Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

16-й механизированный корпус (в/ч 9413)

16-й механизированный корпус (в/ч 9413)

Командир — комдив Александр Дмитриевич Соколов.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Василий Федорович Сергеев (20.03.41 — 6.08.41).

Начальник штаба — полковник Л. Б. Берлин (попал в плен в августе 1941 года),

генерал-майор Михаил Кузьмич Ноздрунов (с июля 1941 года).

Начальник оперативного отдела — майор Шевченко.

Начальник артиллерии — полковник Матвеев[114].

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Амир Шайхсевич Дашкин (20.03.41 — 6.08.41).

Состав

15-я танковая дивизия — в/ч 6575

Командир — комбриг Тимофей Андреевич Мишанин (4.06.40–19.07.40),

генерал-майор танковых войск Николай Владимирович Фекленко,

полковник Василий Иудович Полозков.

Заместитель по строевой части — полковник Андрей Михайлович Павлов,

полковник Петр Иосифович Рябов.

Заместитель по политической части (начальник отдела политпропаганды) — полковой комиссар Александр Петрович Романенко (3.06.40 — 1.08.41).

Начальник штаба — подполковник Игнатий Антонович Волынец.

Начальник оперативного отделения — майор Леонид Юделевич Рабинович (до марта 1941 года).

Начальник разведывательного отделения — капитан Николай Петрович Варганов.

Начальник отделения связи — полковник Анатолий Герасимович Сергеев.

Начальник строевого отделения — старший лейтенант Александр Сергеевич Морев.

Начальник отделения тыла — майор Иван Васильевич Шевченко.

Начальник артиллерии — майор Петр Фролович Кузьмин.

Начальник инженерной службы — майор Авксентий Сафронович Сванадзе.

Начальник химической службы — капитан Петр Дмитриевич Замятин.

Начальник снабжения — майор Вячеслав Петрович Кузнецов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Михаил Михайлович Немцев (3.06.40–03.41),

полковой комиссар Володарский,

батальонный комиссар Иван Григорьевич Деревянкин (22.06.41–19.08.41).

29-й танковый полк — в/ч 6555

Командир — полковник Николай Васильевич Старков (до декабря 1940 года).

Заместитель по строевой части — майор Иван Федорович Самсонов.

Заместитель по политической части — старший политрук Яков Яковлевич Комлов (исполнял обязанности командира полка в июне 1941 года).

Начальник штаба — майор Афанасий Семенович Дружинин (19.07.40–11.40).

30-й танковый полк — в/ч 6722

Командир — полковник Василий Иудович Полозков,

подполковник Никитин (погиб в районе Ружина).

Помощник по технической части — военинженер 3 ранга Василий Федорович Стельмах.

Начальник штаба — майор Александр Васильевич Котлов,

майор Михаил Елизарович Мироненко.

Начальник оперативной части — капитан Сергей Васильевич Богомолов.

15-й мотострелковый полк

Командир — майор Павел Яковлевич Гарбуз.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Дорофеев.

Помощник по снабжению — майор Емельян Данилович Воронков.

Начальник штаба — капитан Валентин Григорьевич Володарский,

капитан Земцев.

15-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 6656

Командир — майор Саул Львович Хазанов (погиб в 1941 году),

капитан Павел Кузьмич Москвин.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Тесля.

Помощник по снабжению — интендант 3 ранга Мавр Павлович Стамбульский.

Начальник штаба — капитан Сергей Михайлович Трушковский.

15-й разведывательный батальон — в/ч 6620

Командир — майор Еремин.

15-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 6871

Командир — капитан Максим Иванович Кияшко.

15-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 6670

15-й отдельный батальон связи — в/ч 6780

Командир — капитан Алексей Трофимович Подгурский.

15-й медсанбат — в/ч 6583

15-й автотранспортный батальон — в/ч 6590

15-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 6489

Командир — капитан Петр Никифорович Крестин.

15-я рота регулирования — в/ч 6776

15-й полевой хлебозавод — в/ч 5867

278-я полевая почтовая станция

303-я полевая касса Госбанка

39-я танковая дивизия — в/ч 4867

Командир — полковник Николай Васильевич Старков.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Степан Михайлович Куранов (20.03.41 — 8.08.41),

полковой комиссар Иван Александрович Гаврилов (28.08.41–19.09.41).

Начальник штаба — подполковник Александр Александрович Шамшин.

Начальник оперативного отделения — майор Николай Константинович Володин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Николай Иванович Кузьмин (20.03.41–19.09.41).

77-й танковый полк — в/ч 4801

Командир — майор Родионов (погиб 2 августа 1941 года).

78-й танковый полк — в/ч 4872

Командир — майор (с мая 1941 года — подполковник) Лебедев,

майор Михаил Маркович Рудман (с 19 июля 1941 года).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Цеханский.

Начальник штаба — майор Михаил Маркович Рудман (погиб 2 августа 1941 года).

39-й мотострелковый полк — в/ч 4863

39-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 4966

Командир — майор Аматов.

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар Тищенко.

Начальник штаба — капитан Ревин.

39-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 4963

39-й разведывательный батальон — в/ч 4946

39-й понтонный батальон — в/ч 4992

39-й отдельный батальон связи — в/ч 4951

39-й медсанбат — в/ч 4948

39-й автотранспортный батальон — в/ч 4984

39-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 4969

39-я рота регулирования — в/ч 4872

39-и полевой хлебозавод — в/ч 4987

707-я полевая почтовая станция

524-я полевая касса Госбанка

240-я моторизованная дивизия — в/ч 7990

Командир — полковник Иван Васильевич Горбенко.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Никифор Иванович Привалов (27.05.41 — 6.08.41).

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Иван Константинович Бирюлев (20.03.41 — 6.08.41).

836-й мотострелковый полк — в/ч 7350

Командир — майор Федор Михайлович Забелло.

842-й мотострелковый полк — в/ч 7480

145-й танковый полк — в/ч 7239

692-й артиллерийский полк — в/ч 7159

217-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 7973

9-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 7887

271-й разведывательный батальон — в/ч 7324

368-й легко-инженерный батальон — в/ч 7767

575-й отдельный батальон связи — в/ч 7727

221-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 7395

396-й медико-санитарный батальон — в/ч 7949

706-й автотранспортный батальон — в/ч 7397

198-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 7948

55-я рота регулирования — в/ч 7449

491-й полевой хлебозавод — в/ч 7812

602-я полевая почтовая станция

533-я полевая касса Госбанка

19-й мотоциклетный полк — в/ч 9463

Командир — подполковник Бабурин.

546-й отдельный батальон связи — в/ч 9425,

78-й отдельный мотоинженерный батальон — в/ч 9458,

116-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 5611.

Формирование и укомплектование

Формирование 16-го механизированного корпуса началось в середине марта 1941 года. В состав соединения вошли 15-я и 39-я танковые и 240-я моторизованная дивизии.

15-я танковая дивизия была сформирована в составе 8-го механизированного корпуса еще летом 1940 г. Она создавалась на базе 14-й тяжелой танковой бригады, а также 512-ro стрелкового и 486-го гаубичного артиллерийского полков, 443-го танкового батальона 146-й стрелковой дивизии, танкового полка, зенартдива 16-й кавдивизии. Дивизия имела значительный парк легких танков, а также 75 средних танков Т-28, доставшихся ей от 14-й бригады. Вторые танковые батальоны полков дивизии имели на вооружении легкие БТ.

39-я танковая и 240-я моторизованная дивизии относились к числу новых формирований весны 1941 г. На вооружение танковых полков этих соединений поступила учебно-боевая техника легких типов танков.

К июню 1941 г. укомплектованность корпуса танками, тракторами и автомашинами составляла менее половины штатной численности. Исправных танков было не более 30 %. Перевооружение на новые танки КВ и Т-34 планировалось провести в течение 1941 года, по мере получения машин с заводов.

Имеются довольно противоречивые цифры о количестве танков в 16-м механизированном корпусе, приводимые различными источниками, — от 478 до 612 боевых машин. По данным Украинского музея Великой Отечественной войны в корпусе к началу войны имелось 492 танка. По сведениям М. Мельтюхова, в 16-м МК на 20.02.41 числилось 372 танка, на 21 июня 1941 года — 478 танков. При этом численность новейших танков в различных работах и источниках колеблется от 0 до 76 танков КВ и Т-34.

Наличие 76 новейших танков в корпусе не подтверждается ни одним документом боевой деятельности Юго-Западного фронта. К сожалению, танков КВ и Т-34 корпус к началу войны не получил. Достоверно известно, что в середине июня 1941 года промышленностью было отгружено на станцию Станислав (где дислоцировалась 15-я танковая дивизия) 4 танка КВ — но дальнейшие их следы теряются.

16-й механизированный корпус относился к числу боевых первой очереди. Численность личного состава к началу войны — 26 380 человек, что составляло 73 % штата.

Наличие боевых машин в корпусе на 22 июня 1941 года

Т-28 БТ Т-26 ХТ Всего танков БА
Мехкорпус 75 360 214 31 680 157
15-я тд 75 ? ? ? 357 34
39-я тд 196 13 209 5
240-я мд ? ? ? ? 112

Дислокация

Управление корпуса и 240-я моторизованная дивизия — Каменец-Подольск.

15-я танковая дивизия — штаб и 30-й танковый полк — Станислав, 15-й мп — Надворная, 15-й гап — Калуш.

39-я танковая дивизия — Черновцы.

Июнь

16-й механизированный корпус выступил и районы сосредоточения в 9 часов утра 22 июня 1941 года. 15-я танковая дивнзия вышла из Станислава в район Топоровцы, Боян, Коцман. 39-я танковая дивизия совершила марш из Черновиц в район Волока, Луковица. 240-я моторизованная дивизия выступила из Каменец-Подольского двумя колоннами: главные силы направлялись и район Снятын, а 836-й мотострелковый полк, поступивший в резерв армии, — в Станислав. Ввиду того, что дивизия имела ограниченное количество автотранспорта, марш совершался пешим порядком. К 16 часам 30 минутам 22 июня полки дивизии вышли к переправам через Збруч.

К утру 23 июня танковые дивизии в основном закончили сосредоточение в отведенные им районы, расположив штабы соединений: 15-й танковой дивизии — в Кучурмике, 39-й танковой дивизии — в Чахоре. Штаб корпуса перешел в Коцман.

240-я моторизованная дивизия (без 836-го полка) к утру 23 июня «головой колонны» вышла на рубеж Грембочек, Новоселка. Только к утру 24 июня 240-я моторизованная дивизия в основном прибыла в район Снятын, Волчковцы, Ясенев-Польны. Штаб дивизии расположился в Снятыне.

836-й полк к исходу 25 июня прибыл в Тысменицу, где располагался штаб 12-й армии, и приступил к охране района, составляя резерв командарма.

Еще в ночь на 23 июня командующий 12-й армией подчинил 39-ю танковую дивизию командиру 17-го стрелкового корпуса генералу Галанину. Танковые полки расположились непосредственно за боевыми порядками пехоты 60-й горно-стрелковой дивизии, завязавшей с утра 23 июня тяжелые бои на черновицком напpавлении.

Основные усилия противник сосредоточил в направлении Герца, к 15 часам ему удалось вплотную приблизиться к этому населенному пункту. Тогда командир 17-го корпуса ввел в бой резервный 651-й горно-стрелковый полк, усиленный танками одного из полков 39-й дивизии. К исходу дня положение корпуса было восстановлено. Противник был вынужден отказаться от дальнейших попыток прорваться на этом направлении. После этого танковые полки 39-й дивизии были отведены в район Волока, Молодца, Чахор, а мотострелковый и гаубичный полки дивизии приступили к подготовке запасного оборонительного рубежа Годинешти, Молница. Штаб дивизии по-прежнему располагался в Чахоре. оперативно подчиняясь управлению 17-го стрелкового корпуса. До 27 июня положение 16-го механизированного корпуса не претерпело существенных изменений.

С 00:05 25 июня 1941 года приказом Ставки 16-й механизированный корпус в полном составе передавался в состав 18-й армии, управление которой было развернуто на базе управления Харьковского военного округа и прибывшее в Каменец-Подольский 26 июня 1941 года. Однако реально передача соединения из одной армии в другую состоялась только 27 июня. Новое армейское командование в целом подтвердило дислокацию частей корпуса и его основные задач и — готовиться к нанесению контрударов по вклинившемуся противнику.

836-й мотострелковый полк 240-й моторизованной дивизии вышел из подчинения 12-й армии в середине дня 27 июня, когда выступил походом из Тысменицы в Городенку.

Вечером того же дня командующий 18-й армии конкретизировал задачи полкам 240-й дивизии. 836-й полк направлялся комбинированным маршем на соединение с корпусом в Залещики, где подразделение должно было обеспечить переправы через Днестр в этом районе. Встречным курсом по параллельному маршруту из района Снятына на Коломыю направлялся 842-й мотострелковый полк с задачей «обеспечить направления на Городенка и Заблотув».

Следующие четыре дня войны так же не привнесли изменений в дислокацию корпуса. Соединение являлось едва ли не единственным мехкорпусом приграиичных армий, не участвовавшим в полной мере в приграничных боях столь длительное время. Отчасти это объясняется даже не сложностью оперативной обстановки в полосе 12-й армии (пехотные дивизии здесь справлялись с натиском противника собственными силами), а чехардой в руководстве войсками. Номинально Юго-Западный фронт был лишен права управлять корпусом уже с исхода 24 июня, а вновь образованный Южный фронт и штаб 18-й армии взяли управление корпусом только к исходу 27 июня — причем последним еще требовалось известное время для изучения обстановки и принятия правильных решений. Свою роль сыграло и ожидание наступления немцев в полосе 18-й армии на север — дабы устроить котел в львовском выступе. 16-й мехкорпус держался в том числе и для прикрытия от этой опасности.

За это время соединения корпуса принципиально не меняли дислокации, готовясь к боям, но находясь на периферии главных сражений начавшийся войны.

Только 30 июня командование Южного фронта приняло решение на отвод своего правого фланга, который занимала 18-я армия. На следующий день штаб армии представил план отхода, в соответствии с которым 16-й механизированный корпус составлял резерв 18-й армии и отводился и район Балин, Дунаевцы. 19-й мотоциклетный полк должен был прикрывать переправу у Залещиков, а один из полков 240-й дивизии — железнодорожный мост в районе Студеница.

39-я танковая дивизия, по-прежнему находясь в оперативном подчинении 17-го стрелкового корпуса, должна была на первом этапе отхода совместно с 60-й горно-стрелковой дивизией обеспечить отход главных сил армии за реку Днестр. В дальнейшем дивизии предусматривалось два варианта действий: либо в составе 17-го корпуса в районе Студеницы, либо в составе своего корпуса в районе Дунаевцев.

Любопытно, что еще до отправки этого плана на утверждение в штаб фронта, командование 18-й армии издало боевой приказ № 05, а котором предлагаемый план притворялся в жизнь. В соответствии с приказом полк 240-й дивизии у Студеницы поступал в подчинение 169-й стрелковой дивизии.

Отвод войск 16-го механизированного корпуса за реку Днестр начался 2 июля 1941 года. Во избежание вскрытия передвижения разведкой противника и нанесения по колоннам авиационных ударов, отход совершался двумя ночными пepeходами. К утру 3 июля 15-я танковая дивизия, переправившись через Днестр в Залещиках, сосредоточилась в районе Черчь, Лянцкорунь. 39-я танковая дивизия, отходившая в арьергарде корпуса, вышла в район Беловцы, Круглик, а 240-я моторизованная дивизия (без одного полка) — в лес у населенного пункта Должок (в 5 километрах западнее Каменец-Подольского). На этом этапе одним из главных испытаний для частей корпуса стала переправа через Днестр достаточно большого количества автомашин, тракторов с орудиями, танков и колонн пехоты. Для прикрытия переправ в Залещиках корпусом был оставлен 19-й мотоциклетный полк.

В течение ночи на 4 июля 1941 года соединения совершили очередной переход и сосредоточились: 15-я дивизия — район восточнее Балин, Залесцы; 39-я и 240-я дивизии — Дунаевцы. Один полк 240-й дивизии — принял оборону переправы в районе Студеницы. Штаб корпуса разместился в Дунаевцах.

Планы использования корпуса в районе Мозыря

4 июля 1941 года 16-й механизированный корпус приказом Ставки убыл из состава Южного фронта. В соответствии с планами советского командования в районе Мозырь, Калинковичи, Хойники создавалась довольно мощная группировка, в которую должны были войти одна стрелковая и одна горно-стрелковая дивизии из прежнего состава 19-й армии, 5-й кавалерийский и несколько артиллерийских полков, управление стрелкового корпуса из состава Юго-Западного фронта, а также 16-й механизированный корпус и 32-я кавалерийская дивизия из состава Южного фронта.

По замыслу командования эти войска должны были составить ударную группу 21-й армии Западного фронта под единым руководством командира 5-го кавалерийского корпуса генерал-майора Камкова. Кроме того, на это направление планировалось использовать несколько легких кавалерийских дивизий, формировавшихся в тыловых военных округах. Не случайно в этот период командование 21-й армии осуществлял легендарный командарм 1-й Конной Армии и годы Гражданской войны Маршал Советского Союза С. М. Буденный.

Кроме того, в рамках той же 21-й армии создавалась еще одна ударная группа — в районе Довск, Рогачев, Жлобин, в составе 63-го стрелкового и 25-го механизированного корпусов.

Помимо этих войск в 21-ю армию вошли также 45-й, 61-й, 66-й и 67-й стрелковые корпуса, готовые усилить любую из создававшихся ударных групп. Всего в объединении, разворачивавшемся на участке Орша, Жлобин, Мозырь, должно было сосредоточиться 15 стрелковых, 1 горно-стрелковая, 4 танковых, 2 моторизованные, 3 кавалерийские и несколько легких кавалерийских дивизий, около двух десятков корпусных, противотанковых и гаубичных артиллерийских полков РГК.

В соответствии с директивой начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г. К. Жукова 16-й механизированный корпус подлежал переброске в Мозырь не позднее 9 июля 1941 года комбинированным способом. Гусеничная материальная часть отправлялась по железной дороге со станций Деражня, Жмеринка. Начало погрузки назначалось на 12 часов 6 июля. Колесная материальная часть с возимым и запасами и личным составом мотопехоты направлялась в район сосредоточения своим ходом по маршруту Винница, Житомир, Коростель, Мозырь. Участок южнее Коростели надлежало пройти не позднее 20 часов 9 июля.

Данный приказ не соответствовал реальному техническому состоянию соединений 16-го механизированного корпуса. Только до мест погрузки и железнодорожные эшелоны изношенной материальной части дивизий предстояло пройти от 65 до 100 километров. С учетом предыдущих маршей, для 15-й танковой дивизии после выхода из мест дислокации в Станиславе до погрузки в Деражне, общий примерный пробег техники составил 270–300 километров. На дорогах следования дивизии оставалась материальная часть, вышедшая из строя по техническим причинам. И при этом соединение еще не участвовало ни в одном бою! К 9 июля 1941 года в корпусе (без 39-й танковой дивизии) оставалось всего около двухсот исправных танков.

240-я моторизованная дивизия, выступившая из Дунаевцев на Жмеринку, с начала войны до станции погрузки совершила переходы от 220 до 350 километров, сильно измотавших личный состав соединения.

Одним из немногих разумных актов командования Южного фронта в отношении танковых войск стал вывод из состава 16-го механизированного корпуса 9 июля 1941 года 39-й танковой дивизии и включение взамен последней 44-й танковой дивизии из состава 18-го механизированного корпуса.

В дальнейшем, вплоть до конца июля, 39-я танковая дивизия действовала в составе 18-й армии. С 9 июля 1941 года 39-я танковая дивизия передавалась в состав 18-го механизированного корпуса, однако действительная связь с корпусом была установлена значительно позднее.

С 8 июля приказом командующего 18-й армией выведены в резерв 145-й танковый полк 240-й дивизии и 19-й корпусной мотоциклетный полк. Они сосредотачивались в районе Джурина. Позднее 19-й мотоциклетный полк вернулся в корпус.

Нереальность приказа Г. К. Жукова о начале погрузки частей корпуса в 12 часов 6 июля 1941 года стала очевидной практически сразу. 15-я танковая дивизия только к утру 7 июля 1941 года сосредоточилась на станции Деражня, но из-за недостатка подвижного состава производила отправку своих частей до 11 июля. 240-я моторизованная дивизия с ограниченным количеством автотранспорта прибыла на станцию погрузки Жмеринку только к исходу 8 июля. Такое положение привело к тому, что соединения корпуса дробились поэшелонно, в пути эшелоны перемешивались. Кроме того, не стоит забывать, что отдельным маршрутом на Мозырь двигался автомобильный эшелон корпуса. Мотопехота, танки, артиллерия, запасы боеобеспечения — все двигалось отдельно друг от друга, перепутываясь с другими войсками, двигавшимися по железной дороге или автомобильному шоссе. Механизированный корпус оказался беспомощным перед предстоящими скорыми испытаниями.

В итоге ударные группы в 21-й армии так и не были созданы. Предназначавшиеся для них войска были переданы в другие соединения или переброшены на новые направления. Между тем, активных боевых задач с армии не сняли. Даже в неполном составе ее войска смогли овладеть городами Рогачев, Жлобин и Паричи и отвлечь на себя значительные силы противника[115]. Вероятно, успех 21-й армии был бы еще более впечатляющим и эффективным, если бы удалось вовремя сосредоточить все предназначавшиеся для удара соединения, в том числе и 16-й мехкорпус.

Бердичев. Группа комдива Соколова

Вечером 7 июля противник силами 11-й танковой дивизии прорвался к Бердичеву и занял город. Командир 16-го мехкорпуса Соколов, следуя в этот день на автомашине к месту новой дислокации, в Казатине узнал о занятии Бердичева немецкими танками и мотопехотой. Соколов немедленно связался с командующим Юго-Западным фронтом и, получив соответствующую санкцию, принялся подчинять себе все войска, находившиеся на этом направлении. Так возникла «Группа войск комдива Соколова».

В первую очередь командир корпуса снял с эшелонов мотострелковый полк, два танковых батальона Т-26 44-й танковой дивизии, подчинил себе некоторые подразделения 213-й моторизованной дивизии, охранявшие военный городок дивизии и склады, два артиллерийских дивизиона и отряд 15-го механизированного корпуса. С этими силами Соколов двинулся на Бердичев, через который проходил основной маршрут следования его корпуса на Мозырь. Несколько эшелонов корпуса успели проследовать Бердичев до занятия его противником, однако основная часть сил осталась в движении южнее этого узла дорог.

Из-за бердичевского прорыва уже к 13 часам 8 июля в Казатине и Махновке выгрузились первые 3 эшелона из состава корпуса

Отряд 15-го механизированного корпуса, подчиненный Соколовым, располагался до утра 8 июля в Уланове и состоял из роты танков 20-го танкового полка (не менее 5 танков), роты танков 37-й танковой дивизии (2 Т-34 и 12 БТ), сводного батальона пехоты 10-го мотострелкового полка, сводного батальона 212-й моторизованной дивизии, сводного артдивизиона 10-го артполка и разведроты, на вооружении которой имелись 2 БТ и 6 бронемашин. Все эти скромные силы были подчинены комдивом Соколовым 8 июля 1941 года. В управлении войсками группы участвовал также генерал-майор Ноздрунов, ставший начальником штаба группы. Отрядом 10-й танковой дивизии командовал генерал-майор танковых войск Огурцов.

Помимо этих войск, в районе Казатина оказались остатки 8-го механизированного корпуса, следовавшие в тыл для переформирования и укомплектования. Узнав о прорыве противника в Бердичев, командир корпуса генерал-лейтенант Д. И. Рябышев немедленно занял круговую оборону. 8 июля, передав 300-й мотострелковый полк в состав Казатинского боевого участка генерал-майора Вольского, корпус продолжил выполнение прежней задачи.

Командование фронта надеялось, что кризис у Бердичева удастся ликвидировать быстрыми темпами. Комдиву Соколову ставилась задача — уничтожить противника в Бердичеве, после чего продолжать выполнять ранее поставленную Ставкой задачу.

Основной силой группы к этому времени были два батальона 87-го танкового полка 44-й танковой дивизии, которые разгрузились днем 8 июля. Имея полтора боекомплекта и горючего только в баках три четверти нормы, вечером 8 июля, после короткой артиллерийской подготовки, около 40 танков двинулись в атаку из района сосредоточения северо-восточнее Райгородка. Местность перед атакой разведать не успели, из-за чего советские танки попадали в сложные ситуации. Серьезную поддержку им оказали 6 зенитных орудий, выдвинутых в боевые порядки наступавших и прикрывавших атаку своим огнем.

Противник немедленно организовал очень сильную противотанковую оборону. Пока атакующие достигли аэродрома» а юго-западной окраине Бердичева, один только 1-й танковый батальон потерял подбитыми 5 танков. Возглавлял атаку лично командир 87-ro танкового полка подполковник Турбин. Немцы организовали контратаку во фланг вырвавшегося вперед полка. Против 12 танков Pz.III в бой вступили всего 8 танков БТ роты Бережиого. На помощь роте своевременно прибыли 2 танка КВ, под командованием комдива Соколова. Немецкие танки немедленно повернули назад. К наступлению темноты 87-й полк полностью овладел территорией аэродрома.

К 9 июля из остатков 10-й и 37-й танковых дивизий, моторизованного полка 44-й танковой дивизии и 21-го мотоциклетного полка, бронепоезда 66-го полка НКВД и других подразделений была сформирована группа «Казатин» с задачей не допустить прорыва противника на Казатин. Она также вошла в состав Бердичевской группы войск, возглавлял группу «Казатин» генерал-майор Огурцов.

Ночью комдив Соколов перегруппировал силы своей группы и поставил задачу вновь атаковать Бердичев. Отряд 10-й танковой дивизии должен был атаковать в направлении Жежелево, Хажин с задачей овладеть юго-восточной окраиной города. Части 44-й танковой дивизии наступали на город с юго-запада, со стороны Райгородка. В 6:00 советская авиация совершила налет на позиции оборонявшихся немцев и колонны подходивших к Бердичеву подкреплений, одновременно артиллерия 16-го корпуса обстреляла город, после чего танки и пехота пошли в бой.

Первым на юго-западную окраину города ворвался огнеметный батальон капитана Крепчука из 44-й дивизии, а на южную окраину — сводная рота тяжелых и средних танков старшего лейтенанта Кожемячко из 10-й танковой дивизии. За ними следовали другие танковые и пехотные подразделения из 16-го корпуса и сводных отрядов 6-й армии.

Вскоре части 11-й танковой дивизии немцев генерала Л. Крювеля (Ludwig Cruwell) начали ожесточенные контратаки. Советские войска понесли большие потери. Например, из 12-ти танков огнеметного батальона вскоре осталось 5. Продвижение вперед застопорилось. Соколов усилил батальон двумя танками КВ и одним Т-34, однако этого было недостаточно для достижения успеха. Позиции на окраинах города удерживались до вечера, после чего подразделениям 10-й и 44-й танковых дивизий поступил приказ на отход. Советские танкисты с боями пробивали себе пути отхода. Капитан Крепчук вывел к Райгородку только 4 танка. Остатки отряда 10-й танковой дивизии отошли на Комсомольское, по донесению штаба группы «Казатин» было уничтожено и подбито 18 танков противника.

На смену понесшим потери подразделениям группы Соколова прибывали новые части 16-го механизированного корпуса. К утру 10 июля в район боев прибыли разведывательный батальон 15-й танковой дивизии, а также часть артиллерии 15-й и 44-й дивизий. Один их танковых полков 15-й танковой дивизии утром 10 июля 1941 года разгрузился в Калиновке в 45 километрах от места боев. Прибывший штаб 16-го мехкорпуса расположился на опушке леса на северо-восточной окраине Райгородка.

Кроме того. командующий фронтом усилил Бердичевскую группу 3-й противотанковой артиллерийской бригадой (полковник Д. И. Турбин), которая немедленно заняла огневые позиции на казатинском направлении, войдя в группу Огурцова «Казатин». Комдив Соколов организовал сбор отходивших и отставших от своих частей красноармейцев, из которых формировались отряды под командованием решительных и инициативных командиров. С 9 поля l941 года группа Соколова получила левого соседа — остатки 4-го механизированного корпуса, которые перешли к активным действиям на Чуднов.

Эти силы с трех направлений начали наступление на Бердичев. В 8 часов утра, 10 июля, советским летчиком-наблюдателем с воздуха были обнаружены три колонны 16-го механизированного корпуса (фактически группы Соколова), двигавшихся на Бердичев.

Сводный отряд 10-й танковой дивизии наступал с рубежа Жежелево в направлении Хажин. Его поддерживал огнем 2-й дивизион 674-го артполка 3-й противотанковой артбригады.

44-й моторизованный полк при поддержке 1-го и 3-го дивизионов 674-го артполка с рубежа Глуховцы атаковал в направлении Иванковцы, южная окраина Бердичева. К исходу дня полк смог закрепиться в Иванковцах. Огнем и маневром поддерживал полк и бронепоезд группы «Казатин». Под Бердичевом он попал под сильный артиллерийский огонь, было повреждено две бронеплощадки, после чего бронепоезд ушел на восстановление на станцию Казатин. Отряд бойцов 3-й противотанковой артбригады к исходу дня занял Белополье, где организовал оборону. 719-й артполк бригады занял оборону в районе Садки. 21-й мотоциклетный полк весь день простоял в резерве в районе Жежелево и в бой не вводился. Артиллерия группы Огурцова вела артподготовку по району Семеновки, куда безрезультатно наступал с утра 44-й мотополк и где было обнаружено 57 танков противника.

В 14:00 перешла в наступление 213-я моторизованная дивизия. К вечеру ей удалось подойти к западной окраине Бердичева, в район конезавода, агротсхиикума и хутора Иванковичи, но к исходу дня была сбита с занимаемых позиций и к утру 11 июля отброшена на рубеж совхоз Жовтневый, Жидовцы, Голодки.

14-я кавалерийская дивизия вышла на рубеж Демчик, Рачки. Ей были приданы 1,5 батальона танков 44-й танковой дивизии. Дивизия закрепилась в противотанковых районах: 92-й кавполк — хутор Костопальне, 76-й кавполк — хутор Плакса, 31-й кавполк — Вернигород, Лесная Слободка, 129-й кавполк — в резерве в Гордышевке, там же находились танки. Передовые отряды дивизии имели задачу перехватить Шепетовское шоссе, не допуская подхода подкреплений противнику из района Чуднова.

Атаки на город продолжились и 11 июля. Командующий фронтом решил перенацелить основные усилия правого фланга 6-й армии с лобовых атак на Бердичев на перехват коммуникаций бердичевской группировки противника. Командующему 6-й армией было отправлено короткое распоряжение: нанести с утра 11 июля контрудар из района Игнатовки на Романовку.

16-й механизированный корпус должен был сосредотачиваться в районе северо-восточнее Игнатовки.

Однако надежды командования на использование соединений 16-го мехкорпуса в ударе на Романовку не сбылись. 11 июля резко осложнилась обстановка на левом фланге группы Соколова. Понесшие большие потери и потерявшие боеспособность остатки 4-го механизированного и 49-го стрелкового корпусов отошли на Янушполь, обнажив фланг 16-го механизированного корпуса. Кроме того, противник усилил нажим в направлении Казатина.

Все это вынудило советское командование вновь направить свои усилия на Бердичев для нейтрализации засевшего в нем противника. На участке Маркуши, Хажин в бой был введен танковый полк 15-й танковой дивизии, усиливший уставшие части 87-го танкового полка 44-й танковой дивизии. Эти части успешно продвинулись в направлении Быстрик и вышли к юго-западным окраинам Бердичева, откуда немцы открыли сильный огонь из своих противотанковых орудий. Большего достигнуть танкистам не удалось, сказались авиаудары противника и слабая связь во всех звеньях структуры дивизия-полк-батальон, и как следствие — слабая слаженность действий подразделений.

Правее района боев отряд Огурцова прикрывал подступы к Комсомольскому. На участке Великие Низгорцы, Хажин противника атаковали части 213-й моторизованной дивизии (без танков) и первые прибывшие подразделения 240-й моторизованной дивизии.

Из-за неустойчивости частей 14-й кавалерийской дивизии и 551-го стрелкового полка[116] 213-й моторизованной дивизии после контратаки противника кавалеристы с утра 11 июля стали отходить, практически не оказывая сопротивления. Этот отход оголил фланг 213-й мотодивизии, вынудив отойти ее 739-й мотополк. И хотя кавдивизия была остановлена на рубеже Гордышевка, Озадовка, немцы смогли восстановить связь со своими частями в районе Чуднова.

Остальные части 16-го механизированного корпуса продолжали медленно прибывать по железной дороге и пешим маршем в район Казатин, Калиновка.

Произведя частичную перегруппировку, с утра 12 июля бердичевская группа войск начала новое наступление. Группа «Казатин» генерал-майора Огурцова в составе отрядов 10-й и 37-й танковых дивизий, 3-й артиллерийской бригады, 44-го моторизованного, мотоциклетного полков, 15-го и 44-го гаубичных артиллерийских полков и бронепоезда начали наступление с рубежа Иванковцы, Выселки, имея задачей занять Бердичев, в дальнейшем выйти в район Бобрык, Ганершин, Филищакивка. К 20 часам под нажимом правого фланга группы пехота противника начала отходить из Семеновки. Для развития успеха был введен второй эшелон — 88-й танковый полк в пешем строю. С южного направления части группы заняли военный городок и ипподром на окраине Бердичева.

Наступление группы «Казатин» поддерживала 213-я моторизованная дивизия с 87-м танковым полком (без батальона). К 20 часам своим правым флангом дивизия вышла к Быстрику и своим 702-м полком заняла предместье Бердичева на участке южнее агротехникума. Левый фланг отставал из-за неустойчивого положения, и местами даже отхода частей 14-й кавалерийской дивизии.

15-я танковая дивизия в составе двух батальонов 30-го танкового полка и одного батальона 29-го танкового полка к 18:00 сосредоточилась в районе Пузырьки, Вел. Годомцы, имея задачей атаковать противника в направлении Семеновка, Вел. Нижгурцы. В тот же район вышла 240-я моторизованная дивизия (836-й и 842-й мотополки, последний без батальона), намереваясь наступать на Бердичев с востока. Но командованием группы части 15-й танковой дивизии были вновь отведены из Бердичева, так как противник, овладев Райгородком, стал реально угрожать флангу и тылу советских войск, штурмовавших город.

Действовавшие слева от группы Соколова остатки 4-го механизированного, 36-го и 49-го стрелковых корпусов исчерпали свои боевые возможности и начали отход на юго-восток. Овладение Бердичевым потеряло оперативный смысл.

К концу дня 12 июля в районе Плехова начал сосредотачиваться 368-й инженерный батальон 240-й моторизованной дивизии, он составил наряду с кавполком 3-й кавдивизии и батальоном 240-й мотодивизии резерв командующего Бердичевской группой.

Отход

13 июля основные силы группы комдива Соколова под давлением противника отошли с рубежа Великие Нижгурцы, Иванковцы, Хажин, а с 11:30 15 июля оставили линию Белополье, Глуховцы, Комсомольское. К 15 июля 1941 года на рубеже Мшанец, Вуйиа развернулась 10-я дивизия войск НКВД. К исходу того же дня Бердичевская группа оставила важный узел коммуникаций — Казатин, отойдя на 15 км в район Зарудинцы, Белиловка.

Создалась реальная угроза оперативного прорыва немецких войск в тыл основным силам Юго-Западного фронта. На казатинское направление выехал лично командующий 6-й армией генерал-лейтенант Музыченко, который вместе с комдивом Соколовым останавливал отходившие подразделения и приводил их в порядок.

Но героические усилия у Казатииа не могли решить главной проблемы: наличия более чем 50-километрового разрыва между 6-й и 5-й армиями Юго-Западного фронта. В этот прорыв и устремилась 11-я танковая дивизия немцев, оставляя 16-й мехкорпус на внутреннем фасе намечающегося окружения.

Прорывом к Казатину противник рассек группу Соколова на две части. В районе села Комсомольское в окружение попал батальон 15-й танковой дивизии. Ночным прорывом батальон сумел выйти к своим. В районе села Адамовка был окружен 87-й танковый полк. В полку осталось 18 танков и по 5–6 снарядов на танковую пушку. Командир корпуса организовал деблокирующий отряд, в состав которого вошли шесть танков БТ, один Т-37, три бронемашины, две противотанковые батареи и стрелковый батальон с шестью орудиями. Отряд возглавил комиссар корпуса Сергеев. Ночным ударом с двух сторон окруженных удалось вывести из кольца.

Для сохранения боеспособности и целостности фронта части 16-го механизированного корпуса с приданными подразделениями и сводными отрядами медленно отходили на Зарудипцы и Ружии. В районе Ружина погиб командир 30-го танкового полка 15-й танковой дивизии, прикрывавший отход группы — подполковник Никитин. Его похоронили в Христиновке. Командовапие полком принял на себя начальник штаба майор Мироненко.

Тяжелые потери были и в материальной части. По состоянию на 17 июля корпус имел всего 73 танка и 16 бронемашин, колесных и вспомогательных машин имслось 903 штуки, из них легковых — 29, грузовых «ГАЗ» — 620, грузовых «ЗИС» — 304, тракторов — 50. По сути, на этот момент корпус представлял из себя слабую мотострелковую дивизию.

К исходу 18 июля группа Соколова (16-й МК, 15-я тд, 240-я мсд, 3-я птабр) занимала оборонительный рубеж Лещинцы, Городок, Немиринцы. Штаб группы находился в Сосковке.

Продолжая своими арьергардами сдерживать противника в этом районе, 20 июля корпус отошел в район Круподеренцы. 19 июля комдиву Соколову была подчинена 173-я стрелковая дивизия (генерал-майор С. В. Верзин), с утра 20 июля она повела наступление на Курьянцы, ведя бой в районе станции Рось.

Корпус испытывал серьезные перебои в снабжении горючим и боеприпасами. Так, и районе станции Рось встал без горючего сводный танковый батальон 44-й танковой дивизии в составе 50 бронеединиц. Оставив боевые машины, спешенные танкисты атаковали станцию Рось и уничтожили около роты пехоты, захватили два танка, восемь мотоциклов, две бронемашины, четыре транспортных и одну легковую машину, взяли в плен трех солдат. Но самым важным успехом группы танкистов стал захват ими 650 тонн горючего, хранившегося на станции. Заправив танки и автомашины, части 44-й танковой дивизии продолжили отход.

22 июня соединения корпуса отражали атаки противника из районов Адамовки и Васильковцев, занимая оборону на следующих рубежах: 173-я стрелковая дивизия — Наказное, Раскопано; 139-я стрелковая дивизия (полковник Н. Л. Логинов) — железная дорога западнее Адамовки; остальные части корпуса и мотоциклетный полк в районе Плисков. Там же находился штаб корпуса.

23 июля комдив Соколов получил боевой приказ командующего 6-й армией № 0055, которым корпусу ставилась задачей немедленно начать отход и к 6 утра 24 июля занять и укрепить рубеж (иск.) Старо-Животов, Головка, Вербовка, Скала, (иск.) Кожанка.

К исходу 24 июля 16-й механизированный корпус отходил на оборонительный рубеж — (иск.) Старый Животов, Скала, Кожанка. Сосед слева, 141-я стрелковая дивизия, занимала оборону (иск.) Кожанка, Богдановка, (иск.) Россоше. Справа от 16-го мехкорпуса войск не было. Также в Кожанке разместился КП генерала Огурцова; 23 июля его группа вела упорные бои в районах Андрушевка, Париевка, Люльчинцы, Очатков, Богдановка. Особенно отличились в боях группа полковника Фотченкова (остатки 8-й танковой дивизии) и отряд 44-й танковой дивизии.

Потерявшая боеспособность[117] группа Огурцова была отведена в резерв в район Лопатинка, Чагов, Медвин. Примерно в это время приказом командования с фронта отзывались наиболее ценные танковые кадры, не имевшие материальной части и использовавшиеся в боях как обычная пехота. В частях корпуса происходило переформирование: оставшаяся боевая техника передавалась в сводные отряды, личный состав танковых частей убывал в район Погребище, а затем в Монастырище, где грузился и эшелоны и убывал на заводы для получения новой боевой техники.

Остатки 44-й танковой дивизии отправлялись в Харьков, а танкисты 15-й дивизии — в Сталинград. В итоге 16-й мехкорпус превратился в небольшой отряд пехоты с несколькими танками. Командование выведенных в тыл дивизий осталось в корпусе и в штабе 6-й армии.

В донесении штаба 6-й армии от 26 июля 1941 года отмечалось, что «16-й механизированный корпус с минимальными остатками — 240-й мд, 15-й и 44-й тд, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, мцп силой до батальона, совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы». К 31 июля в составе 16-го мехкорпуса осталось всего 5 танков Т-28, 11 бронемашин БА-10, 1 БА-20. Периодически в состав корпуса включались стрелковые дивизии — 139-я, 141-я, 173-я.

28 июля, согласно боевому приказу командарма-6 № 0069, 16-й мехкорпус должен был занять оборону на рубеже колхоз «Большевик», Вел. Севостьяновка, высота 243,8.

29 июля корпус, отбив атаку противника на Севостьяновку, готовился к отходу и занятию оборонительного рубежа: 173-я сд — Христиновка, (иск.) Орадовка; 141-я сд — Орадовка, Ягубец, Россошки.

30 июля противник занял станцию Христиновка. 16-й мехкорпус пытался отбить станцию силами 44-ro батальона (все, что осталось от мотополка), 19-го мцп и батальона 173-й сд. В резерве командира корпуса 88-й танковый полк, отряды 15-й танковой и 39-й танковой[118] дивизий (в каждом из трех отрядов — по 200 человек).

31 июля высланный делегат связи 37-го стрелкового корпуса не обнаружил 16-го МК на прежнем рубеже обороны в районе Кочержинцы.

Корпус появился в сводках на следующий день как занимающий оборону на рубеже: Гережомовка, Гродзево, Сушковка, восточный берег реки Уманка. По воспоминаниям бывшего офицера связи 44-й танковой дивизии А. А. Каменцева, 1 августа части корпуса проходили через Умань, в которой на станции стояли брошенные эшелоны с боеприпасами и горючим.

2 августа по приказу командующего 6-й армией № 0079 занял рубеж (иск.) Свинарка, Коржовый Кут, (иск.) Дубово. Штаб корпуса расположился на южной окраине Оксанино.

К этому времени кольцо окружения вокруг 6-й и 12-й армий замкнулось. 4 августа комдив Соколов пытается организовать прорыв на Первомайск на соединение с частями 18-й армии.

4 — 5 августа остатки корпуса ведут тяжелые бои в междуречье Ятрани и Синюхи, стараясь расширить плацдарм от Перегоновки до Н. Архангельска. В подчинение комкора-16 переходит 37-й стрелковый корпус, чье командование вместе с комбригом Зыбиным погибло от попадания мины в командный пункт корпуса.

5 августа командир одной из танковых групп корпуса полковник Фотченков отбил у немцев две цистерны и смог заправить 6 своих танков. На эти танки комдив Соколов возлагал большие надежды при прорыве, запланированном в ночь с 5 на 6 августа. Последние же 8 танков Т-26 15-й танковой дивизии стояли возле церкви села Подвысокое без боеприпасов и без капли горючего.

Вечером 5 августа из оставшихся частей и соединений 16-го и 4-го механизированных и 37-го стрелкового корпусов по приказу командарма 12-й армии генерала Понеделина комдив Соколов формирует группу прорыва. Тогда же он обращается к своим частям с последним приказом:

БОЕВОЙ ПРИКАЗ

Штаб группы войск комдива Соколова.

Лес севернее Копенковата. 5 июля 1941 г.

Мы понесли большие потери. Много бойцов и командиров пали смертью храбрых. На каждый удap npoтивника мы отвечаем контрударом и нанесли ему огромный урон, но и сами истекли кровью. Сейчас части поредели настолько, что не из каждого полка наберешь и взвод.

Я приказываю собрать все силы и пробится из окружения. Мы должны пробить окно для выхода из окружения остальным частям 6-й и 12-й армий.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Противник окружает нас с запада, севера, востока и юга. Ширина полосы oкpyжающих нас войск достигает 5 — 10 км.

2. 5 августа с наступлением темноты всем подчиненным мне частям оставить занимаемые рубежи и начать движение к р. Ятрань, выдерживая направление на юго-юго-восток. Форсировать р. Ятрань Покатилово, Лебединка, Давыдовка.

3. Части под командованием генерал-майора Тонконогова — 141-я и 139-я сд, форсируют р. Ятрань Покатилово и продолжают движение на Журавлинка, Чистополье, Емиловка.

4. Части полковника Крымова — 44-я тд и 240 мд двигатся в направлении на Шепилово, затем поворачивают на восток и на ст. Емиловка соединятся с группой Тонконогова.

5. Группа управления корпуса идет в первом эшелоне с частями 15 тд и танками 8 тд полковника Фотченкова.

6. Все имущество, снаряжение и документы — сжечь или привести в негодность.

7. В случае моей гибели командоваие группой прорыва принимает генерал-майор Тонконогов.

Командир группы прорыва

комдив СОКОЛОВ.

Об этом прорыве не осталось практически никаких сведений. Большинство его участников либо погибло, либо попало в плен. Мы попытались восстановить последние дни и часы комдива Соколова по воспоминаниям Александра Александровича Каменцева, бывшего тогда офицером связи в 44-й танковой диизии и прошедшего с 16-м мехкорпусом весь путь до конца[119].

В 23 часа группа прорыва начинает движение к реке Ятрань. В группе до шести тысяч человек, вооруженных ручными пулеметами, винтовками, пистолетами, ручными гранатами, с десятком легких орудий на конвой тяге. Отряд полковника Фотченкова с танками по неизвестной причине не прибыл.

Первый заслон противника между Покатилово и Лебединкой был сбит штыковой атакой. Как и было предусмотрено приказом, группа генерала Тонконогова пошла на Емиловский лсс, а группа полковника Крымова, уничтожив немцев в Троянке, двинулась на Шепилово. Группа Соколова шла в центре. В 12 часов группы Соколова и Тоикоиогова завязали бой за Емиловку. К двум часам село было взято. К этому времени к Соколову пробилось насколько человек из группы Крымова, сообщивших о гибели группы и ее командира.

Остатки группы прорыва занимают Новоселку. Здесь были оставлены раненые и здесь получено сообщение о гибели генерала Тонкоиогова[120]. Группа Соколова выходит к реке Синюха южнее села Ольшанка. Переправившихся через реку встречает на том берегу немецкий отряд с танками. Здесь комдив Соколов принял свой последний бой, был насколько раз ранен, в тяжелейшем состоянии захвачен в плен.

Сведения о гибели комкора весьма противоречивы. По одним данным он умер от истощения и начавшегося заражения крови в немецком лазарете в Новоукраинке, по другим — был расстрелян.

Группа Крымова[121] на самом деле не погибла, как было доложено комдиву Соколову, а рассыпалась на насколько мелких групп. Часть ее, во главе с командиром полка майором Красных и комиссаром штаба дивизии старшим политруком Ф. А. Щербииой, вышла к Синюхе и пробивалась дальше, они были захвачены в плен только 13 сентября, около Днепра.

Смогла пробиться из окружения лишь группа, возглавляемая командиром и комиссаром 15-й танковой дивизии полковником Полозковым и полковым комиссаром Романенко. Она вышла к своим 28 сентября в Брянских лесах.

Эвакуированный личный состав дивизий корпуса в августе — сентябре 1941 года был обращен на формирование танковых бригад, получивших новую боевую технику. Остатки 44-й танковой дивизии (прежде всего танкисты 87-го танкового полка) составили основу 14-й танковой бригады, создававшейся в Харькове (полковник С. И. Семенников), а также обращались на формирование 58-го и 62-го танковых батальонов. Из танкистов 15-й танковой дивизии в Сталинграде сформировали 4-ю танковую бригаду (полковник М. Е. Катуков); в конце 1941 года за боевые заслуги в Московской битве она была преобразована в 1-ю гвардейскую. 240-я моторизовавшая дивизия к началу августа не представляла из себя цельного соединения. Тем не менее, она была восстановлена как стрелковая в Купянске из призывного состава.

16-й механизированный корпус в начале войны, как и большинство приграничных танковых соединений РККА, совершал длительные марши, отрицательно сказавшиеся на боевой матчасти дивизий. Корпус вступил в бой значительно позже остальных, однако не смог переломить обстановку в пользу советских войск. Вступая в бой с колес, по частям, после длительных и изнурительных маршей, под постоянными атаками с воздуха соединения превратились в отдельные отряды, в которых импровизировались управление, связь, работа тыла и боеобеспечение. Достаточно отметить, что 240-я моторизованная дивизия к середине июля оказалась разделенной на три части. Одна часть, в том числе пеший 145-й танковый (мотострелковый) полк, действовала в составе 18-й армии, она так и не убыла из ее состава до конца июля 1941 года, когда попала в группу генерала Гольцева. Моторизованная часть дивизии (в том числе разведбат) участвовала в боях за Бердичев и Казатин. Небольшой отряд 240-й дивизии действовал в июле 1941 года на фастовском направлении. Как следствие, сводные отряды не могли решать даже тактических задач и имели низкую боеспособность. 16-й мехкорпус, вступивший в бой 8 июля 1941 года, уже в 20-х числах того же месяца отмечался в оперативных сводках как не имеющий реальной силы.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.267. Запросов К БД/Cache: 0 / 0