Послесловие

Вот и закончилась, уважаемый читатель, панорама жизни русских моряков на чужбине… Жизни, с одной стороны, нелегкой, полной лишений и тяжелых испытаний, с другой поистине героической. Главное, что удалось сделать представителям Российского флота на чужбине — не распылиться в эмигрантском мире и сохранить в невероятно трудных условиях для потомков огромное культурное и научное достояние. Именно в этом и состоял их главный подвиг.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о связях русского морского зарубежья и России. Связь эта возникла буквально с самого начала исхода русских моряков-эмигрантов. Уже в самом начале 1920-х гг. издававшийся в Бизерте «Морской сборник» попадал в РСФСР. Причем ссылки на статьи из него первоначально давались в советских изданиях открыто. Лишь с середины 1930-х гг. они стали исчезать из книг, оставаясь в рукописях.

С наступлением «оттепели» конца 1950-х — 1960-х гг. контакты представителей Российского флота на чужбине со своими соотечественниками, живущими в СССР, значительно активизировались. Прежде всего стоит отметить деятельность известного историка флота и коллекционера Николая Александровича Залесского. Он активно общался с проживающим в Бельгии военно-морским историком корабельным гардемарином П.А. Варнеком. Благодаря их переписке на Родину вернулось большое количество весьма ценного исторического материала (впрочем, об этом мы уже рассказывали на страницах книги). Нельзя не упомянуть и видного московского библиофила Александра Михайловича Макарова. В его богатейшей военно-исторической библиотеке был обширный раздел книг и журналов русского военного и морского зарубежья. Ныне он составляет «макаровскую» коллекцию в фондах Российской государственной библиотеки. Связь с морской эмиграцией помогал налаживать вернувшийся в СССР В.Д. Казакевич — внук известного деятеля флота, исследователя Дальнего Востока адмирала Петра Васильевича Казакевича (1814–1887). В настоящее время фонд В.Д Казакевича, содержащий многочисленные уникальные материалы, хранится в Российском государственном архиве военно-морского флота в Санкт-Петербурге.

Переизданы и переиздаются многие книги, написанные русскими моряками в эмиграции. Возвращаются из забвения незаслуженно забытые имена. Некоторым представителям морской эмиграции довелось обрести последний приют на русской земле. В 1996 г. на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге был перезахоронен прах контр-адмирала Вилькицкого, скончавшегося в Бельгии; в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге в 2005 г. упокоился последний морской министр Российской империи адмирал И.К. Григорович, умерший во Франции.

Стараниями русских моряков в настоящий момент приведено в порядок кладбище в Бизерте. Начало этому благому делу положил председатель Севастопольского «Морского собрания» капитан 2-го ранга запаса В.В. Стефановский. В 1996 г. он организовал поход в Бизерту на яхте «Святой Петр». 29 октября, впервые за последние 72 года, над североафриканским портом вновь взвился Андреевский флаг.

В 2005 г. Стефановский задумал и осуществил на яхте «Святая Мария» еще один памятный поход, посвященный 85-й годовщине ухода Русской армии и Черноморского флота из Крыма. В этот раз яхте из-за погодных условий удалось дойти лишь до Босфора. В море были опущены венки в память о погибшей в 1917 г. подводной лодке «Морж» и пропавшем без вести во время крымской эвакуации миноносце «Живой». Более чем необходимо отметить, что все эти памятные походы были организованы Стефановским без какой-либо государственной поддержки, на собственные средства, а также благодаря помощи немногочисленных энтузиастов.

В конце августа — начале сентября 2001 г. Тунис посетил крейсер «Москва» российского Черноморского флота. 3 сентября в русском секторе европейского кладбища Боржель города Туниса состоялась торжественная церемония открытия памятного надгробия на могиле контр-адмирала М.А. Беренса. На церемонии присутствовал вице-адмирал А.А. Татаринов — начальник штаба Черноморского флота Российской Федерации.

В настоящее время на Родине поставлены скромные памятные знаки, посвященные нашим соотечественникам, покинувшим Россию после Гражданской войны. В начале 1990-х гг. в Севастополе на Графской пристани была установлена мемориальная доска с надписью «В память об офицерах и солдатах Русской армии вынужденных покинуть Родину в ноябре 1920 года». Правда, вскоре она была снята украинскими властями и заменена на новую, на которой было выбито: «В память о соотечественниках вынужденных покинуть Родину». В октябре 2005 г. на острове Русском, откуда начали свой путь корабли и суда Сибирской флотилии контр-адмирала Г.К. Старка, по инициативе Морского собрания Владивостока и Общества изучения Амурского края был установлен пятиметровый крест с надписью на постаменте — «Любящим Россию и вынужденным покинуть ее в октябре 1922 года».

В книге рассказано только о некоторых моментах, связанных с увековечиванием памяти русских моряков, оказавшихся на чужбине, и о связи русского морского зарубежья с соотечественниками, оставшимися на территории России. Но и они свидетельствуют о том, что связь эта никогда не прерывалась. Русская эмиграция в целом, и, в частности, ее военно-морская часть, оставили нам, потомкам, громадное и прежде всего духовное наследие. И наш долг — распорядиться им разумно и грамотно, поскольку в конечном итоге от этого зависит возрождение не только Российского Флота, но и Исторической России.

Похожие книги из библиотеки

Тяжелые крейсера типа “Адмирал Хиппер”

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.

История войн и военного искусства

В книгу вошли очерки и отдельные главы из трудов Ф. Меринга, в которых освещается эволюция военного искусства, начиная с греко-персидских войн до наполеоновских. Для российского читателя будет необычным то, что историю ряда войн автор рассматривает с позиции Пруссии и ее национальных интересов. Но эта позиция Ф. Меринга делает книгу еще более увлекательной, захватывающей. Она рассчитана на широкий круг читателей и, несомненно, не оставит их равнодушными, пробудит еще больший интерес к военной истории.

B-25 Mitchel. Часть 2

Продолжение выпуска № 76. Боевое применение

Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин!

Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *