Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

12-й механизированный корпус (в/ч 9443)

12-й механизированный корпус (в/ч 9443)

Командир — генерал-майор Николай Михайлович Шестопалов (11.03.41–27.06.41)[99],

полковник Вилле Яковлевич Гринберг (1.07.41–13.07.41),

комдив Иван Терентьевич Коровников (14.07.41–25.08.41).

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Петр Семенович Лебедев (21.05.41 — 1.09 41).

Начальник штаба — подполковник (с 8 апреля 1941 года — полковник) Петp Иванович Калиниченко,

полковник Вилле Яковлевич Гринберг (с 28.06.41),

полковник Иван Акимович Разинцев.

Начальник оперативного отдела — подполковник Владимир Владимирович Гиль (с 5.03.41, 18 апреля 1941 года приказ о назначении отменен),

подполковник Иван Иванович Степапов.

Начальник разведывательного отдела — майор Константин Павлович Гудков.

Начальник отдела связи — подполковник Сергей Николаевич Кудрявцсв,

майор Василий Прохорович Агафонов.

Начальник строевого отдела — капитан Михаил Дмитриевич Мартынов.

Начальник отдела тыла — полковник Вилле Яковлевич Гринберг (до 28 июня!941 года),

подполковник Иван Михайлович Петушков.

Начальник артиллерии — полковник Иван Акимович Разинцев.

Начальник штаба артиллерии — подполковник Алексей Гервасьевич Лебеденко.

Начальник инженерной службы — подполковник Василий Семенович Плахов.

Начальник химической службы — майор Евтихий Леонович Алексеев.

Начальник автотранспортной службы — майор Михаил Федорович Куликов,

майор Иван Васильевич Пшенецкий.

Начальник санитарной службы — бригадный врач Иван Иванович Скачков (погиб в плену 16.03.44),

военврач 2 ранга Константин Константинович Боборыкин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Николай Петрович Петров (20.03.41 — 1.09.41).

Состав

23-я танковая дивизия — в/ч 9836

Командир — полковник Тимофей Семенович Орленко.

Заместитель по строевой части — полковник Владимир Федорович Минаев.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Николай Павлович Ассоров (20.03.41–16.08.41, погиб 25.07.42).

Помощник по технической части — майор Михаил Николаевич Морозов.

Начальник штаба — подполковник Иван Михайлович Петушков,

полковник Владимир Федорович Минаев.

Начальник оперативного отделения — майор Ахат Биктимирoвич Хантимиров.

Начальник разведывательного отделения — капитан Николай Петрович Мозговой.

Начальник отделения связи — майор Владимир Лаврович Филимонов,

капитан Василей Герасимович Яковенко.

Начальник строевого отделения — капитан Василий Федоровнч Сырцов.

Начальник отделения тыла — капитан Деонисий Сильвестрович Наруцкий.

Начальник артиллерии — подполковник Василий Кузьмич Огульков.

Начальник инженерной службы — капитан Дмитрий 3ахарович Костенко.

Начальник химической службы — капитан Николай Eropович Коптев.

Начальник автотранспортной службы — капитан Иосиф Александрович Симаченко.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Алексей Сергеевич Лукьяненко (13.05.41–16.08.41).

45-й танковый полк — в/ч 9794

Командир — майор Николай Кондратьевич Тихонечко.

Заместитель по строевой части — майор Валентин Галактионович Костюшин.

Помощник по технической части — воентехник 1 ранга Георгий Александрович Лебедев.

Начальник штаба — майор Петр Иванович Ющенко.

Начальник оперативного отделения — старший лейтенант Николай Андреевич Курносов.

Начальник разведывательной части — капитан Андрей Федорович Козырев.

144-й танковый полк — в/ч 9800

Командир — полковник Иосиф Петрович Кокин (пропал без вести),

майор Антон Евстафьевич Гринько.

Заместитель по строевой части — майор Григорий Ильич Рельников.

Помощник по технической части — капитан Дмитрий Петрович Иванюженко.

Начальник штаба — майор Иван Николаевич Куров.

Начальник оперативной части — майор Вячеслав Вячеславович Высокоостровский (до 8 мая 1941 года),

капитан Михаил Иванович Хохлов,

капитан Николай Васильевич Александров.

23-й мотострелковый полк — в/ч 9803

Заместитель по строевой части — майор Анатолий Дмитриевич Разгуляев.

Начальник штаба — капитан Эрнест Мартынович Буш.

23-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 9768

Командир — майор Георгий Иванович Мельничук.

Начальник штаба — капитан Моисей Яковлевич Левинсон.

• артиллерийский дивизион (капитан Василий Ефимович Савин),

• артиллерийский дивизион (старший лейтенант Виктор Федорович Лукьянов),

23-й разведывательный батальон — в/ч 9823

Командир — капитан Петр Викторович Мяновский.

23-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 9774

Командир — капитан Николай Семенович Трусов.

23-й автотранспортный батальон — в/ч 9793

Командир — капитан Иван Никитович Макаров.

23-й медико-санитарный батальон — в/ч 9743

Командир — военврач 3 ранга Иван Алексеевич Кочетков.

23-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 9850

23-й отдельный батальон связи — в/ч 9847

23-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 9771

23-я рота регулирования — в/ч 9856

23-й полевой хлебозавод — в/ч 9747

365-я полевая почтовая станция

320-я полевая касса Госбанка

28-я танковая дивизия — в/ч 9797

Командир — подполковник (с апреля 1941 года — полковник) Ивах Данилович Черняховский.

Заместитель по строевой части — полковник Сергей Михайлович Кузнецов.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Валерий Антонович Шалаев (20.03.41–25.06.41, погиб),

полковой комиссар Ахилл Львович Банквицер,

батальонный комиссар Георгий Григорьевич Катков (7.07.41 — 7.10.41).

Помощник по технической части — подполковник Иван Васильевич Соболев,

майор Константин Константинович Борисенко.

Начальник штаба — подполковник П. И. Маркелов (пропал без вести 27 июня 1941 года),

капитан Андрей Никитович Пашков,

майор А. Б. Хантемиров.

Начальник оперативного отделения — капитан Андрей Никитович Пашков (погиб в январе 1945 года).

Начальник разведывательного отделения — капитан Константин Алексеевич Богданов.

Начальник отделения связи — майор Игорь Алексеевич Михайлов.

Начальник строевого отделения — старший лейтенант Георгий Александрович Стукалов.

Начальник отделения тыла — капитан Иван Романович Пименов.

Начальник артиллерии — полковник Михаил Филимонович Дегтярев,

полковник Петр Иванович Ольховский (с 10.08.41).

Начальник инженерной службы — капитан Федор Иванович Лобанов.

Начальник химической службы — капитан Антон Семенович Евгененко.

Начальник автотранспортной службы — капитан Иван Борисович Афанасьев.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Василий Васильевич Суховерко.

Начальник снабжения — интендант 1 ранга Денис Игнатьевич Дергачев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Иван Нестерович Третьяков (20.03.41–13.12.41).

55-й танковый полк — в/ч 9928

Командир — майор Сергей Федосеевич Онищук (погиб 25.06.41),

майор Сергей Алексеевич Дурнев.

Заместитель по строевой части — майор Борис Петрович Попов (погиб 23.06.41).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Иванович Токмаков.

Помощник по технической части — подполковник Иван Васильевич Полукаров,

военинженер 3 ранга Клавдий Львович Ревзон (с 8.05.1941 г.).

Начальник штаба — майор Петр Павлович Киселев.

Начальник оперативной части — капитан Константин Константинович Воробьев.

Начальник разведывательной части — капитан Макар Антонович Шило.

56-й танковый полк — в/ч 9811

Командир — майор Никифор Игнатьевич Герко.

Заместитель по политической части — старший политрук Василий Евдокимович Челомбитько.

Помощник по технической части — капитан Владимир Леонидович Мухин.

Помощник по хозяйственной части — капитан Антон Григорьевич Свирщевский.

Начальник штаба — майор Сергей Алексеевич Дурнев,

старший лейтенант Теодор Михайлович Гурович.

Начальник оперативной части — старший лейтенант Захар Николаевич Герасименко.

28-й мотострелковый полк — в/ч 9830

Командир — капитан, с 8 апреля 1941 года — майор Николай Онуфриевич Тоцкий[100].

Начальник штаба — капитан Иван Александрович Лобода.

28-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 9915

Командир — капитан Павел Михайлович Орлов (с 13 марта 1941 года).

Заместитель командира по строевой части — майор Федор Тарасович Дахновский.

Начальник штаба — капитан Георг Рустамович Мирзаян.

28-й разведывательный батальон — в/ч 9907

Командир — майор Константин Васильевич Швейкин,

капитан Иван Иванович Котов.

28-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 9871

Командир — капитан Степан Борисович Кулешов.

28-й отдельный батальон связи — в/ч 9852

Командир — капитан Павел Павлович Пордо.

28-й автотранспортный батальон — в/ч 9877

Командир — капитан Виктор Семенович Харахнин.

28-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 9827

Командир — капитан, майор Юрий Владиславович Завадский.

28-й медико-санитарный батальон — в/ч 9940

Командир — военврач 2 ранга Георгий Борисович Лужецкий.

28-я рота регулирования — в/ч 9885

Командир — лейтенант Владимир Иванович Якушин.

28-й полевой хлебозавод — в/ч 9948

Начальник — техник-интендант 1 ранга Александр Михайлович Тюрнин.

28-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 9900,

838-я полевая почтовая станция

689-я полевая касса Госбанка

202-я моторизованная дивизия — в/ч 3744

Командир — полковник Владимир Константинович Горбачев,

полковник Александр Михайлович Филиппов,

полковник Серафим Григорьевич Штыков.

Заместитель по строевой части — полковник Серафим Григорьевич Штыков.

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар Степан Фомич Хвалей (20.03.41–20.09.41).

Помощник по технической части — полковник Павел Иванович Смирнов (погиб в начале июля 1941).

Начальник штаба — подполковник Павел Федорович Батицкий,

полковник А. А. Ивановский.

Начальник отделения тыла — майор Н. В. Заикин.

Начальник отделения связи — майор Александр Николаевич Лукьянов.

Начальник строевого отделения — капитан Артем Павлович Булавко.

Начальник отделения тыла — капитан Павел Сергеевич Егopoв.

Начальник артиллерии — майор Борис Владимирович Лубман,

полковник Федор Тарасович Дахновский.

Начальник штаба артиллерии — майор Алексей Григорьевич Медовкин.

Начальник инженерной службы — подполковник Плахов,

майор Я. А. Арцишевский.

Начальник химической службы — капитан Иван Сидорович Дмитриев.

Начальник снабжения — капитан Николай Васильевич Заикин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар (с 3 июля 1941 года — старший батальонный комиссар) Андрей Иванович Рагулин (20.03.41–20.09.41).

645-й мотострелковый полк — в/ч 3849

Командир — майор Григорий Викторович Стрельчук,

капитан Афанасий Семенович Кожуров.

Заместитель по политической части — старший политрук С. Д. Шведов.

Помощник по технической части — капитан Григорий Иванович Кочкин.

Начальник штаба — капитан Афанасий Семенович Кожуров (погиб).

682-й мотострелковый полк — в/ч 3956

Командир — майор Харитон Федорович Есиненко.

подполковник Павел Григорьевич Гаченков.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Николаевич Калябин.

Помощник по технической части — капитан Иван Иванович Карев.

Начальник штаба — капитан Владимир Данилович Авдошин.

125-й танковый полк — в/ч 3750

Командир — полковник Семен Максимович Блынский,

майор Иван Николаевич Куров.

Заместитель по политической части — старший политрук Железняков.

Помощник по технической части — военинженер 3 ранга Алексей Иванович Иванов.

Начальник штаба — подполковник Валентин Александрович Корнилов.

Начальник оперативной части — капитан Леонид Сергеевич Чигин.

Начальник разведывательной части — капитан Виталий Дмитриевич Жуков.

Начальник связи — старший лейтенант Михаил Михайлович Лапочкин.

• 1-й танковый батальон (старший лейтенант Прокофий Епифанович Хомко),

• 2-й танковый батальон (капитан Григорий Евдокимович Олейник),

• 3-и танковый батальон (старший лейтенант Иван Никифорович Степанов),

652-й артиллерийский полк — в/ч 4023

Командир — майор Иван Антонович Голубев.

Заместитель по политической части — старший политрук Белгородский.

189-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 4034

Командир — капитан Григорий Фомич Журавлев.

151-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 3968

Командир — капитан Павел Григорьевич Сазонов (осужден 26.07.41).

281-й разведывательный батальон — в/ч 3691

371-й легкий инженерный батальон — в/ч 3814

Командир — старший лейтенант Петр Иосифович Обуховский.

581-й отдельный батальон связи — в/ч 3755,

200-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 3653

Командир — капитан Иван Николаевич Шарко.

357-й медико-санитарный батальон — в/ч 3809

Командир — Ф. Л. Лойко.

674-й автотранспортный батальон — в/ч 3747

106-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 3575

Командир — капитан Борис Владимирович Бернаскони.

53-я рота регулирования — в/ч 3800

461-й полевой автохлебозавод — в/ч 3754

839-я полевая почтовая станция

695-я полевая касса Госбанка

10-й мотоциклетный полк — в/ч 9449

Командир — майор Степан Петрович Кулешов.

Начальник штаба — капитан Феофан Федорович Микульский.

Помощник по технической части — воентехник 1 ранга Павел Александрович Попов.

380-й отдельный батальон связи — в/ч 9445

Командир — капитан Владимир Иванович Тихонов.

47-й отдельный мотоинженерный батальон — в/ч 9447

Командир — старший лейтенант Николай Иванович Скальный.

112-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 1928

790-я полевая почтовая станция

688-я полевая касса Госбанка

Наличие техники на 22 июня 1941 года

БТ-7 Т-26 Виккерс Фиат 3 000 Рено FT-17 Танкетки
Управление 6
23-я тд 350 17 2
28-я тд 236 68 9
202-я мд 65 16 6 6 11
Всего 242 483 42 6 6 13
ХТ Т-26 тягач Всего танков БА-10 БА-20 Всего БА
Управление 6 18 18
23-я тд 9 3 381 10 5 15
28-я тд 1 314 10 15 25
202-я мд 1 105 12 3 15
Всего: 10 4 806 50 23 73

Формирование

12-й механизированный корпус начал формироваться в Прибалтийском Особом военном округе в феврале 1941 года на базе отдельных танковых бригад округа.

23-я танковая дивизия формировалась в Либаве. Управление на базе управления 22-й легкотанковой и 8-й мотострелковой бригад, с добавлением личного состава управления 4-й легкотанковой бригады. Танковые полки создавались из батальонов 22-й лтбр. Мотострелковый полк — из пулеметных и стрелково-пулеметного батальонов 8-й мсбр, артиллерийский полк — на базе 572-го артполка 8-й мсбр.

28-я танковая дивизия формировалась на базе 27-й легкотанковой бригады[101], 28-й гаубичный артиллерийский полк создавался на базе 569-го артиллерийского полка 2-й мотострелковой бригады.

202-я моторизованная дивизия была развернута из 2-й и 5-й мотострелковых и 10-й танковой (2-го формирования) бригад.

К началу войны корпус не закончил полностью укомплектование и обучение. В корпусе числилось 30 436 человек личного состава, причем, если укомплектованность рядовым составом была близка к штатной, то командных кадров низшего и среднего звена явно не хватало. Например, в 23-м отдельном батальоне связи не было ни одного командира взводов радистов, а 23-й отдельный разведывательный батальон вообще не имел штаба батальона. В управлении корпуса с корпусными батальоном связи и инженерным батальоном из 182 сержантов, положенных по штатной численности — на 1 июня 1941 года имелось — 68, а в 581-м батальоне связи 202-й мотодивизии из 54 сержантов было всего 19.

28-й отдельный батальон связи и 28-й понтонно-мостовой батальон имели до 70 % рядового состава первого года службы, который прибыл из других частей и не владел подготовкой по специальности.

Укомплектование корпуса новыми танками Т-34 и КВ планировалось начать с июля 1941 года, с вооружения ими одного из танковых полков 28-й танковой дивизии. Для усиления брони легких танков в корпусе с помощью окружных рембаз производилось экранирование брови.

Слабой была обеспеченность корпуса и средствами радиосвязи. Штаб корпуса имел единственную радиостанцию 5-АК, а в 202-й дивизии из положенных 113 радиостанций числилось только 60.

Корпус к 22 июня имел: 288 орудий и минометов, 68 бронемашин, 199 тракторов, 2945 автомашин.

Дислокация

До 18 июня 1941 года:

управление, 10-й мцп, 47-й миб, 380-й обс — Митава (Елгава);

23-я танковая дивизия — Либава (Лиепая);

28-я танковая дивизия — Рига;

202-я моторизованная дивизия — Радвилишкис.

16 июня 1941 года в 23:10 командование 12-го механизированного корпуса получило директиву штаба округа о скрытной передислокации соединения в новые районы. 16–17 июня комкор Шестопалов проверял мобилизационную готовность 202-й дивизии.

18 июня в 13 часов комкор Шестопалов отдал приказ № 0033 о приведении дивизий корпуса в боевую готовность: «привести в боевую готовность все части в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять. Всю работу проводить быстро, но без шума, без паники и болтливости, иметь положенные нормы запасов, необходимых для жизни и боя». Согласно этому приказу части должны были сосредоточиться в следующих районах.

28-я тд — в лесах Бувойни, М. Груджяй, Бриды, Норейки, КП — лес 1,5 км северо-восточнее Норейки. Должна была сосредоточиться к 5:00 20 июня 1941 года.

23-я тд — Тиркшляй, Седа, Тяльшяй, Тришкяй, КП — лес 2 км севернее Наримдайчяй. Сосредотачивалась к 5:00 20 июня 1941 года.

202-я мд — в лесах Драганай, Гесьви, Домбавас, Науконис, КП — лес 1,5 км восточнее Сенканы. Передилокацию должна была завершить к 14:00 19 июня.

10-й мцп — в лесу 2 км северо-западнее Давноры, к 5:00 20 июня.

47-й миб — в лесу 2 км южнее Адомишки.

Штаб корпуса и 380-й обс — в лесу 2 км западнее Найсе, к 4:00 20 июня 1941 года.

В 23:00 18 июня дивизии выступили и поход, совершая марши только в ночное время, а днем находясь на отдыхе. 19 июня в 15 часов выступил из Митавы штаб корпуса. Моторизованный полк 28-й танковой дивизии остался гарнизоном в Риге в распоряжении штаба округа до подхода в город 183-й стрелковой дивизии (полковник П. Н. Тупиков) и 5-го мотострелкового полка НКВД (полковник А. С. Головко).

20 июня дивизии и корпусные части сосредоточились в указанных им районах, организовав охрану и круговую оборону.

21 июня 202-я моторизованная дивизия совершила марш в новый район — Каркленай, (иск.) Покражанус, г. дв. Юнкилай. Расстояние между дивизиями достигало 60 километров.

Начало боевых действий. Контрудар 23–25 июня 1941 года

Скрытное сосредоточение корпуса к началу военных действий позволило ему в первое время избежать потерь от авиации противника. Налеты люфтваффе на места прежней дислокации войск 12-го МК приходились по пустым военным городкам.

В 8:40 из штарма-8 было получено приказание о немедленной выброске одного мотострелкового батальона со взводом танков 202-й мотодивизии в районе Куртувенай, 28-ю танковую дивизию подготовить к переходу в Ужвентис.

Уже в 9 часов 45 минут 22 июня командующий фронтом принял решение на использование мехкорпусов для разгрома прорвавшегося противника. 12-й корпус в соответствии с этим приказом должен был наступать в расходящихся направлениях: 23-я танковая дивизия должна была ликвидировать противника в районе Кретинги, а остальные силы корпуса с рубежа Тяльшай — Повентис наступать «по флангу и в тыл противнику, прорывающемуся на Таураге», то есть на германскую территорию. Корпус подчинялся управлению 8-й армии.

Командующий 8-й армии получил директиву командующего фронтом только в полдень 22 июня, на основании чего принял решение нанести удар по противнику всеми имеющимися в его распоряжении силами.

23-я танковая дивизия должна была немедленно по получении приказа наступать в направлении Плунге, Куляй с целью восстановления положения 204-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии. После атаки дивизии надлежало собраться в районе Тверай, Упинас. На время удара дивизия подчинялась командиру 10-ro стрелкового корпуса генерал-майору И. Ф. Николаеву.

Главные силы корпуса командарм намеревался направить с 4 часов утра 23 июня с рубежа Варияй, Ужвентис на Таураге (Тауроген). Однако этим же распоряжением 202-я моторизованная дивизия передавалась в состав второго эшелона 11-го стрелкового корпуса генерал-майора М. С. Шумилова — с задачей развернуться на рубеже Кельме, Кряжай. Таким образом, к середине 22 июня в 12-м механизированном корпусе фактически осталась одна неполная 28-я танковая дивизия.

Командир 10-го стрелкового корпуса в 17 часов 22 июня поставил 23-й танковой дивизии задачу восстановить оборону 10-й стрелковой дивизии по линии государственной границы и деблокировать окруженный в районе Кулей 204-й стрелковый полк. 23-я танковая дивизия приступила к выполнению приказа. Из района Тиркшияй, Седа части дивизии направились к Плунге, где к вечеру 22 июня авангардом вступили в бой. Полностью, однако, дивизия в бой не вводилась. К тому времени 204-й стрелковый полк, сохранив артиллерию и личный состав, самостоятельно вышел из окружения и занял оборону. необходимость срочного использования дивизии на этом направлении отпала; тем не менее, ее появление в районе Плунге способствовало некоторой стабилизации здесь фронта.

202-я моторизованная дивизия, уже втянувшаяся в бои с немецкими танками у Кряжай, занимала оборону на прежнем рубеже. В первый же день войны это наспех развернутое в обороне соединение успешно отразило несколько атак противника с большими для него потерями (подбито 20–30 танков) и сумело отстоять свой рубеж обороны. Особенно тяжелые бои проходили вдоль шоссе на Шяуляй, где держал оборону 2-й мсб 645-го мотострелкового полка при поддержке танков 1-го тб 125-го танкового полка. 189-й отдельный противотанковый дивизион выдвинул свои орудия для стрельбы прямой наводкой. Соединение испытывало большие затруднения со снабжением. Машины с боеприпасами из Радвилишкиса не пришли, пришлось формировать новую автоколонну для подвоза с армейских и окружных складов. Весь день в дивизии не было организовано питания личного состава.

В 23 часа 40 минут 22 июня командир 12-го мехкорпуса на основании приказа командующего армией принял решение и поставил боевые задачи соединениям корпуса (боевое распоряжение № 01). Части должны были быть готовы к наступлению к 4:00 23 июня. 23-я танковая дивизия должна была наступать в направлении Тверай, Лаукува, Байсяй, Упинас; 28-я танковая дивизия — в направлении Валишкяй, Пашиле, Квашяй, Скаудвилс. 202-я моторизованная дивизия должна была прочно удерживать рубеж Каркленай, (иск.) Пакражанус, не допуская противника со стороны Таураге на север и северо-восток. 10-й мотоциклетный полк сосредотачивался в районе Подарбе, Шилале, Подубис с задачей не допустить продвижения противника с направления Вайгува, Шаукенай, Куршенай. Таким образом, 12-й механизированный корпус был разбросан на фронте шириной 90 км и глубиной до 60 км. Кроме того, не предусматривалось активные действия моторизованной дивизии и 10-го мотоциклетного полка — а учитывая тот факт, что 28-й мсп остался в Риге, наступление танков корпуса мотопехотой поддерживал только 23-й мсп.

Дивизии приступили к выполнению приказа. 28-я танковая дивизия, выдвигаясь из района севернее Шяуляя, опоздала на рубеж развертывания на 6 часов и подошла туда только к 10 часам 23 июня, совершенно не имея горючего.

23-я танковая дивизия вновь должна была поступить в распоряжение командира 12-го мехкорпуса, но в связи с поздним получением этого распоряжения она оставалась в подчинении командира 10-го стрелкового корпуса, который поставил ей задачу совместно с 90-й стрелковой дивизией полковника М. И. Голубева уничтожить противника в районе Лаукува с дальнейшим выходом в район Скаудвиле. Начало наступления назначалось на 10:00, но комкором-10 два раза изменялось и части дивизии выступили только в 13:00.

Танковые соединения, избежавшие потерь от авиации противника в первый день войны, затем подвергались непрерывному и безнаказанному воздействию с воздуха. При их выдвижении в исходные для атаки районы 23-я дивизия потеряла от авианалетов противника 17 танков, а 28-я — 27 танков.

Командующий фронтом, не имея устойчивой связи с 8-й армией, направил в 3-й и 12-й мехкорпуса для оказания помощи в организации ударов начальника АБТ управления фронта полковника П. И. Полубоярова. Посетив оба корпуса, Полубояров пришел к выводу, что переход в наступление в 4 часа утра является невозможным. Он самостоятельно принял решение о переносе времени начала атаки для 12-го механизированного корпуса на 11 часов 23 июня, о чем в 6 часов утра донес командующему фронтом. Время до начала атаки намечалось использовать для ведения разведки сильными танковыми отрядами.

Однако и новое время наступления оказалось нереальным.

28-я танковая дивизия, совершив 50-км марш в район Жвиридис, Ужкиряй, Попрудиис, Домбалис, стояла без горючего. Для заправки танков дивизии требовалось не менее 60–70 тони бензина, а его на месте не было. Дивизионные склады все еще оставались в районе постоянной дислокации — в Риге, в 190 километрах от расположения дивизии. начальник тыла корпуса полковник Гринберг и начальник снабжения 28-й танковой дивизии интендант 1 ранга Дергачев делали все, чтобы своевременно обеспечить танковые части горючим. Однако авиация противника непрерывно проследовала высланные в Ригу колонны автоцистерн, и в результате часть необходимого дивизии горючего была доставлена только в 13 часов. До 15:00 дивизия производила разведку в направлении Кражяй, где противника не оказалось.

Командир 28-й танковой дивизии в 18 часов при обнаружении немецких танков развернул головной 55-й танковый полк в боевой порядок, двумя таковыми батальонами фронтом к противнику; один танковый батальон получил задачу ударить во фланг немецкой танковой части. Этот маневр возглавил заместитель командира танкового полка — майор Б. П. Попов. К 22 часам 23 июня завязался первый бoй 28-й танковой дивизии[102].

Группа Попова в составе 17 танков отбросила противника на 5 километров к югу. Вторая группа (23 танка), атаковав противника, смогла овладеть дорогой Калтиненай — Расейняй. В этом бою 28-я танковая дивизия уничтожила 14 немецких танков, 20 орудий и до батальона пехоты. Серьезные потери понесла и она сама. В бою погиб майор Б. П. Попов, которого впоследствии представили к званию Героя Советского Союза (посмертно), погибли два командира танковых батальонов, подбито 13 советских танков.

С наступлением темноты дивизия отошла на север и укрылась в лесу.

23-я танковая дивизия, выдвигавшаяся с 13 часов из Плунге на Тверай, в районе Жаренай подверглась обстрелу и нападению частей 61-й пехотной дивизии вермахта (генерал-лейтенант 3. Хэнике — Siegfried Haenicke). Колонна советской дивизии, растянувшаяся на многие километры, была прервана. Тылы 45-го танкового полка попали в полуокружение. Прорыв немецкой пехоты в итоге удалось ликвидировать, однако это сильно задержало дивизию. Только к исходу 23 июня главным силам 23-й танковой дивизии удалось сосредоточиться в лесу севернее Лаукува. Передовой 45-й танковый полк в 22 часа вступил в бой с немецкими танками и обратил их в бегство. После преследования на 5 километров, полк был отведен к основным силам, из-за наступившей темноты и отсутствия поддержки других частей. В результате вечерних действий полк потерял 13 танков.

202-я моторизованная дивизия при поддержке 9-й противотанковой артиллерийской бригады 23 июня продолжала удерживать рубеж Кряжай, Кельме, отбивая многочисленные атаки противника, одновременно собирая отходившие разрозненные остатки 90-й и 125-й стрелковых дивизий 8-й армии.

10-й мотоциклетный полк с 22:10 перешел в резерв командующего 8-й армией генерала П. П. Собенникова в район Куршенай, станция Повентис, Герждели с задачей обеспечить переправу через реку Вента.

Командование фронтом осталось недовольным действиями 12-го механизированного корпуса. В своем распоряжении вечером 23 июня командующий повторил прежнюю задачу корпуса в качестве руководства к действию на 24 июня.

В 6:35 в корпусе получено боевое распоряжение фронта: 23-й тд, прикрывшись справа, двигаться в направлении Шилале, Упинас, Воджгиры, Россиены, где войти в связь с 48-й стрелковой дивизией; 28-й танковой дивизии во взаимодействии с 23-й танковой дивизией уничтожить противника, выдвигавшегося к северу от Скаудвиле. В 8:20 комкор издал боевой приказ № 02, в котором дивизиям ставились задачи, исходя из распоряжения фронта.

202-я моторизованная дивизия, оборонявшаяся на рубеже Келме, приказ комкора на наступление получила в полдень, а через час — приказ командарма о подчинении 11-му стрелковому корпусу. Дивизия продолжила оборону на занимаемом рубеже.

23-я и 28-я танковые дивизии приступили к выполнению задачи. поставленной командиром корпуса.

28-я танковая дивизия, к часу ночи сосредоточившаяся в лесах севернее Пашиле, к 8:00 вышла в район Повшинис, Горайне, Жуковщизна, имея ? заправки. В 13:00 дивизия получила приказ № 02 и сообщение о том, что горючее поступит к 16:00. В действительности оно было подано только в 19 часов и только в 20:00 дивизия выступила для выполнения задачи. К 22:00 части 28-й тд сосредоточились в районе Каркленай, где стало известно, что комкор перенес атаку на 25 июня.

23-я танковая дивизия на основании приказа комкора передала два батальона 144-го танкового полка на усиление 90-й стрелковой дивизии с задачей совместными действиями окружить и уничтожить пехоту противника в районе Шавдов, Якaйчяй. В бою батальоны потеряли до 60 % матчасти в результате действий немецких ПТО и отошли в район исходных позиций.

Задача на разгром противника в районе Калтиненай была поставлена моторизованному полку (без одного батальона) с ротой танков. Атака оказалась неудачной, сильным огнем артиллерии полк был отброшен в район Родышкяй, где перешел к обороне. В районе Жаренай противник отрезал переданные 10-й сд 23-й гап, озад и батальон мсп от остальных частей 23-й дивизии. При этом гаубичный артполк потерял 7 орудий. В ночь на 25.06 командиром 23-й тд был отдал приказ о сосредоточении 144-го тп в районе севернее Варняй.

Примерно в 13 часов 30 минут 24 июня Военный совет 8-й армии отдал новое боевое распоряжение генералам Куркину и Шестопалову: «В Ляоляй сто танков противника стоят, по-видимому, без горючего. На фронте Кряжяй, Кельне — наступление пехоты, конницы, танков. Частью сил ликвидируйте». Генерал-майор Шестопалов направил в указанный район один танковый полк. Танкисты совершили 10-ти километровый марш, но вместо противника встретили там свои войска

К вечеру 24 июня командованию фронта стало ясно, что разгромить 4-ю танковую группу имевшимися силами невозможно. Предпринятый контрудар к желаемым результатам не привел. Ввиду этого было принято решение отвести войска 8-й армии на рубеж реки Вента в течение двух дней под прикрытием танковых дивизий 12-го механизированного корпуса.

Командир 12-го мехкорпуса комдив Шестопалов из-за отсутствия связи с вышестоящими штабами не получил приказа на отход. Поэтому около трех часов утра 25 июня он приказал командирам 23-й и 28-й танковых дивизий продолжать наступательные действия юго-западнее Шяуляя. По замыслу командира корпуса, танковые дивизии, наступая по сходящимся направлениям, должны были отсечь часть сил прорывающейся к Шауляю группировки противника и уничтожить ее. Начало наступления устанавливалось для 28-й дивизии (в направлении Каркленай, Ужвентис) — в 4 часа, для 23-й дивизии (в направлении Стулгяй) — в 6 часов.

28-я танковая дивизия, имея около 130 танков, перешла в атаку у местечка Пашиле в направлении Карленай, Полугус, Ужвентис. Танковые полки к 10:00 подошли к Пашиле, где были встречены огнем ПТО и артиллерии крупных калибров. Части танков 28-й дивизии удалось прорваться в глубину расположения противника и разгромить колонну моторизованного полка, выдвигавшегося по шоссе на Шяуляй. Ожесточенный бой продолжался 4 часа. Были уничтожены 3 тяжелых и 14 противотанковых орудий и до двух батальонов пехоты, захвачено 6 тяжелых и 24 противотанковых орудия, несколько танков, большое количество пленных, нарушено организованное движение немцев по шоссе.

В ходе утренней атаки на Пашиле дивизия также понесла тяжелые потери, 48 танков остались подбитыми на поле боя, сгорело и застряло в болотах. В 15:00 в лесу северо-западнее Пашиле сосредоточились штаб дивизии, разведбатальон и остатки танковых полков (около 30 боевых машин). В 16 часов под прикрытием разведывательного батальона части 28-й тд вышли в район Каркленай. Вышедшие танки отбуксировали 16 76-мм орудий 9-й противотанковой бригады полковника Н. И. Полянского, стоявших на западной окраине Каркленая.

В бою 25 июня дивизия понесла самые большие потери в личном составе и матчасти. Погибли командир 55-го танкового полка майор С. Ф. Онищук, командиры танковых батальонов майор Н. К. Александров и капитан И. В. Иволгин, помощник командира дивизии по технической части — подполковник Соболев. Всего в тот день дивизия лишилась 84 танков.

В 1:00 26 июня командиром 23-й танковой дивизии был отдан приказ — 144-му и 45-му танковым, 23-му моторизованному полкам отойти в район лесов севернее Варняй. Отход дивизии прикрывал мотострелковый полк с ротой танков. По достижении дивизией Варняй под угрозой выхода противника на дорогу Варняй — Тельшяй командир дивизии приказал сосредоточить полки в лесах западнее Первоняй, восточнее Сурупис и западнее Мижикяй. В 11 часов танковые полки и несколько машин мотополка сосредоточились и указанном районе. Часть же танков в связи с тем, что противник перерезал дорогу на Тельшяй, изменили маршрут движения и сосредоточились в лесу 3 км севернее Ужвентиса. 23-й мотострелковый полк, прикрывавший отход, попал под бомбежку авиации противника, сильный артиллерийский огонь, понес значительные потери (были убиты командир полка, оба его заместителя) и неорганизованно рассеялся в различных направлениях. 23-й гап, озад и батальон мсп по приказу полковника Минаева выступили в район леса 2 км юго-восточнее Тришкяй, где и сосредоточились к 23:00.

Отход корпуса на линию реки Западная Двина. 26–29 июня 1941 года

Пока шло ожесточенное танковое сражение под Шяуляем, стрелковые и артиллерийские части 8-й армии с 25 июня начали организованный отход за реку Вента по линии Мажейкяй — Радвилишкис. Отход 11-го стрелкового корпуса прикрывала 202-я моторизованная дивизия. В это же время 23-я танковая дивизия прикрывала отход соединений 10-го стрелкового корпуса. После занятия армией этого рубежа части 12-го мехкорпуса собирались за боевыми порядками пехоты в районе Груджяй, Мешкуйчай, Боричяй. К исходу дня через командира 11-го стрелкового корпуса генерал-майора Шумилова было получено приказание командарма-8 (датированное 20.00 26.06), в котором 12-му механизированному корпусу ставилась задача в ночь на 27 июня сосредоточиться: 23-й тд в районе Плебенис, Наркунай, Новайки, Мешкуйчяй; 28-й тд — Армонайчяй, фл. Гудзюны, Минельги, Мышейкис с задачей короткими контрударами уничтожать прорывающиеся танки противника, не допуская обхода левого фланга армии.

23-я танковая дивизия в течение дня поддерживала танками обороняющиеся 62-й (майор Н. Г. Сутурин) и 204-й (Д. Л. Якимов) стрелковые полки 10-й стрелковой дивизии генерал-майора И. И. Фадеева. Гаубичному артполку дивизии была поставлена задача уничтожить части противника, наступающие на Тришкяй. Однако, израсходовав все снаряды, 23-й гап и озад были отведены в район Попиле, так и не выполнив задачи. Танковые батальоны, действовавшие с 10-й стрелковой дивизией, понесли большие потери (до 30–40 % матчасти), погиб командир 4-го батальона капитан Маслов. 45-й танковый полк, возглавляемый комдивом, вел бoй в Упинас, а затем, следуя по маршруту Упинас — г. дв. Дорбенай, сосредоточился в лесу юго-восточнее Куршенай. Распоряжением комкора дивизия отводилась на Шяуляй.

28-я танковая дивизия, заправившись в районе Вержины, продолжала выполнять приказ на отход, потеряв от бомбардировок 6 танков.

В ночь на 27 июня части приводили себя в порядок, подтягивали отставшие машины, а 27 июня (в 3:00) был получен приказ командира 12-го мехкорпуса (оформленный на основе приказания командарма-8 от 26.06) о совершении марша в новый район сосредоточения и о совместных действиях с 11-м стрелковым корпусом.

К 27 июня 45-й танковый полк (где находился комдив-23) отошел к Ионишкис, потеряв 5 танков на северной окраине Шяуляя. Здесь комдив получил устный приказ замначштаба СЗФ генерал-майора Д. Н. Гусева о немедленном отводе дивизии на Ригу. Приказа командира корпуса полковник Орленко не получил.

В 7:00 части 28-й танковой дивизии начал и совершать марш двумя колонками в район обороны по южному берегу реки Мужа. Танки заняли оборону на участке Вайды, фл. Помуше, гаубичный артполк сосредоточился на огневых позициях в лесу восточнее Касакая. В 17:00 танки противника выдвинулись к Гедвейнис, обходя правый фланг дивизии. В завязавшемся бою было подбито до 6 танков и 2 противотанковых орудия противника. Потери дивизии составили 8 танков. Не вернулись из боя начальник отдела политпропаганды дивизии батальонный комиссар Шалаев, начальник штаба подполковник Маркелов, командир и начальник штаба 28-го орб майор Швейкин и старший лейтенант Иванов.

Оперативная группа штаба корпуса, никого не поставив в известность, перешла в новый район, в лес южнее Борисени. Командование и штаб корпуса в первой половине дня 28 июня не знали обстановки на фронте, вынуждены были бездействовать, ожидая, пока восстановится связь с соединениями. Противнику удалось окружить в районе Борисены (севернее Шяуляя) командный пункт 12-го механизированного корпуса.

Сам командир корпуса разрывом мины был тяжело ранен, попал в плен, где и умер 2 августа 1941 года в лагере военнопленных в Шяуляе. Судьба командования корпуса, окруженного в районе Борисены, оставалась неизвестной, и во временное командование корпусом 28 июня вступил начарт полковник Разинцев.

Дивизии корпуса отходили через Елгаву на Ригу. Туда же отходил и 28-й мотострелковый полк, который выполнял приказ командующего фронтом по деблокаде военно-морской базы Лиепая и окруженных там частей 67-й стрелковой дивизии.

Город Рига был совершенно не подготовлен к обороне. Положение усугублялось тем, что в городе вспыхнуло воруженное восстание латвийских националистов. Войскам НКВД (части формирующейся 22-й мотострелковой дивизии НКВД) удалось снова взять город под свой контроль, но уделить внимание подготовке его к обороне извне сил уже не было[103]. Рижские мосты обороняли лишь два батальона рабочей гвардии и небольшие подразделения пограничников, имевших на вооружении только легкое стрелковое оружие.

Немецкая 61-я пехотная дивизия[104] выпала к Риге 28 июня — одновременно с отходившими подразделениями 10-го стрелкового и 12-го механизированного корпусов. Если бы противнику удалось быстро занять рижские мосты, главные силы 8-й армии оказались бы прижатыми к реке Западная Двина, без средств переправы на северный берег. Немецким войскам открылась бы беспрепятственная дорога в Эстонию и на Псков.

Бои за Ригу протекали в крайне невыгодных условиях для советских войск. Один из трех мостов был захвачен немцами. Возникла серьезная угроза захвата остальных. Переправлявшейся на северный берег 28-й танковой дивизии было приказано очистить этот район от противника и не допустить им захвата мостов. Танкисты действовали дерзко и решительно, в бою участвовал лично командир дивизии полковник И. Д. Черняховский. Уличные бои продолжались двое суток. По немецким источникам, в «Битве за рижские мосты» вермахт потерял только убитыми 532 человека. Действия дивизии позволили практически беспрепятственно переправить основные силы 8-й армии на северный берег реки Западная Двина и занять там оборону.

После переправы остатки 12-го мехкорпуса собирались в районе станции Кегумс. Со стороны Западной Двины на участке станция Кегумс, Рембате сосредоточение корпуса прикрывал танковый полк с мотострелковым батальоном 23-й танковой дивизии. Потери 12-го механизированного корпуса к 29 июня 1941 года достигли 80 %.

Бои на реке Западная Двина и обход на Псков — Сольцы

29 июня механизированный корпус получил задачу оборонять полосу по реке Западная Двина шириной около 40 километров, имея при этом около 9 тысяч человек личного состава, 50 танков и 47 орудий. Оборона корпуса характеризовалась низкой плотностью по людям, танкам и артиллерии из расчета на 1 километр фронта.

В район Крустпилса была выдвинута 202-я моторизованная дивизия, на рубеж Коакнес, Плявинас — 28-я танковая дивизия из Риги. В резерве, в местечке Эргли, сосредотачивалась 23-я танковая дивизия с 30-ю танками. Часть дивизии по-прежнему оставалась в полосе 10-го стрелкового корпуса.

30 июня 1941 года немецкая 36-я моторизованная дивизия форсировала Западную Двину и прорвала линию не успевшей занять оборону 202-й мотодивизии. В районе Крустпилса образовался новый крупный плацдарм немецких войск, нацеленных на Псков. Военный Совет 8-й армии решил ликвидировать плацдарм в районе Крустпилса силами 202-й моторизованной и 28-й танковой дивизий, которые были подчинены из-за отсутствия штаба 12-го механизированного корпуса командиру 65-го стрелкового корпуса генерал-майору К. В. Комиссарову. В 16 часов он получил приказ: уничтожить переправившегося противника и взорвать переправы. Но выполнить эту задачу генерал Комиссаров не смог, так как ему не удалось собрать отошедшие в разные районы части 12-го механизированного корпуса. 28-я танковая дивизия в течение 30 июня и 1 июля отбивала неоднократные попытки противника переправиться через Двину на своем участке.

По плану командира 202-й моторизованной дивизии полковника В. К. Горбачева, разработанному его штабом во главе с подполковником П. Ф. Батицким, удар по Екабпилсу наносился вдоль северо-восточного берега Западной Двины, а командир подходившей к реке 181-й стрелковой дивизии полковник П. В. Борисов решил нанести удар в юго-восточном направлении. Однако все атаки наших частей и подразделений к желаемым результатам не привели.

Противник 1 июля начал распространяться на Мадоны, Резекне и Псков.

Двое суток удерживала свои позиции в районе Гулбене 202-я дивизия. 645-й мотострелковый полк попал в полуокружение, так как его фланги были обойдены немецкой мотопехотой, не сумевшей с ходу овладеть городом. Далее, маневрируя, дивизия отходила по маршруту Остров — Порхов — Дно.

В боях за Даугавпилс совместно с 46-й танковой дивизией участвовала танковая рота 45-го танкового полка под командованием старшего лейтенанта Надежкина (5 танков Т-26), из 23-й танковой дивизии. Рота только за один день сумела уничтожить 10 бронемашин, 4 противотанковых орудия и 5 мотоциклов противника.

3 июля 125-й танковый полк и другие моторизованные части 202-й моторизованной дивизии под командованием полковника Штыкова были переданы в 28-ю танковую дивизию (вернулись в свою дивизию 12 июля 1941 года).

На 4 июля 12-й мехкорпус имел всего 50 танков, из них в 23-й тд — 10 танков, в 28-й тд — 22 танка. 202-я моторизованная дивизия имела около 600 человек личного состава. Мотоциклетный полк отсутствовал. 5 июля поступил приказ о выводе остатков 12-го механизированного корпуса из боя.

Из частей отходившего через Псков 12-го механизированного корпуса заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Сафронов приказал организовать отряд и выбить противника из Острова.

Во второй половине для 7 июля выявилась реальная угроза прорыва противника к переправам через реку Череха южнее Пскова, вдоль линии Остров — Псков. В этом районе находились на дневке остатки 23-й танковой дивизии (150 человек и 10 танков), направлявшиеся в город Сольцы на переформирование. Командующий фронтом задержал 23-ю тд и развернул ее для обороны переправ. В помощь полковнику Орленко командующий направил 3-й мотострелковый полк (3-й тд) из резерва фронта и один стрелковый батальон с минометами из 118-й стрелковой дивизии. К 20–22 часам 7 июля отряд вступил в бой с подошедшей в этот район немецкой 1-й танковой дивизией, продолжавшийся всю ночь на 8 июля. Затем, обескровленный, отряд отошел на северную окраину города.

После прорыва противником обороны в полосе 111-й стрелковой дивизии отряд полковника Орленко контратаковал врага. Получившие опыт в предыдущих тяжелых боях, воины 12-го мехкорпуса уничтожили 22 танка и 9 противотанковых орудий противника, сами потеряли при этом всего 12 танков.

За период с 22 июня по 7 июля 1941 года боевые потери 28-й тд составили 133 танка, по техническим причинам вышло из строя — 68 танков. Итого — 201 танк.

За период с 22 июня по 7 июля 1941 года боевые потери 23-й тд составили 144 танка, по техническим причинам вышло из строя 122 танка, передано в другие части 9 танков, состояло в наличии на 7 июля — 58 танков, из них только 2 исправны.

К 15 июля 1941 года в 12-м мехкорпусе насчитывалось в общей сложности 68 танков Т-26.

202-я моторизованная дивизия участвовала в боях под Сольцами и составе 1-го механизированного корпуса.

В начале июля командир 28-й танковой дивизии И. Д. Черняховский получил приказ передать мотострелковый, артиллерийский полки и все танки соединениям 8-й армии, а остальные части дивизии погрузить в эшелоны и вывести в тыл на формирование.

С 14-го августа 28-я дивизия принимает участие в обороне Новгорода. К этому времени в ней имелось только семь танков: два КВ и пять БТ-7.

После долгих кровопролитных боев 28-я дивизия отошла в район Кирилловского монастыря в 3–4 км восточнее Новгорода. После взятия противником монастыря дивизия до конца августа вела оборонительные бои, затем была переброшена в район Демянска в распоряжение командующего 27-й армией генерала П. Э. Берзарина.

13 декабря 1941 года переформирована в 241-ю стрелковую дивизию. 55-й танковый полк переформирован в 303-й стрелковый, 56-й танковый полк — в 318-й стрелковый, а 125-й танковый полк — в 332-й стрелковый полк.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.311. Запросов К БД/Cache: 1 / 2