2-й механизированный корпус (в/ч 6869)

Командир — генерал-лейтенант Юрий Владимирович Новосельский.

Заместитель по строевой части — генерал-майор танковых войск А. Г. Поликарпов.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Сергей Петрович Семенов (3.06.40–17.08.41).

Начальник штаба — полковник Николай Иванович Сучков (погиб 2.08.41).

Начальник артиллерии — генерал-майор артиллерии Кирилл Cеменoвич Москаленко (до мая 1941 г.).

Начальник инженерной службы — подполковник Лариошкин.

Начальник санитарной службы — военврач 1 ранга Григорий Алексеевич Чулков (с 09.40 г.).

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Иван Александрович Гаврилов (3.06.40–03.41),

старший батальонный комиссар Николай Соломонович Холидзе (20.03.41–17.08.41).

Состав

11-я танковая дивизия — в/ч 7970

Командир — генерал-майор танковых войск Петр Васильевич Волох,

полковник Григорий Игнатович Кузьмин.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Иван Захарович Бахтии (3.06.40–27.08.41, погиб в автокатастрофе в 1943 г.).

Начальник штаба — полковник Михаил Ильич Левский.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Николай Соломонович Холидзе (с 3 июня 1940 года),

полковой комиссар Петр Михайлович Елисеев (9.09.41–27.08.41).

21-й танковой полк — в/ч 7816

Командир — полковник Георгий Владимирович Мередих.

Начальник штаба — капитан Идль Григорьевич Охман.

22-й танковый полк — в/ч 7904

Командир — полковник Николай Степанович Скворцов (в декабре 1940 года уехал на учебу),

майор Иван Федорович Кириченко (исполнял обязанности командира полка).

Начальник штаба — подполковник Андрей Иванович Горшков.

11-й мотострелковый полк — в/ч 7751

11-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 7732

Командир — майор Константин Дмитриевич Онушков.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Петp Малафеевич Протопопов.

Помощник по хозяйственной части — капитан Иван Васильевич Абаев.

Начальник штаба — капитан Матвей Иванович Кирдянов.

11-й медико-санитарный батальон — в/ч 8004

Командир — военврач 3 ранга Василий Яковлевич Кузьмин (с 31.07.40),

военврач 3 ранга Кузьма Матвеевич Курелев (с 2.06.41).

11-й разведывательный батальон — в/ч 7898

11-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 7901

11-й отдельный батальон связи — в/ч 7775

11-й автотранспортный батальон — в/ч 7857

11-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 7959

11-я рота регулирования — в/ч 7846

11-й полевой хлебозавод — в/ч 8123

272-я полевая почтовая станция

319-я полевая касса Госбанка

16-я танковая дивизия — в/ч 4488

Командир — полковник Михаил Иванович Мындро.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Никита Васильевич Руденко (с 3 июня 1940 года, погиб в августе 1941 года).

Помощник по технической части — подполковник Василий Семенович Самуйлов.

Начальник штаба — полковник Андрей Григорьевич Кравченко (до конца февраля 1941 г.),

подполковник Андрей Григорьевич Земляной.

Начальник оперативного отделения — майор Манук Арутюнович Минасян (погиб 7 августа 1941 года).

Начальник отделения связи — подполковник В. Т. Захаров.

Начальник отделения тыла — капитан Владимир Николаевич Джанджгава.

Начальник артиллерии — полковник Александр Андреевич Юрасов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Ефим Сергеевич Усачев (с 3 июня 1940 года),

старший батальонный комиссар Михаил Дмитриевич Васильев (24.05.41–25.07.41).

31-й танковый полк — в/ч 4644

Командир — майор Владимир Иванович Красноголовый.

Начальник штаба — капитан Зырянов (врид на февраль 1941 г.).

149-й танковый полк — в/ч 4745

Заместитель по строевой части — майор Николай Федорович Таламанов (исполнял обязанности командира полка, по крайней мере, в ноябре 1940 года).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Тореев.

16-й мотострелковый полк

Командир — подполковник Иван Константинович Окропиридзе.

Начальник штаба — капитан Гришин.

16-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 4666

16-й разведывательный батальон — в/ч 4503

Командир — капитан Васильев.

16-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 4495

Командир — капитан С. Ф. Веревкин.

16-й медико-санитарный батальон — в/ч 4619

Командир — военврач 2 ранга Иосиф Алексеевич Константинов (со 2 июня 1941 года).

16-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 4475

16-й отдельный батальон связи — в/ч 4614

16-й автотранспортный батальон — в/ч 4483

16-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 4714

16-я рота регулирования — в/ч 4730

16-й полевой хлебозавод — в/ч 4623

516-я полевая почтовая станция

342-я полевая касса Госбанка

15-я моторизованная дивизия — в/ч 5343

Командир — комбриг Семен Моисеевич Кривошеин (до 4 июня 1940 года),

комбриг Михаил Дмитриевич Соломатин (4.06.40–03.41),

Заместитель по политической части — полковой комиссар Антон Алексеевич Сурин (с 3 июня 1940 года),

полковой комиссар Тимофей Федорович Конобевцев (18.01.41–24.07.41).

Начальник штаба — полковник Иван Андреевич Ласкин.

Заместитель начальника отдела политпропагапды — полковой комиссар Тимофей Федорович Конобевцев (3.06.40–03.41),

старший батальонный комиссар Ефим Вульфович Ханчин (17.02.41 — 6.08.41).

47-й мотострелковый полк — в/ч 5411

Командир — полковник Аким Васильевич Якшин.

321-й мотострелковый полк — в/ч 5523

Командир — полковник Иван Григорьевич Бабак.

14-й танковый полк — в/ч 5478

Командир — полковник И. А. Фирсов (пленен в августе 1941 года).

203-й артиллерийский полк — в/ч 5366

Командир — полковник Фомин (погиб 5 июля 1941 года).

166-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 5333

Командир — майор Ю. С. Рожанский.

114-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 5578

77-й разведывательный батальон — в/ч 5517

75-й легко-инженерный батальон — в/ч 5422

53-й отдельный батальон связи — в/ч 5383

132-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 5294

96-й медико-санитарный батальон — в/ч 5418

156-й автотранспортный батальон — в/ч 5357

35-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 5529

38-я рота регулирования — в/ч 5432

61-й полевой хлебозавод — в/ч 5572

77-я полевая почтовая станция

357-я полевая касса Госбанка

6-й мотоциклетный полк — в/ч 6961

Командир — майор, подполковник А. 3. Морозов (погиб в июне 1941 года).

Заместитель по строевой части — Герой Советского Союза капитан Лев Илларионович Пузанов.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Васильевич Дубейковский.

Помощник по технической части — капитан Илья Михайлович Георгиевский.

Начальник штаба — капитан Иванов.

182-й отдельный батальон связи — в/ч 6920

49-й отдельный моторизованный инженерный батальон — в/ч 7109

102-я отдельная корпусная авиаэскадрилья — в/ч 1921

243-я полевая почтовая станция

Историю 2-го механизированного корпуса можно начать с весны 1940 года, когда 15-я стрелковая Сивашская ордена Ленина, дважды Краснознаменная, ордена Трудового Красного Знамени дивизия в числе первых в РККА была переформирована в моторизованную дивизию — причем с 15 мая 1940 года содержащегося по штатам военного времени.

28 июня 1940 г. в 23.00 15-я моторизованная дивизия первой вошла в Кишинев, столицу возвращаемой у Румынии Бессарабии. После этого «освободительного похода» на территории Молдавии в ОдВО 20 июля 1940 года началось формирование 2-го мехкорпуса.

Управление и корпусные части 2-го МК формировались в Тирасполе на базе управления и соответствующих частей 55-го стрелкового корпуса[36]. 6-й мотоциклетный полк преобразован из 567-го стрелкового полка 173-й стрелковой дивизии. В корпусную авиазскадрилью развернуто авиазвено связи 15-й моторизованной дивизии.

11-я танковая дивизия сформирована в Кишиневе на базе 4-й легкотанковой бригады. 366-й гаубичный артиллерийский и 490-й стрелковый полки 173-й стрелковой дивизии были реорганизованы в гаубичный артиллерийский и мотострелковый полки 11-й дивизии. Кроме того, на формирование дивизии обращались 389-й танковый батальон 176-й сд, 18-й зенитный дивизион и медсанбат 173-й сд.

16-я танковая дивизия формировалась в летних лагерях в Котовске на базе 173-й стрелковой дивизии. Танковый полк сформирован из двух батальонов 4-й лтбр (43-й и 71-й) и танковых батальонов 25-й, 30-й, 51-й, 96-й, 150-й и 156-й сд. Сама 173-я дивизия сформирована в сентябре — ноябре 1939 года в городе Балашов (ПриВО) выделением личного состава и имущества управления 53-й сд, 307-го сп, 36-го и 64-го ап. 20 декабря 1939 года дивизия реорганизована в мотострелковую[37] и в этом качестве участвовала в советско-финской войне. 26 апреля дивизия прибыла в ОдВО и разместилась и лагере в Первомайске. В мае в дивизию при реорганизации ее в стрелковою прибыл из ПриВО 366-й гап.

В корпус включена ранее сформированная 15-я моторизованная дивизия (Тирасполь).

Формирование корпуса было завершено 18 июля 1940 года.

Хотя корпус и относился к боевым, но укомплектован он был хуже всех корпусов первой волны лета 1940 года и на 22 июня 1941 года имел, по разным источникам, от 489 до 527 танков. Новых танков Т-34 в корпусе было 50, КВ — 10, все они находились в 11-й танковой дивизии. 16-я же танковая имела танков даже меньше, чем 15-я моторизованная дивизия этого же корпуса. 6-й мотоциклетный полк был полностью укомплектован грузовыми автомашинами, но специальными — на 25 %, а мотоциклами — на 22 %[38].

Дислокация (на 1 мая 1941 года)

управление — Тирасполь;

6-й мотоциклетный полк — Дубоссары;

11-я танковая дивизия — Кишинев; мп — Ганчешты;

16-я танковая дивизия — Котовск (летние лагеря); орб — Маловатово; зимние квартиры дивизии — Балта;

15-я моторизованная дивизия — Тирасполь; 47-й мп, обс, орб, озад, оиптд — Бендеры.

Наличие боевых машин в корпусе на 20 ноября 1940 года

Т-26Т-37БТХТТ-27Всего танковБА
Управление

11-я тд4

1162

12224
16-я тд64

534

12117
15-я мд

27186

1222531
Всего682735561248672

Наличие артиллерии и стрелкового вооружения на 20 ноября 1940 года

ВинтовкиПулеметы ручныеПулеметы станковыеПулеметы зенитныеМинометы76-мм122-мм152-мм
Управление268413360

27

11-я тд58531693694541212
16-я тд653517660745141212
15-я мд8946328932172201624
Всего2401880624937189384048

Наличие автотранспорта на 20 ноября 1940 года

Легковые а/мГрузовые а/мСпециальные а/мТракторыМотоциклыСамолеты
Управление1015236916711 (6 У-2 и 5 Р-5)
11-я тд148761997416

16-я тд189631456414

15-я мд1887515210245

Всего60286653224924211

Наличие техники на 12 июля 1941 года

КВТ-34БТТ-26ПрочиеВсегоБА
Всего во 2-м МК10503186210450185
Управление

20
11-я тд105011761019373
16-я тд

3456

9051
15-я мд

167

16741

Автомобили грузовыеТракторыМотоциклы
Всего во 2-м МК3160250435
Управление15632190
11-я тд10737087
16-я тд10435362
15-я мд8889596

122-мм пушки76-мм76-мм зенитные203-мм152-мм122-мм гаубицы
Всего во 2-м МК1281?4123228
11-я тд1261

8

16-я тд

4

121212
15-я мд

164

1216

? С танковыми пушками.

«Грозовой июнь»

Хотя корпус дислоцировался на территории Одесского военного округа, в случае войны он составлял резерв Главного командования в районах Кишинев, Тирасполь, Котовск. Его использование без разрешения ГК запрещалось. Так, согласно записке по плану действий войск Одесского военного округа в прикрытии госграницы № 00276/оп от 20 июня 1941 года для прикрытия границы в пределах ОдВО 2-й механизированный корпус не привлекался.

14 июня 1941 года из управления Одесского военного округа выделено управление 9-й армии (генерал-полковник Я. Т. Черевиченко), выведенное в Тирасполь. В состав армии вошел, кроме прочих соединений, и 2-й механизированный корпус. Утром 20 июня управление армии было поднято по тревоге и под видом командно-штабных учений к исходу дня развернуло командный пункт в заранее оборудованном на случай войны районе, установив связь с соединениями, включенными в состав армии.

В ночь на 22 июня начальник штаба ОдВО получил от командующего округом сообщение о том, что из Москвы ожидается телеграмма особой важности. Генерал М. В. Захаров вызвал к телеграфным аппаратам командиров корпусов и с разрешения командующего приказал занять частями прикрытия свои районы обороны. Как записано в журнале боевых действий 9-й армии, «в 24.00 21.06.1941 г. части армии, прикрывающие границу, телеграфным распоряжением приведены в боевую готовность по тревоге. Дан приказ загнать районы по плану прикрытия».

Командиры соединений 2-го мехкорпуса были вызваны в штаб корпуса, где генерал-лейтенант Новосельский сообщил им, что командующий войсками округа приказал привести части в полную боевую готовность, вывести их из пунктов дислокации и замаскировать.

Соединения 2-го МК немедленно приступили к выполнению поставленной задачи. В ночь с 21 на 22 июня они вышли из пунктов постоянной дислокации и сосредоточились: 11-я танковая дивизия — на северо-восточной окраине Кишинева, 11-й мсп — в Ганчешты. 16-я танковая дивизия рассредоточилась в районе Котовска; 15-я моторизованная дивизия — станция Липканы, большой хутор (район города Бендеры), Терновка, Суклея (район города Тирасполь); 6-й мотоциклетный полк — город Дубоссары. Штаб корпуса расположился на южной окраине города Тирасполя (Колтовая). Здесь 2-й механизированный корпус и встретил начало войны.

Утром 22 июня корпус получил распоряжение выдвигаться к государственной границе. Днем командующий 9-й армией генерал Черевиченко издал боевой приказ № 01 на оборону государственной границы, согласно которому 2-й механизированный корпус к утру 23 июня должен был сосредоточиться в районе Кишинева и лесах севернее и северо-западнее в готовности, прикрывая одним полком Ганчешти, к контрудару на Бельцы. Один мотострелковый полк 15-й мд командарм забирал в свой резерв с расположением в районе Тирасполь, Красная Горка.

23 июня части корпуса совершали марш, к 18 часам сосредоточились: штаб корпуса — юго-восточная окраина Гояны; 15-я мотодивизия — 47-й мсп и 203-й ап — Криков, 14-й тп — Гульбока и лес восточнее; 16-я танковая дивизия в составе трех полков (тп, мсп, ап) переправилась через реку Днестр в районе Криуляны; 6-й мотоциклетный полк, состоявший из 2 мотоциклетных рот, бронероты, батареи ПTO, роты управления и парковой роты, в 8:40 сосредоточился в 2-х км юго-восточнее Оргеева, в этом районе он находился до 25 июня. 3-я и 4-я мотоциклетные роты полка были оставлены в Дубоссарах, где на их базе формировался тракторный батальон. 11-я танковая дивизия находилась в прежних районах сосредоточения и приняла участие в марше только на следующий день.

24 июня 1941 года корпус завершил марш и к 12.00 сосредоточился: штаб корпуса к 11:00 — Пересечина; 11-я тд — 21, 22-й тп — Буковец, (иск.) Верничены, лес восточные Верничены, 11-й мсп — Ганчешты; 15-я мд — 47-й мсп и 203-й ап — Каменка, выс. 242 и лес северо-восточнее Каменка, 14-й тп — Реча и лес юго-восточнее. 321-й мсп выведен в резерв командующего 9-й армией; 16-я тд — 16-й мсп занял оборону на рубеже Валя-Попи, Бровичи, фронтом на север; 6-й мцп находился в прежнем районе и вел разведку в направлении на Оргеев.

25 июня соединения корпуса находились в прежних районах. Вечером 1-й батальон 22-го тп 11-й тд под командованием капитана Гаврилова и одна рота 11-го мсп атаковали противника в направлении Петрешты. В результате группа потеряла 8 танков, 7 человек убитыми и 13 пропавшими без вести.

26 июня корпус совершает новый марш. К 15:00 2-й МК сосредоточился: штаб корпуса — Корнешты; 11-я тд — в районе Корнешты и лес юго-восточнее, в разведку в направлении Тодорешты, Скулени-Тырг был выслан танковый батальон; 16-я тд — в районе Мандрешты, Кисла-Дезниша, Чилика. Из-за прошедших дождей дивизия совершала марш в пешем порядке, а машины были поданы в район сосредоточения; 6-й мцп — Чулуканы.

15-я мд сосредоточилась в районе Гирчешты, Манзарешты, Куртай. Дивизия получила задачу — в 19:00 с рубежа Стынженены двумя батальонами танков и одним мотострелковым батальоном, при поддержке 203-го артполка, во взаимодействии с 591-м стрелковым полком уничтожить противника в районе Скулени.

27 июня танковые дивизии находились в прежних районах. 15-я моторизованная дивизия в районе Пырлица, Екатериновка, Патрешты. По распоряжению командования мехкорпуса был создан отряд в составе 1-го тб 14-го тп, 2-го тб 47-го мсп, 1-го адн 203-го ап, который сосредоточился в Екатериновке.

В ночь с 28 на 29 июня корпус в очередной раз меняет место расположения. 29 июня корпус, согласно боевому приказу командующего 9-й армией № 0023, сосредоточился: штаб корпуса — Синджерей; 16-я тд — Синчжерей, Гиличень; 11-я тд — Катранык, Глинджень, 11-й мотострелковый полк передавался в распоряжение командарма-9 в район Ганчешти; 15-я мд — Езерень, Николаевка, Кишкорень.

На реке Реут. Начало июля 1941 года

С 30 июня по 3 июля 1941 года корпус совершает марш в новый район сосредоточения: Дрокия, София, Реча, Николени для нанесения контрудара по прорвавшемуся противнику.

2 июля на правом фланге 9-й армии противник (четыре немецкие и румынские дивизии) перешел в наступление на стыке между 30-й гсд и 95-й сд. Две дивизии и две бригады атаковали 176-ю сд. Советские войска не смогли остановить наступление противника. Немецкие и румынские войска, начав 1 июля переправляться через реку Прут, к исходу 2 июля вышли на рубеж Стольничени, Зайкани, Чучуля, Кулугар-Соч, Бушила, продвинувшись на глубину 8 — 10 км.

Командующий 9-й армией выдвинул 2-й механизированный корпус на угрожаемое направление. К исходу 2 июля корпус сосредоточился в районе Дрокия, Никорешти, Анфисовка и вел разведку на участке 176-й сд. С 12.00 3 июля во взаимодействии со 176-й стрелковой дивизией корпус участвовал в боях с частями противника, переправившимися через реку Прут и районе Стефанешти.

Согласно директиве командующего Южным фронтом от 3 июля войска 9-й армии должны были уничтожить переправившегося через Прут противника в направлении Стефанешти и Скулени.

В ночь на 4 июля командующий 9-й армией издает боевой приказ № 4/ОП. Правофланговая группировка 9-й армии получила задачи уничтожить противника, прорвавшегося на советскую территорию и вновь закрепить государственную границу на участке Лопатник, Скулени. 2-му мехкорпусу приказывалось наносить главный удар правым флангом в направлении Никорени, Мошени, Бэратек, с рубежа Братушени, (иск.) Борошени-Ноуй и уничтожить противника и районе Городище, Патрушени, Зайкани, не допустив его отхода на западный берег реки Прут в районе Костешти, Браништа. Действия всей группы должны были прикрываться сильным заслоном справа с направления Единицы-Тырг, Тырнова. Наступление начиналось в 16:00 4 июля.

4 июля во взаимодействии с частями 48-го стрелкового корпуса 2-й мехкорпус участвовал и контрударе на Костешти. несмотря на отдельные успехи (например, 16-я танковая дивизия совместно со 176-й сд контратакой овладели селами Борженей-Ной и Стурдзени), контрудар успеха не имел. Части противника, упредив в развертывании мехкорпус, сковали его действия. В результате боев в районе Братштени, Мошень соединения 2-го мехкорпуса перешли к оборонительным действиям на рубеже Окнул-Алб, Михалени, (иск.) Рошкани, Тырк.

Если но замыслу командования армии войска 2-го мсхкорпуса 4 июля должны были нанести мощный встречный удар по переправившимся через Прут немецко-румынским соединениям и отбросить их на исходные позиции, то в действительности получилось обратное — все три дивизии корпуса из-за недостатка сил и средств с самого начала оказались вынуждены обороняться, сдерживать натиск противника, рвавшегося к городу Бельцы.

К утру 5 июля перед фронтом 2-го МК (к 6:00 в районе Михайлени, Окнул-Алб, Ракария) и 48-го СК противник развивал удар в стыки обороняющихся на широком фронте частей, имея общее направление на Бельцы.

Командующий Южным фронтом генерал армии Тюленев предполагал, что перед фронтом действуют до 40 пехотных, до 3 танковых и до 10 моторизованных дивизий противника, что обеспечивало немецко-румынским войскам общее превосходство над советскими войсками в живой силе в 3–4 раза, в технике — в 2–2,5 раза. Реально пехотных дивизий было в два раза меньше, а танковых и моторизованных не было вовсе[39]. Но, исходя из вышеизложенных соображений, генерал Тюленев решил отвести 9-ю и 18-ю армии за реку Днестр на позиции укрепленных районов.

5 июля Военный совет фронта в боевом донесении в Ставку ГК докладывал, что:

«Армии Южиого фронта имеют возможность выполнять поставленные перед ними задачи методом подвижной обороны, опираясь на УРы, р. Днестр.

***

Конкретно группировка войск фронта мыслится следующая:

***

2) 9-я армия: … 15 °CД, 2 МК, 2 КК — армейский резерв в районе Слободка, Кодыма, Журы, Котовск. 2 МК иметь на правом фланге армии».

На следующий день командующий фронтом, не дожидаясь ответа Ставки на свое предложение, отдал войскам приказ на отход и они приступили к выполнено этого приказа.

6 июля 2-й мехкорпус оборонялся на рубежах: 11-я тд — выс. 238, Никорены; 16-я тд — выс. 252, хут. Рамазан; 15-я мд — южнее Барабой, выс. южнее Михайлены.

К середине 7 июля противник достиг рубежа Хотин, Тырново, Бельцы. Противник, форсировав на отдельных участках реку Прут, развивал наступательные действия в могилев-подольском и сорокском направлениях, стремясь сломить сопротивление советских войск и овладеть переправами через Днестр.

Войска Южного фронта приступили к выполнению решения комфронта об отходе за Днестр. Согласно боевому приказу командарма-9 № 0024 от 7.07.1941 г. войска 9-й армии должны были методом маневренной обороны сдерживать противника между реками Прут и Днестр и, оказывая упорное сопротивление на промежуточных рубежах, перейти к прочной обороне рубежа реки Днестр, опираясь на УРы. 2-му мехкорпусу надлежало, прикрывая отход 48-го стрелкового корпуса, начать отход в район Згура, Шурели, Кетросу, где находиться до исхода 8 июля 1941 года. В ночь на 9 июля корпус должен был по переправам через Днестр у Сарацея, Рыбница и севернее Гедерим перейти в район Пирожка, Серты, Ивашково, составляя армейский резерв. Мотострелковый полк 11-й танковой дивизии придавался 48-му стрелковому корпусу.

К исходу 7 июля 2-й мехкорпус отошел на реку Реут и сосредоточился на рубеже Дрокия, Царьград, Анфисовка. Потери за 7 июля составили 20 танков и 20 орудий.

Противником корпуса в этих боях была 22-я пехотная дивизия вермахта генерал-лейтенанта фон Шпонека (Н. Sponeck). Как записал 7 июля 1941 года в своем дневнике Франц Гальдер: «22-я пехотная дивизия понесла тяжелые потери в результате танковых контратак противника».

Директивой от 7 июля 1941 года № 00226 Ставка ГК доводила до командующего Южным фронтом, что она не утвердила решение на отход войск за реку Днестр, принятое им 5 июля:

«Предложение, изложенное в № 723, Ставкой не утверждено, как исключительно пассивное и не отвечающее обстановке. На участке Яссы и до Черного моря противник не способен к активным действиям и лишь только на участке Яссы, Братушаны он вклиниться в оборонительную полосу ни 20–25 км. Эта группировка, при желании активно драться, могла быть контрударом частей нашей обороны смята и отброшена за Прут.

Ставка приказала:

1. Собрать резервы из районов Болград, Черновицы, Бельцы, Кишинев и контрударом отбросить противника за р. Прут. Прорвавшиеся танки противника уничтожить силами 2 МК. К контрудару привлечь всю авиацию фронта, которой непрерывно воздействовать на артиллерию противника и на его боевые порядки.

 • •

Жуков»

Руководствуясь этой директивой командующий Южным фронтом вечером 7 июля издает директиву № 0018/011, согласно которой армии фронта должны были перейти к упорной обороне. Войска 9-й армии, уже начавшей отход за Днестр, должны были, прочно удерживая занимаемый рубеж, хорошо подготовленными обеспеченными контратаками уничтожать прорывающиеся части противника.

Для нанесения контрудара на правом фланге армии создавалась ударная группа в составе одной сд, 2-го КК, 2-го МК в готовности уничтожить бэлциискую группировку противника. Контрудар должен был начаться с утра 8 июля.

8 июля 2-й мехкорпус, отражая атаки противника (по советским оценкам до 4 — 5 полков пехоты с танками и артиллерией), сопровождавшиеся налетами бомбардировочной авиации, вел бои на рубеже: 15-я мд — Дрокия, Царьград; 11-я тд — (иск.) имение Царырадулуй, Анфисовка; 16-я тд — (иск.) Царьград, имение Царырадулуй.

В этих боях по данным командования корпуса противник потерял 10 — 12 танков, до 20 ПТО и около 700 человек убитыми и ранеными. Части корпуса также понесли значительные потери, особенно от авиации противника.

В этот день корпус по приказу командования начал отход на рубеж Кайнар-Веки.

К 16:00 9 июля противник вышел на рубеж Дрокия, Царьград, Гриноуци по западному берегу реки Реут и в район Радойя, Антоновка. В течение дня основная группировка противника действовала на бэлцииском направлении с целый охвата правого крыла 9-й армии (2-й МК и 48-й СК), стремясь отрезать пути отхода за Днестр в районе Рыбницы.

2-й механизированный корпус во второй половине дня с боем отходил в район Дубна, Алексени. Корпусу была поставлена задача с утра 10 июля обеспечить правый фланг 48-ro стрелкового корпуса, который оказался под угрозой окружения и начал отход на рубеж Дубна, река Реут.

В резерве

К этому времени положение Южного фронта стабилизировалось, войска 9-й армии закрепились в 40–50 км западнее Днестра. Противник на бэлцинском направлении ограничивал свои действия разведкой. Это позволило вывести из боев 2-й механизированный корпус.

Утром 10 июля он сосредоточился в районе Васкауцы, Пойяна для вывода материальной части в район Котовска для ремонта и пополнения.

11 июля материальная часть танковых дивизии отводилась в район Котовска.

В корпусе на этот день числилось 10 КВ, 46 Т-34, 275 БТ-7, 38 Т-26, 9 ХТ, 13 Т-37/38.

Тяжелые и средние танки (КВ и Т-34) ремонтировались прибывшей бригадой с завода (с бригадой прибыли и запчасти).

Танки, требовавшие капитального ремонта, были отправлены на заводы промышленности. Машины, требовавшие текущего и среднего ремонта, ремонтировались на месте мастерскими, но ремонт задерживался из-за отсутствия необходимых запчастей.

11 июля 15-я моторизованная дивизия с мотострелковыми и артиллерийскими полками 11-й и 16-й танковых дивизий была подчинена командиру 48-го стрелкового корпуса. Дивизия вела бои в составе 48-го стрелкового и 2-га кавалерийского корпусов до 18 июля — момента выбытия 2-го МК из состава 9-й армии.

К 15:00 13 июля соединения корпуса закончили переправу через Днестр у Рыбницы и сосредоточились: 11-я тд — Станиславка; 16-я тд — Воронково.

За весь период, начиная с 22 июня, корпус нецелесообразно часто перебрасывался из одного района в другой. Передвижение 2-го МК совпало с сильными дождями. Дороги стали непроходимыми для колесных машин, служба регулирования корпуса слабо справлялась с обязанностями, в результате чего на дорогах скапливаюсь большое число машин, и колонны подвергались неоднократным бомбардировкам.

Начальник 5-го отделения штаба 16-и тд капитан Джанджгава так описал в своей книге «Немерянные версты. Записки комдива» переправу через Днестр.

Единственной в районе действий 2-го МК переправой, по которой можно было вывести танковые части за Днестр, был Рыбницкий железнодорожный мост, путь к которому пролегал по долине Реута. Накануне прошел проливной дождь, и дороги превратились в сплошное болото. Танки и бронеавтомобили с трудом передвигались по размытой и разбитой дороге, которая практически существовала только на карте, а в действительности представляла собой месиво грязи. Все три дороги, подходящие к мосту, были на много километров запружены танками, орудиями, автомашинами, повозками с ранеными, беженцами. Все стремились как можно скорее переправиться на восточный берег. У въезда на мост создалась огромная пробка из танков, тягачей, повозок (в основном, по вине беженцев). Только после вмешательства командира корпуса удалось наладить относительно организованный пропуск машин через реку.

С самого начала военных действий корпус использовался по частям в самых различных направлениях. Подразделения от роты до полка придавались различным стрелковым и кавалерийским соединениям 9-й армии. Например, уже 22 июня на усиление 95-й сд из села Ганчешты прибыл взвод танков Т-34, принадлежавший 11-й танковой дивизии. Отдельные танковые батальоны придавались 27-го июня 30-й гсд (генерал-майор С. Г. Галактионов), 26-ro июня 109-му сп (полковник А. В. Лапшев), 74-й сд (полковник Ф. Е. Шевердин) для непосредственной поддержки пехоты. 321-й мсп 15-й мд длительное время действовал в составе 2-ro кавалерийского (генерал-майор П. А. Белов) и 35-го стрелкового (комбриг И. Ф. Дашичев) корпусов. 4 июля 16-я танковая дивизия временно была подчинена командиру 176-й сд. 4 июля с 30-й гсд действовал 3-й танковый батальон 21-го танкового полка 11-й танковой дивизии в составе 15 танков БТ и 5 танков Т-34.

За период с 22 июня по 11 июля потери соединений составили:

• в 11-й тд — убитых 29, раненых — 45 человек, выведено из строя танков — 3, автомашин — 24, минометов — 9, пулеметов — 8;

• в 16-й тд — убитых 68, раненых — 115 человек, выведено из строя танков — 25, автомашин — 28, тракторов — 14;

• в 15-й мд — убитых 67; раненых — 165 человек, выведено из строя танков — 22, автомашин — 45, тракторов — 11, орудий — 13.

14 — 17 июля 1941 года корпус сосредотачивался в районе Котовска, где производил ремонт материальной части.

15-я моторизованная дивизия с 11-м и 16-м мп согласно приказу командующего войсками 9-й армии от 15 июля 1941 года № 0025 должна была быть посажена на автотранспорт и к исходу 16 июля сосредоточиться в районе Дубоссар.

16 июля советские войска оставили город Кишинев. Частям 9-й армии было приказано восстановить положение и освободить город. Контрнаступление, предпринятое с утра 17 июля, и в котором участвовала 15-я мотодивизия, значительных результатов не дало.

В этот день командующий Южным фронтом докладывал Верховному главнокомандующему и главнокомандующему войсками направления предложения по реорганизации фронта. В связи с тем, что в середине июля Генеральным штабом было принято решение о расформировании корпусного звена в АБТВ, генерал Тюленев предлагал реорганизовать 18-й и 2-й МК, создав четыре отдельные танковые дивизии и две стрелковые дивизии (последние — в составе двух стрелковых, артиллерийского полков и смешанного автобронетанкового мотоциклетного полка), причем оставив в этих дивизиях автотранспортные средства для более гибкого маневра. Высвободившиеся за счет переформирования моторизованных и кавалерийских дивизий танки предлагалось распределить по стрелковым дивизиям (танковая рота на дивизию). Это предложение не было принято, так как реорганизовывались, в первую очередь, механизированные корпуса внутренних округов, не задействованные в боях.

На следующий день 17 июля директивой Ставки ГК командующему Южным фронтом приказывалось немедленно отвести 2-й и 18-й механизированные корпуса в район Умани. Левое крыло фронта в составе 25-й, 51-й, 150-й, 95-й сд и 2-го КК требовалось отвести за реку Днестр и прочно занять для обороны днестровские Рыбницкий и Тираспольский УРы. В составе 2-го кавкорпуса за Днестр выводилась и 15-я моторизованная дивизия.

18 июля командующий Южным фронтом издаст директиву № 0019 на отвод левого крыла Южного фронта на восточный берег Днестра.

В итоге 2-й механизированный корпус без 15-й мд был выведен из подчинения командующего 9-й армией и получил задание скрытно сосредоточиться в районе Терновки, Антоновка и Буденновки (юго-западнее Умами) для обеспечения правого фланга фронта. К этому времени 15-я мотодивизия, действовавшая со 2-м кавкорпусом, овладела районом Загайканы, Фаурешты, Грущовка, где была остановлена.

В течение 18 июля соединения 9-й армии продолжали вести бои на кишиневском направлении и только с наступлением темноты приступили к выполнению директивы № 0019 по отходу на восточный берег Днестра. 15-я моторизованная дивизия согласно приказу командарма-9 № 0026, выводилась в район Красные Окна в армейский резерв.

19 июля дивизия на рубеже Устя, Охранча, Оницканы прикрывала части 2-го кавалерийского корпуса, переправлявшегося через Днестр. К этому времени командующий армией отменил приказ № 0026, дивизия оставалась в составе 2-го кавкорпуса и должна была сосредоточиться в районе Нестерова, Нов. Маловата, Реймаровка.

В ночь на 20 июля дивизия переправилась на восточный берег Днестра.

Под Уманью

Согласно боевому распоряжению командующего ЮФ, соединения 2-го МК к утру 20 июля должны были сосредоточиться в районе Вел. Савустьянивка, Сарны, Христиновка с задачей уничтожения противника и случае его появления в этом районе со стороны Тетеревки, Жашкова, Тетиева. Командиру 2-го МК подчинялись два пулеметно-артиллерийских батальона Каменец-Подольского Ура и 96-й строительный батальон. Командующему 9-й армией предписывалось вернуть в состав танковых дивизий корпуса мотострелковые полки.

На 20 июля в корпусе числилось 468 танков, 155 бронеавтомобилей:

• в 11-й тд — 10 КВ, 46 Т-34, 120 БТ (на ходу 20), 5 Т-26, 47 средних БА, 23 легких БА, 71 трактор, 983 грузовых, 17 легковых автомобилей;

• в 16-й тд — 40 БТ, 55 Т-26, 4 ХТ, БА — 34 средних и 14 легких, 16 тракторов, 856 грузовых автомашин;

• в 15-й тд — 161 БТ (на ходу 75), 27 Т-37, БA — 14 средних и 28 легких, 122 трактора.

Как видим, сила довольно внушительная. Однако из-за отставания танки оказались разбросанными на всем маршруте.

Выполняя распоряжение комфронта, 19 и 20 июля корпус без 15-й мд совершал марш в район Умани.

Боевым распоряжением штаба 9-й армии от 19 июля № 0084 15-я моторизованная дивизия вновь подчинялась командиру 2-го мехкорпуса и должна была, следуя по маршруту Дубоссары, Ставрово, Балта, Песчанка, Гайворон, Буденновка, Антоновка, к утру 22 июля сосредоточиться в районе Буденновки и Антоновки. Позже туда же планировалось перебросить и 321-й мотострелковый полк, возвращавшийся в состав дивизии.

Но вскоре планы командования изменились. В тот же день 19 июля командующий 9-й армией запрашивает комфронта генерала армии Тюленева о необходимости оставить 15-ю мотодивизию в составе армии, как свой единственный подвижный резерв. По-видимому, командующий фронтом дал отрицательный ответ, потому что 21 июля командир 15-й мотодивизии получил еще одно распоряжение из штаба армии на передислокацию в район Антоновки и Буденновки в состав 2-го мехкорпуса. 321-й мсп выводился из боя и выходил в указанный район на соединение с дивизией.

К 6:00 21 июля соединения 2-го мехкорпуса заканчивали сосредоточение в районе Хрнстиновка, Сарны, Мал. Савустьянивка. В 13:00 передовые части корпуса вступили в бой с прорвавшимися из района Погребища на Умань танками 11-й танковой дивизии противника.

На этот момент части 6-й и 12-й армий оказались в полуокружении на линии Немиров, Липовец, Погребище, Тетиев, Животов, Франтовка, Монастырище. Противник угрожал замкнуть кольцо окружения с юга. 6-я и 12-я армии должны были ударом главными силами в восточном направлении выйти из окружения. Задачей 2-го мехкорпуса было сдерживание острия немецкого танкового клина, стремящегося прорваться на юг и окружить 6-ю и 12-в армии. И эту задачу корпус решал почти в течение недели.

В 20:40 21 поля командующий ЮФ издает боевое распоряжение № 0021/ОП. Командир 2-го мехкорпуса должен был, подтянув сосредоточиваемую в районе Антоновки мотодивизию, с утра 22 июля ударом из района Монастырище в общем направлении на Лобачев содействовать разгрому частей противника в этом районе.

Утром 22 июля части корпуса вели бой на подступах к Умани с севера в районе Ивановки, имея перед собой по данным разведки корпуса 500–600 человек пехоты, до 70 орудий ПТО, до 20 танков. Корпусу была поставлена задача удержать Умань и уничтожить прорвавшиеся части противника.

Части корпуса выполнили задачу — к 17:00, они отбросили противника в район Подобна, Добра, выйдя к концу дня в район Берестовца. Потери составили 5 Т-34 и 5 БТ-5, еще 3 Т-34 были подбиты и эвакуированы на СПАМ.

23 — 25 июля части корпуса вели успешные бои в прежних направлениях.

К исходу 23 июля 16-я танковая дивизия вышла на рубеж станция Поташ, Подобна, сев. окраина Берестовец и вела бой за овладение Дзенгилевко; были сожжены 1 Т-34 и 3 КВ. 11-я танковая дивизия вела бой на рубеже станция Яроватка, Лещиновка, развивая наступление на Добра. Мотострелковый и танковый батальоны дивизии атаковали колонну противника восточнее Беспечно, нанеся ей большие потери и захватив штаб с документами. 15-я моторизованная дивизия вела бой на рубеже (иск.) Лещиновка, Цибермановка, развивая наступление в северо-восточном направлении.

В течение 24 июля части 2-го МК с боями медленно продвигались в северном направлении. 25 июля командование Южным фронтом издало директиву № 0024/ОП о смене 2-го МК частями 6-й армии. Корпус должен был сосредоточиться в районе Ново-Архангельска, Подвысокого, Тишковки, где поступить в резерв фронта.

К исходу дня части 2-го мехкорпуса имели следующее положение: 11-я тд — Яроватка; 16-я тд — Поташ, Подобна. В 15-й моторизованной дивизии 16-й мсп овладел районом Добра, Нестеровка и продолжал наступление на Кишенцы, 321-й мсп занимал разъезд Яроватка, Лещиновка, 47-й мсп действовал в направлении на Тальное; 14-й тп сосредоточился в районе Орадовки.

В течение 26 июля корпус[40] продолжал наступление в направлении Дзенгелевка, Кишенцы, и к исходу дня вышел на рубеж Харьковка, Кишенцы. 16-я тд овладела районом Маньковка, Дзенгелевка, Харьковка; 11-я тд в ночь на 27 июля овладела Кишенцы.

В 15-й мд к исходу дня 16-й мсп овладел дорогой Кишенцы-Соколовка; 11-й мсп овладел высотами юго-западнее Соколовка; 321-й мсп сосредоточился юго-восточнее Нестеровка, 14-й тп — южнее Добра; 47-й мсп — в Тальное. 6-й мотоциклетный полк корпуса расположился в Христиновке. Штаб корпуса — в Умани.

27 июля 2-й МК продолжал обеспечивать выход из окружения частей 6-й и 12-й армий. В составе корпуса имелось: боеспособных КВ — 1, Т-34 — 18, БТ — 68, Т-26 — 26, ХТ — 7, Т-37 — 27, БА-10 — 90, БА-20 — 64. В этот день продвижение частей корпуса было остановлено сильным артиллерийским и минометным огнем противника, оказывавшим упорное сопротивление.

2-й механизированный корпус своими действиями успешно сковал 11-ю танковую дивизию противника. Но к концу июля началось высвобождение немецких моторизованных корпусов, ранее связанных боями у Киева, и передачи ими своих полос обороны пехотным дивизиям. Это позволило противнику натравить на юг XIV моторизованный корпус (генерал фон Виттерсгейм) и III моторизованный корпус (генерал фон Маккензен). Никем не сдерживаемая 9-я танковая дивизия вышла на оперативный простор и смогла замкнуть кольцо окружения, направившись на соединение с 1-й горно-егерской дивизией XXXXIX горного корпуса 17-й немецкой армии.

11-я танковая дивизия 2-го механизированного корпуса под натиском противника отошла на юг; 16-я танковая дивизия отступила в район Поташ, Романовка, (иск.) Маньковка; 15-я моторизованная — на разъезд Яроватка, Цибермановка, Ботвиновка.

28 июля XXXXIX горный корпус генерала Людвига Кюблера развивал наступление в направлении Гайсин, Теплик, Терновка. Для недопущения прорыва противника на Умань командующий фронтом приказал 12-й армии занять для обороны рубеж Монастырище, Краснополка. Из состава 2-го мехкорпуса изымался 14-й танковый полк, форсированным маршем он должен был перейти в район Городище с задачей уничтожить двигающиеся из Гайсина на Теплик и Голованевск части противника (боевое распоряжение комфронта № 0028/ОП). Сам корпус, согласно директиве № 0027/ОП от 28 июля 1941 года, должен был продолжать активными действиями в северном и северо-восточном направлениях обеспечивать выход 6-й и 12-й армий из вновь намечающегося окружения.

28 июля начальник штаба фронта через делегата связи передает командующим 6-й и 12-й армиями и командиру 2-го мехкорпуса словесные указания о выполнении директивы № 0024, отданной еще 25 июля. Согласно директиве части 2-го мехкорпуса по мере смены их частями 6-й армии должны были отойти в тыл, где поступить в резерв фронта. Начштаба фронта уточнил место сосредоточения корпуса — Голованевск, куда немедленно следовало выслать квартирьеров.

По оценке командования Южным фронтом, в период с 21 по 29 июля 1941 года, 2-й механизированный корпус, ведя сначала наступление, а потом оборонительные бои в районе Умань и к северу от нее, выполнил поставленную командованием фронта задачу, сорвав противнику крупную операцию по молниеносному удару во фланг и тыл 18-й армии.

29 июля 2-й механизированный корпус и 6-я армия согласно боевому распоряжению штаба важного фронта № 029/ОП были подчинены командующему 12-й армией. К этому времени армия, прикрываясь с запада и юга, наносила удар по 9-й и 11-й танковым дивизиям, наступающим с севера и пытающимся завершить окружение 6-й и 12-й армий. Согласно боевому приказу командующего войсками 12-й армии № 0013, 2-й МК, атакуя из района Роги, Молодецкое, станция Бабаны, должен был овладеть Поташем, и в дальнейшем — Шаулиха.

К исходу 29 июля корпус занимал следующее положение.

16-я тд находилась в районе Поташ, Романовка, станция Поташ. 11-я тд под натиском превосходящих сил противника на рубеже Маньковка, Дзенгелевка отошла на юг. 15-я мд отошла на рубеж раз. Яроватка, Цыбермановка, Ботвиновка. 29 июля командующий Южным фронтом передал 15-ю мотодивизию в состав 6-й армии, командование которой подчинило ее командиру 49-го стрелкового корпуса (боевое распоряжение штаба армии № 0071 от 30 июля 1941 года).

Наступление развивалось неудачно, в боевом донесении от 30 июля командующий 12-й армией сообщает, что 2-й МК с утра ведет бой у Роги без видимых успехов.

Командующий 12-й армией боевым приказом от 30 июля № 0014/ОП ставит задачу 6-й армии со 2-м МК и 58-й гсд оборонять фронт Косеновка, станция Бабаны, Кочержинцы, Псяровка, Слобода Коржевая.

Согласно приказу командующего 6-й армией от 30 июля 1941 года № 0075 2-й мехкорпус занимал оборонительный рубеж Косеновка, станция Кабаны, Краснополка (КП — северная окраина Доброводы) с задачей обеспечить левый фланг ударной группы 12-й армии.

На следующий день, 31 июля, командиру 2-го МК боевым распоряжением командующего 6-й армией подчинялась группа полковника Фотченкова (в группе — остатки 213-й мд, 702, 239-й сп, 8-й мсп), которая должна была прикрыть рубеж станция Бабаны, Ксендзовка, (иск.) Краснополка. Этим же распоряжением в состав 2-го мехкорпуса возвращалась 15-я мотодивизия, перебрасываемая в Доброводы.

К 14:00 31 июля соединения 2-го мехкорпуса занимали следующее положение: 16-я тд после боев 30 июля вышла в район Червонный Хутор; 11-я тд отходила в направлении Нов. Архангельского, штаб корпуса находился на северной окраине Доброводы.

Корпус по боевому приказу командарма-6 № 0077 от 31 июля 1941 года должен был оборонять рубеж северо-западная окраина Легезино, Бабаночка, (нск.) колхоз в 3 км южнее станции Бабаны с задачей не допустить прорыва противника со стороны Роги, Молодецкое.

Противник, пытаясь окружить части 6-й и 12-й армий, продолжал усиливать наступление по всему фронту. Армии продолжали выполнять директиву командующего фронтом № 0027/ОП, 6-я армия выходила из окружения совместно с 12-й армией, обеспечивала наступление 12-й армии на северо-восток и разворачивалась на новый оборонительный рубеж.

Согласно боевому приказу командарма-6 № 0078 от 1 августа 1941 года, 2-й мехкорпус вместе с группой полковника Фотченкова должен был перейти к обороне по рубежу (нск) Легезино, Танское, командный пункт иметь в 3 км севернее Свинарки.

К 1 августа положение 2-го МК ухудшилось настолько, что командующий 12-й армией в боевом донесении начальнику штаба фронта сообщает: «Противник упорно перешел атаку пехоту, танки Новосельского и 172 СД Тальянка. Войска Новосельского разбегаются, полк 172 СД окружен».

Затем последовало еще одно донесение: «Положение усугубляется, противник занял Легезино. Резервы использованы».

В этот день немецкие войска завершили окружение 6-й и 12-й армий, продолжая теснить войска 6-й армии с запада. 2-й МК отошел с занимаемых позиций и к концу дня занимал рубеж: выс. 216, (иск.) Доброводы. К этому времени корпус потерял практически всю технику — так, в 16-й танковой дивизии на 1 августа оставался один танк[41].

В ночь на 2 августа командующий 6-й армией издает боевой приказ № 0079. 6-и армии следовало, прикрывая ударную группу 12-й армии, отходить на рубеж Вишнополь, Полонистое, где перейти к обороне до получения основной директивы.

2-й МК отходил на рубеж западная окраина Вишнополя, высота 216 — с задачей не допустить прорыва противника на юг по дороге из Легезино. Группа Фотченкова исключалась из состава корпуса и передавалась в 49-й СК.

2 августа части армии выполнили поставленную задачу и вышли на рубежи, указанные и приказе № 0079 (2-й МК находился на рубеже западная окраина Вишнополь, высота 216, имея в резерве танковый полк в Оксанино). В этот день командование армии узнало об окружении армии — в оперативной сводке № 049 к 12:00 2 августа 1941 года сообщается, что все дороги в тылу перерезаны противником, 6-я и 12-я армии находятся в полном окружении.

В течение 3 августа остатки 2-го и 16-го МК, 49-го СК обороняли рубеж роща южнее Вишнополь, (иск.) Бабаны, Коржевый Кут.

4 августа противник усилил наступление на всех направлениях, еще более сжимая кольцо окружения. К 17 часам он овладел Оксанино и Терновкой. 2-й МК и 49-й СК отошли в район Теклиевки, Небелевки, Островца.

Части 6-й армии продолжали попытки вырваться из окружения. В ночь на 5 августа командарм приказом № 0084 ставит задачу войскам армии наступать на юг, захватить переправы через реку Ятрань. 2-му МК прикрывать наступление ударной группы на рубеже северо-западная опушка леса юго-западнее Нерувайка, (иск.) Небелевка фронтом на север.

Хотя в документах армии и фигурируют дивизии и полки, сам характер частей изменился, их списочный состав заметно поредел. Это во многих случаях уже не полки или батальоны, а отряды. Для отрядов характерно отсутствие тылов, бойцы всех тыловых служб становятся стрелками. И вот уже командующий 6-й армией приказывает подорвать всю материальную часть, не имеющую боеприпасов; уничтожить весь транспорт и имущество, оставив только самое необходимое для жизни и боя; немедленно сжечь все секретные дела и оперативное делопроизводство.

Несмотря на все усилия, 5 августа попытки выйти из окружения не удались. Как доносил в штаб фронта Военный совет 6-й армии:

«Попытка выйти из окружения ударом на юг скована обороной и последующим наступлением противника с юга.

Успех прорыва надежды мало.

Боеприпасов, хлеба, горючего — нет.

Подрываем орудия, уничтожаем транспорт, кольцо окружения сжимается…»

Потеряв надежду организовать выход из окружения, командующие 6-й и 12-й армиями дали подчиненным командирам право действовать самостоятельно, согласно обстановке.

В связи с этим 7 августа командир корпуса генерал-лейтенант Новосельский и комиссар корпуса бригадный комиссар Семенов собрали командиров и комиссаров частей. После совещания командир корпуса огласил свое решение: в полночь с 7 на 8 августа прорвать кольцо окружения и двинуться на соединение с советскими войсками.

Однако ночная атака не удалась. За полчаса до установленного времени противник открыл сильный артиллерийско-минометный и пулеметный огонь. Противник накрыл огнем накопившуюся на рубеже атаки пехоту. Боевые порядки соединений расстроились, они понесли большие потери. В числе прочих погиб от разрыва снаряда командир 15-й моторизованной дивизии генерал-майор Н. Н. Белов. В командование дивизией вступил начальник штаба полковник И. А. Ласкин.

Отдельным частям корпуса все же удалось вырваться из котла. Генерал Ю. В. Новосельский с группой бойцов перешел линию фронта в районе Днепропетровска. Благополучно вышли из окружения бригадный комиссар С. П. Семенов, заместитель командира генерал-майор А. Г. Поликарпов.

В селе Легезино была разгромлена 16-я танковая дивизия, погиб командир дивизии полковник Мындро, отправившись в разведку на единственном уцелевшем танке. Попал в плен и был расстрелян комиссар дивизии Руденко. Выйти смогли только тылы дивизии. К утру 10 августа они сосредоточились в лесу у села Булаховки Павлоградского района.

Неудачно закончился выход из котла и для 15-й моторизованной дивизии. Все ее командование попало в плен, в том числе командир дивизии полковник Ласкин, комиссар дивизии полковой комиссар Конобевцев, командир 14-го танкового полка полковник Фирсов и многие другие. Позже Ласкин и Конобевцев смогли бежать и выйти к своим войскам.

Из остатков 14-ro танкового полка 15-й мотодивизии были сформированы 67-й и 69-й танковые батальоны.

Похожие книги из библиотеки

Шпионские штучки, или Секреты тайной радиосвязи

В предлагаемой книге рассматриваются особенности схемотехнических решений, применяемых при создании миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств. В соответствующих главах приводится информация о принципах действия и особенностях функционирования отдельных узлов и каскадов, принципиальные схемы, а также другие сведения, необходимые при самостоятельном конструировании простых радиопередатчиков и радиомикрофонов. Отдельная глава посвящена рассмотрению практических конструкций транзисторных микропередатчиков для систем связи малого радиуса действия.

Книга предназначена для начинающих радиолюбителей, интересующихся особенностями схемотехнических решений узлов и каскадов миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств.

Химическая война

Желая возможно точнее воспроизвести подлинник настоящего труда, богатого иллюстрациями, Издательство размещает таковые соответственно тексту оригинала и приводит под рисунками и схемами полный перевод как надписей к ним, так и пояснений, сделанных в пределах иллюстраций.

Эволюция оружия. От каменной дубинки до гаубицы

В основу оригинальной классификации автора этой книги Оливера Хогга легла теория мотивированной агрессии, проявляемой человеком на протяжении всего исторического развития. Он рассматривает виды личного вооружения (мечи, копья, дубины, луки), доспехов (кольчуги, туники, шлемы), роды военных машин (катапульты, арбалеты, гаубицы), различные типы пушек, кораблей (биремы, триремы и др.), разновидности взрывчатых веществ (инициирующие, метательные, бризантные). Хогг описывает военные организации Древнего мира: египетские отряды ополченцев, «царский полк» Ассирии, флот Карфагена, греческие фаланги и легионы Рима – одна из лучших армий мира. Книга включает в себя большое количество редких иллюстраций.

Бронеколлекция 1996 № 03 (6) Советские тяжелые послевоенные танки

Доля тяжелых боевых машин в танковых войсках в течение второй мировой войны  постоянно возрастала и достигла в 1944 году 37,5%. При этом по численности лидером по-прежнему оставался Советский Союз, в котором с 1939 по 1945 год было выпущено 8258 тяжелых танков, за это же время в Германии — всего 1839!

Количественное превосходство напрямую сказалось как на организации тяжелых танковых частей, так и на тактике применения боевых машин этого класса. Если немцы не пошли дальше тяжелых танковых батальонов, то в Красной Армии, начав с танковых полков прорыва в 1942 году, спустя два года пришли к сосредоточению тяжелых танков в составе тяжелых танковых бригад. Тактика их применения была соответственной — можно по пальцам пересчитать случаи, когда немецкие «тигры» использовались в качестве ударного кулака наступающих танковых частей. Самые известные из них — Курская битва и сражение у озера Балатон в Венгрии. В основном же уделом немецких тяжелых танков на завершающем этапе войны стали действия из засад, стрельба с места. Советские же КВ, и еще в большей степени ИС-2 использовались как главная ударная сила значительно чаще.