Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

15-й механизированный корпус (в/ч 8127)

15-й механизированный корпус (в/ч 8127)

Командир — генерал-майор Игнатий Иванович Карпезо,

полковник Георгий Иванович Ермолаев.

Заместитель по строевой части — полковник Георгий Иванович Ермолаев.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Иван Васильевич Лутай (20.03.41 — 5.08.41, погиб в сентябре 1941 года).

Начальник штаба — генерал-майор Михаил Кузьмич Ноздрунов,

полковник Шаров.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Александр Андреевич Бичеров (20.03.41 — 5.08.41).

Состав

10-я танковая дивизия — в/ч 4141

Командир — генерал-майор Сергей Яковлевич Огурцов.

Заместитель по строевой части — майор, подполковник Федор Васильевич Сухоручкин.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Николай Феофилович Грезнев (3.06.40–28.09.41).

Начальник штаба — подполковник Владимир Сергеевич Породенко.

Начальник оперативного отделения — майор Михаил Андреевич Семенюк.

Начальник отделения связи — майор Николай Семенович Бондаренко.

Начальник строевого отделения — капитан Лев Лукьянович Юзефович.

Начальник отделения тыла — капитан Алексей Сергеевич Мухин.

Начальник артиллерии — полковник Лосев.

Начальник инженерной службы — капитан Александр Иванович Савельев.

Начальник химической службы — майор Анатолий Владимирович Малков.

Начальник снабжения — майор Василий Иванович Балакин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Израил Аронович Погребинский (3.06.40–28.09 41).

19-й танковый полк — в/ч 4466

Командир — подполковник Василий Алексеевич Пролеев.

Заместитель по строевой части — майор Александр Климентьевич Третьяков.

Начальник штаба — майор Виктор Васильевич Коротков,

капитан Анатолий Саввич Стерпул.

20-й танковый полк — в/ч 4536

Командир — полковник Иван Владимирович Терлянский.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Матвеевич Дагилис.

Начальник штаба — майор Вячеслав Иеронимович Бибик (19.07.40–11.40),

майор Иван Филиппович Говор (пропал без вести 25 июня 1941 года).

10-й мотострелковый полк

Командир — полковник Владимир Александрович Пшеницын.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Тихонов.

10-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 4615

Командир — майор Михаил Иванович Скорняков,

майор Боковнев.

Помощник по снабжению — капитан Прокофий Васильевич Книжник.

Начальник штаба — капитан Матвей Иванович Давидюк.

10-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 4537

10-й разведывательный батальон — в/ч 4252

Командир — старший лейтенант Самуил Моисеевич Топоровский.

10-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 4671

Командир — капитан Афанасий Петрович Яблоков.

10-й отдельный батальон связи — в/ч 4303

Командир — капитан Даниил Павлович Сиротенко.

10-й медсанбат — в/ч 4349

10-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 4133

10-й автотранспортный батальон — в/ч 4206

Командир — капитан Федор Иванович Быстрик.

10-я рота регулировки — в/ч 4429

10-й передвижной хлебозавод — в/ч 4105

302-я полевая почтовая станция

301-я полевая касса Госбанка

37-я танковая дивизия — в/ч 9639

Командир — полковник Федор Георгиевич Аникушкин.

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар Михаил Федорович Щербак (20.03.41–10.08.41).

Начальник штаба — подполковник Николай Трофимович Семчук.

Начальник оперативного отделения — подполковник Матвей Кузьмич Шапошников.

Начальник отделения связи — майор Устинов.

Начальник химической службы — подполковник Якушев.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Малый.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальоргиьй комиссар Сергей Николаевич Запруднов (9.05.41–10.08.41).

73-й танковый полк — в/ч 9680

Командир — майор Михаил Александрович Громагин.

74-й танковый полк — в/ч 9683

Командир — подполковник Коюнтин (пропал без вести).

Заместитель — майор Бочманов.

Начальник штаба — майор Гамбург.

37-й мотострелковый полк — в/ч 9667

Командир — майор Шлыков (погиб летом 1941 года).

Заместитель — майор Шварц (погиб летом 1941 года).

Начальник штаба — капитан Карцев.

37-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 9691

37-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 9661

37-й разведывательный батальон — в/ч 9643

37-й понтонный батальон — в/ч 9699

37-й отдельный батальон связи — в/ч 9650

37-й медсанбат — в/ч 8145

37-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 8124

37-й автотранспортный батальон — в/ч 8109

37-я рота регулирования — в/ч 9657

37-й полевой автохлебозавод — в/ч 8312

703-я полевая почтовая станция

521-я полевая касса Госбанка

212-я моторизованная дивизия — в/ч 2801

Командир — генерал-майор технических войск Сергей Васильевич Баранов,

полковник Василий Владимирович Бардадин (с 1 июля 1941 года).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Васильевич Щелчков.

Начальник штаба — полковник Першаков (пропал без вести 1 июля 1941 года).

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Иван Васильевич Воротников (20.03.41–29.07.41).

669-й мотострелковый полк — в/ч 2815

Командир — полковник Василий Владимирович Бардадин.

692-й мотострелковый полк — в/ч 2804

Командир — майор Василий Ефимович Покорный (пропал без вести).

131-й танковый полк — в/ч 2836

655-й артиллерийский полк — в/ч 2827

37-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион

202-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 2888

292-й разведывательный батальон — в/ч 2847

380-й легко-инженерный батальон — в/ч 2868

593-й отдельный батальон связи — в/ч 2861

210-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 2931

379-й медико-санитарный батальон — в/ч 2906

678–й автотранспортный батальон — в/ч 2938

141-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 2923

41-я рота регулирования — в/ч 2983

470-й полевой хлебозавод — в/ч 2914

698-я полевая почтовая станция

582-я полевая касса Госбанка

25-й мотоциклетный полк — в/ч 8149

544-й отдельный батальон связи — в/ч 8130

65-й отдельный мотоинженерный батальон — в/ч 8132

115-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 5489

Формирование

Корпус начал формироваться в марте 1941 года.

Еще летом 1940 года в его состав из 4-го мехкорпуса была передана сформированная 10-я танковая дивизия, хорошо укомплектованное и подготовленное соединение, при этом она осталась в прежних местах дислокации. Сама дивизия была сформирована на базе 5-й легкотанковой бригады. Кроме того, на укомплектование дивизии поступили 57-й и 62-й танковые батальоны, 222-я разведрота, 77-я рота связи, 312-я автотранспортная рота 10-й тяжелой танковой бригады, 257-й стрелковый и 280-й легкий артиллерийский полки 7-й и 146-й стрелковых дивизий соответственно.

37-я танковая дивизия формировалась весной 1941 года на базе 18-й легкотаиковой бригады, переброшенной из Прибалтики.

По сравнению с большинством мехкорпусов третьей волны, и даже с некоторыми мехкорпусами, сформированными в 1940 году, он имел значительное количество техники (по разным источникам — от 733 до 749 танков), причем новых машин Т-34 и КВ было 136 шт.

Однако оставляла желать лучшего укомплектованность автотранспортом. Так, в 37-й танковой дивизии мотострелковый полк передвигался пешим порядком из-за отсутствия необходимого количества автотранспорта. а наличным количеством тракторов артиллерийский полк с началом боевых действий смог взять только две батареи (одну — 122-мм и одну 152-мм). Зенитный дивизион дивизии имел лишь одну четырехорудийную батарею.

37-й понтонно-мостовой батальон к 22 июня находился на сборах на реке Днестр и выступить и район боевых действий не смог.

Выведено в поход 22 июня 1941 года (в скобках — наличие на 22 июня 1941 года):

КВ Т-34 Т-28 БТ-7 Т-26 ХТ Всего
10-я тд 63 (63) 37 (38) 44 (51) 147 (181) 22 (27) (8) 318 (363)
37-я тд 1 (1) 32 (34) 239 (258) 13 (22) (1) 285 (316)
212-я мд 32 5
БА-10 БА-20
10-я тд 53 19
37-я тд 35 10
212-я мд 18 17

Дислокация

Управление и 212-я моторизованная дивизия — Броды;

10-я танковая дивизия — Злочев; орб, обс, озад — Ляцке; мсп — Бережаны, Белый Камень; ап — Перемышляны; атб — Сасов; понб — Зборов;

37-я танковая дивизия — Кременец; 37-й мсп — Бережаны.

Боевые действия

В 4:45 22 июня в штабе корпуса было получено сообщение о начале войны, объявлена боевая тревога и вскрыт «красный пакет». Дивизии корпуса начали сосредоточение согласно плану прикрытия госграницы: 10-я танковая дивизия — Золочов, Почапы, Сасув, Бялы Камень; 37-я танковая дивизия — Гайе Смоленске, Кадлубиска, Пониква. 37-й мотострелковый полк остался в Бережанах, 212-я моторизованная дивизия — в районе Бордуляки, Станиславчик, Руда-Бродзка, Ясна. Корпусные части остались на зимних квартирах, управление корпуса разместилось в лесу у Подгорце.

В 9 50 утра для уничтожения десанта противника в районе поселка Радзехов был выслан отряд 10-й танковой дивизии в составе 3-ro батальона 20-го танкового полка и 2-ro батальона 10-го моторизованного полка. Высланный от передового отряда отдельный разведывательный дозор в количестве 6 танков в 22 часа, выйдя в район Корчина, встретился с противником силой до двух батальонов пехоты с противотанковыми орудиями. Дозор уничтожил 6 противотанковых орудий и до взвода пехоты противника, потеряв при этом 2 танка. К исходу дня передовой отряд дивизии занял оборону на северо-западной и южной окраинах Радзехова.

Главные силы корпуса к 18 часам части в основном закончили сосредоточение. В 18 часов командир корпуса поставил задачу 10-й танковой дивизии во взаимодействии с 4-м мехкорпусом уничтожить противника в районе Радзехова. Дивизия выступила в направлении Соколувка, Топорув, к 21 часу достигла рубежа Олеско, Ожидув.

С утра 23 июня передовой отряд 10-й танковой дивизии (два батальона), занимавший оборону в районе Радзехова, был атакован боевой группой 11-й танковой дивизии XXXXVIII моторизованного корпуса противника. Израсходовав боеприпасы, он отошел на рубеж Майдан Стары, подбив 20 танков противника и потеряв 26 своих.

15-му механизированному корпусу частным боевым приказом командующего Юго-Западным фронтом от 23.06 № 03 была поставлена задача: с утра 23 июня во взаимодействии с 4-м мехкорпусом и 3-й кавалерийской дивизией нанести удар в направлении Радзехов, Сокаль и уничтожить группировку противника, действующую на этом направлении. В первую очередь к контрудару привлекалась 10-я танковая дивизия, которая должна была наступать в направлении Радзехов, Бышув, Сокаль. 37-й танковой дивизии было приказано сосредоточиться в районе Оплуцко, Охладув и быть в готовности к удару в направлении Лопатин, Виткув Новы. 212-я мотодивизия должна была удерживать рубеж Бордуляки, Руда-Бродзка и не допустить прорыва противника в направлении Броды.

В 15 часов атаковали противника 20-й танковый и 10-й моторизованный полки. Атака была неуспешной, и Радзехов остался за противником. В это время 19-й танковый полк, застряв в болоте в районе Копты, Олеско, на указанный рубеж к сроку не вышел, в атаке не участвовал и находился на рубеже реки Радоставка. 10-й артиллерийский полк и 10-й зенитный артиллерийский дивизион находились в пути следования из лагерей.

37-я танковая дивизия на основании боевого приказа командира корпуса сосредоточивалась в районе Оплуцко, Охладув, Грабина и к 14 часам достигла рубежа Соколувка, Башмаки. Повернув дивизию на Адамы, где разведкой якобы было обнаружено до 100 танков, и не найдя там противника, командир 37-й танковой дивизии продолжал после этого выполнение задачи по сосредоточению дивизии в район Оплуцко, но с опозданием на 5–6 часов. Из-за задержки в районе Адамов дивизия к 2 часам ночи 24 июня дошла лишь до рубежа реки Радоставка.

212-я моторизованная дивизия 23 июня продолжала занимать оборону на прежнем рубеже.

Согласно приказанию начальника штаба Юго-Западного фронта № 023 от 23 июня 1941 года корпусу поставлена задача: ввиду появления в районе Берестечко и лесах западнее него танков противника, прочно удерживать район Броды мотодивизией; обеспечив себя с направления Радзехова и Крыстынополя, атаковать и уничтожить «танки и танкетки» противника в направлении Берестечко во взаимодействии с подходящим к утру 24 июня в район Броды 8-м механизированным корпусом.

Командир 15-го механизированного корпуса частным боевым приказом № 04 от 24 июня 1941 года решил, прикрываясь со стороны Радзехова, ударом в направлении Соколувка и Бpoды уничтожить прорвавшиеся на Броды мотомеханизированные части противника. 10-я танковая дивизия должна была перейти в район Смольно, Пониковице, Гайе Смоленске и быть готовой к наступлению на Радзивиллув. Во время движения в районе Буск в 17 часов командиром дивизии был получен приказ командира 15-го механизированного корпуса: дивизии возвратиться в прежний район сосредоточения — лес южнее Холоюва. Повернувшись обратно, дивизия (без 19-го танкового полка) к рассвету 25 июня 1941 года возвратилась и заняла оборону на рубеже южнее Холоюва. 19-й танковый полк, получивший приказ на возвращение в район Холоюва только в лесу юго-западнее Бродов, вышел в указанный район лишь к 20:00 25 июня 1941 года, проделав 105-км марш и не приняв участие в бою.

37-я танковая дивизия должна была до 20:00 прикрывать на рубеже Шишковце, Топорув, Чаныз, Адамы отход 10-й танковой дивизии, после чего, переправившись через реку Стырь на участке Монастырек, Руда Бродзка, выйти в леса западнее Лясове в готовности к удару в направлении на Лешнев. К 2-м часам дивизия достигла рубежа южного берега реки Радоставка, где дополнительным распоряжением командира корпуса получила задачу перейти к обороне по южному берегу Радоставки в готовности с 13:00 25 июня 1941 года перейти и наступление в направлении Охладув, Радзехов.

В 15 часов командир дивизии получил приказ командира 15-го механизированного корпуса до 20 часов прикрыть описанный выше отход 10-й танковой дивизии. В 23 часа дивизия, выполняя последний приказ, головами колонн главных сил достигла рубежа восточнее Гурзе. Здесь был получен новый приказ командира корпуса: оставаться на месте и продолжать удержание занимаемого рубежа, подготовив удар в направлении Холоюва. Выполняя этот приказ, дивизия вновь сделала поворот на 180° и к 6:00 25 июня 1941 года заняла оборону на ранее занимаемом рубеже по южному берегу реки Радоставка, подготавливая атаку в направлении Охладув, Холоюв.

212-я моторизованная дивизия получила от представителя штаба Юго-Западного фронта генерал-майора Панюхова задачу занять новый участок обороны Радзивиллув, Шныров, Пяски и до подхода 8-го механизированного корпуса не допустить противника в Броды. В связи с тем, что 212-я дивизия выполняла распоряжение штаба фронта, 692-й моторизованный полк не смог, как планировалось, выйти на рубеж реки Радоставка на участке Труйца, Порады. К 24 часам достигнуть линии Монастырек, Местечка должны был 37-й моторизованный полк 37-й танковой дивизии, однако до конца дня 25 июня он это сделать тоже не сумел.

Вечером 24 июня командующий фронтом издал боевой приказ № 0015 на нанесение в 7 часов утра 25 июня силами 4-го, 8-ro и 15-го механизированных корпусов контрудара против сокальской группы войск противника севернее линии Щуровице, Дмытрув, Мосты Вельке.

В соответствии с приказом командир корпуса отдал указания 10-й танковой дивизии выйти в район Топорув, Холоюв и быть в готовности к нанесению удара в направлении на Радзехов. К этому времени 20-й танковый и 10-й мотострелковый полки занимали уже оборону на рубеже южнее Холоюва, 19-й танковый полк к 20 часам сосредоточился севернее Топорува, 10-й понтонно-мостовой батальон получил задачу навести 2 переправы на реке Поток Пуста.

В 16 часов командир 20-го танкового полка выделил группу в составе 15 танков под командованием начальника штаба полка майора Говора. Ворвавшись в глубину противотанковой обороны противника, отряд был встречен сильным противотанковым огнем противника. В результате боя по советским данным было уничтожено 56 противотанковых орудий, 5 танков и до роты пехоты противника. Отряд потерял 4 КВ и 7 БТ-7. Не вернулось из боя 4 танковых экипажа, в том числе и майор Говор.

Тем временем противник стал обходить фланги полков, приготовившихся к атаке в районе Холоюва. 10-й мотострелковый полк с 20-м танковым полком и двумя батареями 10-го гаубичного артиллерийского полка контратаковали противника.

37-я танковая дивизия должна была подготовить из подручных материалов переправы через Радоставку, выйти передовыми частями на рубеж Колесники, лес Монастырек Охладовский и быть готовой к атаке в направлениях: Лопатин, Радзехов и Охладув, Радзехов. В течение 25 июня 1941 года дивизия выполняла данную задачу и вышла двумя полками в район Колесники, лес Монастырек Охладовский, ведя бои с мелкими разведывательными группами противника при форсировании реки Радоставка.

212-я моторизованная дивизия, обороняясь на рубеже Радзивиллув, Шнырув, Пяски, вела бои с противником, наступавшим со стороны Лешнева.

В течение 26 июня 10-я танковая дивизия вела бои в районе Холоюва (20-й танковый и 10-й мотострелковый полки), 19-й танковый полк по частной инициативе подполковника Пролеева в 10:00 26 июня 1941 года атаковал противника в направлении Охладува. В результате боя было уничтожено около 70 противотанковых орудий, 18 танков, до батальона пехоты и 2 самолета противника. Полк не досчитался 9 танков КВ и 5 БТ-7, 72 человека были потеряны убитыми, ранеными и пропавшими без вести. После боя полк отошел в район Монастырек Охладовский. 73-й и 74-й танковые полки 37-й танковой дивизии вышли на рубеж Колесники и лес восточнее Монастырек Охладовский. 8-я танковая дивизия к исходу 26 июня 1941 года сосредоточилась в районе Буска. 212-я моторизованная дивизия прикрывала Броды до выхода в этот район 8-го механизированного корпуса.

В 18 часов 26 июня на командном пункте корпуса в результате 50 минутного авианалета противника был тяжело контужен командир корпуса генерал-майор И. И. Карпезо. В командование корпусом вступил заместитель генерала Карпезо полковник Ермолаев.

Вечером 26 июня командованием фронта через комбрига Петухова 15-му механизированному корпусу поставлена задача: во взаимодействии с 8-м мехкорпусом разгромить группировку противника, действующую на дубенском и кременецком направлениях. 15-му механизированному корпусу с 8-й танковой дивизией с 9:00 27 июня 1941 года требовалось наступать в направлении Лопатин, Щуровице, Дубно, к исходу дня выйти в район Берестечко и в дальнейшем наступать в направлении Дубно.

8-я танковая дивизия[108], переданная на усиление 15-го механизированного корпуса еще 24 июня, сосредоточилась в районе Буска только к исходу 26 июня 1941 года.

К исходу 26 июня части корпуса имели:

• 10-я танковая дивизия — танков КВ — 10, Т-34 — 5, Т-28 — 4, БТ-7 — 20 штук, 10 орудий 122 мм, 12 орудий 152 мм и 3 орудия полковой артиллерии;

• 37-я танковая дивизия — танков Т-34 — 29, БТ-7 — 185, Т-26 — 7 штук, 3 орудия 122 мм, 4 орудия 152 мм и 4 орудия полковой артиллерии.

Командиром 15-го механизированного корпуса полковником Ермолаевым принято следующее решение на наступление: 15-й механизированный корпус наступает в общем направлении Берестечко, имея задачей уничтожить мотомеханизированные части противника и воспретить им отход на запад. 37-й танковой дивизии предстояло наступать в общем направлении Монастырек, Грицыволя, Щуровице, Пяски; 10-й танковой дивизии следовало наступать в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко; 8-й танковой дивизии — в направлении Охладув, Капустин, Увин, Лобачувка, прикрывая наступление корпуса с запада.

Однако вскоре у командования фронта возникли опасения о смене немецкими войсками направления удара в южном направлении, и это побудило штаб ЮЗФ отдать приказ о выводе механизированных корпусов из боя и сосредоточении их за линией обороны стрелковых корпусов.

На основании приказа Юго-Западного фронта 15-й мехкорпус 27 июня начал отводить свои дивизии на рубеж Золочовских высот — за линию 37-го стрелкового корпуса. Такой же приказ получил и 8-й механизированный корпус. Однако одобрения Москвы на отвод корпусов штаб Юго-Западного фронта не получил, и корпуса были возвращены в бой.

Прибывший около 10 часов на командный пункт командира 15-го механизированного корпуса в лес у Каштеляны начальник управления политпропаганды фронта бригадный комиссар Михайлов по поручению Военного совета фронта передал вновь приказ о наступлении корпуса в направлении Берестечко. В 12 часов отход частей корпуса командиром корпуса полковником Ермолаевым был приостановлен, и 37-я танковая дивизия была возвращена на рубеж реки Радоставка на участке Монастырек, Шишковице. В 10-й танковой дивизии в тяжелое положение попал моторизованный полк, который оторвался от противника и отошел на 6–8 км, а затем вынужден был с боем опять занимать оставленный рубеж.

Утром 28 июня, в 9:45, в корпусе был получен боевой приказ № 018 командующего фронтом. В нем 15-му мехкорпусу предписывалось продолжить выполнение поставленной задачи, к исходу дня выйти в район Берестечко, быть в готовности отразить возможные атаки механизированных соединении противника с запада и северо-запада и оказать содействие 8-му механизированному корпусу в разгроме прорвавшихся за реку Иква групп противника. Дивизии продолжили выполнение задач, поставленных командиром корпуса еще 27 июня своим приказом № 007.

10-я танковая дивизия, наступая в общем направлении Лашкув, Завидче, Смажув, Берестечко, в течение дня вела бои в районе урочища Воля Адамовска за овладение Лопатином. Перейти гать между Воля Адамовска и Северувка части дивизии не смогли и были окружены противником. Находящийся в это время вместе с 19-м танковым полком командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев, видя всю обстановку и невозможность частям 10-й танковой дивизии переправиться через реку Острувка по одной гати, находящейся под обстрелом тяжелой артиллерии противника силой до дивизиона, а также множества противотанковых орудии из района Лопатина и Охладува, выслал в 8-ю танковую дивизию делегата связи (своего адъютанта) для передачи устного приказа дивизии на форсирование реки Острувка в районе Гута Шкляна и поддержки 10-й танковой дивизии с запада ударом на Лопатин. Этим же приказом командир корпуса установил сигналы взаимодействия дивизий в овладении Лопатином.

37-я танковая дивизия в это время пыталась форсировать реку Острувка. В 21 час пехота противника с противотанковыми орудиями «просочилась» с направления Оплуцко и Колесники в леса в районе урочища Воля Адамовска, где и завязался лесной бой танков с пехотой. Наступала ночь. Все попытки 10-й танковой дивизии переправиться через Острувку не увенчались успехом. Части дивизии несли большие потери в танках от огня противотанковых орудий и артиллерии. В это же время пехотные части противника, отброшенные 37-й танковой дивизией из района Станиславчика, находились в районе Шиманувка, Конты Троицке и вдоль реки Радоставка. Оставаться 10-й танковой дивизии в данном районе на ночь, находясь под перекрестным огнем артиллерии и противотанковых орудий, было бессмысленно и могло привести к потере всей дивизии.

Командир корпуса принял решение и передал командиру 19-го танкового полка подполковнику Пролееву устный приказ — рокировать части 10-й танковой дивизии из данного района на восток на направление 37-й танковой дивизии, имея задачей вместе с 37-й танковой дивизией овладеть Лопатином с юго-востока. Однако к 23 часам 37-я танковая дивизия так и не смогла овладеть переправой через Острувку и несла большие потери от огня противника. Для 10-й и 37-й танковых дивизий, находившихся под непрерывным артиллерийским обстрелом противника в горловине между реками Острувка и Стырь, оставаться на месте не имело смысла, и командир 15-го механизированного корпуса полковник Ермолаев отдал командиру 19-го танкового полка приказ — выйти на восточный берег реки Стырь в районе Станиславчик и прикрыть отход 37-й танковой дивизии, которой также была поставлена задача: выйти на восточный берег реки Стырь и занять оборону по реке Радоставка на своем прежнем исходном рубеже.

28 июня 37-я танковая дивизия имела задачу наступать в общем направлении Монастырек, Щуровице, Берестечко. 37-й мотострелковый полк исходное положение для атаки занял к 13:00, в 11:30 73-й и 74-й танковые полки выдвигались через переправу у селения Монастырек для занятия исходного положения. В голове шел 73-й танковый полк. По достижении 73-м танковым полком северной окраины Станиславчика разведкой было установлено, что переправа через реку Стырь у Бордуляки взорвана, вследствие чего 73-й танковый полк был также направлен на захват переправы у Станиславчика — с тем, чтобы в дальнейшем выйти на свое первоначальное направление для атаки.

В результате поворота 73-го танкового полка на переправу у Станиславчика последний к переправе вышел раньше, чем 74-й танковый полк, пропустив впереди себя лишь головной 3-й танковый батальон 74-го танкового полка. К 14:00 мотострелковый полк с 3-м батальоном 74-го танкового полка начал атаку переправ у Станиславчика. Развернувшиеся на восточном берегу реки Стырь у переправ головные батальоны 73-го танкового полка с небольшим запозданием организовали огневую поддержку мотострелкового полка, который к этому времени занял переправы, понеся значительные потери. Форсировав реку Стырь, 6–8 танков 3-го батальона 74-го танкового полка, действовавшие совместно с 37-м мотострелковым полком по захвату высоты 202,0, были подбиты противником. Мотострелковый полк, не имея поддержки и неся большие потери, приостановил наступление и перешел к обороне по западному берегу реки Стырь непосредственно у переправ Станиславчика. В свою очередь противник, прикрывавший силами до батальона переправы на западном берегу реки Стырь, понес большие потери и начал поспешный отход в направлении высоты 202,0 и урочища Ляс Денбник.

73-му танковому полку, продолжавшему вести огонь по отходящему противнику, вследствие временной потери управления с большим трудом удалось переправиться на западный берег реки Стырь с тем, чтобы продолжать атаку на плечах отходящего противника. Однако время было упущено. Подразделения 73-го танкового полка начали форсировать реку только лишь около часа спустя после атаки мотострелкового полка. Это дало возможность остаткам батальона противника, оборонявшего переправы у Станиславчика, отойти в урочище Ляс Денбник.

К 18 часам 2-й батальон 73-го танкового полка занял северные скаты высоты 202,0, где был встречен сильным противотанковым огнем. Попытка переправиться по мостам через реку Острувка севернее высоты 202,0 была безуспешной, так как головные 2–3 танка, подошедшие к мосту, были моментально подбиты и загорелись. Несколько танков пыталось обойти мост справа и слева, но это оказалось невозможным — машины застряли в болоте и были подбиты артиллерийским огнем противника.

Без артиллерийской и пехотной поддержки дивизия наступать дальше не могла, но артиллерия отсутствовала, и мотострелковый полк приводил себя в порядок. В 23:00 ввиду угрозы окружения командир 15-ro механизированного корпуса приказал отвести части дивизии на южный берег реки Радоставка и занять оборону на рубеже (нск.) Манастырек, Леткув.

8-я танковая дивизия вела бой с противником до 29 июня 1941 года в направлении Охладува, подвергаясь сильному артиллерийскому обстрелу и, неся большие потери, отошла из района Охладува в лес юго-восточнее. Активные действия 8-й танковой дивизии обеспечили левый фланг корпуса и позволили 10-й и 37-й танковым дивизиям отойти на рубеж реки Радоставка,

212-я моторизованная дивизия до 21 часа удерживала рубеж (иск.) Радзивиллув, Шнырув, Пяски и в 21 час под натиском превосходящих сил противника отошла на новый рубеж: высота 261,0, Гайе Смоленске, Глушин, Голосковице.

29 июня 1941 года представителем Юго-Западного фронта, прибывшим на командный пункт 15-го механизированного корпуса в Каштеляны, командиру корпуса был вручен приказ: с подходом и сменой частями 37-ro стрелкового корпуса, 15-му механизированному корпусу выйти во фронтовой резерв и сосредоточиться в районе Бялы Камень, Сасув, Золочов, Ляцке. Дивизии корпуса получили задачу в ночь на 30 июня выйти в новые районы и сосредоточиться: 10-й дивизии — в районе Цыкув, Доузенька, Бялы Камень; 37-й — (иск.) Сасув, урочище Городыловский Ляс, Денбина; 8-й танковой дивизии — Княже, Лацке, Залесье.

10-я танковая дивизия вышла в указанный район к 6 утра 30 июпя.

37-я танковая дивизия имела задачу сосредоточиться в районе Сасов, урочище Городыловски Ляс, Елеховице, Дембина. Движение колонны с занимаемого рубежа приказывалось начать с 22:00 29 июня 1941 года. С этого момента начался планомерный организованный отход частей дивизии, продолжавших вести бой с наседавшим противником. 74-й танковый полк контратакой ударной группы в 21:30 уничтожил до роты мотоциклистов, прорвавшихся к району Потопники, и отбросил остатки противника на северный берег Радоставки. Под прикрытием огня батареи 152-мм гаубиц полк с 22 часов начал организованно отходить с рубежа Шишковице, Потопники в направлении Турзе. 73-й танковый полк с мотострелковым полком, сдерживая наступление до двух полков противника, с 22:00 с рубежа (иск.) Манастырек, (иск.) Дубове отходил через Марцины на Ражнюв. взаимодействуя с частями 141-й стрелковой дивизии. По достижении 73-м танковым и 37-м мотострелковым полками района Руда Бродзка. Ражнюв последние распоряжением командира 141-й стрелковой дивизии были остановлены и получили задачу обеспечить отход 141-й стрелковой дивизии в южном направлении.

212-я моторизованная дивизия в течение 29 июня удерживала одним мотострелковым батальоном район Красные казармы в Бродах. Остальные части дивизии обороняли рубеж: высота 261,0, Гайе Смоленске, Глушин, Голосковице.

Так закончилось участие 15-го механизированного корпуса в контрударе против 1-й танковой группы вермахта. Неудачный исход контрудара был предопределен многими причинами. Это и предвоенная разбросанность соединений корпуса (например, 37-й мотополк находился в 150 км от штаба дивизии), в связи с чем удар в первые три дня наносился по частям. Слишком медленно выдвигались к полю боя отдельные части — например, 37-я танковая дивизия, вынужденная отвлекаться на уничтожение «мифических» немецких танков в районе Адамы. Сыграло свою роль и то, что корпус действовал на фронте протяженностью до 70 км, причем 212-я моторизованная дивизия находилась на удалении до 50 км от основных сил, что крайне затрудняло управление корпусом, действовавшим в условиях лесисто-болотистой местности с плохой сетью дорог и при наличии всего двух радиостанций вместо восьми.

Часто менялись задачи, поставленные корпусу вышестоящими штабами. Например, 24 июня 1941 года был получен приказ штаба фронта о выходе 15-го механизированного корпуса с рубежа Колесники, Охладув, Холоюв в районы сосредоточения юго-западнее Броды для нанесения совместного удара с 8-м механизированным корпусом в направлении Берестечко и Дубно. Части корпуса приступили к выполнению этого приказа и были в пути следования, а некоторые уже достигли района своего сосредоточения (19-й танковый полк). Но 25 июня 1941 года последовал приказ на обратное возвращение частей корпуса на ранее занимаемый рубеж с целью подготовки к наступлению в направлении на Радзехов и Сокаль совместно с 4-м механизированным корпусом. В 23:00 26 июня 1941 года был получен новый приказ штаба фронта, которым 15-му механизированному корпусу и 8-й танковой дивизии ставилась задача — разгромить мотомеханизированную группу противника, действующего на Дубно, нанося удар в направлении Лопатин, Берестечко, Дубно.

Командиром 15-го механизированного корпуса полковником Ермолаевым было принято решение на наступление 27 июня 1941 года и отдан соответствующий приказ, но 27 июня 1941 года был опять получен новый приказ, в корне меняющий задачу корпуса — ему предписывалось отойти в район Золочевских высот. Части корпуса по этому приказу начали отход и достигли рубежа Турзе, Чаныз, но тут опять последовал новый приказ штаба фронта и поставлена новая задача — невзирая ни на какие трудности и техническое состояние боевой материальной части, 28 июня 1941 года опять наступать в направлении Берестечко.

В течение 30 июня части корпуса продолжали сосредоточение в районах Бялы Камень, Сасув, Золочев.

37-я танковая дивизия вышла в указанный район только к вечеру. 73-й танковый полк получил задачу от командира 141-й стрелковой дивизии уничтожить обходящего противника и обеспечить отход двух правофланговых полков дивизии в южном направлении. Атакой 73-го танкового полка было уничтожено до батальона пехоты и до дивизиона артиллерии противника, что дало возможность частям 141-й стрелковой дивизии планомерно отходить в южном направлении без угрозы окружения. К 19 00 73-й танковый полк после атаки вышел в район Ражшова, где посадил на танки два батальона 37-го мотострелкового полка и к 2:00 1 июля 1941 года вышел в район сосредоточения дивизии — к урочищу Городыловски Ляс. 74-й танковый полк при отходе с рубежа реки Радоставка отбивал контратаки мелких преследующих частей противника. В районе Сосьнинки, 4 км севернее Золочева, полк сосредоточился к 6:.00 30 июня 1941 года.

212-я моторизованная дивизия в 20 часов начала отход на новый рубеж обороны — Кругув, Нуще, Лопушаны, Олеюв.

Оставив Львов, части 6-й армии продолжали отходить на восток. Командир 15-го мехкорпуса полковник Ермолаев принимает решение прикрывать тремя таковыми дивизиями отход соединений 6-й армии от нависавших над ними в районе Броды, Дубно пехотных дивизий противника, тесно взаимодействуя с частями 6-й армии. Дабы избежать уничтожения с воздуха, весь автотранспорт корпуса мелкими группами по лесным дорогам был отправлен в район Подкамень, Заложце.

В ночь на 1 июля 1941 года 10-я танковая дивизия совершала переход в район севернее Обожанце. 10-й мотострелковый и 10-й артиллерийский полки, прикрывая отход дивизии, к 9 часам заняли оборону западнее Колтув на рубеже Руда Колтувска, Хмелева. В 14 часов эти полки вступили в бой с моторизованными частями противника, понесли серьезные потери и отошли в район сосредоточения дивизии. К 15 часам вся дивизия сосредоточилась в районе Колтуна, где производила дозаправку машин. Закончив заправку, дивизия продолжала движение, и к исходу 1 июля сосредоточилась в Обожанце.

37-я танковая дивизия, отбивая атаки передовых наступающих частей противника и находясь под сильным воздействием его авиации, с утра 1 июля 1941 года продолжала отходить из района Сасов, урочище Городыловски Ляс, Елеховице, Дембина на восток — в направлении Заложцы-Нове. При отходе из района урочища Городыловски Ляс (севернее Золочева) 73-й танковый полк в 10:00 1 июля 1941 года начал движение по маршруту Сасов, Колтун, Кругув, Копане, Гнидава, Ратыще, лес севернее и западнее высоты 376,0. При подходе головой колонны к переправам через реку Серет западнее Колтува хвост колонны полка был атакован четырьмя танками и мотоциклистами противника, которые открыли пулеметный огонь. Одновременно с этим до двух батальонов мотопехоты, при поддержке артиллерийского огня (до двух батарей) из района Дембина, подошли к району селения Калинка.

В это же время голова колонны 74-го танкового полка из Хмельова вытягивалась к северу на шоссе Сасов — Колтув, что вызвало некоторую задержку в движении 73-го танкового полка и замешательство его подразделений, следовавших в хвосте колонны полка. Командир 73-го танкового полка майор Громагин лично повел 10 танков в контратаку против наседавшего противника. Вслед за танками командир 10-го мотострелкового полка полковник Пшеницын собрал группу бойцов в 150 человек и также лично повел их в контратаку. Бой с переменным успехом продолжался более четырех часов. В результате боя противник, потеряв несколько танков и до батальона пехоты, отошел к Сасову.

В дальнейшем 73-й танковый полк, понеся значительные потери, под прикрытием огня 74-го танкового полка, занявшего рубеж в районе безымянной высоты северо-восточнее Хмельова, продолжал движение по своему маршруту и к 23:00 2 июля 1941 года сосредоточился в районе высоты 376,0. В результате боев, проведенных в районах Станиславчик, Манастырек, урочище Турзиньски Ляс, Ражнюв и в районе Сасова и Колтува 73-й танковый полк вышел в район своего сосредоточения (высота 376,0), не имея в своем составе тыловых подразделений и с небольшим количеством боевых машин.

74-й танковый полк, прикрыв отход своих тыловых подразделений и остатков 73-ro танкового полка, продолжал движение по маршруту Колтув, Гарбузув, Олейюв, Заложцы-Старе, Гайе Розтоцке. При подходе головы колонны полка к Тросьцянцу полк был встречен артиллерийским и пулеметным огнем противника из района этого населенного пункта. К этому времени командир 74-го танкового полка получил от разведки данные о том, что переправа через реку Серет у Заложцы-Нове взорвана противником. Оставив прикрытие со стороны Тросьцянца, командир 74-го танкового полка повел свое соединение через Гнидава на переправу через Серет у Ратыще. При подходе к западной окраине Гайе Розтоцке полк был атакован танками противника при поддержке артиллерийского огня из района Гайе Розтоцке. Атака была отбита, и противник с большими потерями отошел в юго-восточном направлении. В этом бою пропал без вести командир 74-го танкового полка полковник Коюнтин.

При отходе из района Золочев в район урочище Ляс Остра Гура (восточнее Заложцы-Нове), второй эшелон штаба дивизии 1 июля 1941 года на подходе к селению Олеюв был отрезан от переправ через Серет у Заложцы-Нове. Горючее в баках машин было на исходе, а высланные к нему бензоцистерны не могли пробиться, так как на всем протяжении маршрута тылами отходивших частей были созданы пробки. Решением начальника второго эшелона штаба дивизии капитана Дорохина оставшийся в баках машин бензин был слит в несколько машин, на которые посадили командный состав второго эшелона и погрузили ценные секретные документы. С этим составом второго эшелона штаба дивизии и остатками ремонтно-восстановительного батальона капитан Дорохин вышел из окружения и присоединился к дивизии в Старо-Константинове.

212-я моторизованная дивизия днем 1 июля занимала оборону: 669-й моторизованный полк — северо-западнее Гукаловце; 692-й моторизованный, 131-й танковый и 655-й артиллерийский полки — лес восточнее Олеюва. В 19 часов 692-й моторизованный, 131-й танковый, 655-й артиллерийский полки и части 74-го танкового полка 37-й дивизии, находящиеся в районе Ратьще, Олеюв, были подвергнуты нападению со стороны противника с земли и воздуха. В районе Ратьще, Олеюв во время боя с прорвавшейся пехотой и танками противника пропали без вести командир 212-й моторизованной дивизии генерал-майор Баранов[109], начальник штаба дивизии полковник Першаков и командир 74-го танкового полка полковник Коюнтин.

2 июля корпус продолжал отходить на восток, находясь в резерве фронта. 10-я танковая дивизия, имевшая приказ командира корпуса выйти в район Ивашковце, получила приказание штаба 6-й армии оборонять Тарнополь. В 6 часов дивизия выступила в направлении Тарнополя и к 14 часам заняла оборону на северной его окраине, прикрывая отход частей и тылов армии. В 15 часов дивизия снялась с позиций и продолжила отход в направлении Подволочиска, заняв к 19 часам оборону в районе Ступники. В 20 часов она была атакована противником, но отбросила его, потеряв 1 танк БТ (немцы — 6 танков и 2 орудия). С наступлением темноты, под прикрытием 1-го батальона 20-го танкового полка, дивизия вышла из боя и в течение ночи совершила отход в Подполочиск.

37-я танковая дивизия, прикрывая отход корпуса с северо-восточного направления от мелких частей противника, к тому времени уже овладевшего Вышгородком, следовала по маршруту Збараж, Бялозурка, Базалия.

212-я моторизованная дивизия, находясь в районе Олеюв, Перепельники, продолжала отбивать атаки прорвавшихся частей противника и отошла в направлении Ратище. Во время переправы через реку Серет у Ратище дивизия снова столкнулась с наседавшим противником, и лишь к утру 3 июля 1941 года сосредоточилась в лесу западнее Подлиски, где подверглась сильному артиллерийскому обстрелу со стороны Залесьце и бомбежке с воздуха.

Прибывший утром в район Новики командир корпуса получил приказ Юго-Западного фронта о дальнейшем отводе корпуса в район Старо-Константинова, где требовалось сосредоточиться 4 июля.

3 июля передовые части достигли Старо-Константинова, где разместился штаб 15-го корпуса. Остальные части продолжали сосредотачиваться до ночи на 4 июля.

10-я танковая дивизия к 6 часам вышла в район Подволочиска, где заняла оборону, прикрывая переправу и обеспечивая переход частей и тылов 6-й армии через реку Збруч. В 16 часов противник перешел в наступление, и в 16 часов 30 минут дивизия с боем отошла в Каневку, переправляясь через Збруч в трех местах: Подволочиск, севернее Подволочиска, Тарноруда.

В Старо-Константинове командир корпуса получил боевое распоряжение командующего 6-й армией от 3 июля на сосредоточение 5-го, 8-го и 15-го мехкорпусов в районе Купель, Ожиговцы, Волочиск. Согласно этому документу, 15-й механизированный корпус должен был передать всю исправную материальную часть в распоряжение командарма-6 в район Купель, Гоноровка, а остальную матчасть и тылы — направлять на восток, не переходя линии Старо-Константинов — Проскуров. Но полковник Ермолаев, связавшись с начальником штаба фронта, получил другие указания — выводить корпус в район Уланова.

4 июля 10-я танковая дивизия после переправы через реку Збруч сосредоточилась в лесу севернее Проскурова и производила дозаправку машин. 37-я танковая и 212-я моторизованная дивизии совершали марш в район Уланова.

На следующий день, 5 июля, части 15-го механизированного корпуса продолжали совершать марш в район Уланова. К концу дня в район сбора прибыла только 10-я танковая дивизия (штаб дивизии, отдельные боевые машины танковых полков и тылы дивизии). 10-й мотострелковый полк прибыл в составе двух — трех рот. 37-я танковая дивизия начала сосредотачиваться в районе Хмельник.

6 июля части корпуса продолжили сосредоточение в районе Уланова. К 11:00 6 июля 1941 года в районах сосредоточения было налицо:

• в 10-й танковой дивизии — танков КВ — 2, Т-34 — 3, Т-28 — 1, БТ — 12, Т-26 — 2, бронемашин — 21;

• в 37-й танковой дивизии — Т-34 — 2, БТ — 8, бронемашин — 5;

• в 212-й моторизованной дивизии — только 1 бронемашина.

На основании решения Военного совета Юго-Западного фронта командир 15-го механизированного корпуса получил приказ: из всей оставшейся боевой материальной части и стрелковых подразделений корпуса сформировать сводные отряды и их силой оборонять рубеж по реке Гнилопять в районе Бердичева. Материальная часть строевых подразделений и тыловые подразделения частей 15-го механизированного корпуса отправить в район Пирятина, оставив в районе Уланова лишь необходимое количество машин для обслуживания боевого состава оставшихся сводных отрядов.

Такие отряды были сразу сформированы. 10-я танковая дивизия выделила сводный батальон пехоты от мотострелкового полка, роту танков от 20-ro танкового полка, сводный артиллерийский дивизион в составе трех 152-мм орудий и двух 122-мм орудий, разведывательную роту от разведывательного батальона в составе бронемашин и 2 танков БТ, взвод связи и 2 рации 5-АК. Командиром отряда был назначен командир 10-го мотострелкового полка полковник Пшеницын, заместителем командира по политчасти — батальонный комиссар Курков, штабом отряда стал штаб 10-го мотострелкового полка. Вместе с отрядом осталась оперативная группа штаба 10-й танковой дивизии во главе с ее командиром генерал-майором Огурцовым.

В 37-й танковой дивизии был сформирован отряд в составе сводной танковой роты (2 Т-34, 12 БТ). 212-я моторизованная дивизия выделила сводный мотострелковый батальон, его командиром стал майор Покорный. Все эти отряды были сведены в одну группу, которую возглавил генерал-майор Огурцов, и выступили в район Бердичева. Здесь группа Огурцова, называемая также группой «Казатин», вошла в подчинение командира 16-го механизированного корпуса комдива Соколова, собравшего из оказавшихся в районе города разрозненных частей и отрядов группу войск и в течение нескольких дней пытавшегося отбить Бердичев, занятый 11-й танковой дивизией вермахта[110] 7 июля[111]. Генерал-майор Ноздрунов был направлен к комдиву Соколову, он заменил полковника Берлина в должности начштаба 16-го мехкорпуса и Бердичевской группы войск.

Все прочие части корпуса, кроме оставшихся в распоряжении командующего бердичевской группы, начали марш в новый район сосредоточения — в Пирятин.

К исходу 12 июля 1941 года в районы сосредоточения дивизии прибыли.

• 10-я танковая дивизия: начальствующего состава — 756 человек, младшего начальствующего и рядового состава — 3894 человека, танков БТ — 6 (все требовали среднего ремонта), бронемашин — 17, колесных машин — 545, тракторов — 14, 37-мм зенитных орудий — 4, 122-мм гаубиц — 4, 45-мм орудий — 21.

• 37-я танковая дивизия: начальствующего состава — 409 человек, младшего начальствующего и рядового состава — 1612 человек, танков БТ — 2, танков Т-34 — 1, бронемашин — 10, колесных машин — 144, 37-мм зенитных орудий — 2, 76-мм орудий — 1, 45-мм орудий — 12.

• 212-я моторизованная дивизия: младшего начальствующего и рядового состава[112] — 745 человек, бронемашин — 2, колесных машин — 16, 45-мм пушек — 2, 122-мм гаубиц — 1, 37-мм орудий — 1.

10-я танковая дивизия была переформирована по штатам июля 1941 года и впоследствии действовала в составе 40-й армии в качестве отдельной. Ее возглавил бывший командир 19-й танковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор танковых войск К. А. Семенченко. На ее базе сформированы 133-й танковый полк 133-й танковой бригады и 20-й учебный танковый полк.

37-я танковая дивизия 10 августа переформирована в 3-ю танковую бригаду (полковник Н. А. Новиков).

212-я моторизованная дивизия была реорганизована в стрелковую, командовал ею бывший командир полка полковник В. В. Бардадин.

Бои Кременецкой группы 37-й танковой дивизии

22 июня 1941 года после ухода основной части дивизии из Кременца в район боевых действий в военном городке Кременец была оставлена группа под командой заместителя командира 74-го танкового полка майора Бочманова — численностью около 30 % состава дивизии. Такое количество оставшихся было вызвано тем, что дивизия, будучи неукомплектованной штатной материальной частью, не могла взять с собой весь личный состав экипажей. Кроме того, необходимо было часть личного состава оставить для охраны оставшегося имущества, боеприпасов и казарменных помещений. Всего в группе насчитывалось 3571 человек, 1 КВ, 15 БТ-7 (из них 8 находилось в среднем ремонте), 9 Т-26, 1 огнеметный танк, 20 Т-27, 30 грузовых и специальных машин, 21 122-мм гаубица, 24 45-мм пушки, 45 пулеметов ДТ, 5 ручных пулеметов, 730 винтовок, 71 револьвер.

23 июня 1941 года к району Кременца подошли мелкие передовые части наступающего противника. Распоряжением майора Бочманова все имеющиеся силы и средства были использованы на организацию круговой обороны военного городка. Из исправных танков в количестве 7 штук была создана подвижная группа под командой командира 1-го батальона 73-го танкового полка капитана Романова.

К 13:00 24 июня 1941 года в район Депбины, Козин подошла небольшая группа мотоциклистов и мотопехоты противника. Подвижная группа получила задачу уничтожить противника у Денбин и Козина. В результате атаки было уничтожено 20 машин с мотопехотой противника, одно противотанковое орудие, одна цистерна с горючим, 3 автомашины с грузом и 4 мотоцикла. Подвижная группа потеряла один танк. В последующем кременецкая группа 37-й танковой дивизии продолжала вести бой в районе Кременца совместно с частями 14-й кавалерийской и 140-й стрелковой дивизий.

Командиры механизированных корпусов[113]


1. Чернявский М. Л.


2. Новосельский Ю. В.


3. Куркин А. В.


4. Власов А. А.


5. Алексеенко И. П.


6. Хацкилевич М. Г.


7. Виноградов В. И.


8. Рябышев Д. И.


9. Рокоссовский К. К.


10. Лазарев И. Г.


11. Мостовенко Д. К.


12. Шестопалов Н. М.


13. Ахлюстин П. Н.


14. Оборин С. И.


15. Карпезо И. И.


16. Соколов А. Д.


17. Петров М. П.


18. Волох П. В.


19. Фекленко Н. В.


20. Никитин А. Г.


21. Лелюшенко Д. Д.


22. Кондрусев С. М.


23. Мясников M. А.


24. Чистяков В. И.


25. Кривошеин С. M.


2б. Кириченко Н. Я.


27. Петров И. Е.


28. Новиков В. В.


29. Павелкин М. И.


30. Голубовский В. С.

Командиры танковых дивизий


1. Баранов В. И.


2. Солянкин Е Н.


3. Андреев К Ю.


4. Потатурчев А. Г.


5. Федоров Ф. Ф.


6. Алексеев В. M.


7. Борзилов С. В.


8. Фотченков П. С.


9. Бурков В. Г.


10. Огурцов С. Я.


11. Кузьмин Г. И.


12. Мишанин T. А.


13. Грачев Ф. У.


14. Штевнев А. Д.


15. Полозков В. И.


16. Мындро М. И.


17. Корчагин И. П.


18. Ремизов Ф. Т.


19. Семенченко К. А.


20. Катуков M. Е.


21. Бунин Л. В.


22. Пуганов В. П.


23. Орленко Т. С.


24. Чесноков М. И.


25. Никифоров Н. M.


26. Обухов В. Т.


27. Ахманов А. О.


28. Черняховский И. Д.


29. Студнев Н. П.


30. Богданов С. И.


31. Калихович С. А.


32. Пушкин Е. Г.


33. Панов М. Ф.


34. Васильев И. В.


35. Новиков Н. А.


36. Мирошников С. З.


37. Аникушкин Ф. Г.


38. Капустин С. И.


39. Старков Н. В.


40. Широбоков М. В.


41. Павлов П. П.


42. Воейков Н. И.


43. Цибин И. Г.


44. Крымов В. П.


45. Соломатин М. Д.


46. Васильев И. Д.


47. Родин Г. С.


48. Яковлев Д. Я.


49. Швецов К. Ф.


50. Бахаров Б. С.


51. Чернов П. Г.


52. Михайлов Г. М.


53. Белоглазов А. С.


54. Синенко М. Д.


55. Баданов В. M.


56. Илларионов И. Д.


57. Мишулин В. А.


58. Котляров А. А.


59. Чернобай С. П.


60. Попов А. Ф.


61. Скворцов Б. М.

Командиры моторизованных дивизий


1. Крейзер Я. Г.


7. Герасимов А. В.


15. Белов Н. Н.


29. Бикжанов И. П.


69. Домрачев П. Н.


81. Варыпаев П. M.


82. Карамышев Г. П.


84. Фоменко П. И.


103. Тимофеев Г. Т.


109. Краснорецкий H. П.


131. Калинин Н. В.


163. Кузнецов И. М.


185. Рудчук П. Л.


198. Крюков В. В.


202. Горбачев В. К.


204. Пиров А. М.


205. Кудюров Ф. Ф.


208. Ничипорович Б. И.


209. Муравьев А. И.


210. Пархоменко Ф. А.


212. Баранов С. В.


213. Осьминский В. М.


215. Барабанов П. А.


216. Саркисян А. С.


218. Шарагин A. П.


219. Корзун П. П.


220. Хоруженко Н. Г.


221. Ройтенберг Г. М.


236. Мороз В. К.


239. Мартиросян Г. О.


240. Горбенко И. В.

Начальники штабов механизированных корпусов


1. Лимаренко П. А.


2. Сучков Н. И.


3. Ротмистров П. А.


4. Мартьянов A. A.


5. Бутков В. В.


6. Коваль Е. С.


7. Малинин М. С.


8. Катков Ф. Г.


9. Маслов А. Г.


10. Заев Д. И.


11. Мухин С. А.


12. Калиниченко П. И.


13. Грызунов И. И.


14. Тутаринов И. В.


15. Ноэдрунов M. К.


16. Берлин Л. Б.


17. Бахметьев Д. Д.


18. Кравченко А. Г.


19. Девятов К Г.


20. Дубовой И. В.


21. Асейчев А. А.


22. Тамручи В. С.


23. Старокошко А. П.


24. Данилов А. И.


25. Аргунов Н. Е.


27. Меньшов В. В.


28. Труфанов Н. И.


30. Гетман А. Л.

Заместители командиров механизированных корпусов


5. Журавлев Е. П.


11. Макаров П. Г.


13. Иванов В. И.


15. Ермолаев Г. И.

Военные комиссары механизированных корпусов


1. Куликов П. Н.


6. Эйтиигон С. A.


8. Попель Н. К.


10. Мельников С. И.


14. Носовский И. В.


19. Калядин И. С.

Начальники АБТО армий


2. Линев А. А.


4. Кабанов Е. Е.


9. Яркин И. О.


21. Вольский В. Т.


23. Лавринович В. Б.


27. Кукушкин А. В.

Начальники штабов танковых дивизий


3. Кагарманов М. Л.


5. Беликов В. Г.


6. Липатов К. С.


9. Кулемин И. П.


12. Попов Н. А.


14. Выжигин А. Д.


17. Золотов З. В.


30. Болотов Н. Н.


31. Лебедев В. В.


36. Симиновский М И.


40. Травин Г. И.


47. Малыгин К. А.


52. Сидорович Г. С.


57. Рудой М. И.

Начальники штабов моторизованных дивизий


7. Лашко И. Р.


15. Ласкин И. А.


29. Гудименко К. Г.


81. Спесивцев Д. Е.


109. Мернов В. Ф.


220. Переверткин С. Н.

Заместители командиров танковых дивизий


2. Коровников И. Т.


22. Кононов И. В.


41. Уколов Н. А.


46. Копцов В. А.


47. Михайлов H. Ф.


51. Арман П. M.

Командующие армиями


1. Еременко А. И.


5. Потапов М. И.


Тяжелые танки КВ-1. 1-я танковая дивизия, сентябрь 1941 г.


Тяжелый танк КВ-2. 8-й мехкорпус. Захвачен немцами в районе Дубно в июне 1941 г.


Тяжелый танк Т-35. 8-й мехкорпус, лето 1941 г.


Средний танк Т-34 с пушкой Л-11. Западный фронт, лето 1941 г.


Средний танк Т-28. Принадлежал 3-й танковой дивизии. Захвачен противником в июле 1941 г. в г. Остров


Легкие танки БТ. Ростов-на-Дону, 1942 г.


Легкие танки БТ-2. 24-я танковая дивизия, лето 1941 г.


Легкий двухбашенный танк Т-26 обр. 1931 г. Учения Московского военного округа, 1936 г.


Легкий танк Т-26 обр. 1933 г. и экранированный танк КВ-1, подбитые на Северо-Западном направлении летом-осенью 1941 г.


Легкие танки Т-26 обр. 1939 г.


Малые танки T-40. Подмосковье, зима 1941/42 г.


Малый танк Т-37А. Киевские маневры, сентябрь 1935 г.


Химический танк ХТ-26. Маневры Киевского особого военного округа, 1940 г.


Тягачи Т-26 с бронированным верхом буксируют 76-мм дивизионные пушки Ф-22. Москва, 1 мая 1937 г.


Средний автомобиль БА-10 брошенный экипажем. Украина, лето 1941 г.


Легкие бронеавтомобили БA-20. Лето 1941 г.


Артиллерийские тягачи А-20 «Комсомолец» буксируют 45-мм противотанковые пушки


Артиллерийские тягачи СТЗ-5 буксируют дивизионные пушки ЗИС-22 УСВ. Москва 1 мая 1941 г.


76-мм зенитные пушки обр. 1931 г. на буксире артиллерийских тягачей «Коминтерн»


Артиллерийский тягач «Ворошиловец»


Счетверенные зенитные установки («комплексные пулеметы») на ГA3-AAA. Москва, 7 ноября 1938 г.


Подбитый танк Т-34 3-го мехкорпуса с намотанной на гусеницы немецкой противотанковой пушкой


37-мм зенитная пушка 61-К на железнодорожной платформе. 109-я танковая дивизия, лето 1941 г.


76-мм полковая пушка обр. 1927 г. 13-я армия, июль 1941 г.


Трактор СТЗ-5 буксирует 122-мм гаубицу М-30


152-мм гаубица М-10 и арттягач СТ3-5, брошенные расчетом. Украина, 1941 г.


Мотоциклетная часть на параде в Москве


Понтонный парк на прицепе трактора ЧТ3


Заправка танков Т-26 различных серий. Лето 1936 г.


Разведчик Р-5 из корпусной авиаэскадрильи

В 17:00 28 июня 1941 года взвод танков в составе 3 БТ-7 и 2 Т-26 под командой капитана Романова получил задачу уничтожить противника в районе Судобиче, действуя совместно с 512-м стрелковым полком 140-й стрелковой дивизии. В результате атаки был занят населенный пункт Бирки и уничтожено до роты пехоты противника, подбито 4 танка, которые загорелись, уничтожено 2 противотанковых орудия и взято в плен 3 мотоциклиста вместе с мотоциклами.

В 18:00 29 июня 1941 года 3 танка (1 БТ-7 и 2 Т-26) под командой лейтенанта Кошкина действовали совместно с 512-м стрелковым полком по уничтожению противника в районе Птыча. В результате атаки было уничтожено до роты пехоты противника, 2 противотанковых орудия и 2 грузовые машины. Группа потеряла два танка.

В 18:00 30 июня 1941 года кременецкая группа 37-й танковой дивизии от командира 146-й стрелковой дивизии получила задачу — отходить на Тарнополь и поступить в распоряжение штаба фронта.

1 июля 1941 года на основании распоряжения начальника Автобронетанкового управления Юго-Западного фронта генерал-майора Моргунова, переданного по телеграфу, кременецкая группа получила задачу форсированным маршем отходить на Златин. В последующим кременецкая группа отдельными командами постепенно вливалась в состав 37-й танковой дивизии.

Несмотря на слабо подготовленный в военном отношении личный состав кременецкой группы, отсутствие достаточного количества исправной боевой материальной части и недостаточное количество оружия, кременецкая группа сумела выполнить возлагаемые на нее задачи и большую часть личного состава вывести из окружения в районе Кременца.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.519. Запросов К БД/Cache: 0 / 0