Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

22-й механизированный корпус (в/ч 2821)

22-й механизированный корпус (в/ч 2821)

Командир — генерал-майор Семен Михайлович Кондрусев (11.03–24.06.41),

генерал-майор танковых войск Владимир Степанович Тамручи (25.06–28.07.41),

генерал-майор Виталий Николаевич Символоков (29.07.41 — 3.09.41).

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Александр Петрович Синицын (20.03.41 — 1.07.41),

полковой комиссар Иван Алексеевич Липодаев (1.07.41 — 3.09.41).

Начальник штаба — генерал-майор танковых войск Владимир Степанович Тамручи.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Матвей Михайлович Элькин (1.07.41 — 8.09.41).

Состав

19-я танковая дивизия — в/ч 2479

Командир — генерал-майор танковых войск Кузьма Александрович Семенченко.

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар (с 18 октября 1941 года — полковой комиссар) Андрей Васильевич Шклярук (13.06.41 — 8.10.41).

Начальник артиллерии — подполковник И. Г. Василенко.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар (с 18 сентября 1941 года — старший батальонный комиссар) Владимир Иванович Доценко (9.12.40 — 8.10.41).

37-й танковый полк — в/ч 2498

Командир — подполковник Болеслав Геронимович Бибик (попал в плен 24 июня 1941 года).

Начальник штаба — майор Николай Васильевич Петрушин.

38-й танковый полк — в/ч 2500

Командир — подполковник Самсонов (погиб 24 июня 1941 года).

19-й мотострелковый полк — в/ч 2496

Командир — подполковник Соколин (тяжело ранен, пленен 24 июня 1941 года, позднее скончался).

19-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 2503

19-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 2494

19-й разведывательный батальон — в/ч 2483

19-й понтонный батальон — в/ч 2507

19-й отдельный батальон связи — в/ч 2540

19-й медсанбат — в/ч 2518

19-й автотранспортный батальон — в/ч 2511

19-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 2514

19-я рота регулирования — в/ч 2491

19-й полевой хлебозавод — в/ч 1834

643-я полевая почтовая станция

515-я полевая касса Госбанка

41-я танковая дивизия — в/ч 1702

Командир — полковник Петр Петрович Павлов.

Заместитель по строевой части — полковник Николай Андреевич Уколов.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Михаил Михайлович Балыков (20.03.41 — 9.09.41, умер от ран в 1943 году).

Помощник по технической части — подполковник Дмитрий Александрович Васильев.

Начальник штаба — подполковник Константин Алексеевич Малыгин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Сергей Филиппович Завороткин (20.03.41–21.08.41).

81-й танковый полк — в/ч 1745

Командир — майор Василий Георгиевич Королев.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Прохорович.

82-й танковый полк — в/ч 1804

Командир — майор Александр Степанович Суин.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Е. П. Мельник.

41-й мотострелковый полк — в/ч 1739

41-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 1816

41-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 1733

41-й разведывательный батальон — в/ч 1708

41-й понтонный батальон — в/ч 1826

41-й отдельный батальон связи — в/ч 1716

41-й медсанбат — в/ч 1835

41-й автотранспортный батальон — в/ч 1829

41-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 1832

41-я рота регулирования — в/ч 1722

41-й полевой хлебозавод — в/ч 1817

740-я полевая почтовая станция

595-я полевая касса Госбанка

215-я моторизованная дивизия — в/ч 2806

Командир — полковник Павлин Андреевич Барабанов (погиб 9 сентября 1941 года[133]).

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар Гали Хазигалиевич Гумеров (23.05.41–19.09.41).

Начальник штаба — полковник Панов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Сергей Васильевич Мартыненко (20.03.41–19.09.41).

707-й мотострелковый полк — в/ч 2811

Командир — подполковник Мыкертичев.

711-й мотострелковый полк — в/ч 2817

Командир — полковник Сладков.

133-й танковый полк — в/«2866

Командир — полковник Загудаев (погиб 2 июля 1941 года).

667-й артиллерийский полк — в/ч 2842

41-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 2933

211-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 2924

284-й разведывательный батальон — в/ч 2884

386-й легко-инженерный батальон — в/ч 2910

585-й отдельный батальон связи — в/ч 2900

213-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 2990

359-й медико-санитарный батальон — в/ч 2982

677-й автотранспортный батальон — в/ч 2993

158-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 2988

35-я рота регулирования — в/ч 2997

465-й полевой хлебозавод — в/ч 2985

742-я полевая почтовая станция

557-я полевая касса Госбанка

23-й мотоциклетный полк — в/ч 2831

Командир — подполковник Кобзарь.

Заместитель по политической части — старший политрук Хуторянский.

Начальник штаба — капитан Бeличев.

549-й отдельный батальон связи — в/ч 2825,

89-й отдельный мотоинжеиерный батальон — в/ч 2829,

122-я корпусная авиаэскалрилья — в/ч 5346.

Формирование

22-й механизированный корпус начал формирование в марте 1941 года в Киевском особом военном округе.

В состав корпуса вошла 19-я танковая дивизия, сформированная зимой 1940 года и находившаяся в 9-м мехкорпусе.

41-я танковая дивизия формировалась на основе 36-й и 38-й танковых бригад КОВО. Из первой был сформирован 82-й танковый полк, из второй — 81-й танковый полк. 41-й мотострелковый полк создавался заново. Личный состав и техника для него начали поступать в начале мая. В зенитно-артиллерийском дивизионе было на три батареи личного состава, но только одна имела четыре 37-мм зенитные пушки.

215-я моторизованная дивизия сформирована на базе 15-й мотострелковой бригады, передислоцированной из Львова.

Наличие техники на 22 июня 1941 года:

КВ-2 БТ Т-26 ХТ Т-37/38 Всего
19-я тд 34 122 7 163
41-я тд 31 342 41 1 415
215-я мд 129 129
76-мм пушки 37-мм зенитные 152-мм гаубицы 122-мм гаубицы 82-мм минометы 50-мм минометы
19-я тд 4 4 12 12 18 27
41-я тд 4 4 4 12 18 27
215-я мд 8 4 24 12 60
Автомобили Тракторы Мотоциклы
19-я тд 295 52 10
41-я тд 682 15
215-я мд 405 62

Дислокация

Управление, 19-я танковая и 215-я моторизованная дивизии — Ровно;

41-я танковая дивизия — Владимир-Волынск; 41-й мсп — Любомль.

Боевые действия

По плану прикрытия границы в полосе 5-й армии 22-й мехкорпус имел задачу — к 5:00 (М-3) сосредоточиться в районе (иск.) Ковель, Шайно, Тарговица, Тужиск в готовности к нанесению контрударов в направлениях Ковель, Брест; Ковель, Любомль; Ковель, Владимир-Волынский.

Его 41-я танковая дивизия должна была к 17:00 (М-1), перегруппировавшись из Владимира-Волынского на северо-восток, сосредоточиться в районе (иск.) Ковель, Калиновка, (иск.) Тужиск.

С началом боевых действий 41-я танковая дивизия сохраняла прежнюю задачу — продолжать основными силами прикрывать Ковельский район. Отдельные ее части использовались для выполнения второстепенных задач — прикрытия штабов, борьбы с мифическими воздушными десантами. На усиление 45-й стрелковой дивизии (генерал-майор Г. И. Шерстюк) был передан 41-й мотострелковый полк. Полк выбил противника из Рымачей и захватил этот пункт. По приказанию командующего 5-й армией командир 41-й танковой дивизии передал в подчинение генерал-майору Ф. Ф. Алябушеву (командир 87-й стрелковой дивизии) один танковый полк (танки Т-26).

41-я танковая дивизия, которой по плану прикрытия предполагалось сосредоточиться в районе Ковеля, в первый день войны выполнила это предписание, в итоге оказавшись в стороне от активных боевых действий. Ещё одним фактором было ожидание удара со стороны Бреста в направлении Ковель-Луцк. Последнее ожидание не оправдалось, но было постоянным фактором, влиявшим на принятие решений в первые дни войны.

Оставшийся танковый полк совместно с 96-м стрелковым (подполковник Е. И. Василенко) и 178-м артиллерийским полками должны были наступать в направлении Хотячев, Устилуг и выйти на реку Буг на участке Устилуг, Чернткув. Полки отбросили противника и во второй половине дня 22 июня овладели районом Хотячева, деблокировав при этом гарнизоны дотов УРа из состава 19-го пулеметного батальона. 96-й стрелковый полк и танковый полк 41-й танковой дивизии, перейдя в наступление из района Хотячева, к 13–14 часам 23 июня овладели юго-восточной частью Устилуга, разгромив артиллерийскую колонну 298-го артполка противника, двигавшуюся по шоссе между Устилугом и Пятыднями. К вечеру положение 87-й стрелковой дивизии, обойденной с флангов и отрезанной от своих войск, ухудшилось. Остатки танкового полка отошли на север, в район Туропина, где заняли огневые позиции по берегу реки Турья, прикрывая ковельское направление.

В ночь на 23 июня 22-й механизированный корпус (без 41-й тд) совершил 50-км марш из района Ровно, Гоща, с утра 23 июня приводил себя в порядок на дневке в районе Дубице, Клепачев, Секиричи (все пункты — в 15–30 км северо-восточнее Луцка), готовясь вечером 23 июня выступить в предназначенный ему район Ковеля. 41-я танковая дивизия прикрывала район Ковеля.

По приказу командующего армией корпус должен был к 4:00 24 июня сосредоточиться 215-й моторизованной дивизией в районе колхоз Анусин, колхоз Замлынье (10–15 км севернее Владимира-Волынского); ей придавался танковый полк, действовавший с 87-й стрелковой дивизией. 19-й танковой дивизии следовало быть в районе леса севернее Войницы. Общая задача 22-го мехкорпуса: совместно с 27-м стрелковым корпусом (генерал-майор П. Д. Артеменко) ударами в направлениях колхоз Анусин, Владимир-Волынский и Войница, Владимир-Волынский уничтожить владимир-волынскую группировку противника.

Однако к утру 24 июня 19-я танковая дивизия еще не прибыла на исходный рубеж, и поэтому контрудар был перенесен на более поздний срок — до прибытия дивизии. Но в 8 часов 24 июня танки и мотопехота 14-й танковой дивизии противника, поддерживаемые ударами авиации, упредили советские войска и сами атаковали 135-ю стрелковую дивизию из леса севернее Войницы, потеснив ее на 5–6 км к востоку. Сосредоточенным огнем нашей артиллерийской группы дальнейшее продвижение вражеских танков и мотопехоты было остановлено.

К 13 часам в лесу севернее Шельвува сосредоточилась 19-я тд. Из имевшихся у нее 163 танков 118 машин (72 %) было потеряно еще на марше. Оставшиеся 45 танков и 12 бронеавтомобилей свели в один танковый полк и сосредоточили в районе колхоз Пасека. В 14 часов 24 июня во взаимодействии со 135-й сд после короткого огневого налета артгруппы дивизия атаковала противника в направлении Пасека, Войница, к 16:30 вынудила его к отходу на рубеж Войница, Локачи.

В 17–18 часов противник вновь атаковал 19-ю танковую и 135-ю стрелковую дивизии, нанося удар по их левому флангу. В итоге более двухчасового боя 19-я тд, потеряв большую часть своих танков, а 135-я сд и 1-я артиллерийская противотанковая бригада — значительное количество личного состава и матчасти артиллерии, начали отходить на рубеж Станиславовка, Ульянки, Одероды. В этом бою погиб командир 22-го механизированного корпуса генерал-майор С. М. Кондрусев. Командир 19-й танковой дивизии генерал-майор К. А. Семенченко был ранен, оба командира танковых полков убиты, начальник артиллерии пропал без вести, а командир мотострелкового полка умер от ран. В командование корпусом вступил начальник штаба генерал-майор В. С. Тамручи.

После неудачного контрудара части 19-й танковой дивизии к утру 25 июня отошли на рубеж Хорохорин, Одероды, где закрепились и отражали атаки 14-й танковой дивизии.

Вечером 25 июня определился неблагоприятный исход боя и для 215-й моторизованной дивизии, наносившей удар по владимир-волынской группировке противника с севера. 215-я мотодивизия полковника П. А. Барабанова, совершив 120-километровый переход по маршруту Клепачев, Рожище, Ковель, Турийск, Верба[134], своим авангардным 711-м мотострелковым полком полковника Сладкова только к 20 часам 24 июля вышла в район Верба и, отбросив 298-ю пехотную дивизию генерал-майора Грэсснера (Graessner), овладела высотами в этом районе. Подошедшие вскоре главные силы 215-й моторизованной дивизии (без танкового полка, который, израсходовав горючее, отстал от дивизии в районе Казатина) в течение ночи 25 июня заняли исходное положение для наступления на рубеж Верба, Овадно (все пункты 8 км сев. Владимира-Волынского), готовясь по решению полковника Барабанова в 4 часа 25 июня атаковать противника после 15-минутного артналета.

Немцы, обнаружив подход с северо-востока к Владимиру-Волынскому частей 215-й мотодивизии, спешно выдвигают навстречу ей 298-ю пехотную дивизию, которая, упредив 215-ю дивизию, на рассвете 25 июня сама внезапно атакует ее при сильной поддержке артиллерии и авиации, вынуждая сначала перейти к обороне, а затем отойти к северу — на реку Турья. Этими действиями завершился контрудар вторых эшелонов 5-й армии по владимир-волынской группировке противника.

26 июня командующий 5-й армией генерал Потапов поставил задачу корпусу: отвести 19-ю танковую дивизию в район Секиричей для проведения в порядок. Быть в готовности контратаковать в направлениях Рожище и Луцка. 215-ю моторизованную дивизию сосредоточить за правым флангом армии в районе Софиевка (50 км вост. Ковеля). первоначально 215-ю мд командарм намечал использоваться обороны реки Стырь на участке Дубице, Жидичи, но в связи с повторным требованием командующего фронтом о более надежном обеспечении правого фланга армии 215-я дивизия была перегруппирована в район Софиевки на правый фланг 5-й армии. Мотоциклетный полк, два артиллерийских дивизиона 19-й танковой дивизии придавались 131-й моторизованной дивизии 9-го мехкорпуса для обороны правого берега реки Стырь на участке Дубице, Луцк, Воротнев, Острожец.

Командование армии во время переезда на новый КП в ночь на 26 июня стало очевидцем беспорядочного отхода подразделений 135-й стрелковой, 19-й танковой дивизий и 460-го корпусного артполка 27-го СК. Поток людей, повозок, автомашин, орудий мчался по шоссе на Ровно, и только энергичное вмешательство офицеров штаба армии и лично самого генерала Потапова остановило это бегство и пресекло дальнейшее распространение паники, которая охватила частично и 131-ю мотодивизию.

В некоторых частях, охваченных паникой, вместо бдительности проявлялось необоснованное недоверие ко всем лицам, появляющимся в расположении этих частей. Так, например, начальник отдела ПВО армии полковник Красавин, ехавший на автомашине по делам службы, был задержал группой командиров и политработников автобата 19-й танковой дивизии. Несмотря на предъявленные полковником Красавиным документы, он был принят за вражеского диверсанта и обезоружен — и только благодаря счастливой случайности избежал расстрела. Военный совет армии незамедлительно принял меры по восстановлению дисциплины в войсках и их боеспособности. В соединениях и частях были перекрыты все дороги, ведущие от фронта в тыл, а между ними организовало патрулирование подвижных постов. Все виновные в самочинных действиях предавались суду военного трибунала.

В течение ночи 26 июня обескровленные в ходе контрудара части 135-й стрелковой, 19-й танковой дивизий и 1-й противотанковой бригады отошли на правый берег реки Стырь, использовав для переправы через нее железнодорожный мост у Рожище, прикрывавшийся мотоциклетным полком 22-го МК. Этот полк и 131-я моторизованная дивизия, оборонявшаяся на широком фронте от Рожище до Острожца (15 км юго-восточнее Луцка), с трудом сдерживали атаки противника, овладевшего вечером 25 июня Луцком и пытавшегося развить удар вдоль шоссе на Ровно, а также захватить мост и плацдарм в районе Рожище. Для уплотнения обороны на рубеже реки Стырь командарм-5 был вынужден снова ввести в бой остатки 135-й стрелковой дивизии и мотострелковый полк 19-й танковой дивизии на участке Дубице, Валерьяновка (все пункты — на правом берегу реки Стырь, восточнее Рожище).

На правом крыле 5-й армии 15-й стрелковый корпус (полковник И. И. Федюнинский) с 7 часов 26 июня, прикрываясь арьергардами, начал отход на промежуточный рубеж Сушки, Шайно, Городелец, продолжая обеспечивать Ковельский узел с северо-запада частями 41-й танковой дивизии. 215-я моторизованная дивизия сосредоточилась в районе Софиевки за правым крылом армии (50 км восточнее Ковеля).

29 июня Ставка снова потребовала от командования Юго-Западным фронтом закрыть разрыв на участке Луцк, Станиславчик, чтобы изолировать и уничтожить прорвавшуюся мотомехгруппу противника. Для повторного контрудара была привлечена 5-я армия, хотя, по-видимому, больших результатов от таких изолированных ее действий не ожидалось.

К этому времени 15-й стрелковый корпус с 41-й танковой дивизией и 215-й моторизованной дивизией, 289-м гаубичным артполком РГК и 1-м отдельным дивизионом бронепоездов (майор Г. А. Макаев), эвакуировав или уничтожив материально-технические ценности и запасы, имевшиеся в Ковеле, под прикрытием арьергардов к утру 29 июня организованно отошел на реку Стоход, где и перешел к обороне на рубеже Малый Обхир, Бережницка, Кашовка, создав впереди этого рубежа полосу обеспечения глубиной до 12 км с передним краем по линии Черемошно, Мельница.

27-й стрелковый корпус своей 135-й стрелковой дивизией с остатками 19-й танковой дивизии удерживал рубеж Смердин, Дубиц, Волнянка, отражая атаки 298-й пехотной дивизии противника, захватившей 28 июня железнодорожный мост и плацдарм в районе Рожище. 19-я танковая дивизия потеряла большую часть танков, из строя выбыли все командиры ее частей. В дивизии осталось 16 танков Т-26 и 6 орудий.

22-му мехкорпусу была поставлена задача: сосредоточившись к 11:00 30 июня в районе Софиевка, Сильно, Вулька Котовская, Карпилувка, Цумань (все пункты 8 — 10 км севернее Олыки), с утра 1 июля наступать с рубежа Пелча, Ромашевская в направлении Покошув, Долгошеи, Дубно. Требовалось уничтожить противника в районе Дубно, к исходу дня овладеть рубежом Муравица, Дубно. Для контрудара привлекалась 41-я танковая дивизия, имевшая к этому времени 106 танков Т-26, 16 КВ и 12 орудий, а также 215-я мотодивизия, имевшая 15 танков Т-26 и 12 орудий. Эти соединения находились на правом фланге армии и их необходимо было перегруппировать» а юг, так как угроза удара мотомехвойск противника со стороны Бреста отпала[135].

1 июля командующий армией получил приказ отвести войска на линию Новоград-Волынского укрепрайона (подполковник Ф. П. Михайлов). Отвод войск 15-го стрелкового корпуса планировалось начать вечером 1 июля, а 31-ro, 27-го стрелковых и 22-го механизированного корпусов утром 2 июля. 22-му мехкорпусу следовало к исходу 2 июля отойти на реку Горынь в район Подлужное, Берестовец, (иск.) Костополь. К 3 июля отойти в район Быстрицы, Новины.

Тем временем 22-й мехкорпус, имея в первом эшелоне 19-ю и 41-ю танковые дивизии и во втором эшелоне за 41-й танковой 215-ю мотодивизию, в 15 часов 1 июля перешел в наступление с рубежа Пелча, Ромашевская в общем направлении на Дубно. 19-я танковая дивизия, наступавшая в направлении Покошув, Млынов, к утру 2 июля вышла на рубеж Калиновка, Маслянка, Каролина, где вступила в бой с пехотой противника. К 11 часам 2 июля 19-я тд, отбрасывая противника, вышла к рубежу Млынов, Озлинов, где, встретив усиливающееся сопротивление противника, вела бой до второй половины 2 июля.

В 14 часов 2 июля 19-я танковая дивизия неожиданно подверглась сильному удару частей моторизованной дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» в правый фланг и тыл с направления Острожца и вынуждена была с большими потерями отходить в исходное положение. При этом опергруппа штаба дивизии во главе с командиром дивизии генерал-майором К. А. Семенченко попала в окружение, из которого сумела выйти только через семь суток.

41-я танковая дивизия, наступавшая в направлении Долгошеи, Дубно, во второй половине дня 1 июля, при подходе к рубежу Терешув, Постников, Долгошеи встретила сопротивление мотопехоты 14-й танковой дивизии противника, закрепившегося в этих пунктах. Обойдя оба фланга противника, 41-я танковая дивизия вынудила его к отходу с большими потерями и к 10:30 2 июля овладела рубежом Городница, Мошков (в 15 км севернее Дубно). В этом бою было уничтожено до трех батальонов пехоты противника, 10 противотанковых орудий и 2 артбатареи, но и 41-я танковая дивизия потеряла свыше 200 человек убитыми и ранеными.

215-я моторизованная дивизия, следуя во втором эшелоне за 41-й танковой дивизией, в 11 часов 2 июля вышла на рубеж реки Путиловка, где и закрепилась, обеспечивая левый фланг и тыл 22-го мехкорпуса. Дивизия в течение дня подвергалась сильному обстрелу со стороны противника и понесла значительные потери.

С 11.30 2 июля соединения 22-го мехкорпуса, выполняя приказ командарма, начали отход в район Подлужное, Бepecтовец, Костополь (30 км северные Ровно).

Контрудар 5-й армии на дубненском направлении, особенно глубокое вклинение 22-ro мехкорпуса (до 30 км), вызвало у гитлеровского командования опасение за тыловые коммуникации III моторизованного и XXIX армейского корпусов. Но так как значительные силы XXIX и LV армейских корпусов противника были еще связаны боями с 8-и мехкорпусом в районе Дубно, Кременец, немецко-фашистское командование спешно бросило против 22-ro и 9-го мехкорпусов другие части, еще не втянутые в бой: 670-й отдельный противотанковый дивизион, усиленный танковый полк, разведбатальон 16-й танковой дивизии, учебный полк химических минометов, а также резерв 1-й танковой группы — моторизованную дивизию СС «Леибштандарт Адольф Гитлер». Последняя, будучи переброшена через Луцк, в 14 часов 2 июля наносит удар по правому флангу и тылу 22-го мехкорпуса и вынуждает его к отходу. Досталось 22-му корпусу и от авиации. Немецкие бомбардировщики уничтожили мосты через приток Горьки, получив возможность бомбить 41-ю танковую дивизию южнее шоссе Луцк — Ровно даже после того, как дивизия формально получила возможность отойти севернее Олыки. А против 9-го мехкорпуса противник направляет 25-ю мотодивизию и перегруппированную из района Тучина часть сил 14-й танковой дивизии.

В результате этих контрмер противника наступление войск 5-й армии, наносивших контрудар на дубненском направлении, имело ограниченные результаты.

2 июля войска 5-й армии, выполняя приказ командующего ЮЗФ, прекратили наступательные действия и отошли на свои исходные позиции, откуда без остановки начали организованный отход на рубеж реки Случь.

Войска 5-й армии в период со 2 по 5 июля форсированными маршами отходили на реку Случь. Резервы армии, 22-й мехкорпус и 27-й стрелковый корпус, отходившие в полосе 31-го стрелкового корпуса, утром 5 июля прошли линию Рокитное, Боровица, Городница, следуя в свои районы сосредоточения: 22-й мехкорпус — Соловьи, Яблоновка, Чигири (5–8 км севернее Коростеня), 27-й стрелковый корпус — Эмильчино.

22-й механизированный корпус получил задачу к исходу 6 июля сосредоточиться в районе Соловьи, Яблонец, Чигири. Требовалось подготовить: 1) противотанковый район в лесах Переймы, Багоницы, Чигири; 2) отсечные позиции по правому берегу реки Шелист на фронте Пашины, Васильковичи, Шемятнице, Луганы фронтом на восток и на север, перехватывая основные дороги. Также корпусу предписывалось быть в готовности к нанесению ударов в направлениях Народичей, Овруча, Белокоровичей.

От командира 22-го механизированного корпуса (как и от командиров других соединений второго эшелона армии) требовалось заблаговременно связаться с узлами обороны Коростенского УРа, а от всех командиров соединений и частей — организовать инженерные работы, в процессе которых отрыть окопы полного профиля. После отхода последних частей за реку Случь следовало уничтожить переправы, устроить завалы, заминировать и перекопать дороги, эскарпировать берега реки Случь в местах бродов, подготовить промежуточные рубежи и отсечные позиции от реки Случь до переднего края Коростенского УРа и установить строжайший порядок и охрану в войсковом тылу и на путях подвоза и эвакуации. Для проведения работ предписывалось мобилизовать инструменты у местного населения. Работы первой очереди требовалось закончить к утру 8 июля.

Утром 7 июля был получен приказ командующего фронтом — начать в ночь на 8 июля отвод войск 5-й армии на Коростенский УР, который занять к 9 июля. Во исполнение полученное задачи командарм принял решение: 22-му мехкорпусу оставаться в районе Соловьи, Яблоновка, Чигири (8 — 12 км севернее Коростеня) и подготовить контратаки в направлениях Овруча и Белокоровичей.

Кроме того, командирам мехкорпусов и дивизий резерва было приказано подготовить противотанковые районы и отсечные позиции вблизи их мест расположения.

В связи с получением дополнительной задачи по обороне Новоград-Волынского УРа командующий 5-й армией внес коррективы в отданный им ранее боевой приказ на отход и оборону Коростенского УРа. Согласно новому приказу, 22-й и 9-й механизированные корпуса, выведенные в резерв командарма, должны были сосредоточиться после марша не в районе Коростеня, как это намечалось ранее, а юго-западнее и южнее этого пункта, то есть ближе к новоград-волынскому направлению и автомагистрали, связывающей этот пункт с Житомиром. Для 22-го мехкорпуса был определен район сосредоточения — колхоз Францевка, колхоз Дубровка, Краевщина (25 км южнее Коростеня).

К 9 июля в 22-м мехкорпусе осталось около 10 тысяч бойцов и командиров и порядка 30–35 танков.

В дальнейшем корпус участвовал в попытке войск 5-й армии восстановить фланг по реке Случь контрударом на Бронники, Черница 22-му мехкорпусу ставилась задача во взаимодействии с 9-м мехкорпусом с рубежа Мирное, Пулин атаковать противника и к исходу 10 июля выйти в район Курное, Очертянка.

В ходе наступления 22-й мехкорпус овладел рубежом Курное, Цветянка, Пулин (южный), оседлав Киевское шоссе. Здесь корпус вел бой с подошедшими частями 113-й пехотной, 25-й моторизованной дивизий и дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

Войска 5-й армии не смогли прочно закрепить за собой и удержать занимаемый ими рубеж, так как противник, усиленный подошедшими резервами, с утра 15 июля после сильной артподготовки и ударов авиации перешел в наступление с фронта Вершница, Цветянка. Используя свое численное превосходство, противник к 18 июля потеснил части 31-го СК, 19-го, 9-го и 22-го мехкорпусов к северу и северо-востоку. 22-й мехкорпус занял рубеж колхоз Майдан, Писаревская Гута.

В течение 20–22 июля корпус (вместе с 9-м и 19-м МК, а также двумя сд) перебрасывается с правого на левое крыло армии. Он был сосредоточен в лесу севернее Головков (10 км северо-западнее Малина).

В период с 23 июля по 5 августа развернулись ожесточенные встречные бои на главной полосе обороны юго-западного сектора укрепленного района — на участке Осовка, Гулянка, Белка, Зарубинка, Ягодинка и восточнее его на рубеже реки Ирша — с наступающими группировками противника, стремившегося концентрическими ударами из района Симаковка, станция Яблонец, и из района Малина прорваться в общем направлении на Коростень, овладеть Коростенским УРом и уничтожить войска 5-й армии.

24 июля 45-я стрелковая дивизия перешла в наступление на Берковку и Няневку, обходя Малин с запада. 22-й мехкорпус совместно с частями 45-й стрелковой дивизии с 21 часа 24 июля вел бой за Малин, охватывая его с северо-востока, востока и юга. Части 45-й и 62-й сд и 22-го МК, продвинувшиеся южнее Малина, в результате контратак противника вынуждены были 26 июля отойти на левый берег реки Ирша.

В течение 25–30 июля части 15-го стрелкового и 22-го механизированного корпусов неоднократно предпринимали атаки в целях овладения Малином и уничтожения малинской группировки противника. Вечером 27 июля они пробились к центру города, но полностью очистить Малин от противника им так и не удалось.

Вечером 31 июля, оценивая обстановку, командующий армией решил: 22-му мехкорпусу (с 228-й сд) в течение ночи на 1 августа занять и прочно оборонять рубеж Романовка, Пирушки, Лумля.

Обстановка на малинском направлении все более ухудшалась. К исходу 4 августа войскам LI армейского корпуса противника удалось продвинуться на глубину до 20 км и расширить плацдарм до 30 км в направлении на Ксаверов, а также в северо-западном направлении — вдоль железной дороги Малин — Коростень.

Предпринятый по приказу командарма в период 2–3 августа контрудар силами 62-й и 45-й стрелковых дивизий (с запада и северо-запада), силами 9-го мехкорпуса (с севера) и 22-го мехкорпуса (с северо-востока) в общем направлении на Малин был отражен противником. К 4 августа войска левого крыла армии, с трудом сдерживая наступление противника, вели тяжелые бои. 22-й мехкорпус силами 215-й мд вел бой за Ксаверов, частично захваченный противником, 19-я танковая дивизия удерживала рубеж (иск.) Рутвянка, Старые Воробьи.

4 августа 22-й мехкорпус (19-я тд, 41-я тд, 228-я сд) получил задачу наступать в направлении Ризня, Городище, во взаимодействии с 1-м воздушно-десантным корпусом генерал-майора М. А. Усенко уничтожить противостоящего противника и к исходу дня овладеть левым берегом реки Ирша на фронте Малин, Ялцовка.

К 21 часу 5 августа 22-й мехкорпус вышел на рубежи: 215-я мд — Ксаверов, 19-я и 41-я тд — (иск.) колхоз им. Петровского, южная окраина Старых Воробьев, 228-я сд — Гута Воробьевская,(иск.) Ризня.

В то время как войска правого крыла 5-й армии 6 августа отходили на новый рубеж, части 9-го МК, 1-го ВДК и 22-го МК возобновили атаки по восточному флангу малинской группировки противника. Но, встретив упорное сопротивление 113-й, 262-й, 98-й и 296-й пехотных дивизий противника, они смогли в течение трех суток продвинуться лишь на 6 — 10 км и к исходу 8 августа вели тяжелые бои: 9-й мехкорпус — в районе Владовки; 1-й ВДК (215-я мд, 1-я вдбр, 124-я сд) — на рубеже (иск.) Владовка, Лумля; 22-й мехкорпус (19-я тд, 41-я тд, 228-я сд) — на рубеже (иск.) Лумля, Ялцовка, Зарудье.

Хотя в результате этого контрудара положение в районе Малина и не было восстановлено, наступление превосходящих сил малинской группировки было задержано, что способствовало осуществлению организованного отхода 31-го и 15-ro стрелковых корпусов из южного мешка, в котором они находились.

К исходу 14 августа войска 5-й армии занимали западный сектор Коростенского УРа на участке Дубице, Зазерье и далее к востоку. По левому берегу реки Жерев на участке Жеревцы, (иск.) Рудня Мяколовецкая оборонялись пулеметные батальоны Коростенского УРа. 22-й мехкорпус держался на следующих рубежах: 41-я тд — (иск.) Гуска, высота 168,5; 19-я тд — Старые Воробьи, Новые Воробьи; 228-я сд — (иск.) Новые Воробьи, Ялцовка, имея заслон в Зарудье.

На 14 августа в частях корпуса оставалось личного состава: и 19-й танковой дивизии — 1447 человек; и 41-й танковой дивизии — 583 человека; и 228-й сд — 2429 человек.

Вечером 19 августа была получена директива штаба Юro-Западного фронта на отвод войск 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса за реку Днепр, дополненная и несколько измененная полученным днем 20 августа боевым распоряжением штаба Юго-Западного фронта.

К этому времени и дивизиях 22-го мехкорпуса (41-я, 19-я танковые, 228-я стрелковая дивизии) имелось по 1,5–2 тысячи человек, по 15 станковых и 60–65 ручных пулеметов, по 1 танку и 2 бронемашины, по 3–4 противотанковых орудия разного калибра, по 2 зенитных пулемета.

По плану, разработанному командующим 5-й армией, 22-й мехкорпус, перебросив своим автотранспортом 41-ю и 19-ю танковые дивизии по маршруту Термаховка, Чернобыль, Навозы, к исходу 23 августа должен был сосредоточиться в районе Жидиничей, Гончарного Круга, леса северо-восточнее Сапоновой Гуты, остальным силам следовало пешим маршем отойти в том же направлении. По этому же плану артиллерию 9-го и 22-го мехкорпусов оставляли со своими дивизиями во фронтовом резерве на случай необходимости маневра артиллерийскими средствами.

Вечером 22 августа части 9-го и 22-го мехкорпусов, перевозившиеся своим автотранспортом, переправились через реку Припять и расположились на дневку в междуречье Припяти и Днепра.

К утру 23 августа соединения прошли рубеж реки Днепр.

К утру 24 августа 22-й мехкорпус (без 215 мд) сосредоточился в районе Жидиничи, лес южнее Гончарного Круга, в 30–35 км юго-западнее Чернигова.

В результате отхода войск армии обнажился правый фланг 27-го стрелкового корпуса. 11-я танковая дивизия противника внезапным ударом захватила мост у Окуниново и образовала плацдарм на восточном берегу реки. В ночь на 24 августа в штабе 5-й армии было получено приказание командующего Юго-Западным фронтом, в котором требовалось, чтобы противник, прорвавшийся в район Окуниново, Остер, был окружен и уничтожен совместными действиями 22-го мехкорпуса 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса 37-й армии.

В 6 часов 35 минут 24 августа 22-й механизированный корпус получил приказ: своими 19-й и 41-й танковыми дивизиями из района сосредоточения Жидиничи, лес южнее Гончарного Круга наступать в направлении Сапонова Гута, Бондары, Окуниново с задачей уничтожить противника и мост у Окуниново. В состав 22-го мехкорпуса позднее были включены 131-я мотодивизия (из второго эшелона 31-го СК), а также 228-я, 124-я стрелковые дивизии из состава 1-го ВДК (после их переправы на левый берег Днепра). 22-му мехкорпусу придавались 1-й дивизион 458-ro артполка, 589-й гаубичный артполк РГК, дивизион 331-го гаубичного артполка.

В связи с убытием командира 22-го мехкорпуса генерал-майора Тамручи в распоряжение штаба фронта, командование корпусом было возложено на командира 1-го ВДК генерал-майора Усенко.

Части корпуса, перейдя 25 августа в наступление с фронта Старый Глыбов, Косачевка, Новокарпиловка, Рудня в направлениях на Окуниново, Старую Карпиловскую Гуту и Коров, нанесли поражение 111-й пехотной и 11-й танковой дивизиям противника и, отбросив их к исходу 28 августа непосредственно к Окунииово, обложили этот пункт с севера, северо-востока, востока и юго-востока. Одновременно с юга наступала 87-я стрелковая дивизия. Однако противник продолжал удерживать плацдарм, укрепив его вкопанными в землю танками и поддерживая оборонявшие его войска авиацией и артиллерией, ведшей огонь с правого берега. Ликвидировать плацдарм так и не удалось.

В начале сентября 9-й и 22-й мехкорпуса были переформированы в батальоны (по одному на каждый корпус), которые вскоре были влиты в 15-й и 31-й стрелковые корпуса.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.259. Запросов К БД/Cache: 1 / 2