Глав: 9 | Статей: 54
Оглавление
Книга посвящена истории автобронетанковых войск Красной Армии. Особое внимание автор уделяет действиям механизированный корпусов РККА и период трагических событий лета 1941 г., когда происходило танковое сражение в районе Дубно, «Лепельский контрудар» 5-го и 7-го мехкорпусов. В предлагаемой книге впервые подробно описывается боевой путь каждого механизированного корпуса, проведена обширная информация по оргструктуре, комсоставу, формированию механизированных частей, наличию техники и вооружения.

Книга снабжена приложениями и будет интересна как специалистом, так и любителям военной истории.

empty-line

3

5-й механизированный корпус (в/ч 4664)

5-й механизированный корпус (в/ч 4664)

Командир — генерал-лейтенант танковых войск Макар Фомич Терехин,

генерал-майор танковых войск Илья Прокофьевич Алексеенко,

генерал-майор Евгений Петрович Журавлев.

Заместитель по строевой части — генерал-майор танковых войск Михаил Иванович Павелкин,

генерал-майор Евгений Петрович Журавлев.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Анисим Федорович Киселев.

Начальник штаба — генерал-майор Евгений Петрович Журавлев,

полковник Василий Васильевич Бутков.

Начальник оперативного отдела — полковник Рагуля.

Начальник строевого отдела — батальонный комиссар Шептунов.

Начальник инженерной службы — подполковник Зверев.

Начальник санитарной службы — Василий Сергеевич Васильев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — бригадный комиссар Иван Андреевич Матвеев (с 3 июня 1940 года)

Состав

13-я танковая дивизия — в/ч 5051

Командир — генерал-майор танковых войск Арсений Васильевич Борзиков,

полковник Федор Устинович Грачев (с 11.03.41, погиб в середине июля 1941 года).

Заместитель по строевой части — полковник Кузьма Михайлович Сильвестров (8.07.40–03.41).

Заместитель по политической части — полковой комиссар Сергей Иванович Богданов (3.06.40–21.07.41),

бригадный комиссар Александр Трофимович Ерисов (21.07.41–10.08.41).

Начальник штаба — майор, подполковник Михаил Николаевич Хромченко.

Начальник оперативного отделения — майор Василий Кузьмич Каплин.

Начальник разведывательного отделения — капитан Григорий Михайлович Валандин.

Начальник отделения связи — капитан Г1етр Кириллович Брусничкин.

Начальник строевой части — старший лейтенант Иван Сергеевич Захаров.

Начальник отделения тыла — капитан Михаил Трофимович Волошин.

Начальник инженерной службы — майор Леонид Васильевич Желнов.

Начальник химической службы — майор Николай Кириллович Столяров.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Илья Илларионович Рындин.

Начальник артиллерийского снабжения — воентехник 1 ранга Николай Федорович Финогенов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Георгий Карпович Пурин (до мая 1941 года),

батальонный комиссар Григорий Иванович Клецов (9.05.41–10.08.41).

25-й танковый полк — в/ч 5116

Командир — майор Александр Николаевич Муравьев.

Заместитель по строевой части — майор Семен Филиппович Сысунович.

Помощник по снабжению — капитан Николай Петрович Дудченко.

Начальник штаба — майор Михаил Никитович Евтушенко.

Начальник оперативной части — капитан Василий Иванович Коняшкин.

Начальник разведывательной части — старший лейтенант Сергей Гаврилович Медведев.

Начальник штаба — майор Евтушенко.

26-й танковый полк — в/ч 5279

Командир — майор Николай Иванович Прокопец.

Заместитель по строевой части — майор Григорий Степанович Климачев.

Помощник по снабжению — интендант 1 ранга Дмитрий Тарасович Соловей.

Начальник штаба — капитан Яков Наумович Лозин.

13-й мотострелковый полк — в/ч 5031

Заместитель по строевой части — майор Владимир Петрович Поспелов.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Иван Петрович Перевалов.

13-й гаубичный артиллерийский волк — в/ч 5148

Командир — майор Марковский.

13-й разведывательный Батальон — в/ч 5147

Командир — капитан Николай Михайлович Фадеев,

Иван Никифорович Бойко (с 14 июля 1941 года).

13-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 5209

13-й понтонный батальон — в/ч 5038

13-й отдельный батальон связи — в/ч 5256

13-й медсанбат — в/ч 5054

13-й автотранспортный батальон — в/ч 5151

13-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 5171

13-я рота регулирования — в/ч 5164

13-я полевая хлебопекарня — в/ч 1902

288-я полевая почтовая станция

295-я полевая касса Госбанка

17-я танковая дивизия — в/ч 6061

Командир — генерал-майор танковых войск Илья Прокофьевич Алексеенко,

полковник Иван Петрович Корчагин (1.03.41–28.08.41).

Заместитель по политической части — полковой комиссар Алексей Алексеевич Шибаев,

старший батальонный комиссар Михаил Иванович Алексеев (9.12.40–28.08.41).

Помощник по технической части — военинженер 1 ранга Михаил Васильевич Викторов.

Начальник штаба — полковник Василий Васильевич Бутков,

полковник Зиновий Васильевич Золотов.

Начальник оперативного отделения — майор Леонид Иванович Хлыстов.

Начальник строевой части — интендант 3 ранга Петр Иванович Мухортов.

Начальник отделения связи — майор Алексей Васильевич Беспалов.

Начальник инженерной службы — майор Михаил Антонович Данков.

Начальник химической службы — капитан Иван Сергеевич Куличенко.

Начальник санитарной службы — военврач 2 ранга Василий Афанасьевич Рыдлевский.

Начальник артиллерийского снабжения — воентехник 1 ранга Александр Матвеевич Метельков.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Николай Александрович Тимофеев (3.06.40–28.08.41).

33-й танковый полк — в/ч 5878

Командир — майор Ксенофонт Михайлович Малахов.

Заместитель по строевой части — майор Семен Васильевич Кузнецов.

Помощник по технической части — военинженер 2 ранга Арчил Михайлович Ситаташвили.

Помощник по снабжению — капитан Алексей Александрович Александров.

Начальник штаба — майор Борис Романович Еремеев.

Начальник оперативной части — капитан Тимофей Федорович Кандауров.

34-й танковый полк — в/ч 6083

Командир — майор Евгений Антонович Юревич,

подполковник к Дмитрий Трофимович Ляпин.

Заместитель по строевой части — майор Михаил Иванович Демченко.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Анатолий Васильевич Соколов.

Помощник по снабжению — интендант 3 ранга Иван Петрович Санников.

Начальник штаба — майор Степан Антонович Вершкович.

Начальник оперативной части — капитан Дмитрий Николаевич Щербань.

17-й мотострелковый полк — в/ч 5874

Командир — майор Дмитрий Федорович Михайловский.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Михайлов.

Начальник штаба — капитан Суров.

17-й гаубичный артиллерийский полк — в/ч 5992

17-й разведывательный батальон — в/ч 5923

Командир — капитан Михаил Семенович Соловьев.

17-й автотранспортный батальон — в/ч 6087

17-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 5997

Командир — майор Семен Александрович Кабаков.

17-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 6068

17-й понтонный батальон — в/ч 6075

17-й отдельный батальон связи — в/ч 5825

17-й медсанбат — в/ч 5855

17-я рота регулирования — в/ч 5941

17-й полевой хлебозавод — в/ч 1903

761-я палевая почтовая станция

293-я полевая касса Госбанка

109-я моторизованная дивизия — в/ч 5888

Командир — полковник Николай Павлович Краснорецкий (до 27 июня 1941 года),

полковник Николай Иванович Сидоренко.

Заместитель по строевой части — полковник Николай Иванович Сидоренко.

Заместитель по политической части — бригадный комиссар Лебедев,

полковой комиссар Давид Александрович Солодухо (с 3 июня 1940 года),

старший батальонный комиссар Алексей Леонтьевич Шейко (27.05.41–19.07.41).

Начальник штаба — майор Мернов (на Западном фронте),

майор Т. И. Сорокин (на Юго-Западном фронте).

Начальник разведывательного отделения — капитан Панов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — батальонный комиссар Василий Евдокимович Марковин (6.06.41–19.07.41).

381-й мотострелковый полк — в/ч 6912

Командир — подполковник Александр Ильич Подопригора.

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Борис Ефимович Ройз.

Начальник штаба — капитан П. Н. Иванов.

602–й мотострелковый полк — в/ч 7009

Командир — майор Николай Павлович Массонов.

Заместитель по политической части — старший политрук В. Туманов.

16-й танковый полк — в/ч 6937

Командир — майор Михаил Гордеевич Сахно,

майор К. С. Степанов (на Юго-Западном фронте).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Василий Евдокимович Марковин (до 06.41).

Начальник штаба — майор Алексеев.

404-й артиллерийский полк — в/ч 6862

Командир — майор Василий Михайлович Андреев (погиб 09.41 г.).

Заместитель по политической части — батальонный комиссар Александр Георгиевич Колпаков.

Начальник штаба — капитан Василий Константинович Валяев.

256-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион — в/ч 7073

234-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион — в/ч 6946

173-й разведывательный батальон — в/ч 6926

Командир — майор Юлборисов (погиб 27 июня 1941 года),

капитан Н. А. Пестерев.

Начальник штаба — капитан Н. А. Пестерев.

229-й легко-инженерный батальон — в/ч 6866

279-й отдельный батальон связи — в/ч 7047

54-й артиллерийский парковый дивизион — в/ч 6893

281-й медико-санитарный батальон

234-й автотранспортный батальон

194-й ремонтно-восстановительный батальон — в/ч 6881

31-я рота регулирования — в/ч 6896

193-й полевой хлебозавод — в/ч 6973

483-я полевая почтовая станция

167-я полевая касса Госбанка

8-й мотоциклетный полк — в/ч 4675

Командир — майор Петр Алексеевич Белик.

Начальник штаба — капитан Архипов.

255-й отдельный батальон связи — в/ч 4795

55-й отдельный моторизованный инженерный батальон — в/ч 4856

105-я корпусная авиационная эскадрилья — в/ч 1924

484-я полевая касса Госбанка

Формирование

Формирование 5-го механизированного корпуса началось 1 июля 1940 года. Управление корпуса с корпусными частями и 17-я танковая дивизия формировались на разъезде № 77, 13-я танковая дивизия — на разъезде № 76.

Управление корпуса и корпусные части формировались на базе управления и соответствующих частей 51-го стрелкового корпуса (134-го отдельного батальона связи и 251-го отдельного стрелкового батальона).

13-я танковая дивизия формировалась на базе 15-й легкотанковой бригады, с добавлением 193-го огнеметного танкового батальона 33-й химической бригады.

17-я танковая дивизия была создана на базе 37-й легкотанковой бригады. Кроме того, на укомплектование дивизии были обращены 199-й огнеметный и 526-й автотранспортный батальоны.

Мотострелковые и гаубичные артиллерийские полки обоих дивизий создавались вновь на базе многих подразделений. Так, на укомплектование 17-го мотополка прибыл личный состав и имущество из 34-го дорожно-эксплуатационного полка, 60-го сп, 532-го атб, 833-го зсп, 129-го мсп, 28-й авиабазы, 29-го аб, 38-го сп, 602-го мсп, 404-го ап.

Основным танком корпуса был БТ-7. В 13-й танковой дивизии к началу войны их было 238, в 17-й — 255.

В состав корпуса была включена 109-я моторизованная дивизия, ранее входившая в состав 12-го стрелкового корпуса, с прежним местом дислокации — Харанор. К этому времени в дивизии было 12 421 человек, 50 орудий, 48 минометов, 266 танков, 152 трактора, 302 автомашины.

109-я стрелковая дивизия сформировалась с 15 апреля 1939 года в городе Татарск (СибВО) на базе 79-го стрелкового полка 73-й стрелковой дивизии. В июне 1939 года дивизия передислоцирована в Харанор, где, согласно директиве НКО, 7 декабря 1939 года переформирована в моторизованную. 16-й танковый полк сформирован с 29 января по 18 февраля 1940 года в Хараноре на базе танковых батальонов 93-й, 94-й, 109-й и 152-й стрелковых дивизий. Реорганизация была закончена 17 мая 1940 года. К этому времени на доукомплектование 16-го тп полка прибыли подразделения танкового полка расформированной 65-й моторизованной дивизии.

Наличие боевых машин в корпусе на 1 ноября 1940 года

БТ Т-26 Прочие Всего танков БА
13-я тд 232 148 4 384 30
15-я тд 230 38 3 271 33
109-я мд 246 19 265 30

Наличие артиллерии и стрелкового вооружения на 1 ноября 1940 года

Пулеметы станковые Пулеметы зенитные 76-мм 122-мм 152-мм
13-я тд 36 12 8 12
15-я тд 43 13 8 12
109-я мд 164 16 12

Наличие автотранспорта на 1 ноября 1940 года

Легковые а/м Грузовые а/м Специальные а/м Тракторы Мотоциклы
13-я тд 37 994 323 34 75
15-я тд 36 1107 384 29 130
109-я мд 42 754 241 160 69

Наличие техники к 6 июля 1941 года

Бронетехника

КВ Т-34 БТ Т-26 ХТ Т-37/38 Всего БА
Всего в 5-м МК 7 10 595 242 61 59 974 213
Управление 7 7 12
13-я тд 7 10 238 112 26 48 441 97
17-я тд 237 130 35 11 413 74
109-я мд 113 113 11
8-й мцп 19

Автотранспорт

Мотоциклы Автомобили Тракторы
Всего в 5-м МК 366 2892 177
Управление 33 96 10
13-я тд 60 1034 80
17-я тд 123 1429 72
109-я мд 285 9
8-й мцп 150 48 6

Артиллерия

Дивизионные орудия 76 — 152 мм Полковые и ПT орудия 37–76 мм Зенитные орудия 37–76 мм Минометы Зенитные пулеметы
Всего в 5-м МК 76 1027? 11 16 12
Управление 12
13-я тд 20 380 4 3
17-я тд 28 381 3 3
109-я мд 28 235 4 16 6
8-й мцп 19

? Включая танковые орудия и орудия БA.

Боевые действия

По предвоенным планам предполагалось использовать 16-ю армию, в состав которой входил 5-й МК, на западном театре боевых действий. Весной 1941 года командование РККА приступило к реализации этих планов. 26 апреля Генштаб отдал предварительное распоряжение Военному совету Забайкальского военного округа быть готовым к отправке на Запад 5-го механизированного и 32-го стрелкового корпусов 16-й армии. Вместе с 5-м мехкорпусом отправлялась и отдельная 57-я танковая дивизия. Распоряжение Генерального штаба о начале выдвижения к западной границе 16-й армии поступило 25 мая 1941 года. Первым в армии отправлялся 5-й мехкорпус.

25 мая 1941 года штабом корпуса был получен приказ о погрузке его частей и соединений в железнодорожные эшелоны и их отправке в западном направлении в составе 16-й армии. В тот же день, с наступлением темноты, началась погрузка частей в эшелоны. С 4 по 14 июня были отправлены все 43 эшелона 13-й танковой дивизии.

Среди личного состава был распространен слух, что войска «едут на войну с Турцией». Конечная станция движения не сообщалось. Среди высшего командного состава ходили сведения о якобы имевшихся планах сосредоточения корпуса в Закавказском военном округе, а затем, по ходу движения эшелонов на запад, — в Орловском военном округе. Так или иначе, эшелоны корпуса с 21 июня начали прибывать в Киевский Особый военный округ.

При переброске были соблюдены все правила маскировки: танки были обшиты деревянными щитами, часовые замаскированы, экипажи ехали в закрытых теплушках. Эшелоны следовали мимо крупных станций и останавливались только на глухих перегонах и малозначительных станциях. После 14 июня скорость движения поездов значительно увеличилась. Интересны и маршруты, которыми двигались эшелоны корпуса. Кроме Транссибирской железнодорожной магистрали, использовался маршрут Туркестано-Сибирской магистрали.

Так, один из танковых батальонов 17-й танковой дивизии встретил 22 июня на станции Арысь близ Ташкента.

Согласно директиве Наркома Обороны СССР и начальника Генерального штаба РККА командующему войсками КОВО № 504206 от 12 июня 1941 года для разгрузки прибывающих соединений 5-го мехкорпуса назначались: для управления, 13-й танковой, 109-й моторизованной дивизий — станция Бердичев; 17-й танковой дивизии — станция Изяславль. Там предполагалось и дислоцировать соединения.

К исходу 26 июня 1941 года корпус сосредотачивался в районах: 109-я моторизованная дивизия — Оструг, 17-я танковая дивизия — Изяславль, 57-я танковая дивизия — Шепетовка.

В этот день поступил новый приказ, перенацеливавший 16-ю армию с Юго-Западного на Западный фронт, в район Орша — Смоленск.

Из состава 17-й танковой дивизии успели разгрузиться на Украине 12 эшелонов из 40. 13-я танковая дивизия разгрузила 5 эшелонов (1 стрелковый батальон, 2 саперные роты, разведывательный батальон, батарея зенитного дивизиона, батальон связи, управление дивизии).

Боевые действия 109-й моторизованной дивизии на Юго-Западном фронте

Впервые эшелоны со штабом дивизии, подразделениями 381-го моторизованного полка, частью подразделений 602-го мотополка и некоторыми спецподразделениями 18 июня 1941 года выгрузились на станции Бердичев и разместились в 10 км от нее в Скруглевских лагерях. Дивизия по приказу командарма-16 генерала Лукина начала 120-километровый марш к станции Шепетовка, где должна была погрузиться в железнодорожные эшелоны и отправиться в Белоруссию.

К этому времени сложная ситуация сложилась в районе Острога. 11-я танковая дивизия немцев, прорвавшись в районе Дубно, передовыми отрядами подходила к Острогу.

Генерал-лейтенант М. Ф. Лукин, не имея связи со штабом фронта, сам на свой страх и риск приказал снять с погрузки 109-ю моторизованную дивизию и направить ее к Острогу.

Перед тем как направить к Острогу 381-й моторизованный полк, командир дивизии решил провести разведку с целью выяснения обстановки в городе. В срочном порядке, погруженный на автомобили, к Острогу направляется 173-й разведывательный батальон майора Юлборисова. Во второй половине дня 26 июня батальон прибыл в район села Вильбовное, расположенного на правом берегу реки Горынь. Ночью он должен был занять оборону на северо-западной окраине Острога. Выйдя в указанный район, он приступил к организации обороны, находясь в готовности удерживать участок до подхода основных сил 381-го полка. Части 11-й танковой дивизии противника, вошедшие в город, атаковали позиции раэведбатальона.

Из Шепетовки под Острог 381-й мотострелковый полк, совершив 45-км марш, прибыл в ночь на 27 июня. Командир полка подполковник Подопригора разместил 1-й и 2-й батальоны, предназначенные для атаки Острога, к северу от моста через Горынь по левому ее берегу. 3-й, резервный, батальон сосредоточился в 1 км восточнее села Курганы. К югу от моста по левому берегу Горыни расположился 2-й батальон 602-го мотострелкового полка (остальные подразделения полка убыли под Оршу). Танковый батальон 16-го танкового полка (36 танков, из них 12 огнеметных), оставшихся неотправленными в Белоруссию, во главе с майором Степановым выдвинулись к селу Бродивскому с последующей задачей действовать со 173-м разведбатальоном. Штаб дивизии развернулся на восточной опушке Курганинского леса.

К рассвету 27 июня 1941 года батальоны вышли на правый берег реки Вилия и заняли исходное положение для наступления: 2-й батальон 602-го полка — южнее моста через Вилию; 1-й батальон 381-го полка — севернее моста; 2-й батальон — правее. 3-му батальону 381-го мотополка, оставшемуся на месте, предписывалось находиться в готовности действовать в направлениях Розваж, Хорив, Бродивское.

Утром полковник Краснорецкий отдал приказ о переходе в наступление. Оно началось без артиллерийской подготовки, так как 404-й артиллерийский полк дивизии был еще в пути. Первыми форсировали Вилию разведчики капитана С. Луговцева. За ним начали переправляться мотострелковые батальоны. Единственный мост через Вилию не обеспечивал переправу батальонов, и подполковник Подопригора отдал приказ форсировать реку вплавь.

Раньше всех преодолел вражеское сопротивление 2-й мотострелковый батальон 602-го полка. Комбат Морозов, умело маневрируя, вывел батальон на южную окраину города, откуда начал теснить противника к центру и вскоре завязал бой у костела.

Сложнее складывалась обстановка у 1-го и 2-го батальонов 381-го мотополка. Когда они ворвались в Острог, по ним был открыт пулеметный огонь с чердаков, с колоколен. Помогали немцам и местные националисты. Результативные действия полковой батареи старшего лейтенанта Щеголева, подавившей основные пулеметные точки, позволили 1-му и 2-му батальонам начать продвижение к центру города и по его северо-восточной окраине.

В трудном положении оказался разведывательный батальон. Его позиции противник атаковал беспрерывно. Погиб командир батальона майор Юлборисов, попытавшийся на бронеавтомобиле прорваться к штадиву. На помощь разведывательному батальону был направлен 3-й моторизованный батальон, находившийся в резерве.

С переходом батальонов в наступление на наблюдательный пункт 381-го моторизованного полка, оборудованном на колокольне в селе Вильбовное, прибыл командир дивизии полковник Краснорецкий. Подполковник Подопригора отправился в наступающие батальоны. В 10 утра противник обстрелял из артиллерии село Впльбовное, один из снарядов разорвался рядом с колокольней. Осколком был тяжело ранен полковник Краснорецкий, в командование дивизией вступил его заместитель полковник Сидоренко.

В центре города продвижение подразделений замедлилось. Батальон капитана Морозова вел бой со свежими подкреплениями противника, вышедшими на южную окраину города со стороны Межиричей. 1-й батальон Хайрутдинова и полковая школа вели бой у Польского кладбища, а 2-й батальон Иванова — у Татарского кладбища на северо-западной окраине, имея задачу соединиться со 173-м разведбатом, полуокруженном противником. Продвигавшийся на помощь орб 3-й батальон капитана Хайрутдинова встретил упорное сопротивление противника на северной окраине Острога и залег.

Во второй половине дня 27 июня противник ввел в бой основные силы 11-й танковой дивизии. Одновременно усилился артиллерийский обстрел и авиационные бомбардировки города. Подразделения 109-й дивизии, не выдержав натиска, начали отходить к реке Вилия.

Полковник Сидоренко подчинил себе часть разведывательного батальона 13-й танковой дивизии (капитан Чуранов) в составе танковой роты (17 БТ), бронероты (15 бронеавтомобилей), автороты, мотоциклетного взвода и бросил на помощь 381-му моторизованному полку. Однако он не смог повлиять на исход боя.

381-й полк отступал. Не имея возможность переправиться через Вилию по единственному мосту, многие бойцы бросались вплавь, тонули. Во время переправы погибли начальник полковой школы капитан Гренов, его замполит Кошкин, комбат Хайрутдинов.

К ночи все, кто сумел переправиться через Вилию, сосредоточились в лесу восточнее Вильбовного. Подразделения стали приводить себя в порядок. Нe сумевшие выйти из боя 173-й разведывательный батальон и 2-й батальон 381-го моторизованного полка остались в окружении в городе Острог.

Вечером в район Вильбовного прибыли инженерный батальон и 404-й артиллерийский полк. Согласно приказу комдива-109 полк разместился на огневых позициях: 1-й дивизион — на берегу Горыни у села Вильбовное; 2-й дивизион — на опушке Курганинского леса южнее Могилян; 3-й дивизион — в лесу восточнее Вильбовного.

Инженерный батальон, пребывший без технических средств для наведения переправ (два эшелона батальона выгрузились на станции Орша к 29 июня), был отправлен командиром дивизии в район Могилян с задачей оборонять железнодорожный мост и не допустить прорыва Противника в тыл дивизии.

В течение ночи с 27 на 28 июня по приказу полковника Сидоренко части и подразделения дивизии произвели пеpегруппировку сил для нового наступления. В связи с возможным прорывом противника на Могиляны и выхода его в тыл дивизии 2-й батальон 602-го полка был переброшен к железнодорожному мосту через Горынь в 4 км северо-восточнее Могилян. 1-й и 3-й батальоны выдвинулись к Вилии в готовности наступать на Острог.

Немцы дали возможность полку переправиться через Вилию и подойти вплотную к окраинам города, после чего открыли артиллерийский и пулеметный огонь, применили танки. Наступление 381-го полка приостановилось. Чтобы обеспечить его продвижение в бой вступил 404-й артполк. Артиллеристам удалось подавить многие батареи и пулеметные точки противника, что помогло 381-му полку ворваться в город и начать продвижение к центру.

Немцы вводили в бой все новые подкрепления. Сильное сопротивление заставляло батальоны 109-й залечь или отходить, однако до самого вечера полк вел бой за Острог с переменным успехом. Лишь с наступлением темноты 381-й мотополк отошел за Вилию.

С утра 28 июня и весь день продолжали бой батальоны, окруженные в Остроге (орб и 2-й мсб).

Взвесив обстановку, сложившуюся к исходу дня, комдив решил нанести удар севернее Острога. Для прикрытия города с востока был оставлен небольшой заслон с одной батареей артполка. Остальные подразделения, совершив марш через село Вильбовное, разъезд Бадиевский, село Могиляны и переправившись через Горынь, заняли исходное положение на северной окраине села Бродивское.

С 29 по 2 июля подразделения 109-й моторизованной дивизии вели тяжелые оборонительные бои за села Розваж, Хорив и Бродивское. 381-й полк, поддерживаемый огнем 404-го артполка, несколько раз переходил и контратаки и дважды достигал северной окраины Острога, но с потерями вынужден был отходить на исходные рубежи и вести оборонительные бои.

Положение дивизии становилось критическим. поддерживаемые огнем 404-го артиллерийского полка и бронепоезда, остатки 381-го моторизованного полка и другие подразделения дивизии вышли из полуокружения. В это время застрелился подполковник Подопригора.

Так и не смогли пробиться окруженные в Остроге батальоны, они были почти полностью уничтожены немцами. Удалось выйти только отдельным бойцам.

Чтобы не оказаться зажатыми в клещи в районе Бродивского, полковник Сидоренко приказал 1 июля отходить с боями на Бродивское, а затем переправиться южнее Могилян через Горынь, используя поддержку огня артполка и бронепоезда. Во время отхода подразделений в селе Розваж украинской националистской был застрелен командир 2-ro мсб 602-го мотополка капитан Морозов.

Переправившись через Горынь, дивизия к вечеру сосредоточилась в Курганском лесу с целью занять оборону у Банковского разъезда. Противник, заведя переправы через Горынь, утром 2 июля начал наступление. Но 381-й мсп, в командование которым вступил начальник штаба капитан Иванов, отбил атаки, подбив при этом 17 танков противника.

Воспользовавшись отходом немцев, 109-я мотодивизия начала отходить к разъезду Бадиевский и далее в направлении на Славуту. В этот же день дивизии пришлось выдержать еще один бой с противником, прорвавшимся к станции Кривин.

К утру 3 июля 1941 года дивизия заняла оборону на западной окраине города Славута. Здесь она вошла в группу полковника Бланка. Не успели еще подразделения окопаться, противник начал наступление на город. Не выдержав натиска, измотанная в боях, дивизия начала отход на Шепетовку.

Бои за Шепетовку начались во второй половине дня 3 июля. Южную окраину Шепетовки обороняла 109-я, северо-западную — 213-я моторизованные дивизии из группы генерал-лейтенанта Лукина. Танкам противника удалось смять 3-й батальон 381-ro мсп и выйти в тыл полка. Завязались уличные бои, продолжавшиеся и весь день 4 июля.

Последняя попытка вывести из боя на Юго-Западном фронте части 109-й и 57-й дивизий и направить их к главным силам 16-й армии была предпринята в приказе Ставки ГК № 00183 от 4 июля 1941 года. Командованию фронта предлагалось сосредоточить оставшиеся части 5-го мехкорпуса в районе Житомира и отправить в Смоленск «не позднее 15:00 8 июля».

В это время на помощь частям, оборонявшимся в Шепетовку, утром 5 июля подошли части 7-ro стрелкового корпуса (генерал-майор К. Л. Добросердов). 109-я дивизия начала отход на Полонное.

Приказом штаба 6-й армии от 5 июля 1941 года 109-я моторизованная дивизия с выходом частей 37-го стрелкового корпуса на рубеж Вербовцы должна была отходить с левого фланга 7-го корпуса в армейский резерв в район Барбаровка, Улашиновка. Срок сосредоточения устанавливался к 8 июля 1941 года.

С небольшими остатками сил 109-й моторизованной дивизии удалось продержаться у Полонного до 12 июля. В составе группы полковника Бланка (228-я и 206-я сд, 109-я мд) дивизия занимала оборону в Новоград-Волынском УРе.

12 июля 1941 года по приказу командующего Юго-Западным фронтом дивизия выводилась из боя, направлялась на переформирование в район города Золотоноша.

Дивизия совершила 350-километровый марш, неоднократно подвергаясь палатам немецкой авиации и вступая в бои с противником, быстро продвигавшимся в киевском направлении. Такие столкновения произошли возле Бсрдичева, уже занятого противником, в районе Белой Церковь и Канева.

Вышел из состава дивизии 404-й артиллерийский полк. Он из Шепетовки отходил на Житомир, принял участие в кратковременной обороне города 8 и 9 июля, затем насколько дней находился на обороне Киева. Полк был переименован в 866-й артполк и переброшен под Канев. Под Каневом дивизия переправлялась через Днепр на подручных средствах под бомбежками противника.

28 июля подразделения дивизии стали сосредотачиваться и лесах вокруг Золотоноши и размещаться и населенных пунктах: Ольхи, Коробовка, Домантово, Кадина Гора, Лепляво, Прохоровка и др. По директиве Генерального штаба от 16 июля 1941 года № 769/орг 109-я моторизованная дивизия переформирована в 304-ю стрелковую дивизию в составе 807-го, 809-го и 812-го стрелковых, 866-го артиллерийского полков и других частей и подразделений. 16 августа в район Золотоноши вышел 866-й ап.

В Белоруссии

Получив 26 июня распоряжение на переброску 16-й армии на Западный фронт уже разгрузившиеся части 5-го механизированного корпуса начали грузиться вновь. Так, 8-й мотоциклетный полк в составе 30 танков и бронемашин из Шепетовки был переброшен в Оршу. Успел разгрузиться и 13-й разведывательный батальон, отдельными подразделениями даже поучаствовавший в боях за Оструг, а также некоторые другие части. Те эшелоны 5-ro мехкорпуса, которые еще не успели прибыть на Украину, поворачивались в дороге и двигались в сторону Орши.

В конце июня части 5-го мехкорпуса начали сосредотачиваться в Белоруссии. К 29 июня выгрузились на станции Орша: из 17-й танковой дивизии — 5 эшелонов (рб, 1-й тб 33-го тп, озад), 13-й танковой дивизии — 4 эшелона (артполк), 109-й моторизованной дивизии — 2 эшелона (инженерный батальон).

Подготовка мощного контрудара на западном направлении совпала с назначением командующим Западным фронтом Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. А. И. Еременко пишет об этом так: «Идея контрудара, подсказанная Ставкой, шла вразрез с теми мероприятиями, которые намечались до вступления Тимошенко в командование фронтом».

Анализ известных источников позволяет судить, что к наступлению на центральном участке советско-германского фронта первоначально привлекался один 7-й механизированный корпус, который к концу июня сосредоточился в районе Лиозно. 5-й механизированный корпус и этот момент находился в железнодорожных эшелонах.

Еще 3 июля начальник штаба Западного фронта генерал-лейтенант Маландин подтвердил только что прибывшему штабу 5-го механизированного корпуса оперативную подчиненность управлению 16-й армии в Смоленске. Штабу корпуса предлагалось разместиться в Красном и закончить сосредоточение своих частей в лесах района Красное, Дубровно, Гусино к исходу 4 июля 1941 года. При этом внимание командования соединения обращалось на пропойское и могилевское направления, но отнюдь не на лепельское.

Директивой Западного фронта вечером 4 июля 1941 года 5-й механизированный корпус был передал из состава 16-й армии в 20-го. Тогда же 5-й механизированный корпус получил приказ совершить марш в исходный район для наступления (Девино, станция Стайки, Ореховск). Готовность корпуса в этом районе определялась к 6 часам утра 5 июля. Однако задержка сосредоточения частей 5-го корпуса перенесла общую готовность армейского наступления на сутки позже. В соответствии с оперативной сводкой штаба Западного фронта к 20.00 5 июля 1941 года:

«5-й механизированный корпус (17-я и 13-я танковые и 109-я моторизованная дивизии) сосредоточен в районе Селекта, Селище, Ореховск.

17-я танковая дивизия без одного батальона вышла в район лес северо-восточнее Селекта.

13-я танковая дивизия без 25-го танкового полка и двух мотострелковых батальонов — в районе Селище, Высокое.

109-я моторизованная дивизия в составе двух танковых и полутора мотострелковых батальонов вышла в лес у перекрестка дорог южнее Орша».

Из 13-й танковой дивизии к началу боевых действий так и не прибыли разведывательный батальон и батальон связи[63]. На Юго-Западном фронте из состава 109-и моторизованной дивизии остались 381-й моторизованный полк, 2-й батальон 602-го моторизованного полка, батальон и некоторые подразделения 16-го танкового полка, 404-й артиллерийский полк, 256-й истребительно-противотанковый дивизион и 173-й разведывательный батальон. К началу контрнаступления также не прибыли ряд тыловых подразделений корпусного и дивизионного подчинения.

Ввиду неприбытия к началу контрудара тыловых и ремонтных частей задачи по ремонту поврежденной боевой техники соединения возлагались на армейский СПАМ, размещавшийся в городе Орша.

Командование фронта усилило соединение двумя корпусными артиллерийскими полками из состава 69-ro стрелкового корпуса 20-й армии, которые находились в районе Орши за боевыми порядками пехоты.

Прибытие подразделений 5-го механизированного корпуса в район станций Орша, Красное, Гусино проходило до 8 июля 1941 года. После выгрузки из эшелонов эти части сразу направлялись в бой.

Командарм 20-й армии отдал боевое распоряжение на удар двух мехкорпусов в направлении Лепель, Кубличи в 0 часов 30 минут 6 июля 1941 года. Наступление 5-го корпуса обеспечивала 23-я смешанная авиационная дивизия — которая, впрочем, имела слишком малое количество боевой матчасти для выполнения этой задачи. Справа действовал 7-й механизированный корпус, слева, на борисовском направлении — 1-я моторизованная дивизия, усиленная 115-м танковым полком. Однако локтевой связи с указанными соединениями 5-й мехкорпус не имел. Разрывы между их смежными флангами достигали до 20 километров.

Получилось, что 5-й механизированный корпус был привлечен к армейскому контрудару всего лишь менее чем за двое суток до его начала, в условиях, когда многие его части находились в железнодорожных эшелонах, а основные силы сосредоточены в 70 километрах от исходного района наступления. поэтому командованию корпуса не было предоставлено времени на приведение частей и порядок, на организацию материально-технического снабжения и на организацию элементарной разведки маршрутов движения и района расположения передовых частей противника, а также взаимодействия с соседями.

Приказ по корпусу на наступление был отдан в 7 часов 15 минут 6 июля 1941 года. Боевой порядок корпуса определялся в один эшелон: 13-я и 17-я танковые дивизии, причем главные усилия сосредотачивались на левом фланге. В резерве командира корпуса имелся отряд из 3-ro танкового батальона 16-го танкового полка и 1-го мотострелкового батальона 602-го полка из состава 109-й моторизованной дивизии. Приказом определялась задача дня — разбить противостоящего противника и овладеть Лепелем.

Корпус начал движение в 9 часов 50 минут 6 июля 1941 года по предписаниям маршрутам. Сильные дожди, прошедшие накануне и во время марша, сделали грунтовые дороги после прохождения по ним первых же танков совершенно непроходимыми. Темпы продвижения основных механизированных сил сразу оказались крайне низкими. Как вспоминал бывший начальник штаба корпуса В. В. Бутков, средняя скорость движения колонн не превышала 4 километров в час. К 15 часам того же дня в результате огромных усилии танковые дивизии вышли на линию Сенно, Красное Село. Боевое соприкосновение с противником отсутствовало.

То, на что не хватило времени перед началом наступления, штабу корпуса пришлось делать в процессе движения войск: проводить разведку, определять районы расположения противника, конкретизировать задачи войскам. Однако с самого начала движения войск связь стала то и дело нарушаться. Радиосвязь применялась неумело, а привычные для армии делегаты связи, передвигавшиеся в танковых войсках на механических средствах застревали в пробках. вязли в размокших от дождя грунтовых дорогах. Это приводило к тому, что штабы соединений своевременно не знали местоположения своих частей и подразделений и не могли оперативно управлять войсками.

Развернувшись в боевой порядок, 5-й механизированный корпус 6 июля нанес удар «кулаком по воздуху», преждевременно обнаружив противнику направление действий и примерный состав своих сил. Главные силы противника находились все еще далеко от исходного пункта наступления советского мехкорпуса. Немецкое командование получило время на принятие необходимых решений и организацию контрмер.

С подходом к рубежу Масюки, Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей XXXVII армейского моторизованного корпуса генерала артиллерии И. Лемельзена (Joachim Lemelsen).

Стремительной атакой танковые части соединений сбили противника с занимаемых рубежей и к 20 часам, продвинувшись в глубину его обороны на 14–16 км, вышли на рубеж: 17-я танковая дивизия — Серкуты, Будно; 13-я танковая дивизия — Замошье, Обольцы, отряд 109-й дивизии — 7 км западнее Вязьмичи.

В итоге наибольший успех имела 17-я танковая дивизия. На главном же направлении темп наступления был значительно ниже. Это обусловливалось тем, что немцы к подходу наших войск успели частично подготовить Обольцы к обороне и пытались удержать их в своих руках.

В сложившейся обстановке ввод в бой второго эшелона корпуса (109-й мд) на направлении действий 17-й танковой дивизии мог бы привести к более динамичному развитию успеха. Однако ввиду отставания частей второго эшелона от первого эшелона танковой дивизии на 12 км, низкой скорости их продвижения (4 км/ч) из-за плохих дорог и почти непрерывного воздействия вражеского авиации, эта идея командованием корпуса не была осуществлена.

К исходу 6 июля танки израсходовали почти весь запас горючего (в баках оставалось около 25 % заправки). Проанализировав создавшееся положение, командир 5-го механизированного корпуса принял решение приостановить дальнейшее наступление, в течение ночи на 7 июля дозаправлять боевые машины, уточнить задачи соединениям и с рассветом возобновить наступление. Поскольку колесные машины, обеспечивающие подвоз горючего, к утру 7 июля к частям не прибыли, командиры танковых дивизий возобновили наступление силами передовых отрядов, обеспечив их машины горючим, слитым с баков других боевых машин. Уничтожая отдельные очаги сопротивления противника, они в течение дня продвинулись до рубежа Уздорники, Антополье где встретили организованную оборону. Боем передовых отрядов было установлено, что в полосе наступления корпуса действуют части 12-й танковой дивизии[64] XXXXVII моторизованного корпуса, а из показаний захваченных пленных стало известно, что соединения XXXIX моторизованного корпуса врага развивают наступление в направлении Бешенковичи, Витебск.

К исходу 7 июля основные силы 17-й танковой дивизии 34-м и 33-м танковыми полками вели бои на рубеже Буй, Малая Белица. 17-й мотополк (второй эшелон дивизии) выдвигался вслед за 34-м таковым полком. 13-я танковая дивизия, используя успех соседа справа, развивала успех на своем правом фланге 26-м танковым полком и вышла на рубеж 6 км западнее Малая Белица, Осановка. Ее 25-й танковый полк и 13-й моторизованный полк, свернутые в колонны, двигались во втором эшелоне.

Одновременно, стремясь улучшить управление войсками, командование корпуса переменило свой КП ближе к боевым порядкам войск, разместив его в лесу северо-западнее Рясно. Задача по обороне КП была возложена на 8-й мотоциклетный полк. К ночи разведчики корпуса уточняли состав и положение противника перед фронтом наступления соединения. Противник силами до трех пехотных полков при поддержке артиллерии закрепился на рубеже Уздорники, Антополье, создал очаговую оборону глубиной до двух километров.

Успешные действия противника в районе Сенно против 7-го мехкорпуса сильно обеспокоили командование 5-го механизированного корпуса. Группировка противника создала серьезную угрозу правому флангу корпуса, что потребовало выделения на это направление дополнительных сил. Тем не менее, оценка соотношения сил и средств на направлении действий 5-го механизированного, корпуса, проведенная штабом соединения и доложенная утром его командиру, обусловили его решение на возобновление наступления с утра 8 июля. Предполагался прорыв его поспешно занятой обороны, последующий разгром вражеских частей в Оссовуке, Цотове, Вятках и овладение Лепелем к исходу дня.

Соответственно были уточнены задачи дивизиям и частям. 17-я танковая дивизия должна была нанести удар 33-м танковым и 17-м моторизованным полками и направлении Вятны, а 34-м танковым полком — прикрывать правый фланг корпуса. 13-й танковой дивизии следовало наступать на Антополье, Лукомль. Отряд 109-й моторизованной дивизии получил приказ действовать за левым флангом 13-й танковой дивизии и обеспечить бой корпуса с юга.

Утром 8 июля соединения корпуса возобновили наступление. 17-я танковая дивизия, несмотря на сильное воздействие вражеской авиации, прорвала оборону противника и в течение дня успешно продвигалась вперед. К 8 часам ее 34-й танковый полк вел бой на рубеже Спечки, Будняки, прикрывая открытый фланг корпуса с севера. 33-й танковый и 17-й моторизованный полки, тесно взаимодействуя, сражались на рубеже станция Гразина, Толпино. 13-я танковая дивизия в своей полосе провела пять атак, но успеха так и не достигла. Во второй половине дня она неоднократно подвергалась ударам вражеской авиации и была вынуждена отказаться от дальнейших атак.

В 20 часов 8 июля 17-я танковая дивизия генерал-майора фон Арнима (Hans-Jurgen von Arnim) при поддержке авиации нанесла мощный контрудар с направления Сенно по правому флангу 17-й танковой дивизии 5-го механизированного корпуса. Главный удар пришелся по 34-му танковому полку, вспомогательный — по правому флангу 35-го танкового полка. В течение трех часов в районе Дубняки, станция Гразина, (иск.) Малая Белица шел ожесточенный танковый бой. Понеся большие потери в танках, противник отказался от продолжения наступления на Малую Белицу и перенес удар восточнее на направление Речица, Рясно. пытаясь обойти корпус с северо-востока, он создал реальную угрозу КП корпуса, стремясь выйти в тыл его главным силам.

Командование и штаб корпуса приняли все меры к организации обороны на правом фланге 17-й танковой дивизии. На рубеж железной дороги севернее Речицы был выслал корпусной резерв. Общими усилиями частей дивизии и резерва удар противника был отражен. Однако в 20 часов противник вновь предпринял попытку разгромить части 17-й танковой дивизии 5-го МК. Ведя тяжелые бои с превосходящими силами противника, танковые полки дивизии отошли на Малую Белицу, понеся при этом большие потери. В то же время 17-й моторизованный полк, перейдя в наступление в направлении Староселье, окружил и уничтожил севернее Толпино более одного пехотного батальона врага.

Развивая наступление вдоль железной дороги, противник к исходу дня в районе Будно и Рясно отрезал от главных сил корпуса их тыловые эшелоны с боеприпасами и горючим. В этих условиях корпусной резерв был вынужден оставить занимаемый рубеж и отойти в Малую Белицу.

Вечером этого же дня противник высадил тактический воздушный десант южнее станции Гразина и во взаимодействии с частями 12-й танковой дивизии в районе Цотово полностью окружил 17-й моторизованный полк с артиллерийским дивизионом и таковым батальоном. 13-я танковая дивизия под ударами частей 12-й танковой дивизии противника отошла в район Рыжанки, совхоз Видаки, Осановка и заняла там круговую оборону.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу полного окружения.

Неудачные действия механизированных корпусов 6 и 7 июля, понесенные ими большие потери, особенно в танках, побудили командующего 20-й армией издать приказ, в котором были вскрыты основные причины неудач танковых соединений и указывались конкретные меры по их искоренению.

К середине дня 8 июля завершился первый этап боевых действий под Лепелем.

В ночь на 9 июля командующий армией приказал командирам корпусов с утра возобновить наступление и к исходу дня выполнять ранее поставленную задачу. Однако массированные налеты авиации противника задержали выход соединений в исходное положение для наступления. Действиями авиации противника было сорвано наступление частей 13-й танковой дивизии на направлении Толпино, Жуки. Во второй половине дня дивизия приводила себя в порядок и одновременно отражала разрозненные атаки танковых и мотопехотных подразделений врага, пытавшихся овладеть занимаемым ею районом с запада и юго-запада.

Однако основное внимание командира корпуса было сосредоточено на обеспечении выхода из окружения 17-го моторизованного полка. В течение дня моторизованный полк дважды безуспешно пытался своими силами прорвать кольцо окружения. попытки оказать ему помощь путем нанесения встречных ударов силами танковых полков 17-й танковой дивизии также оказались безрезультатными.

К 17 часам 20 минутам 9 июля отряд 109-й моторизованной дивизии отошел к Ридомлю, где приводил себя в порядок.

В ночь на 10 июля в связи с захватом противником Витебска командующий армией принял решение отказаться от дальнейшего развития контрудара, вывести механизированные корпуса из боя и к исходу дня сосредоточить их в районах, занимаемых ими перед началом боевых действий, с целью усиления обороны стрелковых корпусов первого эшелона армии.

В 5-м механизированном корпусе намеченный удар во фланг наступающему в оршанском направлении противнику силами танковых полков 13-й танковой дивизии (к 10 июля в ней оставалось 77 БТ-7 и 32 Т-26) и усиленного мотострелкового батальона отряда 109-й моторизованной дивизии был также сорван в результате четырехчасового налета вражеской авиации.

Таким образом, к середине дня 10 июля соединения контрударной группировки армии окончательно отказались от возобновления наступления. Во второй половине дня соединения корпусов начали отход в указанные им районы сосредоточения.

В более сложных условиях осуществляли отход соединения и части 5-го механизированного корпуса. Особую опасность для корпуса представляли части 18-й танковой дивизии противника, стремящиеся обойти его с юга через Толочин. В сложившейся обстановке командир корпуса принял решение осуществить отход по двум маршрутам через разрыв, образовавшийся между передовыми частями наших войск, заиимающих основной оборонительный рубеж армии и основной группировкой войск противника на оршанском направлении. Задача по обеспечению беспрепятственного отхода возлагалась на специально выделенные отряды из состава 109-й моторизованной дивизии (в каждом танковый и мотострелковый батальоны), которые своими активными действиями должны были сковать преследующие части противника. Используя ночное время и лесные массивы, соединения и части корпуса в течение ночи и первой половины дня 11 июля вышли из боя, оторвались от противника и сосредоточились в районе Орехи, Хлусово, Осиповка.

Так бесславно закончился лепельский контрудар. В ходе удара 5-й механизированный корпус потерял значительный количество техники и личного состава. Потери за 8 — 10 июля составили:

• в 13-й тд — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина;

• в 17-й тд — 44 танка, 8 тракторов, 20 машин;

• в 109-й мд — 40 танков, 1 машина;

• в корпусных частях — 11 бронемашин.

К 19 июля танковый полк 109-й моторизованной дивизии потерял уже 113 танков из 116 имевшихся в нем на 2 июля. Однако только 12 из них относились к боевым потерям, остальные вышли из строя по техническим причинам, либо были брошены без горючего. Это было связано с крайне неудовлетворительным состоянием материальной части полка. Боевые машины имели крайне низкий запас хода — 20–25 моточасов, отсутствовали запасные части к технике.

История 5-го механизированного корпуса после 10 июля по имеющимся источникам прослеживается слабо. Документы также не сильно помогают в восстановлении боевого пути корпуса. Так большая часть их была уничтожена при выходе корпуса из окружения (кроме боевых приказов).

Известно, что в ночь на 12 июля противник форсировал Днепр и захватил Богушевское, пытаясь наступать в восточном и юго-восточном направлениях. Главнокомандующий войсками Западного направления отдал приказ о восстановлении положения. Согласно приказу 20-я армия должна была силами 5-го мехкорпуса, 153-й и 229-й стрелковых, 57-й танковой, 23-й авиационной дивизий активными действиями уничтожить прорвавшегося на восточный берег Днепра противника, закрепиться на рубеже Богушевское, река Днепр. Удар должен был заноситься в направлении Островно во взаимодействии с частями 19-й армии, наступавшей на Витебск.

13 июля два отряда 13-й танковой дивизии атаковали противника в направлении Дерюги, Голынки. Основные силы дивизии оборонялись в районе Софиевки.

Танковые полки 17-й танковой дивизии до 15 июля 1941 года участвовали в непосредственной обороне города Орша. Причем в первую линию обороны были выведены и «безлошадные» танкисты, которые использовались как обычная пехота. 17-я танковая дивизия в этот период взаимодействовала с 73-й стрелковой дивизией 20-й армии. В известной степени такая увязка цементировала стойкость обороны советских войск на этом направлении. Во всяком случае, когда танковое соединение по приказу командования убыло на другое направление, стрелковая дивизия не смогла удержать позиции по реке Оршице и отошла на восток.

14 июля Главком Западного направления ставит задачу 20-й армии (в том числе 5-му мехкорпусу и восьми стрелковым дивизиям) — ликвидировать к исходу 16 июля прорыв на фронте Орша, Шклов.

15 июля 1941 года корпус в полном составе совершил передислокацию с оршанского направления в район Гусино, где, перейдя мост через Днепр, развернулся в боевой порядок в районе села Красный. Действуя совместно с 1-й мотострелковой дивизией и 57-й танковой дивизией, в течение 15 и 16 июля участвовал в контрударе 20-й армии в районе Красный. Необходимо отметить, что ввиду ранее понесенных соединениями потерь и поспешности в подготовке самого контрудара цель его не была достигнута. Контрударная группировка понесла значительные потери, а противник, переправившийся через Днепр, продолжал развивать наступление на Смоленск с юга.

13-я танковая дивизия попала в окружение в районе Андросы, Языково, 18 июля 1941 года дивизия начала выход из окружения в направлении Миганово, Гусино. В район Гусино было выведено около 80–90 танков, остальные были сожжены противником. Левая колонна дивизии вышла на северный берег Днепра. Тогда же 17-я танковая дивизия из Гусино выступила в район Брун, Панцево, Ефремово, а в районе Гусино ее сменила 152-я стрелковая дивизия. В этот день оперативной директивой № 19 Главком Западного направления приказывает 20-й армии во что бы то ни стало удерживать фронт, сковать противника активными действиями и районе Красный.

19 июля 13-я танковая дивизия отбивала попытки противника переправиться на северный берег Днепра. 17-я танковая дивизия, также занимавшая оборону на северном берегу в районе Дубровка, Чурдесы, станция Гусино, в 5:30 взорвала мост через реку.

26 июля 5-й мехкорпус, прикрывавший Смоленск с севера, должен был выступить на деревню Вобни для охвата левого фланга 5-й немецкой пехотной дивизии генерал-майора К. Альмендигера (Karl Allmendiger).

С конца июля управление 5-го механизированного корпуса объединяло не только «родные» 13-ю и 17-ю танковые дивизии, но и 229-ю и 233-ю стрелковые дивизии 20-й армии. Перечисленные дивизии представляли собой остатки соединений, имевших большие потери в личном составе и технике. Тем не менее, командование окруженной под Смоленском группировки советских войск возлагало на корпус большие надежды, как на ударную группу, способную пробить кольцо окружения и обеспечить вывод частей через Днепр к основным силам фронта.

К этому времени фронт окружения группы генерал-лейтенанта П. И. Курочкина сузился до кольца диаметром 30–40 километров. 5-й мехкорпус с подчиненными стрелковыми дивизиями удерживал северный и восточный участки кольца.

3 августа, попытавшись перейти и наступление, части корпуса с приданными стрелковыми дивизиями встретили упорное сопротивление противника. 17-я танковая и 229-я стрелковые дивизии вынуждены были остановиться и перейти к обороне. 13-я танковая дивизия, подвергшись нападению немцев. отошла на Смоленское шоссе в район Елагино, Валусво. В течение всего дня части и штаб корпуса подвергался артиллерийскому обстрелу. Были приняты меры по организации круговой обороны, мобилизован весь личный состав штабов и тылов.

Решение командира корпуса отправить все тылы частей за Днепр в район Ратчино исполнить не удалось, так как коммуникации и район переправы были заняты противником, к исходу дня завершившим окружные корпуса. Подошли к концу боеприпасы и горючее, заканчивалось продовольствие.

К исходу 3 августа командир корпуса решил совместно с 73-й и 229-й стрелковыми дивизиями в ночь на 4 августа начать выход из окружения в направлении Ратчино, переправившись там на восточный берег Днепра. Маршрут движения корпуса — Лешеньки, Никольское, Купцово, далее Дуброва, Ратчино.

При подходе к северо-западной окраине Дуброва передовой отряд (полк 17-й танковой дивизии и две роты 8-го мотоциклетного полка) встретил упорное сопротивление противника силой до двух рот с несколькими противотанковыми орудиями. Отряд вступил и бой, при поддержке одного Т-34, одного БТ-7 и трех БА-10 уничтожил противника, и колонна продолжила путь к Ратчино.

Новый бой разгорелся за Ратчино, которое занимали немцы. В результате они были выбиты из деревни, и колонны корпуса начали подходить в район переправы, имея с собой значительное количество материальной части. Первыми на восточный берег переправились подразделения 8-го мотоциклетного полка, которые немедленно заняли оборону на берегу. Затем под руководством начальника инженерной службы корпуса силами 17-го понтонно-мостового батальона началось наведение моста через Днепр под постоянным воздействием пулеметного и минометного огня противника. Подходившие подразделения занимали оборону на западном берегу и продолжали очищать Ратчино от противника. Около 11 часов мост был наведен, началась переброска машин на восточный берег под сильным огнем противника. Через некоторое время немецкая авиация разбомбила мост. Его удалось восстановить только ночью на 5 августа.

Некоторые отряды корпуса (под руководством комкора генерала Журавлева, полковника Буткова, полковника Рагули. полковника Корчагина), встретив в районе Дуброва сильное сопротивление, повернули на юг и переправлялись через реку в районе Малиновки. Они вышли из окружения 7 августа в районе Новоселки.

13-я танковая дивизия, прикрывавшая отход корпуса, к рассвету 4 августа достигла Никольского и была отрезана от главных сил. Части дивизии и этом районе перешли к обороне; в дальнейшем, находясь под постоянным обстрелом противника, отошли в лес юго-западнее Лешеньки и продолжали обороняться до наступления темноты, отбив насколько атак противника. Оставшиеся бойцы и командиры выходили из окружения поодиночке и небольшими группами.

602-й моторизованный полк 3 августа остался в окружении в районе Семеновское, Курдимова[65].

После выхода из окружения корпус поступил во фронтовой резерв и 9 августа 1941 года сосредоточился в районе Некрасово, Коробкино, Ромашково.

В конце августа остатки 17-й танковой дивизии по приказу командования Западным фронтом выведены в район Вязьмы на переформирование. На ее базе создавалась 126-я танковая бригада.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.423. Запросов К БД/Cache: 1 / 2