Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

23-й механизированный корпус (в/ч 9841)

23-й механизированный корпус (в/ч 9841)

Командир — генерал-майор Михаил Акимович Мясников.

Заместитель по строевой части — генерал-майор Яков Сергеевич Шарабурко.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Яков Петрович Акимов (17.03.41–20.07.41).

Помощник по технической части — военинженер 1 ранга Владимир Михайлович Ляпишев.

Начальник штаба — полковник Александр Петрович Старокошко.

Начальник оперативного отдела — подполковник Матвей Илларионович Лавриненко (погиб 9 января 1945 года).

Начальник отдела связи — майор Герман Антонович Рогов.

Начальник строевого отдела — капитан Самуил Абрамович Гласс.

Начальник отдела тыла — майор Василий Лукич Прокопчук.

Начальник артиллерии — полковник Леонид Андреевич Шаманков.

Начальник штаба артиллерии — майор Федор Васильевич Федосеев.

Начальник инженерной службы — майор Евгений Ефимович Березнев.

Начальник химической службы — майор Василий Николаевич Воскобойников.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Исаак Ильич Метелица.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Иван Михайлович Пономарев (27.06.41–20.07.41).

Состав

48-я танковая дивизия — в/ч 1205

Командир — полковник Дмитрий Яковлевич Яковлев,

полковник Иван Иванович Ющук,

полковник Сергей Сергеевич Бараусов.

Заместитель по политической части — старший батальонный комиссар Николай Иванович Соколов (20.03.41 — 2.09.41).

Помощник по технической части — капитан Казанцев.

Начальник штаба — полковник Иван Иванович Ющук,

майор Филиппов.

Начальник оперативного отделения — майор Филиппов,

капитан Александр Федорович Смирнов.

Начальник разведывательного отделения — капитан Рожков.

Начальник строевого отделения — капитан Фрейдлин.

Начальник отделения тыла — капитан Бобков.

Начальник артиллерии — полковник Пискунов.

Начальник автотранспортной службы — капитан Краснов.

Начальник химической службы — подполковник Оводков.

Начальник снабжения — интендант 2 ранга Зиновьев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Николай Семенович Кобликов (20.03.41 — 2.09.41).

95-й танковый полк — в/ч 1224

Командир — подполковник Николай Петрович Николаев.

96-й танковый полк — в/ч 1229

Командир — подполковник Константин Дмитриевич Шукшин (попал в плен 29 августа 1941 года).

Начальник штаба — майор Маслов.

Начальник оперативной части — капитан Краснюк.

48-й мотострелковый полк — в/ч 1219

Командир — подполковник Матвей Прокопьевич Кононенко.

Начальник штаба — майор Зимин.

48-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 1236

Командир — майор Гуринович.

48-й разведывательный батальон — в/ч 1208

Командир — майор Иван Антонович Вовченко.

48-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 1215

48-й понтонный батальон — в/ч 1241

48-й отдельный батальон связи — в/ч 1210

48-й медсанбат — в/ч 1253

48-й автотранспортный батальон — в/ч 1244

48-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 1249

48-я рота регулирования — в/ч 1213

48-й полевой хлебозавод — в/ч 1259

759-я полевая почтовая станция

604-я полевая касса Госбанка

51-я танковая дивизия — в/ч 4865

Командир — полковник Петр Георгиевич Чернов.

Заместитель по строевой части — Герой Советского Союза полковник Поль Матисович Арман.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Виктор Прокофьевич Широков (20.03.41–12.07.41).

Начальник штаба — подполковник Владимир Емельянович Кониенко.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Иван Гурьевич Гурьянов (1.04.41–12.07.41).

101-й танковый полк — в/ч 5289

102-й танковый полк — в/ч 5506

51-й мотострелковый полк — в/ч 5263

51-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 5699

51-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 5215

51-й разведывательный батальон — в/ч 4990

51-й понтонный батальон — в/ч 5726

51-й отдельный батальон связи — в/ч 5153

51-й медсанбат — в/ч 5791

51-й автотранспортный батальон — в/ч 5748

51-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 5786

51-я рота регулирования — в/ч 5154

51-й полевой хлебозавод — в/ч 1202

758-я полевая почтовая станция

503-я полевая касса Госбанка

220-я моторизованная дивизия

Командир — генерал-майор Никифор Гордеевич Хоруженко.

Заместитель по строевой части — подполковник Яков Никифорович Вронский.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Федор Андреевич Дубовской.

Начальник штаба — майор Семен Никифорович Переверткин.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Евлампий Иванович Сорокин (9.05.41–21.07.41).

653-й мотострелковый полк — в/ч 7403

Командир — подполковник Антон Иванович Шидловский.

Заместитель по политической части — старший политрук И. Ф. Тарабаев.

673-й мотострелковый полк — в/ч 7367

Командир — подполковник Иван Федорович Савинов,

подполковник Яков Никифорович Вронский (с 10 июля 1941 года).

Заместитель по политической части — старший политрук Саховчук.

137-й танковый полк — в/ч 7456

Командир — подполковник Смирнов (погиб в июле 1941 года в атаке на Витебск).

660-й артиллерийский полк — в/ч 7446

46-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 7500

235-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 7454

295-й разведывательный батальон — в/ч 7312

381-й легко-инженерный батальон — в/ч 7413

584-й отдельный батальон связи — в/ч 7342

218-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 8020

360-й медико-санитарный батальон — в/ч 7487

690-й автотранспортный батальон — в/ч 7961

166-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 7977

58-я рота регулирования — в/ч 8008

468-й полевой хлебозавод — в/ч 7514

214-я полевая почтовая станция

394-я полевая касса Госбанка

27-й мотоциклетный полк — в/ч 9857

Командир — подполковник Андрей Федорович Чебаненко.

Начальник штаба — капитан Огнев.

550-й отдельный батальон связи — в/ч 9846

82-й отдельный мотоинженерный батальон — в/ч 9851

Командир — капитан Митрофан Лукич Бондаренко.

123-я отдельная корпусная авиаэскадрилья

Формирование и дислокация

Корпус начал формироваться в марте 1941 года в Орловском военном округе.

48-я танковая дивизия формировалась на базе различных танковых частей и подразделений, в том числе прибывших с Дальнего Востока, как 301-й танковый батальон 12-й стрелковой дивизии.

51-я танковая дивизия формировалась на базе 5-й легкотанковой бригады, прибывшей из УрВО.

220-я моторизованная дивизия формировалась весной 1941 года на базе 71-ro запасного кавалерийского полка (город Кирсанов) и танкового батальона из Свердловска. К 30 июня 1941 года она имела: 15 45-мм и 4 76-мм противотанковых пушки, 4 122-мм гаубицы, 8 76-мм дивизионных пушек, 60 50-мм и 13 82-мм минометов, 104 грузовых и 11 специальных автомашин.

К началу боевых действий корпус имел 413 танков (из них 21 КВ и Т-34). 48-я танковая дивизия к 29 июня 1941 года (дата отъезда из Воронежа) имела: 3 Т-34, 101 Т-26, 3 трактора «Коминтерн», 31 мотоцикл и около 280 автомобилей.

К 22 июня 1941 года соединения корпуса дислоцировались:

управление и 48-я танковая дивизия — Воронеж,

51-я танковая дивизия — Брянск,

220-я моторизованная дивизия — Елец, 660-й ап и один мсп — Липецк.

27 июня директивой Ставки ГК № 0042 23-й мехкорпус (как и 26-й МК) включался в состав 24-й армии, начинавшей переброску своих соединений из СибВО.

28 июня 1941 года управление 23-го мехкорпуса и 48-я танковая дивизия были включены в состав Западного фронта. О 51-й танковой и 220-й моторизованной дивизиях в этом приказе Генштаба ничего не сказано.

1 июля 1941 года директивой Ставки ГК № 00124 23-й МК включался в состав 19-й армии взамен 25-го корпуса.

Станцией разгрузки назначался Витебск. Место сосредоточения — (иск.) Витебск, (иск.) Лиозно, Яновичи.

7 июля 1941 года Генштаб отдал приказ начальникам штабов Западного фронта, 16-й и 19-й армий о передаче в состав 23-го механизированного корпуса 19-й армии из 16-й армии 57-й танковой дивизии взамен 51-и дивизии, которая оставалась в районе города Ржев на доукомплектовании. Выгруженные части 57-й тд направлялись походом в лес Бояры (10 км северо-западнее Лиозно). «Прибывающие эшелоны 57-й тд выгружать на ст. Лиозно».

Согласно боевому приказу командующего 19-й армией № 05 от 11 июля 1941 года, 23-й мехкорпус сосредотачивался в резерве армии. Управление — в районе Могильно, Березино. Там же сосредотачивались 51-я и 57-я тд.

48-я танковая дивизия

Погрузка первого из 16 эшслонов дивизии началась в 18 00 28 июня на станции Воронеж-2. До 6 июля дивизия находилась в пути, а с утра 6 июля 1941 года начала прибывать на станцию Невель, поступив в распоряжение командующего 22-й армией генерал-лейтенанта Ф. А. Ершакова. Дивизия получила задачу — сосредоточиться в районе Иванцево, Тельные, Камень, Балакирево, Смольники. До 9 июля продолжалось сосредоточение дивизии в указанном районе, так как эшелоны разгружались не доезжая Невеля, а отдельные части — даже в районе Великих Лук.

9 июля по распоряжению штаба 22-й армии было выделено 3 танка Т-26 и 2 Т-34 с задачей уничтожить «просочившиеся» разведгруппы противника в районе станции Бычиха, где поступить в распоряжение командира 186-й стрелковой дивизии генерал-майора Н. И. Бирюкова.

В этот же день поступил приказ командира 23-го механизированного корпуса о том, что дивизия переходит в состав корпуса, однако личным приказанием начальника штаба армии генерал-майора Г. Ф. Захарова дивизия оставлялась в 22-й армии и сосредотачивалась в районе Старая Река. Танковый батальон 96-го танкового полка был отправлен в распоряжение командира 170-й стрелковой дивизии генерал-майора Т. К. Силкина. Одновременно две танковые роты выполняли задачу по ликвидации диверсионных групп в районе Великих Лук.

13 и 14 июля дивизия организовывала оборону в районе Невеля. На 13 июля 1941 года в дивизии имелось 3 Т-34 и 82 Т-26. продолжалось «раздергивание» дивизии на мелкие подразделения. В 14:15 13 июля распоряжением штаба армии танковая рота 95-го танкового полка в составе 17 боевых машин выбыла в распоряжение командира 214-й стрелковой дивизии генерал-майора А. Н. Розанова.

В ночь на 15 июля 86-я пехотная дивизия[136] вермахта атаковала Невель, ожесточенные бои за город продолжались и днем 15 июля. В этих боях 48-я танковая дивизия понесла существенные потери и, оставив город, отошла на рубеж восточнее Невеля, продолжая сдерживать противника.

16 июля противник обошел 48-ю танковую дивизию, все еще занимавшую рубеж восточнее города, и вынудил ее отходить к Великим Лукам, где она и заняла оборону 17 июля.

После неудачных атак на Сиротино и Витебск 22-я армия 17 июля отводилась на новые оборонительные рубежи, 48-я танковая дивизия выводилась в район станции Назимово (30 км восточнее Великих Лук).

18 июля противник (силою до полка пехоты с танками и артиллерией) атаковал 48-ю танковую дивизию, разорвал фронт обороны в центре, и дивизия отошла на рубеж Садки, Дуганино, Либутино.

На следующий день Великими Луками овладела 19-я танковая дивизия вермахта генерал-лейтенанта О. фон Кнобельсдорфа (Otto von Knobelsdorff).

48-я танковая дивизия, понесшая в боях большие потери, получила пополнение — маршевые батальоны. Однако все имевшиеся артиллерийские орудия были выведены из строя, к тому же отсутствовали боеприпасы.

Тем не менее, в ночь на 21 июля город был освобожден войсками 22-й армии — частями 48-й тд, частью сил 126-й и 179-й сд 29-го стрелкового корпуса[137]. В 5:00 21 июля Великие Луки были полностью заняты нашими войсками, противник отходил в невельском направлении. Части великолукского гарнизона (части 179-й сд, два батальона 134-й сд, два маршевых батальон, остатки 48-й тд) вели наступление на противника с востока и юго-востока.

После оставления Великих Лук противник отступил в южном направлении и вел бой в районе Поречье и Старая Река с 214-й сд, наступавшей с севера. Командиру 48-й тд предписывалось совместно со 179-й стрелковой дивизией не позднее 10 часов ликвидировать противника южнее города, затем занять оборону по западной и южной его окраине.

На следующий день боевым приказом № 09/оп 48-я танковая дивизия выводилась и армейский резерв в район Акулино, Коптево, Лешково для пополнения и деформирования.

23 июля осложнилась обстановка северо-западнее города. Разведкой 126-й стрелковой дивизии (полковник Е. В. Бедин) в районе Насвы был обнаружен противник неустановленной численности. Командиру 48-й дивизии было приказано совместно с частями 126-й сд уничтожить противника в Насве; выслать заставы на реку Удрай в район Амосово, Иванова, Кучина, усилив их саперами; мосты на реке Насва взорвать или сжечь немедленно; всеми остальными силами дивизии занять для обороны участок Сергиевская Слобода, Литвиниха, высота 147,0, высота 164,9, Мордовище, река Ловать, (иск.) Козулино, имея ударную группу в Великих Луках в готовности к выдвижению в северо-западном и западном направлениях. Дивизия до выхода в этот район 179-й сд полковника А. И. Устинова подчинялась командиру 29-го стрелкового корпуса генерал-майору А. Г. Самохину.

Войска 22-й армии отражали настойчивые попытки противника овладеть Великими Луками, подготавливая оборонительные рубежи. Важную роль в обороне города играла 48-я танковая дивизия, действующая в основном по-пехотному, так как к 30 июля в ней осталось лишь 11 танков Т-26.

Оборонительные бои в районе Великих Лук продолжались до 21 августа. К атому времени 48-я танковая дивизия вошла в состав 51-го стрелкового корпуса генерал-майора А. М. Маркова.

На 21 августа было запланировано наступление войск 22-й армии. Его план был предложен командующим армией. Основной удар относился силами 29-го и 62-го стрелковых корпусов. 51-й СК (336-й сп, 48-я тд, 214-я сд) с частями усиления, обеспечивая правый фланг армии, должен был сковать противостоящие части противника активной обороной 336-го стрелкового полка и 48-й танковой дивизии и не допустить просачивания отдельных отрядов противника на восток севернее Великих Лук.

Выполняя приказ командующего фронтом, 22-я армия в 13:00 21 августа перешла в наступление с целью уничтожения противостоящего противника. 51-й СК, обеспечивая активной обороной правый фланг армии, частью сил 214-й сд перешел в наступление в южном направлении. 48-я тд, практически не имевшая танков и не принимавшая участия в наступлении, обороняла рубеж Сергиевская Слобода, Еремеево, Кикино, Мордовище, (иск.) Конь.

Обороняясь на правом фланге, армия с утра 22 августа продолжила наступление в центре и на левом фланге. Противник оказывал упорное сопротивление. В 6:00 22 августа 110-я пехотная дивизия немцев перешла в наступление на фронте 186-й сд, прорвала оборону советских частей и развивала наступление в направлении Ушиц. На помощь 186-й дивизии перебрасывается резервный полк 98-й стрелковой дивизии генерал-майора М. Ф. Гаврилова, а затем еще два полка этой дивизии.

23 августа командующий армией срочно принимает меры по ликвидации прорыва, в случае неудачи он планирует отход на восток.

Прикрываясь с запада, в том числе и 48-й танковой дивизией, 22-я армия организует контрудар с целью уничтожения прорвавшегося противника. Однако контратаки 62-го стрелкового корпуса и 179-й сд успеха не имели, противник эахватил Ушицы, Жигалово, станцию Великополье. 48-я танковая дивизия из-за своей малочисленности для ликвидации прорыва не привлекалась.

Над 22-й армией нависла угроза окружения. Был захвачен немецкий приказ, по которому первой задачей наступления является захват Великих Лук, а другой — создание узлов обороны с целью не выпустить окруженные советские части на восток.

Отрезанные от главных сил, тылы 179 и 186-й стрелковых и 48-й танковой дивизий беспорядочно отступали; к 24 августа они оказались в районе Торопца.

24 августа части 126-й и 179-й сд опять начали наступление на совхоз Ушицы. Меры по ликвидации прорыва, предпринятые командованием армии, не дали желаемого результата; не было собрано единого кулака, соединения посылались в бой частями. К 17:00 становится ясно, что прорыв ликвидировать» е удастся, части армии окружены, линии снабжения прерваны с 22 августа, снарядов осталось четверть боекомплекта, а 152-мм выстрелов — по 2–7 на орудие. Горючее и продовольствие были на исходе, весь боевой порядок частей насквозь простреливался вражеской артиллерией.

Командующий армией генерал-лейтенант Ершаков решает прорываться на восток. В приказе № 18 от 24 августа он разрешает с 16 часов начать отход на оборонительный рубеж Задорожье, Мишово, Плешково, Бегуново, озеро Жижицкое, который требовалось занять 26 августа.

48-я танковая дивизия должна была не допускать противника в Великие Луки и с 16 часов, оставив в городе заслон, отходить главными силами в восточном направлении в полосе: справа — (иск.) Великие Луки, Новоселье, Дубровка, (иск.) хутор Третьяковы, Яблоницы, слева — (иск.) Конь, (иск.) Малкина, Гречухина, Иваново, (иск.) Мишово, Филипцево. После выхода из окружения — занять оборонительную полосу на рубеже Задорожье, Мишово.

Боевой порядок при прорыве был организован следующим образом: в первом эшелоне прорыва шли 48-я тд и 126-я сд, во второй — остатки 179-й и 214-й сд, а за ними — части 62-го СК. Последней выходила 170-я сд, имевшая задачей прикрыть выход частей с тыла. При прорыве 48-я тд и 366-й сп должны были оставить заслон на рубеже Овечкино, Иванцево.

Части опоздали с началом выдвижения, и начали его только в 22:00 24 августа 1941 года. Во время движения артиллерия и автотранспорт подверглись сильному воздействию авиации противника, артиллерийского и минометного огня, а также огня танков. В результате большое количество артиллерии и автотранспорта было разрушено при подходе к месту прорыва, во время прорыва, а частично — уничтожено самими частями. Пехота, прорвавшаяся вперед, не приняла эффективных мер к обеспечению полного вывода материальной части. Управление соединениями нарушилось. Оторвался от своей дивизии 48-й мотострелковый полк, выходивший затем со 186-й стрелковой дивизией.

О ситуации, сложившейся в эти дни в 22-й армии, дает представление запись переговоров начальника штаба Западного фронта со своим заместителем, вылетевшим в район боевых действий:

«Части Ершакова начали выходить, пользуясь северным путем. На линию бывшего передового рубежа вышли 186-я стрелковая дивизия (30–40 %), 174-я стрелковая дивизия только начинает выходить, 214-я стрелковая дивизия точно так же собирается разрозненными группами.

48-я танковая дивизия вышла в наибольшем порядке, почти до 70 % боевого состава.

Обстановка говорит, что полного окружения не было, северная часть открыта и позволяла провести планомерный отход. Почти все командиры потеряли управление, Ершаков тоже.

Намечено следующее:

…Сегодня за ночь окончательно организованно занять бывший передовой рубеж. Справа до Кабаниха — 48-я тд».

Из этого документа становится ясно, что полного окружения немцам достигнуть не удалось, они только перерезали основные дороги, по которым шло снабжение армии — железную дорогу из Западной Двины и параллельное ей шоссе. Однако командование армии, видя безрезультатность попыток ликвидировать прорыв и опасаясь полного окружения, отдало приказ на отход, план которого был уже к этому времени подготовлен.

К 28 августа из окружения вышли 2500 человек личного состава танковой дивизии с двумя 76-мм орудиями. Приказ о занятии передового рубежа армия выполнить не смогла. Передовые отряды были отброшены.

28 августа 48-я танковая дивизия с боями отходила на промежуточный рубеж Ямы (12 км северо-восточнее Петровского), высота 199,5, Маньковка. Отход дивизии прикрывали 214-я и 112-я стрелковые дивизии, которые занимали оборону на рубеже Петровское, Давыдово.

Командование фронтом, плохо представляя себе положение 22-й армии, от которой не поступало никаких сведений, не оставляло надежды вернуть Великие Луки. Приказом комфронта № 05 от 28 августа 1941 года армии ставилась задача организовать оборону на передовом рубеже Княжево, озеро Жижицкое, подготовить основной рубеж Волок, Торопец, Старая Торопа, к 5 сентября привести войска в боеспособное состояние и подготовить их к наступлению на Великие Луки.

22-я армия и боях, в окружении в районе Великих Лук, понесла большие потери, особенно материальной части. В тылу противника остался командующий армией генерал Ершаков и член Военного совета Леонов.

Вышедшие из окружения отдельные отряды из тыловых частей и сформированный фронтом отряд полковника Антосенкова в напряженных боях 28 и 29 августа были в нескольких местах раздроблены и под большим нажимом, в ночь на 29 августа, отошли в район Торопца. Оставшиеся на промежуточном рубежа 48-я танковая и 214-я стрелковая дивизии вели упорные бои с противником на фронте Подроща, Манькова. В ночь на 30 августа Торопец был оставлен советскими войсками.

К этому времени сменилось командование 48-й танковой дивизии. Полковник Яковлев вместе с командиром 186-й стрелковой дивизии за самовольное оставление позиций были преданы суду военного трибунала, 48-ю танковую возглавил полковник И. И. Ющук.

Чтобы вернуть Торопец, командование армии организовывает наступление силами 48-й танковой дивизии. Частным боевым приказом № 29 командиру дивизии предписывалось занять и оборонять рубеж реки Торопа в районе Запрудье, Гавриловское, (иск.) Перелесье, Воровское в готовности совместно с остатками 29-го стрелкового корпуса наступать в направлении Городок, северная окраина города Торопец.

До вечера 30 августа 1941 года части армии вели упорные бои за овладение городом Торопец. 48-я танковая дивизия с остатками 214-й сд, частью сил подготавливая оборонительный рубеж на фронте Запрудье, Гавриловское (10 и 4 км севернее озера Яссы), с утра наступала главными силами из района Золотилово, Сафоново, Запрудье на Торопец. К 13:00 передовые отряды дивизии достигли рубежа Бердово, северо-западный берег озера Яссы, но самим городом овладеть так и не удалось.

На следующий день 22 армия основными силами отходила на рубеж реки Западная Двина, ведя ожесточенные сдерживающие бои. 48-я танковая дивизия, отброшенная от Торопца, отходила в направлении Андреаполя. В 15:00 она проходила рубеж оз. Лобно, Поспелое, Пашково (20 км северо-восточнее Торопца).

1 сентября 1941 года дивизия получает приказ командующего № 25 (соответствующая директива Генерального штаба № 001454 была отправлена командованию Западным фронтом еще 30 августа) на вывод в резерв. В Московский военный округ, в район Алабино, Направлялись штаб, танковые полки, мотострелковый батальон, зенитно-артиллерийский дивизион, части разведки, связи.

12 сентября дивизия сосредоточилась в районе Алабино.

14 сентября 48-я танковая дивизия в полном составе выбыла из места дислокации и 16 сентября прибыла в район Владимира (лес в 3 км западнее города).

На базе 48-й танковой дивизии во Владимирском танковом центре формировались 17-я (майор Н. Я. Клыпин) и 18-я (подполковник А. С. Дружинин) танковые бригады.

51-я танковая дивизия

7 июля 51-я танковая дивизия была исключена из состава 23-го мехкорпуса. На ее место должна была прибыть 57-я танковая дивизия.

Дивизия осталась в районе города Ржев на доукомплектовании. Ее пополняют техникой, личным составом. Так, из Военной академии имени Фрунзе прибыли командир и начальник штаба танкового полка майор Григорьев и майор Федоров, командиры танковых батальонов капитан Коткин и старший лейтенант Драгунский.

13 июля дивизия вошла в состав 31-й армии.

15 июля 1941 года переформирована в 110-ю танковую дивизию.

220-я моторизованная дивизия

К началу войны соединение было укомплектовано личным составом, к 10 июня была завершена подготовка одиночного бойца, началось сколачивание подразделений (уровня взвода и роты), особенно интенсивно развернувшееся с 23 июня.

С техникой дело обстояло хуже — в танковом полку в наличии имелось всего 19 учебных танков. Отсутствовали бронемашины, мотоциклы, тракторы, специальные автомашины, радиостанции. 23 июня в дивизию по мобилизации из народного хозяйства стала поступать техника (автотранспорт, тракторы), однако машины пришли негодные, с неисправными двигателями, без резины, отсутствовали инструменты, запчасти и т. п.

Несмотря и а то, что дивизия была недоукомплектована, 29 июня поступил приказ отправлять ее на фронт. Из Ельца было отправлено 8 эшелонов, из Липецка — 4. Первые два эшелона отбыли в ночь с 29 на 30 июня. Дивизия следовала по маршруту Елец, Узловая, Ожерелье, Москва, Бологое, Великие Луки, Невель, Витебск, Смоленск.

3 июля эшелон штаба дивизии прибыл в Невель. Здесь, в штабе 22-й армии, командование дивизии получило из Генерального штаба информацию о месте разгрузки и сосредоточения соединения. Эшелоны дивизии двигались на Витебск. К этому времени немцы находились в 30–40 км западнее города.

К 8 июля дивизия разгрузилась на станции Лиозно. Комдив генерал-майор Хоруженко связался со штабом 23-го мехкорпуса, где получил задачу — подготовить оборонительную полосу на рубеже Королево, Еремино, Коромиды и вести разведку в направлении Витебска.

9 июля из директивы командующего войсками Западного фронта № 18 стало известно, что противник в ночь на 9 июля прорвал фронт 186-й стрелковой дивизии в районе Бешенковичей и развивает наступление в направлении поселка Сиротино, заняв северо-западную часть последнего. Возникла реальная угроза захвата немцами Витебска.

Указанной директивой уничтожение противника, прорвавшегося в район Сиротино, Витебск, возлагалось на командующего 19-й армией, которому для этой цели подчинялись 186-я и 128-я сд, а также разрешалось и использование 220-й мд и 57-й тд. Кроме того, ему подчинялся 390-й гап в районе Витебска.

Директива требовала 10 июля во взаимодействия с частями 20-й и 22-й армий уничтожить прорвавшегося противника в районе Сиротино, Бешенковичи, Витебск и восстановить положение, прочно заняв восточный берег реки Западная Двина.

Тем временем в течение второй половины дня 9 июля противник занял город Витебск. Основные усилия фронта направлялись на ликвидацию прорыва. Однако на витебском направлении войск 19-й армии не было. В ночь с 9 на 10 июля восточная сторона Витебска оборонялась 150 вооруженными рабочими и 10–15 танками 7-го мехкорпуса, находившимися на СПАМ.

220-я мотодивизия 9 июля получила приказ находиться в полной боевой готовности. Командир дивизии вызван в штаб корпуса, где узнал о сдаче Витебска.

В связи с этим дивизия получила приказ выступить по тревоге и выбить противника из восточной части города, прочно закрепиться на восточном берегу реки Западная Двина. Было приказано все ненужное в бою имущество выложить на землю, использовать имеющиеся машины для переброски моточастей и боеприпасов.

Дивизия выступила в 23:00 двумя колоннами: правая — 653-й мсп, 137-й тп, 660-й ап; левая — 673-й мсп.

Для переброски дивизии и боеприпасов использовались машины, остановленные заградотрядом и опергруппой штарма-19, двигавшейся по шоссе Смоленск — Витебск и наблюдавшей картину бегства войск. Танки возвращались под Витебск, пехота и артиллерия приводились в порядок и направлялись туда же.

Таким образом, удалось усилить 220-ю моторизованную дивизию артиллерией, снабдить артиллерию боеприпасами и ускорить выдвижение пехоты в сторону Витебска. Помимо нескольких огневых барьеров, поставленных на участке шоссе от Королева до Витебска, 220-я мотодивизия получила полтора полка тяжелой артиллерии.

Тем временем противник форсировал Западную Двину и пехотным полком, в ночь с 9 на 10 июля занял Улановичи. Еще утром 9 июля с юга, к излучине Западной Двины, подошел полк 229-й сд и усилил левый фланг 220-й мд.

Из боевого приказа командующего 19-й армией б/н от 10 июля 1941 года:

«Противник в течение 9.07 овладел западной окраиной города Витебск и тет-де-поном перед ж/д мостом.

Подошедшими в ночь с 9 на 10 частями 220-и мд противник с утра 10.07 был атакован и успешно отбрасывается на западный берег р. Западная Двина.

23-му МК (220-я мд) с частями усиления овладеть г. Витебск, захватить и прочно удерживать западный берег р. Западная Двина, выдвинув разведку на Смальки и Бешенковичи.

Начало атаки 23-го МК — 9.30 10 июля 1941 года».

Дивизия с утра вела бой с прорвавшимися частями противника на северо-западной окраине Витебска. Наибольший успех она имела в центре, где два батальона 653-го мотострелкового полка переправились на подручных средствах через Западную Двину и разгромили штаб немецкого соединения. Но успешное продвижение продолжалось лишь до вечера. Во второй половине дня появилась авиация, усилилось сопротивление частей противника, начались контратаки. К вечеру части 653-ro полка были вынуждены отойти на восточный берег.

На флангах дивизия успеха не имела. Противник удержал Улановичи на правом фланге и аэродром — на левом.

В первый же день боя дивизия понесла большие потери. погиб командир 137-го танкового полка. За невыполнение задачи по взятию аэродрома был снят с должности командир 673-го мсп подполковник Савинов, полк возглавил заместитель командира дивизии подполковник Вронский.

В ночь на 11 июля полк 229-й сд отошел на километр — полтора, поставив под угрозу фланг 220-й мд, которая в свою очередь, отвела полк с западного берега Западной Двины на восточный. Назрела угроза правому флангу 220-й со стороны Улановичей.

В ночь на 11 июля дивизия занимала рубеж по восточному берегу реки. С утра 11 июля противник начал контрнаступление. Дивизия могла ответить только ружейно-пулеметным огнем — из-за отсутствия связи с артиллерией последняя била наугад, зачастую по своим войскам.

В ночь на 12-е и к утру 13 июля 220-я мд отошла и заняла оборонительную полосу на рубеже озер и у деревни Вороны. В эту ночь части дивизии пополнились за счет вооруженных бойцов спецвойск[138].

В 9:35 12 июля в результате отхода частей на левом фланге дивизии противник вклинился в систему обороны в районе командного пункта дивизии. КП был окружен и по распоряжению командира дивизии опергруппа самостоятельно выходила из окружения.

В результате авианалетов большие потери понес артполк. Противник начал наступление на 3-й батальон 14-го мсп, который вынужден был отойти. Артполк, сняв с позиций исправную технику, отступил в направлении Клевцы, Бояры (шоссе Смоленск — Витебск).

Второй эшелон штаба дивизии попал в окружение. Уничтожив все документы, он начал отход под огнем противника на северо-восток. Управление частями и тылами штабом дивизии оказалось потеряно.

Командующий войсками Западного направления боевым приказом № 060 от 12 июля 1941 года поставил 19-й армии следующую задачу: сдерживая прорвавшиеся группы противника и направлении на Велиж, силами 7-го МК, 162-й сд, 220-й мд, 399-го гап, 11-й сад, наступать с рубежа Шумовщина, Вороны в направлении» а Витебск с задачей овладеть городом. Начало наступления планировалось на 8:00 13 июля 1941 года. Издавая такой приказ, командование плохо представляло себе обстановку в районе Витебска и положение 220-й мотодивизии.

На следующий день задача по взятию Витебска была возложена на командира 34-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Хмельницкого. В течение 13 июля командир 220-й моторизованной дивизии с основными командирами штаба установил связь с остатками дивизии на Витебском направлении и занялся сбором тылов, которые начали сосредотачиваться в районе станции Кардымово, где были собраны 14 июля.

14 июля остатки мотострелковых полков вели бой на рубеже Королево, Еремино и лес южнее последнего. Дивизия вошла в состав сводного отряда Витебского направления (9-й мцп, остатки 220-й мд, 14-й мсп, 14-й гап).

15 июля остатки дивизии продолжали вести бой под Витебском. Артполк оборонялся на двух рубежах: Горохово, Красногорка и южная окраина Смоленска по реке Днепр.

В 1:00 16 июля дивизия начала отходить на Ярцево, однако пути отхода были заняты немцами. Решено было переправиться через Днепр и двигаться на Дорогобуж. К 19 июля остатки дивизии расположились в 8 км от города Дорогобуж по дороге на Вязьму.

Не имеющая танков и средств механизации, после тяжелых четырехдневных боев за Витебск (с 9-го по 12 июля) 220-я мотострелковая дивизия вошла в состав 32-й армии. 21 июля она переформирована в стрелковую с тем же номером, впоследствии в составе 35-й армии (12 августа переименована в 49-ю армию). 137-й танковый полк был переформирован в стрелковый.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.206. Запросов К БД/Cache: 0 / 0