Глав: 4 | Статей: 4
Оглавление
Полномасштабное производство танков Т25 и Т26 могло начаться фактически с весны 1944 года, если бы этот процесс не тормозился искусственно. Дело в том, что с начала Второй мировой войны в американской армии, кроме бронетанковых, имелся отдельный род войск — самоходные истребители танков. По замыслу американских военных, бороться с танками должны были именно истребители — легко бронированные, но мощно вооруженные. Летом 1944 года такая машина — М36, вооруженная 90-мм пушкой, была поставлена в серийное производство.

Однако высадка в Нормандии в июне 1944 года быстро подтвердила, что отсутствие в составе армии сильнобронированных танков — серьезный просчет командования. Нормандия — не Тунис, и хорошо замаскированные среди живых изгородей немецкие танки быстро расправлялись с М4.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

История создания

История создания



«Першинг» 1-го танкового батальона морской пехоты и «шерманы» М4A3Е8 72-го танкового батальона армии США на боевой позиции. Корея, сентябрь 1950 года

Американский средний танк М4 «Шерман» только поступил в массовое производство, как начались обсуждения требований на разработку очередной боевой машины, которая смогла бы его заменить. Артиллерийский департамент, отвечавший в армии США за создание перспективных образцов вооружений, прекрасно сознавал все недостатки «Шермана», унаследованные от среднего танка М2.

Так, носовое расположение трансмиссии на «Шермане» позволяло устанавливать на нем разнообразные двигатели, а также спарки и мультиблоки, но влекло за собой увеличение высоты корпуса. На новом же танке планировалось перейти к компоновке с кормовым расположением трансмиссии и рядного двигателя жидкостного охлаждения. При насыщении армии США танками М4 не было возможности оснастить их одинаковыми двигателями, новую же машину планировалось сделать стандартной, с единым для всех возможных модификаций мотором.

После длительных дискуссий между Артиллерийским департаментом и Армейской службой снабжения (ASF) было достигнуто соглашение о разработке среднего танка, временно обозначенного как М4Х. ТТТ, утвержденные 25 мая 1942 года, предусматривали массу, примерно такую же, как у «Шермана», но расположение двигателя и трансмиссии — в кормовой части. За счет этого объем корпуса сокращался. Кроме того, требовалось усилить бронирование. Вооружение предполагалось оставить как у М4 — 75-мм пушку, но установить автомат заряжания. После изготовления деревянного макета и дальнейших проработок в сентябре того же года фирме «Фишер» был выдан заказ на постройку трех опытных образцов. Все они оснащались двигателем «Форд» GAV (устанавливался на М4A3), выбранным в качестве стандарта, и гидромеханической коробкой передач. Помимо танка с автоматом заряжания и 75-мм пушкой, предполагалось изготовить две машины с только что закончившей испытания 76-мм пушкой. Корпус предполагалось сваривать из литых и катаных деталей. Лобовая часть не имела люков или смотровых щелей и была монолитной (кроме небольшого выступа под пулеметную установку). Входные люки водителя и его помощника располагались сверху корпуса и имели торсионные противовесы. Особенностью танка, получившего к этому времени обозначение Т20, стало наличие у помощника водителя приводов управления, так что при необходимости он мог взять управление танком на себя. Подвеска была блокированная, как у «Шермана», но с горизонтальными, а не вертикальными пружинами. Чуть позже один из прототипов решили сделать с торсионной подвеской.

Практически одновременно с этим заказом Артиллерийский департамент выдал еще один — на изготовление на основе зенитки новой 90-мм танковой пушки Т7, поскольку специалисты сочли, что даже мощность новой 76-мм пушки мала для перспективного танка.



Опытный образец танка Т20ЕЗ с торсионной подвеской опорных катков. Июль 1943 года


Первый прототип танка T25 во время испытаний на Абердинском полигоне в конце января 1944 года. Эта машина была вооружена 90-мм пушкой и оснащалась электротрансмиссией и подвеской типа HVSS

Вновь созданная для Т20 гидромеханическая трансмиссия вызывала опасения из-за возможных потерь времени на отладку, поэтому для подстраховки решили заказать Т20 и в варианте с механической трансмиссией, а потом и с электрической, разрабатываемой фирмой «Дженерал электрик» для тяжелого танка М6.

Танк с механической трансмиссией получил индекс Т22, с электрической — Т23. Они были заказаны фирме «Крайслер» и изготавливались на Детройтском танковом арсенале, а потому имели некоторые внешние отличия от Т20: другие крылья и ящики ЗИП, иначе установленные передние буксировочные крюки, другой формы прилив под пулеметную установку.

Танков с торсионной подвеской в серии Т22 — Т23 не заказывали, а на Т23 для ускорения производства вообще применили тележки подвески от М4 с вертикальными пружинами. Поэтому Т23 оказались готовы раньше других — уже в январе 1943 года первый опытный экземпляр покинул сборочный цех, в марте — второй. Сначала обе машины вооружили 76-мм пушками, но вскоре на одной из них установили новую 90-мм пушку Т7. Испытания шли довольно успешно, танк отличался маневренностью и легко управлялся, правда, электротрансмиссия была тяжеловата и боялась воды. Для нормальной эксплуатации 90-мм пушки требовалась большая по размеру башня, поэтому в апреле последовал заказ на вариант с башней под 90-мм пушку. Этот танк получил индекс Т25, причем фирму «Крайслер» обязали разработать вариант с блокированной подвеской, а фирму «Фишер» — с торсионной. Одновременно Артиллерийский департамент принял решение заказать и вариант с увеличенной толщиной брони. При возросшей массе подвеска от М4 уже не годилась, и новый танк, названный Т26, должен был оснащаться только торсионной подвеской.

Тем временем вдохновленный успешными испытаниями Т23 Артиллерийский департамент разместил на Детройтском танковом арсенале заказ на 250 таких машин. Они предназначались для испытаний и доработки электротрансмиссии. Для серийной модификации разработали измененную башню, особенностью которой стал вращающийся люк заряжающего с зенитным пулеметом. Позже такой люк применили и на опытных Т25 и Т26.

В июле 1943 года были готовы по два экземпляра Т20 и Т22. При этом Т20 имел подвеску HVSS с горизонтальными пружинами, а Т20ЕЗ торсионную. Башню с 75-мм пушкой и автоматом заряжания установили на Т22Е1, а Т22 нес 76-мм пушку. Тут же стало ясно, что механическая трансмиссия уступает электрической и гидромеханической по легкости управления и маневренности самого танка, и Т22 перестал рассматриваться как кандидат на серийный выпуск. 75-мм пушка с автоматом заряжания показала скорострельность до 20 выстр./мин, но низкую надежность. К тому же это орудие уже не считалось перспективным.

А вот торсионная подвеска на Т20ЕЗ показала себя настолько хорошо, что Артиллерийский департамент тут же предложил запустить в серию Т23 и Т20 с торсионными подвесками (они получили обозначение М27 и М27А1 соответственно). В этом случае ранее заказанные 250 Т23 с блокированной подвеской сыграли бы роль предсерийных.

Но армию США вполне устраивал имевшийся на вооружении «Шерман». Что же касается Т23, то военным не нравилась его большая масса, да и электрическая и гидромеханическая трансмиссии еще не были доведены. Поэтому Армейская служба снабжения отказалась от запуска Т23 в серию. Однако работы над опытными Т20 и Т22 продолжались.



Опытный образец тяжелого танка T26EI. Июнь 1944 года


T26EI

В январе 1944 года на Детройтском арсенале изготовили первый Т25, а на арсенале «Фишер» — Т25Е1. Машины имели примерно такие же отличия по корпусу, как Т20 и Т23, но главное — у Т25 были электротрансмиссия, подвеска типа HVSS от М4 и «шермановская» гусеница шириной 585 мм. Т25Е1 стал развитием Т20ЕЗ, получив гидромеханическую коробку передач и гусеницу шириной 483 мм. Еще на стадии проектирования стало ясно, что он будет весить меньше Т25 с электротрансмиссией. Поэтому танков Т25 изготовили всего два, а фирма «Фишер» получила заказ на 40 Т25Е1, который выполнила в мае. Тем временем выяснилось, что масса Т26 с электротрансмиссией оказалась еще больше, поэтому от него отказались в пользу Т26Е1 с гидромеханической трансмиссией, изготовив к июню 10 единиц.

Полномасштабное производство танков Т25 и Т26 могло начаться фактически с весны 1944 года, если бы этот процесс не тормозился искусственно. Дело в том, что с начала Второй мировой войны в американской армии, кроме бронетанковых, имелся отдельный род войск — самоходные истребители танков. По замыслу американских военных, бороться с танками должны были именно истребители — легко бронированные, но мощно вооруженные. Летом 1944 года такая машина — М36, вооруженная 90-мм пушкой, была поставлена в серийное производство.

Однако высадка в Нормандии в июне 1944 года быстро подтвердила, что отсутствие в составе армии сильнобронированных танков — серьезный просчет командования. Нормандия — не Тунис, и хорошо замаскированные среди живых изгородей немецкие танки быстро расправлялись с М4.

Истребители танков также не особенно ярко проявили себя в этой операции, выступив скорее в качестве оружия оборонительного, чем наступательного.

В итоге, Т26, классифицированный как тяжелый танк, стали готовить к массовому производству. Новая его модификация получила индекс Т26ЕЗ. Пушку оснастили дульным тормозом, не столько для уменьшения отдачи, сколько для того, чтобы снизить ударную волну при выстреле, поднимавшую облако пыли, мешавшее прицеливанию. С башни убрали турель крупнокалиберного пулемета заряжающего, поставив обычный люк. Теперь пулемет крепился на стойке, как у «Шермана». Доработали и двигатель с трансмиссией. Наибольшие трудности вызвала реализация требования увеличить возимый боекомплект к 90-мм орудию. На Т26Е1 применялась «мокрая» боеукладка, использовавшаяся и на некоторых модификациях М4.

Ее особенностью было размещение выстрелов в контейнерах с водой, что, по мысли разработчиков, уменьшало вероятность пожара — при повреждении контейнера вода заливала выстрел. Однако применение такой укладки, вкупе с подвесным поликом башни, уменьшало боекомплект до 42 выстрелов.

Рассматривались разные варианты решения этой проблемы, в том числе и ликвидация места помощника водителя, но в конце концов, учитывая большую толщину брони на Т26, от мокрой боеукладки отказались, сняли и подвесной полик. Это позволило увеличить боекомплект до 70 выстрелов.

Выпуск Т26ЕЗ начался на «Фишер танк арсенале» в ноябре 1944-го. За этот месяц изготовили 10 машин, а к концу февраля 1945 года — уже 232 танка. В марте к производству подключился Детройтский танковый арсенал. Танки фирмы «Фишер» комплектовались гусеницами из траков марки Т81, а фирмы «Крайслер» (Детройтский арсенал) — Т80Е1, как на «Шермане». Но в дальнейшем и «Фишер танк арсенал» перешел на выпуск танков с такими же траками. Несколько отличались машины разных арсеналов и формой лобовой части корпуса.

В марте Т26ЕЗ приняли на вооружение как тяжелый танк М26 «Генерал Першинг» или просто «Першинг»[* Джон Дж.Першинг — командующий американскими экспедиционными силами в Европе в Первую мировую войну.].

В процессе серийного производства он незначительно модернизировался: немного увеличили размер люков водителя и помощника и усилили механизмы наводки орудия. Обе фирмы выпустили 2222 танка М26, причем большую часть — «Фишер». Серийное производство закончили в конце 1945 года.

Когда еще только разворачивался выпуск пробной партии Т26Е1, было принято решение о разработке на его базе модификации со 105-мм гаубицей (в таком варианте выпускался и «Шерман»). Она получила название Т26Е2, но поскольку танк с 90-мм пушкой пользовался приоритетом, то на деле эта модификация создавалась на базе танка Т26ЕЗ и поступила на испытания лишь в апреле 1945 года. Ответственной за выпуск этой машины, заказанной в количестве 200 единиц, была фирма «Крайслер», которая успела выпустить 185 танков в июле 1945 года, до отмены заказа в августе, уже после окончания войны. Этот танк, получивший обозначение М45, оказался единственным, созданным на базе «Першинга» и пошедшим в серию, хотя различных модификаций М26 было создано довольно много, а на некоторые даже получены заказы на серийное производство, правда, отмененные в связи с окончанием войны.



Первый серийный танк Т26ЕЗ. Эта машина оснащена гусеницей Т81, в то время как большинство танков более позднего выпуска имели гусеницу Т80Е1



Опытный образец танка Т26Е2, вооруженный 105-мм гаубицей М4

В 1944 году на одном из Т26Е1 испытывалась новая 90-мм пушка Т15Е1. Более длинный ствол и более мощный заряд выстрела позволяли ей бороться с новыми немецкими танками «Королевский тигр». Однако такой ствол требовал и более мощных механизмов уравновешивания. Для ускорения испытаний на крыше башни танка установили два гидроцилиндра, соединенных с маской пушки, а к корме башни приварили противовес.

В 1945 году новой пушкой оснастили уже Т26ЕЗ (индекс модификации— Т26Е4). Танк с пушкой Т15Е1 также имел компенсаторы ствола снаружи, но при дальнейшей модернизации орудия их удалось разместить уже внутри башни. Пушка получила обозначение Т15Е2. В марте 1945 года Т26Е4 с такой пушкой начали производить на «Фишер танк арсенале», но до окончания военных действий в Европе изготовили только 25 машин, после чего производство было отменено, а планируемый заказ на 1000 единиц так и не был получен.

Пушка Т15Е2 обладала завидной бронепробиваемостью, но имела раз дельное заряжание, что понижало скорострельность, поэтому была начата разработка пушки Т54 с унитарным заряжанием. С самого начала это орудие предназначалось для установки на Т26ЕЗ, и все ее механизмы проектировались под его башню.

В мае 1945 года два образца нового танка изготовили на «Фишер танк арсенале». Кроме новой пушки, они, как и Т26Е4, несли на корме башни дополнительный противовес. Других отличий от М26 (за исключением переделанной боеукладки под более длинные выстрелы) не было. Однако и от производства этой модификации в связи с окончанием войны в Европе решили отказаться.

Кроме увеличения мощности вооружения, на Т26ЕЗ пытались усилить и толщину брони (при прежнем вооружении), создав на его базе штурмовой танк, аналогичный выпускавшемуся на базе «Шермана». Эта машина разработки фирмы «Крайслер» получила обозначение Т26Е5. Она имела значительно увеличенную толщину брони при той же форме корпуса и башни. Маска пушки была толщиной 280 мм, лоб башни — 190 мм, борта башни — 89 мм, а ее кормовая часть — 127 мм; лобовая часть корпуса — сверху 152 мм, снизу 102 мм. Увеличение бронезащиты вызвало рост массы танка, и ему потребовалась гусеница большей ширины, чем на Т26ЕЗ. Инженеры «Крайслера» нашли оригинальный выход из этой ситуации — стандартную гусеницу Т80Е1 оборудовали навесными уширителями, что увеличило ее ширину с 584 мм до 710. Причем, при передвижении по твердой поверхности уширители земли не касались, а при погружении трака в грунт начинали работать. Это позволило сохранить прежнюю ходовую часть, а при необходимости пользоваться стандартными гусеницами. Соответственно танк имел и увеличенные крылья. В дальнейшем такие траки использовались и на тяжелых машинах, созданных на базе «Першинга».



Второй опытный экземпляр танка Т26Е4. На крыше башни установлены два гидроцилиндра- компенсатора, необходимых для уравновешивании длинного (6932 мм) и тяжелого (1551,3 кг) ствола 90-ми пушки T15EI


Опытный образец Т26Е1 с 90-мм пушкой Т15Е1. По прибытии на Европейский континент лобовая броня башни и корпуса была усилена бронелистами от танка «Пантера»

Танк планировали применить во время высадки на Японские острова, где ожидалось сильное сопротивление и большие потери. В июне 1945 года Детройтский арсенал начал предсерийное производство Т26Е5, однако в августе 1945 года после американской атомной атаки Япония капитулировала, и производство остановили, выпустив 27 танков.

Разрабатывались на базе М26 и самоходные орудия. Так, в апреле 1944 года фирма «Крайслер» получила задание на разработку 203-мм гаубицы Т84 и транспортера боеприпасов Т31. В отличие от базового Т26Е1 новая машина имела переднее расположение моторно-трансмиссионного агрегата, впереди находилось и ведущее колесо. Это позволило освободить заднюю часть корпуса для установки 203-мм гаубицы со щитом. В задней части корпуса располагался откидываемый при стрельбе сошник.

Экипаж состоял из 8 человек. Водитель и его помощник размещались в передней части корпуса, как и на Т26, но их разделяла трансмиссия. Поскольку самоходка предназначалась для ведения огня с места, они не имели смотровых приборов, а управляли движением при открытых люках (круглых, в отличие от Т26). Командир и пять членов расчета орудия, а также боекомплект из шести выстрелов находились в задней части самоходной установки. Фактически перевозимый расчет обеспечивал прибытие самоходки на огневую позицию, развертывание и открытие огня. Для ведения длительного огня на позицию прибывал транспортер с боеприпасами и дополнительными членами расчета.

Испытания Т84 и Т31 велись практически одновременно с Т26Е1, но им уделяли гораздо меньше внимания — все силы сосредоточились на доводке танка. Поэтому до конца войны самоходка так и не вышла из разряда опытных, а потом программу закрыли.

Следующая попытка создания САУ на базе Т26 была предпринята практически через год. К этому времени уже началось производство танка Т26ЕЗ. На нем решили установить крупнокалиберные артсистемы, которые не выдерживало шасси М4, — 240-мм гаубицу и 203-мм пушку. Заказы на разработку 240-мм САУ Т92 (фигурировавшей в нашей печати под названием «Кинг-Конг») и 203-мм Т93 получила фирма «Крайслер».

Война в Европе заканчивалась, и установки планировали использовать при высадке на Японские острова. Для монтажа столь крупных артсистем шасси М26 пришлось удлинить на один опорный каток. Компоновка машины повторяла Т84.



М26

Первую Т92 построили к июлю 1945 года. До отмены заказа (после окончания войны с Японией) было выпущено пять Т92 и две Т93. Тем не менее САУ прошли полный цикл испытаний.

Кроме самоходных пушек, на базе М26 разработали БРЭМ Т12. На башне танка вместо маски пушки был смонтирован кран с телескопической стрелой, а на корме башни — корзина для противовеса. Корпус в носовой и кормовой частях оборудовался откидными упорами. Чтобы БРЭМ могла применяться для ремонта танков, застрявших в топких местах, ее оборудовали уширенными гусеницами, как у Т26Е5, и крыльями большей ширины. От серийного выпуска этой машины отказались после окончания Второй мировой войны.

Серийное производство М26 и разработка машин на его базе прекратились в 1945 году. Такое большое количество танков, произведенных за время Второй мировой войны, стало США не нужным. Казалось, на ближайшую перспективу американские танковые войска будут состоять из легких М24, средних М4, тяжелых М26. Однако в мае 1946 года М26 был переведен из разряда тяжелых танков в средние. Это, казалось бы, незначительное событие имело достаточно серьезные обоснования и далеко идущие последствия.

Традиционно отдавая предпочтение легким танкам, американские военные вдруг обнаружили, что после войны де факто в ряде стран средним стал считаться танк с параметрами немецкой «Пантеры».

Англичане приняли на вооружение 50-тонный «Центурион» и не собирались разрабатывать менее тяжелые танки, французы выдали заказ на 50-тонный АМХ-50. Эти машины превышали общепринятую массу средних танков на 15 т и настолько превосходили их по боевым качествам, что могли уничтожить практически безнаказанно. Единственной страной, продолжавшей в то время выпуск и разработку танков в весовой категории 35 т, оставался Советский Союз.

Так М26 вернулся в семью средних танков, каковыми были все его предки начиная от Т20. Дальнейшая история показала, что 50 т — нормальная масса послевоенного среднего танка. Однако американцы до начала 1960-х годов не оставляли попыток создать более легкий полноценный средний танк, правда, так и не смогли этого сделать.

Но вернемся в 1944 год. Артиллерийский департамент решил тогда, что Т26Е1, работа над которым только начиналась, возможно, не сможет бороться с перспективными немецкими танками и нужна более мощная машина. Танкисты же не считали такую машину нужной, поэтому для снижения расходов новый танк решили разрабатывать на базе Т26, присвоив ему индекс Т29. В артиллерийском вооружении пошли проторенной дорогой — новую 105-мм танковую пушку Т5 решили создавать на базе 105-мм зенитки. Чтобы установить новую башню большего размера (тут американцы остались верны себе — ее размеры рассчитывались с большим запасом), ходовую часть Т26 следовало удлинить.

Так как фирмы «Фишер» и «Крайслер» были сильно загружены, к проектированию нового тяжелого танка решили привлечь компанию «Пресс стил кар компани». Следует оговориться, что фирма не являлась автором проекта танка в полном смысле этого слова, а была скорее координатором работ. Информацию о Т26, который в то время постоянно дорабатывался, она получала от «Фишер» и «Крайслер» (по корпусу и ходовой части танк не должен был сильно отличаться от Т26), над новой трансмиссией типа «кросс-драйв» трудились инженеры фирмы «Дженерал моторе», «Форд» форсировал свой двигатель. Отработка пушки Т5 велась на тяжелом танке Мб.



Опытный образец тяжелого танка Т29, находящийся ныне в музее Форт-Нокса. У 105-мм пушки этого танка отсутствует дульный тормоз

Следом за заказом на Т29 последовал заказ на тяжелый танк T30. На нем планировалась установка более мощного двигателя воздушного охлаждения и 155-мм пушки Т7, способной не только бороться с танками, но и очень эффективной против долговременных укреплений.

С проектированием этих машин не торопились, так как Т26, на базе которого они создавались, еще не был окончательно готов. Становилось ясно, что скоро они на вооружение не поступят, а танк, способный бороться с «Королевским тигром», хотелось иметь побыстрее.

Работа над различными модификациями Т26 показала, что возможности его ходовой части позволяют или нарастить броню (Т26Е5), или усилить вооружение (Т26Е4). Поэтому родилась идея получить новый тяжелый танк, установив башню с толстой броней и мощным вооружением на удлиненный корпус М26, снабженный моторно-трансмиссионным отделением от Т29. Такой гибрид можно было изготовить достаточно быстро. В феврале 1945 года компания «Крайслер» получила заказ на такую машину под индексом Т32.

Несмотря на то, что окончание войны в Европе вызвало падение интереса к тяжелым танкам, опытные экземпляры Т29, T30 и Т32 решено было все-таки воплотить в металле. Первым стал Т32 — наиболее близкий к М26. (Все тяжелые танки Т29, T30 и Т32 строились на «Детройт танк арсенале».) Два танка Т32 поступили на испытания в начале 1946 года.

Новый танк имел удлиненный корпус и ходовую часть, увеличенную на один опорный и один поддерживающий катки. В гусеницах использовались такие же траки, как на Т26Е5 — уширенные до 710 мм.

В моторном отделении находился двигатель «Форд» GAC мощностью 750 л.с. На Т32 была установлена новейшая двухпоточная гидромеханическая трансмиссия типа «кроссдрайв» ЕХ-120, которая после доработок была принята в серийное производство под индексом CD-850. Эта очень удачная трансмиссия применяется на различных машинах до сих пор.

Но главное, чем отличался Т32,— более сильное вооружение и бронирование. Мощная пушка Т15Е2 стояла в башне с толщиной маски 280 мм, а толщина лобовой части башни составляла 203 мм. Лобовая часть корпуса имела толщину 127 мм и угол наклона 54° (больше, чем у «Першинга»).

Толщина борта корпуса — 101,2 мм. Следующие два танка Т32Е1, изготовленные к лету, вместо литой лобовой части имели катаную бронеплиту (из-за этого помощник водителя лишился своей пулеметной установки). Однако испытания не показали каких-либо значительных преимуществ катаной брони перед литой, и американцы надолго отказались от ее применения на своих танках. Такой вывод противоречил советскому опыту танкостроения — у нас литая броня значительно уступала катаной. Например, на ИС-2 литую лобовую часть корпуса заменили сварной из катаной брони именно для повышения снарядостойкости. Но никакого парадокса здесь нет: просто советская литая броня в те годы была хуже качеством, чем американская. А литье имело большие преимущества, позволяя убрать сварные швы из мест наиболее вероятных попаданий. Кроме того, это позволяло легко менять толщину брони на протяжении борта (экипаж американцы всегда защищали лучше). А в дальнейшем в США вообще стали делать корпуса новых танков из цельной отливки.



Т30


Т34


Т32

Т32 прошел полный цикл испытаний, несмотря на то, что его не собирались производить серийно. Вообще подобное утверждение не совсем точно, танк как бы стоял на «запасном пути». Он был полностью отработан, в том числе и технологически, и в случае надобности мог быть быстро запущен в серию. Освоение его в войсках также не вызвало бы трудностей из-за сходства с М26. Так что в случае, если бы, например, в СССР ИС-4 пошел в массовую серию, американцы просто выпустили бы партию Т32, который превосходил советский аналог как по вооружению, так и по бронезащите.

Если в ходе войны были намерения заказать больше 100 танков Т29, то после ее окончания эта цифра сократилась до 8 единиц. Танков T30 собирались выпустить всего два. Но потом эти планы поменялись. Кроме 105-мм пушки Т5 и 155-мм пушки Т7, решили испытать 120-мм пушку Т53. Новое орудие по традиции разработали на базе зенитного. Для его испытаний использовали по одному Т29 и T30, переименовав их по этому случаю в Т34. В результате в конце 1947 года на испытания поступили семь Т29, один T30 и два Т34.

Т29 отличался от М26 ходовой частью, состоящей из 8 опорных и 7 поддерживающих катков на борт. Корпус имел такую же форму в лобовой части, как и у Т32. Наклон лобового листа составлял 54°, но толщина брони не превышала таковую у «Першинга» — 101,2 мм. Бортовая броня также равнялась броне М26 — 76 мм. Моторно-трансмиссионное отделение было полностью аналогично Т32. Двигатель — «Форд» GAC, трансмиссия CD-850. Выхлопные газы от двигателя выводились не на корму, как у М26, а в глушители, установленные на крыльях. Но главное, что бросалось в глаза, это новая башня — гораздо большая, чем у «Першинга». Толщина маски пушки составляла 203 мм, а лобовой части башни — 178 мм. В новой башне размещались четыре члена экипажа.

Наводчик сидел справа от пушки, места двух заряжающих — слева и справа от казенной части, командир располагался в нише башни по центру. Кроме люка в башенке командира, на крыше башни имелись два люка заряжающих. Кроме того, на ней смонтировали и вытяжной вентилятор, так как загазованность в танке ожидалась высокой.



M45

Одна из машин, имевшая индекс Т29ЕЗ, была оборудована стереоскопическим дальномером — после разработки 90-мм пушки М3 американцы поняли, что дальность танкового боя неминуемо возрастет и этот прибор понадобится для более точного определения расстояний.

Один из Т25Е1 в 1944 году оснастили надстройкой на крыше башни с установленным там дальномером. Командир определял дальность до цели и передавал ее наводчику. Таким же дальномером, только с большей базой и вмонтированным в обвод башни, был оснащен и Т29ЕЗ. Испытания дальномеров позволили отработать их конструкцию, исходя из специфики танка. Этот опыт пригодился в дальнейшем при создании прицелов-дальномеров.

Танк T30 был подобен Т29 и имел такие же корпус и башню. Но вместо двигателя водяного охлаждения на нем стоял новый мотор воздушного охлаждения «Континенталь» AV-1790-3. Особенностью этого 12-цилиндрового V-образного двигателя было то, что вентиляторы системы охлаждения с приводами были смонтированы на самом моторе и являлись его составной частью. То есть мотор с системой охлаждения представлял собой законченный функциональный блок, соединенный с трансмиссией CD-850. Глушители устанавливались по бортам корпуса, но отличались по форме от глушителей Т29 и Т32.

В ходовой части Т30 появился новый элемент — установленный на балансире с торсионной подвеской специальный натяжной ролик. Он находился между последним опорным катком и звездочкой и не касался земли. Его задача — поддерживать гусеницу в районе ведущего колеса всегда натянутой и не давать ей спадать во время резких маневров.

В отличие от установленной на Т29 105-мм пушки Т5 с начальной скоростью 20-кг снаряда 1128 м/с, на T30 монтировалась 155-мм пушка Т7 с начальной скоростью 700 м/с (масса снаряда 43 кг). Даже для двух членов экипажа заряжание выстрела массой 61 кг представляло проблему, поэтому внутри танка был смонтирован механизм заряжания при постоянном угле возвышения пушки (совсем как у линкора!), а для подъема снарядов на лоток автомата заряжания использовался специальный подъемник. Кроме того, автомат обеспечивал и выброс гильзы из танка (на Т29 — обязанность правого заряжающего). Но танк — не корабль, и перевод пушки для каждого выстрела в положение для заряжания оказался непрактичным.



Опытный образец M26F.I, вооруженный длинноствольной 90-мм пушкой Т54

На Т34 была смонтирована 120-мм пушка Т53, оказавшаяся лучшей по сравнению со 105- и 155-мм пушками. 120-мм выстрел вполне успешно можно было заряжать без автомата, а бронепробиваемость 20-кг снаряда, вылетавшего из ствола с начальной скоростью 1250 м/с, была очень хорошей. Для уравновешивания башни на кормовом листе закрепили противовес, в остальном Т34 не отличался от Т29 и T30. Испытания показали перспективность калибра 120 мм, и на последующих тяжелых танках (Т43, Т54 и т.д.) монтировались пушки этого калибра.

Однако при испытании Т34 возникла новая проблема. Мощный выстрел 120-мм пушки создавал большую загазованность в башне. При открытии затвора были случаи ожогов членов экипажа несгоревшими частичками заряда. Сначала пробовали применить продувку ствола сжатым воздухом, но потом испытали эжектор пороховых газов. Он решил все проблемы с продувкой и не требовал дополнительной энергии. Хотя танки Т29, Т30 и Т34 и не выпускались серийно, на них испытали многие важные устройства, применяемые в танкостроении до сих пор. В то же время справедливо будет сказать, что они не пошли в серию, так как у них не имелось противников, а например, в случае начала производства ИС-7 в СССР, ответ на него уже имелся.

С момента стандартизации М26 как среднего танка, военных беспокоила его меньшая, по сравнению с «Шерманом», удельная мощность (этот недостаток подтвердился в Корее). Бюджетные ограничения требовали экономичного решения этой проблемы. Однако с началом испытаний T30 с новым двигателем «Континенталь» решение стало очевидным — оснастить этим двигателем и М26. Эта модификация получила обозначение М26Е2. Танк оснастили двигателем «Континенталь» AV-1790-1 мощностью 810 л.с. и трансмиссией типа «кросс-драйв» «Аллисон» CD-850-1. Для этого пришлось полностью поменять крышу моторного отделения. Как и на T30, выхлопные газы теперь выходили через глушители, установленные на крыльях. На кормовом листе корпуса появились люки для обслуживания трансмиссии.

Испытания на Абердинском полигоне начались в мае 1948 года и показали резко возросшую удельную мощность танка. Кроме того, управление новой трансмиссией и тормозами, сведенное к одной ручке, значительно упростило этот процесс. Одинаковые органы управления имелись теперь у водителя и его помощника, давая им равные возможности по управлению машиной. Ликвидировать место помощника и за счет этого увеличить боекомплект американцы не решились. Испытания проходили очень удачно, пожалуй, имелись лишь проблемы с двигателем и трансмиссией, размещенными более тесно, чем на T30.

Вооружение М26Е2 сначала хотели усилить, установив пушку Т54, однако анализ ситуации показал, что необходимости в этом нет, так как в Советском Союзе (с началом «холодной войны» ставшим главным потенциальным противником) основными «рабочими лошадками» в армии продолжали оставаться Т-34 и ИС-2. Поэтому было решено модернизировать пушку М3. Ее оснастили дульным тормозом от Т54 и эжектором, как на пушке Т53. Пушка, получившая индекс МЗА1, оснащалась и новым телескопическим прицелом М38.

Успешные испытания М26Е2 инициировали заказ на переделку еще 10 танков (индекс Т40). Кормовую часть корпуса удлинили и установили, как и на T30, натяжные ролики между последним опорным катком и ведущим колесом. Задний лист корпуса слегка отличался от М26Е2. Танки вооружались пушкой МЗА1. Девять Т40 прошли испытания на Абердинском полигоне, а один подвергся переделке в инженерную машину Т39.

В дальнейшем восемь танков Т40 довели до стандарта М46А1, а один использовали при разработке танка Т42. Уже в июле Т40 был стандартизован как средний танк М46 «Генерал Паттон», или просто «Паттон». Одновременно с этим М26 был классифицирован как ограниченно стандартный средний танк.

Первоначальный заказ на выпуск М46 составлял в течение 1949 года 800 танков. Эта машина отличалась от Т40 лишь кормовым листом, где имелись три круглых лючка доступа к трансмиссии. Танк оборудовался двигателем «Континенталь» AV-1790-5 мощностью 810 л.с. и трансмиссией «Аллисон» CD-850-3.

В 1950 году планировалось прекратить выпуск М46 и модернизировать 1215 танков М26 по типу М26Е2, но с установкой пушки МЗА1. Таким образом, предполагалось к 1951 году получить около 2 тысяч танков стандарта М46. Однако война в Корее привела к тому, что выпуск М46 продолжился, а программа модернизации М26 так никогда и не осуществилась. Лишь немногие М26 (индекс М26А1), начиная с 1948 года, переоснащались пушкой МЗА1.



М26.41


Однокамерный дульный тормоз и эжектор 90-мм пушки M3AI

Начиная с 1950 года проводились работы по установке на М46 башни Т42, в дальнейшем приведшие к появлению танка М47. Кроме установки новой башни, вносились изменения во внутреннее устройство машины. В результате процесса перехода к выпуску нового танка последняя серия М46, завершенная производством в феврале 1951 года, имела начинку корпуса от М47. На танк устанавливался двигатель «Континенталь» AV-1790-5B и трансмиссия «Аллисон» CD-850-4. К тому же танк имел усовершенствованную маслосистему двигателя, новый огнетушитель и улучшенные тормоза. Изменили и электропроводку, а водитель и его помощник получили новые приборные панели. Эта модификация (индекс М46А1) была выпущена в количестве 360 единиц. Внешних различий М46 и М46А1 не имели.

Единственной опытной машиной, созданной на базе М46 (не считая М46Е1 — прототипа М47), был инженерный танк Т39, переоборудованный из Т40. В носовой части корпуса был смонтирован бульдозерный отвал, а на крыше кормовой части моторного отделения 18-тонная лебедка в бронированном кожухе. Вместо 90-мм пушки установили 165-мм английское орудие для подрыва инженерных заграждений. Доводка этой машины заняла довольно много времени. К моменту ее окончания уже велось производство танка М47. И от выпуска инженерного танка на базе М46 отказались.

В 1949 году была принята первая американская послевоенная программа танкостроения, предусматривающая создание легкого танка Т41, среднего Т42 и тяжелого Т43. Они имели много общего: так, у всех отсутствовало место помощника водителя и все должны были оснащаться стереоскопическим прицелом- дальномером. Как ни странно, легкий Т41 и средний Т42 разрабатывались на единой базе легкого танка Т37 и имели, например, одинаковый корпус, отличавшийся лишь толщиной брони. Оба оснащались 500- сильным бензиновым двигателем «Континенталь» AOS-895-3 и трансмиссией «Аллисон» CD-500-2 типа «кросс-драйв». Одинаковой была и ходовая часть, только Т42 имел более широкие гусеницы. Разными оставались башни: у Т42 с 90-мм пушкой, а у Т41 — с 76-мм.

Для проверки работы двигателя и трансмиссии на среднем танке их смонтировали на одном из Т40 без башни, догруженном до массы Т42. Шасси показало худшие характеристики, чем у М46, из-за меньшей удельной мощности. Однако военные заказали шесть единиц опытных танков Т42 для полноценных испытаний. Первый из них поступил на Абердинский полигон в декабре 1950 года. Начало Корейской войны подстегнуло американское правительство к увеличению финансирования танкостроения. Нужен был новый танк, так как становилось ясно, что М46 — временное решение проблемы.

Но Т42 не понравился американским военным. Беда была даже не в слабом двигателе. Создавая средний танк на базе легкого, инженеры уменьшали размеры где только могли, поэтому Т42 получился «предельным», без резервов для дальнейшего совершенствования. А запускать в производство машину, не имеющую перспектив по модернизации, было не в правилах американских военных.

Однако новая пушка Т119 со стереоскопическим прицелом, дальномером и механизмом выверки ствола после выстрела была признана заслуживающей внимания. Поэтому возникла мысль адаптировать шасси М46 к установке башни Т42, получив таким образом новый танк.



Опытный образец танка М26Е2 представлял собой танк М26, оснащенный 810-сильным двигателем Continental и гидромеханической трансмиссией Allison типа «кросс-драйв»


Характерные отличия крыш МТО

Заказ на этот гибрид, названный М46Е1, был выдан фирме «Крайслер», и «Детройт танк арсенал» спешно изготовил его в марте 1951 года. Корпус М46 оснастили новым погоном большего диаметра. Причем для ускорения процесса постройки на корпус М46 была установлена башня от Т42 с креплениями под запасные траки последнего (у М46 были другие), а вот стереоскопический прицел-дальномер поставить не успели. Испытания машины позволили получить много данных для дальнейших усовершенствований. Так как башня Т42, в отличие от М46, имела собственный вентилятор, от вентилятора в корпусе отказались. Это дало возможность увеличить наклон переднего лобового листа до 60°, что повысило снарядостойкость без увеличения массы. Убрать рабочее место помощника водителя снова не решились. В ходе испытаний башни Т42 отказались от люка для выброса стреляных гильз в ее борту, чтобы повысить снарядостойкость. Новая башня, разработанная для более легкого танка, за счет лучшей формы обеспечивала большую снарядостойкость в лобовой части, а вот борта были даже меньшей толщины, чем у М26/М46. Испытания показали, что манипуляции с новым прицелом-дальномером занимают довольно много времени. Поэтому командирскую башенку оснастили таким же перископическим прицелом М20, как и у наводчика, а рабочее место командира — приводами управления орудием, обеспечив ему возможность самостоятельно вести огонь. Считалось, что в боевой обстановке, когда наводчик подстраивает прицел-дальномер, первый выстрел по цели может произвести командир, который за счет лучшего обзора мог быстрее реагировать на внезапно появляющиеся цели. А вот от системы выверки орудия после каждого выстрела отказались, так как доводка системы требовала времени. Место под ее установку оставили свободным, считая, что она будет смонтирована позже, однако это так и не было сделано, поскольку танк недолго состоял на вооружении армии США.

Машина оснащалась усовершенствованным двигателем «Континенталь» AV-1790-5B и трансмиссией «Аллисон» CD-850-4. Число поддерживающих катков сократилось с 5 до 3 на борт. Сначала танку планировали присвоить индекс М46А1, но потом его сменили на М47 (редкий случай — опытного экземпляра танка с индексом «Т» (Т47) не было), а шифр М46А1 достался последней партии М46 с внутренними агрегатами от М47. Производство М47 началось на «Детройт танк арсенале» в июне 1951 года. Перешедший после Второй мировой войны под управление Департамента артиллерии летом 1952 года, он снова был передан корпорации «Крайслер». До ноября 1953 года здесь выпустили 5481 танк М47. В 1951 году к производству подключилась фирма «Америкэн Локомоутив», она выпустила 3195 танков. Таким образом, суммарный выпуск М47 превысил общий выпуск М26, М45 и М46 и составил 8576 единиц.

В процессе серийного производства вносились небольшие изменения, касающиеся внутреннего оборудования башни. Из внешних отличий можно назвать лишь измененные дульные тормоза у пушки, переименованной из Т119Е1 в М36.



Т42



Средний танк М47 раннего выпуска во время испытаний в Форт-Ноксе. На зтой машине еще не установлен прицел-дальномер и амбразуры для его объективов заглушены

В апреле 1952 года танк стандартизовали как М47 «Генерал Паттон II», позднее название было заменено на «Паттон 47», но чаще танк называли просто «Паттон».

В американской армии на смену М47 довольно быстро пришел М48, М47 был переведен в ограниченный стандарт, а потом передавался на базы хранения и в Национальную гвардию. Многие из них окончили свою службу в качестве мишеней.

В отличие от М26 и М46, почти не поставлявшихся за рубеж, большинство М47 передавались партнерам по НАТО, продавались, сдавались в аренду. Поэтому американские фирмы почти не занимались модернизацией М47 (об исключениях будет сказано позже). Такие развитые страны, как ФРГ, Франция, Италия, довольно быстро поняли, что танк практически не имеет резервов для модернизации, и поэтому стремились побыстрей от него избавиться, предпочитая М48 или танки собственной разработки. А если программы модернизации и разрабатывались, то только для продажи в страны «третьего мира».

Действительно, ходовая часть М47 с довольно узкими гусеницами не допускала значительного повышения массы, а замена ходовой части делала модернизацию слишком дорогой. Установку экранов или в дальнейшем активной брони затрудняла и сложная форма башни, имеющая многочисленные вогнутости. Единственным резервом, который часто использовался, оставалась ликвидация рабочего места помощника водителя и размещение в освободившемся пространстве или дополнительного боекомплекта, или топливного бака. Кроме того, в ходовой части, помимо смены амортизаторов и применения новых гусениц, часто снимали натяжной ролик между последним опорным катком и ведущим колесом.

В 1967 году во Франции перевооружили один М47 пушкой F1 калибра 105 мм, такой же, как на танке АМХ-30. Это позволило ввести в боекомплект кумулятивные снаряды с невращающейся боевой частью, но заказов на машину не последовало.



Крыша МТО танка М47 была идентична таковой у М46. Мощный вытяжной вентилятор позволил отказаться от вентилятора в отделении управления


Характерные отличия носовых частей корпусов

Итальянская фирма ОТО Melara перевооружила М47 английской 105-мм пушкой L7, а также новыми двигателем и трансмиссией, но и этот танк остался только прототипом. Немцы предлагали для установки в М47 свой дизельный двигатель МВ837 Еа-500 мощностью 750 л.с., но не смогли найти заказчиков.

Лишь две программы капитальной модернизации М47 были осуществлены— в Иране и Испании, обе с помощью американских фирм. Первая из них — BMY — разработала программу модернизации М47, названную М47М, для Ирана. В танке максимально использовались узлы и агрегаты М60А1. Оригинальный бензиновый двигатель заменили дизелем «Континенталь» AVDS-1790-2A мощностью 750 л.с. Это потребовало передвинуть торсионы задних катков на 102 мм назад для размещения маслосборника нового двигателя. Натяжные колеса с подвеской сняли. Трансмиссию заменили на «Аллисон» CD-850-6A. Крышу корпуса установили от танка М60А1, от него же заимствовали дверцы с жалюзи в кормовом листе корпуса. Такая крыша моторного отделения обеспечивала снижение заметности в инфракрасном диапазоне. Переход на дизельный двигатель вкупе с увеличенной емкостью топливных баков поднял запас хода до 600 км. В ходовой части амортизаторы поменяли на аналогичные, от М60А1. На танке могла использоваться гусеница со стальными или резиновыми грунтозацепами.

Система наведения оружия была заменена на новую гидравлическую. Ликвидация рабочего места помощника водителя и его пулемета позволила разместить дополнительный боекомплект из 22 выстрелов. Многое внутреннее оборудование поменяли на аналогичное от М60А1.

В США было построено всего несколько экземпляров опытных танков М47М (включая два с лазерными дальномерами). Основная работа по модернизации проводилась в Иране, где с ноября 1970-го по февраль 1972 года велось строительство специального танкоремонтного завода (строила также фирма BMY). Завод тут же приступил к программе модернизации М47 для этой страны. К марту 1974 года 400 танков М47 иранской армии были переделаны в М47М. В дальнейшем — с марта 1976-го по август 1971 года — здесь прошли модернизацию еще 147 М47 армии Ирана и Пакистана.



Модернизированный танк М47М с 750-сильным дизелем AVDS-1790-2А и МТО, заимствованным у танка М60


М47Е2

Программой модернизации испанских М47 занималась компания «Тэлбот». Имея партнерские отношения непосредственно с корпорацией «Крайслер» — производителем М60, она также пошла по пути максимально возможного использования агрегатов этой машины. Работы на модернизированном танке, названном М47Е1, в целом были аналогичны проведенным на М47М: установлены такие же двигатель и трансмиссия, в ходовой части ликвидирован натяжной ролик. Однако задние опорные катки смещать не стали, маслосборник на самом двигателе передвинули. Место помощника водителя и пулеметной установки в корпусе ликвидировали (люк помощника заварили), боекомплект пушки возрос до 77 выстрелов. Спаренный с пушкой пулемет заменили на MG42, на башне установили немецкие дымовые гранатометы фирмы Wegmann. Всего до стандарта М47Е1 модернизировано 330 танков.

В дальнейшем в Испании модернизировали 46 танков до стандарта М47Е2. Это единственная модификация М47 с заменой 90-мм пушки на 105-мм орудие, не ставшая опытным образцом. В башне М47Е2 смонтировали немецкую 105-мм пушку Rh 105-30 фирмы Rheinmetall — вариант английской L7, но с уменьшенной отдачей за счет большего отката ствола. Установка более мощного орудия повлекла сокращение боекомплекта до 42 выстрелов. У водителя появился пассивный прибор ночного видения AN/VVS-2. Вместо двигателя Continental AVDS-1790-2A установлен Continental AVDS-1790-2B той же мощности.

Однако обширная программа перевооружения М47 105-мм пушкой в Испании была свернута, так как для второй половины 1970-х годов танк все равно безнадежно устарел и в дальнейшем вместо перевооружения М47 стали переделывать в бронированные ремонтные машины (БРЭМ) М47Е21. На них башня заменялась рубкой для технического персонала, ставились лебедка с тяговым усилием 70 т и гидравлический кран. Спереди монтировался бульдозерный отвал. М47, переделанные в ремонтные машины или мостовые танки, имелись и в армии Южной Кореи. Правда, в отличие от Испании, их служба уже закончилась.

Оглавление книги


Генерация: 0.109. Запросов К БД/Cache: 0 / 0