24-й танковой дивизией сдержали натиск противника.

Полковник А. Г. Родин, заместитель командира 24-й танковой дивизии, 18 августа 1941 года принял под командование восточный сектор Лужского участка обороны, став одновременно фактическим командиром 1-й дивизии народного ополчения.

На правом фланге Лужской ОГ продолжали отходить части кингисеппского участка, на левом отступала 48-я армия. Советские войска в районе Луги оказались под угрозой окружения. Командующий фронтом отдал приказ отвести войска лужской группы на заранее подготовленный рубеж по рр. Луга и Оредеж. 24 августа советские войска оставили город Лугу.

В конце августа — начала сентября 1941 части 24-й танковой дивизии попали в окружение вместе с войсками Лужской оперативной группы (к этому времени переименована в Южную группу). Войска группы выходили из окружения отдельными отрядами. 24-я танковая дивизия из-за отсутствия ГСМ с 26 августа по 18 сентября уничтожила всю материальную часть и пробивалась на восток мелкими группами. Отдельные группы вышли к своим частям в районе Слуцка. С одной из групп под командованием помощника начальника штаба 49-го тп Задорина находился командир дивизии полковник Чесноков; он был контужен и бойцы несли его на носилках. Отряд вышел к своим, но Герой Советского Союза Николай Степанович Задорин погиб.

22 сентября 24-я танковая дивизия официально расформирована. Личный состав дивизии, вышедший из окружения, был направлен на укомплектование новых 124-й (полковник А. Г. Родин) и 125-й (полковник М. И. Чесноков) танковых бригад.

Боевые действия 21-й танковой дивизии (в составе 1-го мехкорпуса). Контрудар под Сольцами

В соответствии с директивой Ставки № 00260 от 9 июля 1941 года 21-я танковая дивизия передавалась в состав Северо-Западного фронта. Дивизии надлежало к утру 10 июля совершить комбинированный марш из Луги в район Порхова. Описанные выше события привели к тому, что соединение выступило на Порхов только в ночь на 11 июля 1941 года. Следовавший пешком 21-й мотострелковый полк вскоре значительно отстал, а затем и совсем потерял связь с основными силами дивизии. Полк «найдется» дивизией только 17 июля 1941 года в распоряжении другого соединения.

21-я танковая дивизия вступила в бой 11 июля у села Комарино на шоссе Луга — Псков, проделав ночной марш протяженностью в 70 километров. Несмотря на то, что находившаяся в этом районе пехота 90-й стрелковой дивизии разбежалась при первых же залпах боя, танкисты решительно развернулись в атаку. Противник с потерями отступил в южном направлении. В первом же бою погиб командир 42-го танкового полка полковник В. И. Заводов, а дивизия потеряла 17 танков. Во второй половине дня на КП дивизии прибыл представитель штаба фронта с распоряжением о передаче 21-й танковой дивизии в состав 1-го механизированного корпуса. Соединению предлагалось сосредоточиться в районе Ситня (в 15 километрах западнее Сольцы). Предстоял очередной маршрут длиною около 60 километров.

В дальнейшем дивизия участвовала контрударе советских войск под Сольцами (оставлены нашими войсками 14 июля 1941 года), поддерживая своими танками и огнем гаубиц части 237-й стрелковой дивизии. О напряженности боев свидетельствует следующий факт. 23 июля у населенного пункта Михалкино занимал оборону 1-й танковый батальон 42-го танкового полка в составе 29 танков Т-26, при поддержке 50 человек пехоты из 252-го стрелкового полка. К утру следующего дня из пехоты осталось 20 человек с тремя орудиями почти без снарядов, а к 15 часам 24 июля остался единственный Т-26 с неисправным вооружением. Населенный пункт был удержан.

21-й мотострелковый полк в это время действовал в отрыве от главных сил дивизии. 23 июля 1941 года полк совместно с 28-м мотострелковым полком и частями переброшенной на сольцское направление 180-й стрелковой дивизии перешел в наступление на Городок, что в 6 километрах юго-западнее Сольцов. Полку удалось внезапной атакой овладеть совхозом «Выботь» и окружить противника, удерживающего населенный пункт Угощь.

24 июля полк продолжал развивать достигнутый ранее успех. В Угощи совместными действиями 21-го мотострелкового и 86-го стрелкового полков удалось уничтожить окруженного там противника силой до батальона. К исходу 25 июля мотострелки вышли к лесу южнее Сольцов и взяли город и дороги под обстрел.

В это время резко ухудшилась обстановка на Дновском направлении. Противник, развивая наступление на Старую Руссу, к исходу 27 июля вышел к станции Волот. Контратаки пытавшихся остановить противника 163-й моторизованной и 182-й стрелковой дивизий ни к чему не привел и в помощь этим соединениям на станцию Волот был выдвинут 21-й мотострелковый полк, изъятый из подчинения 180-й стрелковой дивизии. Но и его действия не переломили ситуацию в пользу советских войск. В дальнейшем полк некоторое время действовал в составе 182-й стрелковой дивизии.

С 7 августа 1941 года 21-я танковая дивизия вошла в состав только что сформированной 48-й армии, под командованием генерал-лейтенанта С. Д. Акимова. Выделила кадры для формирования 108-ro отдельного танкового батальона. Вела бои в составе армии фактически как стрелковая часть. С сентября 1941 года в составе 54-й отдельной армии, с начала февраля 1942 — в составе 8-й армии. Дивизией с августа 1941 года командовал полковник Г. Г. Кузнецов. Танков в соединения больше не было. 12 февраля 1942 года дивизия сдала рубеж обороны 165-й стрелковой дивизии и была погружена в пять эшелонов на станции Жихарево. К 20 февраля соединение сосредоточилось в Вологде на станции Льнострой. Приказом Ставки ВГК расформирована 2 марта 1942 года. На ее базе были созданы 103-я (подполковник Г. М. Максимов) и 104-я (полковник Г. Г. Кузнецов) танковые бригады.

198-я моторизованная дивизия

198-я моторизованная дивизия впервые введена в бой на рассвете 4 июля в районе Киркопули, в 25 километрах западнее Элисенваары. В этот день частям дивизии удалось отбросить финнов, углубившихся на советскую территорию на 6–8 километров, за линию государственной границы. До 8 июля соединение удерживало границу в этом районе, отбив в общей сложности до 25 атак.

9 июля дивизия была выведена во второй эшелон 23-й армии. 146-й танковый полк был переброшен на другое направление и переформирован в 124-й танковый полк 124-й танковой бригады, взамен него в дивизию прибыл 3-й полк народного ополчения, ставший впоследствии 506-м стрелковым полком.

Таким образом, 198-ю дивизию фактически «растащили» 452-й мотострелковый полк убыл на олонецкое направление в Карелию. Еще раньше из дивизии убыл 450-й мотострелковый полк. Заместитель командира дивизии полковник Герой Советского Союза В. Г. Нетреба стал командиром 3-й дивизии народного ополчения.

198-я моторизованная дивизия 17 сентября 1941 года была переименована в стрелковою с тем же номером.

22 июля 1941 года на реке Видлица сосредоточились 452-й мотострелковый и 7-й мотоциклетный полк, вошедшие вместе с 3-й бригадой морской пехоты в состав Олонецкой оперативной группы под командованием генерал-лейтенанта В. Д. Цветаева. Этим войскам предстояло перейти 23 июля в наступление с рубежа реки Видлица и овладеть районом Салми.

Наступление вначале развивалось успешно. Пехота продвинулась на 5–8 километров, но финны, ударив во фланг советской группировке, вынудили ее к отходу на реку Тулоксу, в 15 километрах восточнее Видлицы.

В августе 1941 года 7-й мотоциклетный полк преобразован в 719-й стрелковый полк и вошел вместе с 452-м стрелковым полком в 67-ю стрелковую дивизию 2-го формирования 7-й отдельной армии.

Похожие книги из библиотеки

АПРК «Курск» Послесловие к трагедии

Книга известного российского писателя-мариниста В. Шигина посвящена событиям, связанным с гибелью атомного подводного ракетного крейсера «Курск».

Уникальность информации, документальность и правдивость – вот что отличает книгу В. Шигина от подавляющего большинства изданий на эту тему. Книга основана на документах Главного штаба и Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ. Читатели впервые смогут познакомиться с поминутной хронологией спасательной операции в августе и октябре 2000 года. Немаловажен и тот факт, что, будучи кадровым офицером ВМФ, автор сам принимал участие в обеспечении водолазных работ. Кроме того, его личные встречи с родными и близкими членов экипажа позволили создать яркие, запоминающиеся очерки о жизни и службе погибших подводников

Секретные проекты истребителей люфтваффе

Во время Второй мировой войны немецкие инженеры, занятые поисками нового оружия, разработали многие образцы боевой техники, опередившей свое время. Книга рассказывает о проектах немецких истребителей с реактивными двигателями и наиболее совершенными поршневыми моторами, которые могли представлять грозную силу в случае своей реализации.

Изданная в 1994 году в Германии, эта книга была переведена на многие языки мира и представляет несомненный интерес для отечественного читателя.

Покрышкин

Кадры решают все. А в переломное время, в экстремальных ситуациях, герои решают все, — считает автор книги о маршале авиации А. И. Покрышкине.

Именно Покрышкин стал ярчайшим выразителем тех перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945 года. Он был первым из когорты тех, кто сломил боевой дух люфтваффе. По свидетельству известного ученого Ю. Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с цифровых радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и — «Ахтунг, Покрышкин!».

Знаменитый летчик никогда не был баловнем судьбы. Да и не могла быть легкой жизнь у человека, который, как говорит о нем один из его учеников, генерал-полковник авиации Н. И. Москвителев, «ни разу нигде не покривил душой, не сказал неправду». О многих перипетиях жизни летчика и военачальника впервые рассказано в этой книге.

Редчайшее сочетание различных дарований — летчика-аса, аналитика, командира, наставника — делает личность Покрышкина единственной в своем роде. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что учился у него воевать и жить, быть человеком…

Книга издается к 100-летнему юбилею Александра Ивановича Покрышкина.