Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

3-й механизированный корпус (в/ч 4102)

3-й механизированный корпус (в/ч 4102)

Командир — генерал-лейтенант Андрей Иванович Еременко (4.06.40–12.40),

генерал-майор танковых войск Алексей Васильевич Куркин (12.40–16.08.41).

Заместитель по строевой части — генерал-майор танковых войск Федор Тимофеевич Ремизов (20.07.40–10.08.41),

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Петр Григорьевич Руденко.

Помощник по технической части — военинженер 1 ранга Юрий Николаевич Соловьев,

полковник Матвей Васильевич Гуля (с 10 сентября 1940 года, погиб в 1941 году).

Начальник штаба — полковник Аркадий Яковлевич Косырев,

полковник Павел Алексеевич Ротмистров (с мая 1941 г.).

Начальник оперативного отдела — полковник Николай Андреевич Эрфурт.

Начальник разведывательного отдела — майор Зиновий Савич Ревенко.

Начальник отдела связи — подполковник Алексей Феоктистович Рубанский.

Начальник строевого отдела — майор Сергей Никифорович Дубов.

Начальник отдела тыла — капитан Николай Федорович Дыкин,

майор Распирко,

майор Михаил Васильевич Егоров (попал в плен летом 1941 года).

Начальник артиллерии — полковник Ефим Павлович Смаркалов.

Начальник штаба артиллерии — майор Николай Вениаминович Аркадьев.

Начальник артиллерийского снабжения — майор Яков Епифанович Музыченко.

Начальник автотранспортный службы — майор Бахши Михайлович Айропетян.

Начальник инженерной службы — полковник Александр Логинович Еремеев.

Начальник химической службы — майор Иван Ильич Астолыпин.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Константин Константинович Баборыкин.

Начальник снабжения — интендант 1 ранга Константин Сергеевич Патрушев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — бригадный комиссар Григорий Васильевич Ушаков (с 3 июня 1940 года).

Состав

2-я танковая дивизия — в/ч 4115

Командир — генерал-майор танковых войск Семен Моисеевич Кривошеин,

генерал-майор танковых войск Егор Николаевич Солянкин.

Заместитель по строевой части — подполковник Иван Данилович Черняховский (20.07.40–03.41),

комдив Иван Терентьевич Коровников.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Федор Васильевич Зайцев (3.06.40–16.07.41).

Начальник штаба — майор, затем подполковник Петр Иванович Калиниченко (20.07.40–03.41).

Начальник оперативного отделения — майор Степан Максимович Самолук.

Начальник разведывательного отделения — капитан Иван Иванович Филиппов.

Начальник отделения связи — капитан Иван Александрович Киселев.

Начальник строевого отделения — старший лейтенант Павел Арсентьевич Некрасов-Бушуев.

Начальник отделения тыла — капитан Маркус Яковлевич Шварцман.

Начальник артиллерии — полковник Иван Гаврилович Перевертайло.

Начальник автотранспортный службы — майор Михаил Викентьевич Ивановский.

Начальник химической службы — капитан Феофан Иванович Марченко.

Начальник санитарной службы — военврач 3 ранга Николай Иванович Душкевич.

Начальник снабжения — майор Иван Федорович Дубенко.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — старший батальонный комиссар Сергей Ильич Волков (3.06.40–16.07.41).

3-й танковый полк — в/ч 4333

Командир — майор Илья Иванович Рагочий.

Заместитель по строевой части — майор Лука Никитович Володченко.

Помощник по технической части — военинженер 3 ранга Алексей Васильевич Иванов.

Помощник по снабжению — капитан Антон Алексеевич Шантыков.

Начальник штаба — майор Владимир Александрович Вильде.

4-й танковый полк — в/ч 4103

Заместитель командира по строевой части — капитан Василий Петрович Приходько.

Помощник по технической части — майор Константин Константинович Борисенко.

Помощник по снабжению — интендант 3 ранга Григорий Васильевич Ховенко.

Начальник штаба — капитан Петр Порфирьевич Шарпило.

2-й мотострелковый полк — в/ч 4362

Командир — майор Павел Григорьевич Гаченков (20.07.40–28.05.41).

Заместитель по строевой части — майор Александр Васильевич Щеглов.

Помощник по снабжению — интендант 3 ранга Евгений Поликарпович Абрамов.

Начальник штаба — капитан Владимир Алексеевич Пирожников.

2-й гаубичный артиллерийский полк[42] — в/ч 4244

Командир — майор Георгий Николаевич Вейер.

Заместитель по строевой части — майор Федор Митрофанович Леонченко.

Помощник по снабжению — капитан Федор Ефимович Дорошенко.

Начальник штаба — капитан Василий Васильевич Елизаров.

2-й автотранспортный батальон — в/ч 4319

Командир — интендант 3 ранга Иван Николаевич Муравьев.

2-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 4271.

Командир — майор Петр Андреевич Власов.

2-й разведывательный батальон — в/ч 4339,

Командир — капитан Сергей Порфирьевич Третьяков.

2-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 4183,

Командир — капитан Георгий Николаевич Чичинадзе.

2-й отдельный батальон связи — в/ч 4242,

Командир — капитан Александр Данилович Колычев.

2-й медсанбат — в/ч 4261,

Командир — военврач 2 ранга Исидор Яковлевич Шавад.

2-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 4153,

Командир — военинженер 3 ранга Михаил Прокофьевич Талюпо.

2-я рота регулирования — в/ч 4216

2-й полевой хлебозавод — в/ч 4118

298-я полевая почтовая станция

389-я полевая касса Госбанка

5-я танковая дивизия — в/ч 5430

Командир — генерал-майор танковых войск Алексей Васильевич Куркин,

полковник Федор Федорович Федоров.

Заместитель по строевой части — майор Лашенчук,

полковник Павел Алексеевич Ротмистров (9.12.40–05.41.).

Заместитель по политической части — полковой, с 09.40 бригадный комиссар Петр Михайлович Соломко,

бригадный комиссар Григорий Васильевич Ушаков (23.05.41–16.07.41).

Начальник штаба — майор Василий Григорьевич Беликов.

Начальник оперативного отделения — майор Николай Иванович Личутин.

Начальник разведывательного отделения — капитан Алексей Алексеевич Трубковский.

Начальник отделения связи — майор Леонид Петрович Гилевский.

Начальник строевого отделения — техник-интендант 1 ранга Антон Иванович Лайко.

Начальник отделения тыла — майор, подполковник Анатолий Федорович Ежов (погиб 22.06.41).

Начальник артиллерии — полковник Владимир Иванович Артамонов.

Начальник автотранспортной службы — капитан Григорий Никонович Кочкин.

Начальник инженерной службы — капитан Алексей Игнатьевич Кузнецов.

Начальник химической службы — майор Павел Иванович Пекарский.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Федор Петрович Никитин,

военврач 3 ранга Сефаненко.

Начальник снабжения — майор Семен Семенович Линейщик.

Заместитель начальник отдела политпропаганды — полковой комиссар Михаил Егорович Тимофеев (3.06.40–16.07.4).

9-й танковый полк — в/ч 5502

Командир — полковник Иван Прокофьевич Верков.

Заместитель по строевой части — майор Роман Петрович Чувакин.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Поликарп Степанович Григоренко.

Помощник по технической части — военинженер 3 ранга Виктор Иванович Бессчастнов.

Помощник по снабжению — майор Виктор Михайлович Иванов.

Начальник штаба — майор Александр Степанович Евдокимов.

Начальник оперативной части — старший лейтенант Эразум Тимофеевич Новицкий.

Начальник разведывательной части — старший лейтенант Виктор Иванович Редкин.

10-й танковый полк — в/ч 5604

Командир — полковник Терентий Яковлевич Богданов.

Заместитель по строевой части — капитан Евграф Андреевич Новиков.

Заместитель по политической части — старший политрук Алексей Павлович Ильинский.

Помощник по технической части — воентехник 1 ранга Григорий Денисович Любченко.

Помощник по хозяйственной части — старший лейтенант Израиль Яковлевич Юровский.

Начальник штаба — майор Захар Васильевич Тимощук.

Начальник оперативной части — старший лейтенант Мартынов.

Начальник связи — старший лейтенант Богатырев.

5-й мотострелковый полк — в/ч 5434

Командир — полковник Сергей Исаевич Карапетян,

майор Вартан Иванович Шадунц (назначен до июня 1941 года).

Заместитель по строевой части — майор Константин Николаевич Рудницкий.

Заместитель по политической части — старший политрук Лангада,

старший батальонный комиссар Зайцев.

Помощник по снабжению — майор Николай Степанович Пачков.

Начальник штаба — капитан Павел Иванович Пальчиков.

5-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 5548

Командир — майор Василий Матвеевич Комаров.

Заместитель — майор Алексей Васильевич Крикунов.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Семен Григорьевич Бекаревич.

Помощник по снабжению — капитан Николай Иванович Тонов.

Начальник штаба — майор Николай Прокофьевич Ткачев.

5-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 5602

Командир — капитан Михаил Иванович Шилов.

5-й разведывательный батальон — в/ч 5515

Командир — капитан Федор Васильевич Коршунов,

старший лейтенант Тарахович.

5-й понтонно-мостовой батальон — в/ч 5525

Командир — капитан Алексей Алексеевич Пономаренко.

5-й отдельный батальон связи — в/ч 5662

Командир — майор Георгий Яковлевич Исаев.

5-й автотранспортный батальон — в/ч 5541

Командир — капитан Александр Иванович Булыгин.

5-й медсанбат — в/ч 5450,

Командир — военврач 2 ранга Алексей Алексеевич Кочетов.

5-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 5509

5-я рота регулирования — в/ч 5460

5-й полевой хлебозавод — в/ч 5507

60-я полевая почтовая станция

68-я полевая касса Госбанка

84-я моторизованная дивизия — в/ч 3090

Командир — генерал-майор Петр Иванович Фоменко.

Заместитель по строевой части — полковник Григорий Антонович Белоусов.

Заместитель по политической части — полковой комиссар Гавриил Степанович Должиков.

Начальник штаба — полковник Матчей Семенович Терещенко.

Начальник оперативного отделения — капитан Матвей Иосифович Горнак.

Начальник отделения связи — майор Семен Михайлович Елин.

Начальник строевого отделения — капитан Петр Федорович Сарыгин.

Начальник отделения тыла — майор Михаил Никонович Герасимов.

Начальник автобронетанковой службы — капитан Константин Андреевич Гриценко.

Начальник инженерной службы — капитан Павел Филиппович Кодыков.

Начальник химической службы — старший лейтенант Максим Яковлевич Шибаев.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Степан Иванович Пушкарев.

Начальник снабжения — майор Григорий Максимович Третьяк.

Начальник артиллерии — полковник Леонид Иванович Карабанов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Илья Федорович Захаренко (9.05.41–16.07.41).

41-й мотострелковый полк — в/ч 3336

Командир — полковник Владимир Константинович Горбачев (20.07.40–03.41).

Помощник по технической части — капитан Михаил Ильич Мамыкин.

Помощник по снабжению — капитан Терентий Леонтьевич Хижняков.

Начальник штаба — капитан Иван Ильич Улитин.

201-й мотострелковый полк — в/ч 3444

Командир — полковник Николай Болеславович Ибянский,

майор Дмитрий Павлович Лихоманов (с 5.09.40?)

Помощник по технической части — капитан Василий Иванович Марин.

Помощник по снабжению — капитан Петр Митрофанович Гончаренко.

Начальник штаба — старший лейтенант Алексей Андреевич Нестеров.

46-й танковый полк — в/ч 3455

Командир — полковник Петр Николаевич Есин.

Начальник штаба — подполковник Андрей Владимирович Зазимко.

Помощник по технической части — капитан Геннадий Александрович Сутырин.

Помощник по снабжению — капитан Павел Егорович Сидоренко.

74-й артиллерийский полк — в/ч 3347

Командир — майор Константин Георгиевич Шиукашвили.

Помощник по снабжению — капитан Василий Дмитриевич Карпов.

Начальник штаба — майор Степан Кузьмич Баранов.

116-й разведывательный батальон — в/ч 3383

Командир — капитан Игорь Николаевич Полянский.

122-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 3061

Командир — капитан Владимир Георгиевич Зимин.

349-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 3064

Командир — капитан Иван Денисович Чепиленков.

122-й легкий инженерный батальон — в/ч 3302

Командир — капитан Степан Матвеевич Волков.

71-й отдельный батальон связи — в/ч 3053

Командир — капитан Сергей Иванович Окороков.

169-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 3381

Командир — капитан Николай Игнатьевич Голопченко.

102-й медико-санитарный батальон — в/ч 3317

Командир — военврач 3 ранга Александр Михайлович Серебряков.

122-й автотранспортный батальон — в/ч 3047

27-й ремонтно-восстановительный батальон

Командир — воентехник 1 ранга Леонид Трофимович Винников.

56-я рота регулирования — в/ч 3214

55-й полевой хлебозавод — в/ч 3093

103-я полевая почтовая станция

370-я полевая касса Госбанка

1-й мотоциклетный полк — в/ч 4270

Командир — полковник Петр Михайлович Калиничев.

Помощник по технической части — капитан Владимир Николаевич Навроцкий.

Помощник по снабжению — капитан Николай Васильевич Заикин.

Начальник штаба — майор Василий Захарович Солодышев.

Начальник связи — капитан Тимофей Матвеевич Голенький.

132-й отдельный батальон связи

Командир — капитан Николай Федорович Карпов.

46-й отдельный моторизованный инженерный батальон — в/ч 4383

Командир — старший лейтенант Николай Николаевич Дымников.

103-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 1922

Командир — майор Григорьев.

15-я полевая почтовая станция

Формирование

Формирование корпуса началось в июне 1940 года в Западном Особом военном округе. С созданием Прибалтийского военного округа формирование корпуса было возложено на него. Управление корпуса с корпусными частями и 84-я моторизованная дивизия формировались в городе Вильно, 2-я танковая дивизия — в городе Янов, 5-я танковая дивизия — в городах Прены, Алитус.

Управление и корпусные части создавались на базе управления и соответствующих частей 24-го стрелкового корпуса, мотоциклетный полк — на базе 123-ro кавполка 7-й кавдивизии. 2-я танковая дивизия формировалась на базе 7-й кавалерийской дивизии. Танковые полки — из танкового батальона 21-й ттбр, танкового полка 7-й кд, танковых батальонов стрелковых дивизий.

5-я танковая дивизия формировалась на базе 2-й легкотанковой бригады. Кроме того, на укомплектование дивизии прибыли танковый батальон 21-й ттбр из Минска и танковый батальон 121-й сд. В гаубичный артиллерийский и мотострелковый полки переформированы гап и 344-й сп 84-й стрелковой дивизии.

В моторизованную была переформирована 84-я стрелковая дивизия имени Тульского пролетариата, выделив два полка на укомплектование 5-й танковой дивизии. Ее танковый полк создавался из танковых батальонов 84, 113, 143-й сд. Сама дивизия ведет свою историю с 1923 года, когда и Туле была сформирована 84-я территориальная дивизия. В 1939 году была вновь развернута на базе 41-ro (бывшего 250-го) стрелкового полка «старой» 84-й стрелковой дивизии (к этому времени кадровой). B 1939–1940 годах дивизия участвовала в советско-финской войне и в присоединении Прибалтики.

Формирование корпуса было связано с рядом трудностей. Во-первых, особенно остро ощущался недостаток казарм и жилых помещений для командного состава — в первую очередь в городе Вильно (Вильнюс). Во-вторых, формирование корпуса производилось не из подготовленных в техническом отношении и оснащенных частей (кроме 2-й лтбр), а из самых разных и разрозненных подразделений: отдельных танковых батальонов, саперных рот, кавалерийских частей и т. д.

Генерал Еременко очень грамотно поставил учебу соединений, провел сколачиванне подразделений. На декабрьском 1940 года совещании высшего командного состава, при подведении итогов прошедшего учебного года, 3-й механизированный корпус занял первое место среди подобных соединений.

В декабре 1940 года Еременко убыл в Москву, командиром корпуса стал теперь уже генерал-майор А. В. Куркин. Одновременно из корпуса убыл генерал-майор Кривошеин, командиром 2-й танковой дивизии стал генерал-майор Солянкин, а 5-й танковой дивизии — полковник Ф. Ф. Федоров, находившийся в Москве на Курсах усовершенствования командного состава. До его прибытия в дивизию, до мая 1941 года, исполняющим обязанности комдива был полковник П. А. Ротмистров.

К июню 1941 года соединения корпуса занимались напряженной боевой подготовкой, находясь на полигонах, стрельбищах, летних лагерях.

Наличие боевых машин в корпусе на 20 октября 1940 года

Т-26 БТ ХТ Тяжелые Средние Всего танков БА
Управление 10
2-я тд 56 109 12 30 26 233 87
5-я тд 4 258 30 292 87
84-я мд 60 70 130 73
Всего 120 437 12 30 56 655 257

Наличие артиллерии и стрелкового вооружения на 20 октября 1940 года

Винтовки Пулеметы ручные Пулеметы станковые Пулеметы крупнокалиберные Пулеметы зенитные Минометы Гранатометы
Управление 3106 112 1 27
2-я тд 8384 173 39 17 60
5-я тд 5904 172 63 8 73 46 77
84-я мд 7389 335 140 12 15 72 163
Всего 24783 792 243 20 105 205 240
37-мм 45-мм? 7б-мм? 122-мм 152-мм
Управление 5
2-я тд 12 232 52 8 29
5-я тд 12 331 36 12 18
84-я мд 7 206 45 16
Всего 31 774 133 20 63

? Включая танковые.

Наличие автотранспорта на 20 октября 1940 года

Легковые а/м Грузовые а/м Специальные а/м Тракторы Мотоциклы Самолеты
Управление 17 117 23 16 15 9 (3 ССС, 6 У-2)
2-я тд 22 930 154 59 19
5-я тд 23 494 282 65 46
84-я мд 24 974 141 118 11
Всего 86 2818 600 258 91 9

Наличие техники на 20 июня 1941 года

КВ-1 КВ-2 Т-34 Т-28 БТ-7 Т-26 ХТ Всего танков
Управление
2-я тд 32 19 27 116 19 12 252
5-я тд 50 30 170 18 268
84-я мд 145 4 149
Всего 32 19 50 57 431 41 12 669
БА-10 БА-20 Всего БА
Управление 5 5 10
2-я тд 63 27 90
5-я тд 56 20 76
84-я мд 42 6 48
Всего 166 58 224

Дислокация

2-я танковая дивизия — Укмерге.

5-я танковая дивизия — южный военный городок Алитуса; гап, озад, и мб — северный военный городок; мсп — Преиы.

84-я моторизованная дивизия — Вильнюс.

18 июня все части корпуса были подняты по тревоге и выведены из мест постоянной дислокации. Соединения расположились следующим образом: 2-я танковая дивизия с 18 июня находилась в районе станции Гайжюны, Рукле, 5-я танковая дивизия — в нескольких километрах южнее Алитуса, а 84-я моторизованная дивизия — в лесах района Кяйшадорис (на берегу притока реки Вилия), причем 21 июня 1941 года в дивизии вышел приказ о запрете жечь костры по ночам. Управление корпуса располагалось в Каунасе.

21 июня 1941 года в Каунас прибыл командующий ПрибОВО генерал-полковник Ф. И. Кузнецов. Он предупредил командование корпуса о возможном в скором времени нападении Германии. Было приказано под видом следования на учения выводить части корпуса из военных городков в близлежащие леса и приводить в полную боевую готовность. Однако собрать корпус на одном направлении Кузнецов не разрешил — немцы могли накрыть части на марше.

Во все дивизии были срочно направлены ответственные работники штаба и политотдела корпуса. Им предстояло оказать помощь командованию в выводе частей и соединений в районы их сосредоточения, в подготовке к обороне этих районов, оборудовании командных и наблюдательных пунктов, организации связи и половой разведки.

Управление 3-го механизированного корпуса во главе с генералом А. В. Куркиным убыло в Кейданы (Кедайняй), севернее Каунаса. Туда же перешел 1-й мотоциклетный полк корпусного подчинения.

Из штаба 11-й армии сообщили: 5-я танковая дивизия, оставаясь на самостоятельном алитусском направлении, подчинялась непосредственно командующему 11-й армией.

Принятые меры безопасности позволили избежать возможных больших потерь при первых налетах немецких люфтваффе на места постоянной дислокации войск. Например, в 10 часов 45 минут противник нанес сильный авиаудар по району прежнего расположения 2-й танковой дивизии. Бомбы легли на пустое место. Дивизия потерь не имела. Не удалось сразу немецким авиаторам обнаружить и 84-ю моторизованную дивизию: первый сильный авианалет она испытала только рано утром 23 июня.

Боевые действия 2-й танковой дивизии

В 16 часов 22 июня командиры подразделений 2-й танковой дивизии получили первый боевой приказ о сосредоточении в районе Расейняй для удара по прорвавшемуся противнику. Спустя час полки дивизии выступили в поход. С наступлением темноты подошли к Ионаве.

Здесь авангардный 4-й танковый полк встал из-за сильного потока беженцев на автомашинах и повозках. Шедший за ним 3-й танковый полк изменил маршрут следования: перейдя мост через реку Нярис, он проследовал на Ионава — Расейняй — Тильзит. Дивизия продвигалась проселочными дорогами. При движении колонн пользование радиостанциями строжайше запрещалось. Марш и сосредоточение дивизии и темное время суток, без потерь от авиации противника, хорошо организованный командованием дивизии, приводился в послевоенных учебниках в пример.

В середине дня 22 июня командование 11-й армии вывело 84-ю моторизованную дивизию из подчинения командира 3-го МК, и в дальнейшем это соединение в корпус так и не вернулось. Управление 3-ro МК, располагая к исходу дня одним лишь мотоциклетным полком, в ночь на 23 июня перешло в расположение своей единственной танковой дивизии. Тогда же штаб корпуса посетил начальник АБТ управления фронта полковник П. П. Полубояров, поставивший задачу корпусу на 23 июня — наступать в западном направлении.

Задачей наступления был удар во фланг XXXXI моторизованному армейскому корпусу Ренгардта. По мысли Полубоярова корпус должен был выйти в район Расейняя и атаковать правый фланг группировки немцев, наступающей на шауляйском направлении: «Принял решение и поставил задачу Куркину: наступать из района Россиены в западном направлении до дороги Таураге — Шауляй». Наступление следовало начать в 12 часов дня.

На Расейняй наступала 6-я танковая дивизия генерал-майора Ф.Ландграфа XXXXI моторизованного корпуса 4-й танковой группы вермахта. К утру 23 июня две боевые группы дивизии «Раус» и «Зексдорф», переправившись через Дубиссу, заняли плацдармы на восточном берегу реки.

Как это часто случалось в ходе приграничного сражения 1941 года, назначенный исходный рубеж для спланированного советской стороной контрудара был уже занят противником. Части 2-й танковой дивизии встретили 6-ю танковую дивизию корпуса Рейнгардта уже на западном берегу реки Дубисса, в нескольких километрах к северу от Расейняя. Вместо контрудара во фланг началось встречное сражение.

2-я танковая дивизия начала разворачивать в боевой порядок 2-й мотострелковый полк, который должен был прикрыть сосредоточение обоих танковых полков. С утра 23 июня завязались бои. 3-й и 4-й танковые полки подтягивали отставшую технику и приводились в порядок после длительного и тяжелого марша. Вскоре левый фланг дивизии был обойден танками противника. На опасный участок были посланы 6 танков 3-го тп[43], которые отбросили немцев, подбив у них 2 танка и обратив 7 в бегство.

В 11:30 части 2-й танковой дивизии выбили с плацдарма группу «Зексдорф», переправились через Дубиссу и развивали наступление на Расейняй.

2-я танковая дивизия начала наступление в полдень короткими ударами. Продвинувшись на 3–4 километра, действовавшие в первом эшелоне танковые полки остановились, ожидал подхода мотопехоты. Ширина наступления дивизии не превышала 10 километров, что обусловило высокую плотность танков в первой линии. Как вспоминал в «Военно-историческом журнале» один из участников тех событий, танки шли так плотно, что почти каждый выпущенный снаряд из немецких противотанковых пушек достигал своей цели.

Даже тяжелые КВ, беспрепятственно проходившие через боевые порядки немецкой пехоты, гусеницами сминая артиллерийские позиции противника, давя и тараня легкие танки чехословацкого производства, не смогли исправить положения. После подхода 2-го мотострелкового полка с танковой ротой и его закрепления на занятом рубеже, понесшие потери танковые полки были отведены в исходный район. Всего за день 2-я танковая дивизия шесть раз предпринимала атаки.

По донесению генерала Солянкина в штаб корпуса, части дивизии за день боя разгромили 100-й моторизованный полк, уничтожив при этом около 40 танков и 40 противотанковых орудий противника[44]. Потери дивизии были также большими.

24 июня в соответствии с приказом командующего фронтом дивизия вновь пыталась атаковать противника, однако вскоре бои приняли характер отражения усиливавшегося давления противника на боевые порядки 2-й танковой дивизии.

Кроме 6-й танковой дивизии немецкое командование привлекло 1-ю танковую, 36-ю моторизованную, 269-ю пехотную дивизии[45]. В 13:30 24 июня 1-я танковая дивизия получила приказ генерала Рейнгардта повернуть в район Восилькис — Гриншкис «для уничтожения бригад перед фронтом 6-й тд». Вечером 24 июня боевая группа 1-й танковой дивизии противника достигла Гриншкиса, тем самым перехватив пути снабжения 2-й советской танковой дивизии с севера. Кроме того, к этому моменту достигла Дубиссы и форсировала ее немецкая 269-я пехотная дивизия. В итоге сложилась ситуация, когда 2-я танковая дивизия оказалась охвачена со всех сторон тремя немецкими дивизиями. В поединке в соотношении 1:3 шансы на успех были призрачны.

Дивизия генерала Солянкина понесла значительные потери в танках и личном составе. К исходу дня дивизия, испытывая перебои в снабжении горючим и боеприпасами, начала пятиться назад. Командир корпуса в 19 часов 30 минут 24 июня доносил командующим 8-й армией и Северо-Западным фронтом: «На протяжении всех боевых действий нет нашей авиации. Противник все время бомбит. Прошу действия Скаудвиле прикрыть».

Двухдневные не прекращавшиеся бои стоили 3-му механизированному корпусу потери 80 % первоначальной материальной части.

Штаб корпуса потерял связь со штабом 11-й армии и не знал, что происходит на фронте. Противник овладел Каунасом и частью сил устремился к Вильнюсу, а главными силами LVI моторизованного корпуса вышел в район Ионавы, отсекая 11-ю армию от 8-й.

Командующий 11-й армией генерал-лейтенант В. И. Морозов попытался восстановить положение, бросив на Ионаву 84-ю мотострелковую дивизшо. Но в ожесточенном бою это соединение, уже значительно обескровленное в боях под Каунасом, вновь понесло тяжелые потери — и разрозненными подразделениями откатилось в расположение отступавших частей 16-го стрелкового корпуса.

Таким образом, наступая на параллельных даугавпилском шауляйском направлениях, противник обошел с флангов и окружил 2-ю танковую дивизию. Учитывая тяжелое положение вверенных ему частей, генерал-майор Солянкин отдал при-каз — вечером 25 июня прорываться из окружения.

26 июия группа немецких танков внезапно атаковала с тыла штаб дивизии и управление 3-го мехкорпуса, располагавшего лишь одним мотоциклетным полком. В завязавшемся жестоком бою погибли многие бойцы и командиры, в том числе и командир дивизии генерал-майор танковых войск Е. Н. Солянкин.

Бой продолжался до заката солнца. В сумерках все, кто остался в живых, отошли в глубину леса, а затем в расположение частей 2-й танковой дивизии — имевшей не более десятка боевых машин, да и то с пустыми баками. Значительная часть боевых машин была потеряна в бою под Скаудвиле или выведена из строя самими танкистами после того, как они израсходовали горючее и расстреляли все снаряды.

Командир корпуса генерал Куркин приказал привести в полную негодность танки, оставшиеся без горючего, предварительно сняв с них пулеметы, распределить по подразделениям стрелковое вооружение, патроны и гранаты, принять меры по перевозке тяжелораненых и больных.

Около двух месяцев продвигалась группа через леса Белоруссии и северной Брянщины на восток, обходя ночами города, деревни и села, занятые крупными гарнизонами противника, уничтожая немецкие тыловые подразделения, колонны автомашин с боеприпасами и различным снаряжением. Танкисты вышли к линии фронта и военной форме, имея при себе личное оружие и документы.

После выходы из окружения из танкистов группы генерала Куркина были сформированы и направлены на заводы за новой техникой танковые экипажи. Они вошли в 8-ю танковую бригаду, командиром которой стал бывший начальник штаба корпуса П. А. Ротмистров.

5-я танковая дивизия

Перед войной дивизия дислоцировалась в самом Алитусе, но 19 июня ее командование получило шифротелеграмму от Военного совета округа о подготовке личного состава и матчасти к выступлению. Части, поднятые по тревоге, покинули места дислокации и укрылись в лесных массивах; в военных городках[46] остались лишь некоторые хозяйственные службы и неисправная техника[47]. 5-й артиллерийский полк еще весной убыл в лагерь под Оранами.

Наступавшие на алитусском направлении 7-я и 20-я танковые дивизии XXXIX армейского моторизованного корпуса вермахта[48] утром 22 июня смели части 128-й стрелковой дивизии генерал-майора А. С. Зотова, находящейся на границе, и устремились к Алитусу, где находилось два моста через Немая. Еще на один мост (южнее Алитуса в Меркине) Нацелилась 12-я танковая дивизия генерал-майора Харпе. Все три моста охранялись 7-й ротой 84-го полка 9-й дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений, общая численность гарнизонов составляла 63 человека, что было явно недостаточно, и навстречу немецким дивизиям выступила 5-я танковая дивизия.

Дивизия была выведена из подчинения командира 3-го механизированного корпуса фактически еще до начала войны, 21 июня 1941 года, устным распоряжением командующего округом. Приказным документальным порядком это зафиксировалось лишь в приказе командующего в 9 часов 30 минут 22 июня. 5-я танковая передавалась в непосредственное подчинение командующего 11-й армией. На нее фактически возлагалась задача обеспечения стыка между Северо-Западным и Западным фронтами, так как 128-я стрелковая дивизия была разбита[49], а других боеспособных частей и этом районе не было. В 11:37 Алитус начала бомбить немецкая авиация, дивизия потерь практически не понесла — кроме понтонно-мостового батальона, который по нераспорядительности своего командира потерял почти всю специальную технику.

Для обороны предмостных позиций 5-я танковая дивизия успела выдвинуть на западный берег лишь незначительные силы. Подразделения 10-го танкового полка в 3 км западнее города первыми встретили и разгромили разведывательный отряд противника. В районе мостов через Неман занимал оборону 5-й зенитный артиллерийский дивизион. Он вел огонь по немецким самолетам, участвовавшим в налете на город, однако вскоре вынужден был развернуться на прямую наводку — танки противника подходили к городу по двум шоссе (из Симнаса и Сейрияя).

К мостам, по которым отходили разрозненные подраэделения 128-й стрелковой дивизии и других частей, полковник Федоров успел направить только один мотострелковый батальон, усиленный артиллерией 5-ro мотострелкового полка. Немцы, встретив упорное сопротивление (5-й зенитно-артиллерийский дивизион заявил о 14-ти подбитых танках, артиллеристы 5-го мсп — о 16-ти), замедлили движение, была вызвана авиация, открыла огонь артиллерия, поставленные на прямую наводку советские орудия вскоре оказались уничтожены, танки, имевшиеся на западном берегу, — сожжены. Немцы в целости захватили оба моста через Неман, на правобережье образовалось два плацдарма. Взрыв мостов, назначенный советским командованием на 14:00, произвести так и не успели, а одна из взрывных команд целиком попала в плен.

Прорвавшиеся части противника были сразу же атакованы подразделениями дивизии — 9-й полк получил задачу задержать противника у северного моста, 10-й полк — у южного. У мостов и в самом городе разгорелись ожесточенные бои. Северный плацдарм атаковал 2-й танковый батальон 9-го полка под командованием старшего лейтенант Вержбицкого, его поддерживал 1-й танковый батальон на Т-28.

Около южного моста в землю было вкопано несколько наших танков, однако они не смогли сдержать противника, и немецкие танки прорвались на правый берег. Здесь их атаковали подразделения 10-го танкового полка, возглавляемые капитаном Новиковым. Советские танкисты понесли значительные потери, но и у немцев было выведено из строя до 30 танков.

Огневую поддержку танкистам обеспечивал 5-й гаубичный артиллерийский полк, однако к полуночи он отошел на рубеж Даугай, Олькенишки.

Бои в Алитусе продолжались весь день и прекратились лишь с подходом немецкой мотопехоты и артиллерии. Потери дивизии за день оказались огромны — до 90 танков, из них 73 машины потерял 9-й танковый полк (27 — Т-34, 16 — Т-28, 30 — БТ-7). Значительный процент потерь техники пришелся на действие авиации противника. Потери немецкой стороны автору неизвестны, однако можно предположить, что они также были существенными[50].

С наступлением темноты остатки защитников западной части города переправились на восточный берег.

До 7 часов утра 23 июня вел бой 5-й мотострелковый полк. В этот день он двумя батальонами участвовал в ликвидации десанта, захватившего алитусский аэродром. Однако частный успех полка (противник был уничтожен) не мог повлиять на общее положение дивизии, которая отошла из города. Сам мотострелковый полк, оторвавшись от преследовавших его танков, отступил на юго-восток в направлении Даугай. Судя по имеющейся информации, полку соединиться с основными силами дивизии так и не удалось, однако он не погиб. Остатки полка пробились в Белоруссию и по немецким тылам севернее Минска отходили в направлении Борисова и Лепеля. Впоследствии полк вышел к своим войскам.

В ночь на 23 июня в 2:00 — 2:30 противник высадил в тылу дивизии тактический парашютный десант численностью до 660 человек. Десантникам удалось захватить аэродром Ораны[51], а также охранявшие его 7 бронемашин и 4 противотанковых орудия, принадлежавшие 184-й стрелковой дивизии 29-го литовского корпуса. Ввиду ненадежности литовцев из этой дивизии, советское командование. начало принимать меры по немедленному отводу соединения в глубокий тыл. Ликвидацию немецкого десанта возложили на 10-й танковый полк, который, оставив два танка в Алитусе, ускоренным маршем двинулся на юго-восток. Уже к 7 часам утра 23 июня десант был частью уничтожен, частью рассеян, однако в итоге почти половина танковых сил соединения оказалась в стороне от развернувшегося в тот день сражения.

23 июня советское командование, не имея никакой информации о положении на алитусско-вильнюсском направлении (в оперсводке СЗФ от 22:00 22 июня 1941 года указывалось, что 5-я танковая дивизия к исходу первого дня войны готовила оборону переправ в Алитусе), приказало дивизии очистить район Кейданяя, после чего быть готовой короткими ударами очищать от противника правый берег Немана в районе Каунаса. В это время основные силы 5-й танковой дивизии оказались зажатыми с двух сторон наступающими немецкими клиньями. С юга это соединение обошла 7-я танковая дивизия, с фронта действовала 20-я танковая дивизия[52].

23 июня продолжилось одно из первых танковых сражений Великой Отечественной войны. В крайне невыгодных условиях боя советская дивизия потеряла по разным оценкам от 70 до 90 танков. В 7–8 часов утра наступил перелом: 5-я танковая дивизия под давлением превосходящих сил противника, с почти истраченными боеприпасами и топливом начала отступать на Вильнюс. Командующий 3-й танковой группой генерал Гот впоследствии заявил об 11 потерянных танках, из них 4 Pz.lV.

Остановимся на этом моменте подробнее. Сказанное ниже можно распространить не только на 5-ю танковую дивизию, и не только на 22–23 июня. Гот несколько лукавит, не говоря о том, что 11 танков — это лишь безвозвратные потери. Понятно, что в условиях отхода в первые месяцы войны советские потери практически всегда становились безвозвратными, лишь незначительное количество неисправных боевых машин удавалось эвакуировать в тыл — на рембазы и на заводы. А немецкая ремонтная служба имела возможность восстанавливать значительный процент подбитой техники — она-то оставалась и собственном немецком тылу[53]. И не зря другой немецкий танкист вспоминает, как из четырех подбитых танков три на следующий день вступали снова в бой. Безусловно, немецкие ремонтники не зря ели свой хлеб, но нельзя же по этой причине не верить нашим танкистам, пехотинцам, артиллеристам, бившим немецкие танки в первые дни войны, незаслуженно отрицая их мастерство, дисциплину, героизм и другие качества, которые некоторые «исследователи» считают возможным распространять только на «солдат 1943–1945 годов».

По действиям дивизии 23 июня сохранились крайне скудные сведения. После оставления Алитуса ее части медленно откатывались на восток, стараясь задержать продвижение немцев на промежуточных рубежах.

После отхода с рубежа Даугай, Олькенишки 5-й артиллерийский полк одним своим дивизионом отступил в район Лодзеянцы и оказался в расположении 184-й стрелковой дивизии полковника М. В. Виноградова. После первого же контакта с мотомеханизированной частью противника дивизия, составленная в основном из литовцев, разбежалась, так что немцев некоторое время сдерживал только огонь 5-го гап. В 6 часов полк получил задачу выйти в район леса у станции Понары. На марше колонна полка была обстреляна литовцами все из той же 184-й дивизии, но огнем одной из батарей нападение было отбито.

5-я танковая дивизия отходила на Вильнюс. А в самом городе в это время из боеспособных частей имелись только 84-й полк НКВД, две-три батареи 12-й бригады ПВО[54], подразделения 84-й моторизованной дивизии. 23 июня сюда вернулось из летних лагерей пехотное училище. Однако в этот же день началось оставление города советскими войсками. В направлении Молодечно ушел 84-й полк НКВД. Подразделения 84-й моторизованной дивизии, занимавшие оборону на окраине города, самостоятельно снялись и ушли к Двинску, где впоследствии действовали как отряд полковника Г. А. Белоусова (так называемая «сводная дивизия»). Снялся с позиций и ушел к Браславу (а затем и к Двинску) 349-й зенитный дивизион.

При отходе к Вильнюсу обескровленной 5-й дивизии, измотанной сутками почти непрерывного боя, вероятно, удалось ненадолго оторваться от противника. Фактически соединение в значительной мере утратило боеспособность, целостность его также была нарушена. Еще и ночь на 23 июня некоторые части дивизии разновременно отходили от Алитуса, часто в разных направлениях, теряя связь со штабом и ядром главных сил, которое составлял 9-й танковый полк. Есть данные о том, что штаб дивизии (возможно, со спецподразделениями) продвигался на Ошмяны, а оперативная группа штаба с комдивом находилась вместе с 9-м полком.

Отойдя к предместьям Вильнюса, подразделения дивизии заняли оборону на южной и западной окраинах города. На прямую наводку была поставлена вся артиллерия (часть 5-го гап и зенитная артиллерия — последняя, вероятно, из 12-й бригады ПВО, так как 5-й оэад погиб в Алитусе). Огонь советской артиллерии оказался достаточно эффективным, однако немцы, не обращая внимания на потери, стремились во что бы то ни стало захватить столицу Литовской ССР. Уже упоминаемый немецкий танкист Орлов писал: «7-й танковый раэведбатальон стремительным ударом захватил неповрежденный важный мост в 10 км западнее Вильнюса, тем самым дав возможность 25-му танковому полку обойти город с юга, ударить в северном направлении и к наступлению ночи окружить город…» Внесли свою лепту и практически непрекращающиеся авиационные бомбардировки позиций 5-й танковой дивизии (около 12 налетов, в некоторых участвовало до 70 машин).

5-я танковая дивизия оставила город и отходила основной группой на Ошмяны, однако некоторые подразделения и отдельные бойцы выходили в самых различных направлениях.

Так, согласно донесению АБТУ СЗФ № 1 от 2 июля 1941 года 26 июня бойцы дивизии стали появляться в районе Полоцка, 30 июня — в районе Пскова. А несколько артиллеристов смогли довезти одну из уцелевших гаубиц на тракторе СТЗ-5 почти до Минска, где и передали ее по акту начальнику артиллерии стрелковой дивизии 13-й армии.

В середине дня 24 июня полковник Ф. Ф. Федоров прибыл на командный пункт 13-й армии, развернутый в Молодечно. Как вспоминает бывший начальник оперативного отдела армии С. П. Иванов свою встречу с комдивом-5 в тот день, Федоров сильно переживал за неудачные действия своего соединения. «Это непоправимая беда, — сокрушался танкист, — и мне придется расплачиваться за нее головой». Из рапорта командира танковой дивизии командарму 13-й армии следовало, что к 12 часам 30 минутам 24 июня остатки 5-й дивизии удерживали восточную и южную окраины Вильнюса, имея большие потери по предыдущем боям: убитыми и ранеными — до 70 %, танков — до 150 штук, орудий — 15 штук, колесных машин — до 50 %. Комдив получил приказ немедленно возвращаться в боевые порядки дивизии и прочно удерживать занимаемые позиции.

Несмотря на приказ, остатки дивизии откатывались с такой скоростью, что уже к исходу 24 июня отряд в составе 15 танков, 20 бронемашин и 9 орудий, во главе с комдивом Ф. Ф. Федоровым, оказался и окрестностях Молодечно.

Этот отряд 5-й танковой дивизии стал первым соединением 13-й армии, которое до 24 июня ничего, кроме управления, не имела. В тот же день командарм-13 генерал Филатов приказал свести все боевые машины 5-й тд в боевую группу под командованием полковника И. П. Веркова и совместно с курсантским батальоном Вильнюсского пехотного училища и 84-м полком НКВД нанести удар по танковой колонне противника, продвигающегося на Молодечно от Ошмян.

Атака состоялась утром 25 июня. Полковник Федоров в 3:30 приказал командиру 9-го танкового полка взять Ошмяны, после чего двигаться на Вильнюс. Успешно атаковал противника отряд капитана Новикова. Было подбито не менее пяти немецких танков и десяток автомашин. Другой отряд едва избежал окружения и был вынужден отойти. Как доносил его командир полковник Верков «…Вышел из окружения с двумя танками и тремя бронемашинами, остальное погибло от ПТО пр-ка. Отхожу на Молодечно… Пр-к занял Сморгонь до батальона пехоты с артиллерией и ПТО в 14:00. 25 июня 1941 года, 16:05».

В оперативной сводке № 7 штаба Западного фронта от 25 июня 1941 года остатки 5-й танковой дивизии (3 танка, 12 бронемашин и 40 автомашин) указаны находящимися в 5 километрах юго-восточнее Молодечно.

В официальной истории 13-й армии 5-я танковая дивизия в составе этого объединения числится с 25 июня по 18 июля 1941 года, хотя последние упоминания об этом соединении относятся именно к 25 июня.

После боев в районе Ошмяны — Сморгонь части 5-й танковой дивизии отходили еще дальше на восток. К исходу 25 июня они сосредоточились в районе Радошкевичей. Устроив на дороге завалы с целью замедлить продвижеиие противника, дивизия продолжила отступление по дороге Минск — Москва.

26 июня остатки 5-й танковой дивизии, вновь предоставленные сами себе, подошли к Ново-Борисову, 5-й гап в составе 5 орудий занял позиции на западной окраине города. По решению Военного совета Западного фронта остатки частей дивизии начали сосредотачиваться в районе Ельни. К 29 июня вывод в тыл был закончен. На 4 июля дивизия насчитывала 2552 человека личного состава, 361 колесную машину, 2 танка БТ-7 и 4 бронеавтомобиля. В Ельне было сформировано 105 экипажей, которые отправились на заводы для получения новой матчасти. 6 июля был получен приказ о сосредоточении в районе Калуги, где следовало приступить к формированию новой танковой дивизии в составе 14-го механизированного корпуса, выведенного на переформирование после боев в составе 4-й армии. К 8 июля дивизия сосредоточилась в лесу юго-западнее Калуги. На 11 июля насчитывала 2250 человек, в этот же день было завершено формирование еще 117 экипажей, а 18 июля полковник Федоров получил приказ о расформировании дивизии, основная масса бойцов и младших командиров к тому времени была уже передана и другие части.

Действия 84-й моторизованной дивизии

84-я моторизованная дивизия к середине 22 июня была выведена из подчинения командира 3-го мехкорпуса. Вечером того же дня дивизия, выполняя приказ командующего 11-й армией, выступила походом из района лесов у Кайшадориса в сторону Каунаса. Двигались на автомашинах по проселочным дорогам вокруг Каунаса с очень низкой скоростью. К исходу дня дивизия развернулась по реке Невяжис от Лабуново до впадения реки в Неман, прикрыв Каунас с северо-востока. Рубеж начали готовить в инженерном отношении.

Часть сил 201-го мотострелкового полка и 1-й батальон 41-го мотострелкового полка к 22 июня несли гарнизонную службу в Вильнюсе. Начальник гарнизона города полковник Истомин (командир 9-й дивизии НКВД) позволил этим частям убыть к своей дивизии только после прибытия в Вильнюс пехотного училища во второй половине дня.

23 июня командир дивизии выслал разведку на танках к западу от занимаемого рубежа. Было выяснено, что со стороны Юрбурга через Арегалу на Ионаву движутся колонны танков и автомашин противника. Из этого следовало, что дивизия, не имевшая соседей, уже обойдена справа.

К вечеру 23 июня дивизия покинула рубеж обороны и колоннами направиилась на Ионаву. На марше 41-й мотострелковый полк подвергся обстрелу артиллерией и понес потери.

Под Ионавой дивизия была развернута в боевой порядок.

24 или 25 июня в 6 часов 30 минут утра 41-й мотострелковый полк, после крайне слабой артиллерийской подготовки, без поддержки танков, перешел в наступление на Ионаву. Стрелковые цепи едва поднявшись попали под губительный артиллерийский огонь противника. Полк понес потери. Командир полка Ивановский растерялся и трижды пытался поднять людей в атаку, вместо того чтобы отвести часть обратно и организовать наступление заново. Отдельные подразделения полка обратились в бегство. Ивановский лично их останавливал.

Днем прибыл начальник штаба дивизии полковник Терещенко и приказал прекратить атаку. Он сообщил, что противник обошел дивизию справа и полку грозит окружение. Полк ~ начал отход к реке Вилия. На переправе через реку скопились сотни автомашин и десятки орудий. Большая часть из них была здесь же и брошена.

26 нюня в помощь 33-й стрелковой дивизии штурмовавшей Ионаву, был придан 46-й танковый полк 84-й моторизованной дивизии. Первую атаку полка возглавил лично командир полка полковник Есин. Ему первому удалось прорваться на своем танке к мосту через реку Вилия. Однако танки попали под сильный противотанковый огонь противника и вынуждены были отойти в исходное положение. Вторая атака полка возглавлялась начальником штаба — подполковником Зазимко.

Понеся в районе Ионавы тяжелые потери, остатки дивизии отошли в расположение 16-го стрелкового корпуса 11-й армии и уже вместе с ним выходили из окружения в полоцком направлении.

Части двух полков дивизии[55], находившиеся в Вильнюсе 22–23 июня, под командованием заместителя командира дивизии полковника Г. А. Белоусова отошли к Даугавпилсу, где попали в состав группы войск генерала С. Д. Акимова.

16 июля 1941 года 84-я моторизованная дивизия была преобразована в стрелковую. Войну закончила как 84-я стрелковая Харьковская Краснознаменная дивизия.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.313. Запросов К БД/Cache: 0 / 0