Линейный крейсер "Зейдлиц"

Фридрих Вильгельм фон Зейдлиц-Курбах (3 февраля 1721 г. — 7 ноября 1773 г.) Кавалерийский генерал Фридриха Великого. Отличился в битве при Росбахе 5 ноября 1757 г. Корабль находился в составе флота с 22 мая 1913 г. по 21 июня 1919 г.

линейный крейсер "Зейдлиц"

линейный крейсер "Зейдлиц"

Этот крейсер по существу представлял собой "Мольтке", но с усиленным бронированием, и можно было предположить, что на нем установят 305-мм орудия. "Зейдлиц", наряду с линейными кораблями типа "Шарнхорст" (1934 г.), являлся единственным быстроходным линейным крейсером, чей броневой пояс по толщине превзошёл величину своего главного калибра (300 против 280 мм). В то же самое время существенных изменений от "Мольтке" в "Зейдлице" не произошло.

Индивидуальный проект линейного крейсера под обозначением ‘Т’(позднее названного "Зейдлиц"), как и проект "Мольтке", был разработан с марта 1909 г. по январь 1910 г. (за 10 месяцев) под руководством главного конструктора инженера Дитриха. Линейный крейсер строился по программе 1910-1911гг. на верфи "Блом унд Фосс" ( Гамбург), которая также изготавливала его машинную установку.

4 февраля 1911 г. на верфи "Блом унд Фосс" закладкой киля вновь строящегося линейного крейсера ".[’’(строительный № 209) началась биография корабля, наиболее известного среди всех крупных кораблей кайзеровского флота.

Его водоизмещение составляло: нормальное 24 988 т, полное 28 550 т, что на 2 000 т больше, чем у "Мольтке". Conway [6] приводит соответственно 24 594 т и 28 510 т.

Длина корабля: полная 200,6 м, между перпендикулярами 200 м (на 14 м длиннее, чем у "Мольтке"). Ширина составляла 28,5 м (на 1 м уже, чем у "Мольтке"). Максимальная ширина с учетом уложенных вдоль бортов выстрелов противоторпедной сети 28,8 м.

Осадка носом равнялась 9,3 м, кормой 9,1 м, почти такая же, как у "Мольтке". Высота борта в середине корпуса составляла 13,88 м (несколько меньше, чем у "Мольтке", и на 0,8 м больше, чем у "Фон-дер-Танна"). Высота надводного борта при нормальном водоизмещении составляла 8,9 м носом и немного менее, чем у "Мольтке", в середине и корме. Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 37,71 т.

Корпус корабля был разделен водонепроницаемыми переборками на XVII основных отсеков. Двойное дно было установлено на 76% длины корабля. Способ связей корпуса — смешанный набор поперечных шпангоутов и продольных стрингеров.

Весьма существенное значение имело дальнейшее увеличение непотопляемости посредством увеличения высоты носовой части, что, вероятно, помогло сохранить корабль в Ютландском бою, когда он принял много воды и в носовой части высота борта составила только 2,5 м.

Однако негативно оценивалось его вооружение. Если линейные крейсера типа "Мольтке" ещё можно было приравнять к английским крейсерам типа "Инвинсибл" и "Индомитейбл" с их 305-мм артиллерией, поскольку немецкие 280-мм орудия обладали большей скорострельностью и силой разрыва снаряда, то появившиеся к тому времени в королевском флоте линейные крейсера типа "Лайон", вооруженные 343-мм орудиями, представляли собой корабли со значительно возросшей боевой мощью. Несмотря на это, на "Зейдлице" сохранился калибр орудий 280 мм.

"Зейдлиц" на достройке. 1912 г.

"Зейдлиц" на достройке. 1912 г.

Особенности его проекта стали известны англичанам, и это должно было оказать влияние на их будущие корабли, так как один инженер верфи-строителя продал чертежи линейного крейсера англичанам, которые, как ни странно, не сделали для себя никаких выводов из его высокой непотопляемости.

Артиллерия главного калибра, как и на "Мольтке", состояла из 10 скорострельных 280-мм орудий с длиной ствола 50 калибров (14 000 мм), против 45 калибров у "Фон-дер-Танна", весом 36 т каждое в пяти двухорудийных башнях, установленных с сектором обстрела носовой башни 300°, пары кормовых линейновозвышенных башен 290°, бортовых башен 180° на ближний борт и 125° на дальний. Таким образом, суммарный сектор обстрела составлял 1490° или в среднем 298° на башню. Высота осей орудий над главной ватерлинией равнялась для носовой башни 10,4 м, бортовых башен 8,2 м, кормовых башен 8,4 м и 6,0 м соответственно. Необходимо отметить, что за исключением носовой башни на дополнительной верхней палубе высота осей орудий остальных башен была несколько меньше, чем у "Мольтке".

Установки 280-мм орудий образца 1910 г., точно такие же, как и на "Мольтке", первоначально обеспечивали угол склонения стволов –8°, угол возвышения +13,5° с максимальной дальностью стрельбы 18 100 м (98 каб.). Однако после Ютландского боя угол склонения стволов орудий был уменьшен до –5,5°, а угол возвышения увеличен до +16°, что позволило увеличить максимальную дальность стрельбы до 19 100 м (103 каб.).

Во всех башнях снарядные погреба были расположены ниже зарядных и находились на палубных платформах или на стеллажах. Боекомплект составлял 87 бронебойных снарядов на орудие, хотя английская разведка называла цифру 96 для башен, расположенных в диаметральной плоскости, и 81 для бортовых башен, что должно составлять 846 снарядов. Согласно Гронеру [9], общий боекомплект составлял 870 снарядов, то есть по 87 снарядов на орудие.

Приборы центрального управления стрельбой артиллерии главного и среднего калибра были установлены в 1915 г.

Двенадцать скорострельных 150-мм орудий с длиной ствола 45 калибров (6 750 мм) в установках образца 1906 г. (таких же, как и на "Мольтке") были расположены в батарее на верхней палубе и имели боекомплект 160 снарядов на орудие. Общий боекомплект составлял 1 920 снарядов. Дальность стрельбы с 13 500 м была повышена до 16 800 м.

Первоначально на нем стояли 12 скорострельных 88-мм орудий с длиной ствола 45 калибров (3 960 мм) в установках образца 1906 г., предназначенные для стрельбы по морским целям (общий боекомплект 3 400 выстрелов). Из них четыре были расположены в носовой части ниже верхней палубы, два в носовой надстройке, четыре позади батареи 150-мм орудий и два за щитами в кормовой надстройке. В начале первой мировой войны два последних заменили двумя зенитными орудиями калибра 88 мм в установке образца 1913 г. с углом подъёма ствола орудия +70°, а в 1916 г. перед Ютландским боем также сняли и все остальные, предназначенные для стрельбы по морским целям.

Торпедное вооружение состояло из четырех 500-мм подводных торпедных аппаратов (по одному в носовой и кормовой части и два бортовых впереди барбета носовой башни). Общий боекомплект составлял 11 торпед.

Главный броневой пояс из крупповской цементированной брони толщиной 300 мм простирался между внешними краями барбетов носовой и кормовой башен, располагаясь на 1,4 м выше и на 0,4 м ниже главной ватерлинии, с постепенным уменьшением толщины до 150 мм у нижнего края пояса (в 1,75 м ниже главной ватерлинии) и был установлен на прокладке из тикового дерева толщиной 50 мм. От верхней кромки главного броневого пояса до верхней палубы броневой пояс по толщине постепенно уменьшался с 300 мм до 230 мм и, продолжая постепенно уменьшаться дальше, достигал 200 мм у нижних кромок орудийных портов батареи среднего калибра. Переборки по концам главного броневого пояса были прямые толщиной 200 мм в носовой части и 100 мм в корме.

Броневой пояс батареи имел толщину 150 мм от нижней кромки орудийных портов и выше. Позади орудий располагались противоосколочные экраны, между орудиями переборки и щиты толщиной 20 мм, и всё это заканчивалось в оконечностях переборками толщиной 150 мм.

Барбеты имели толщину стенки 230 мм. У носовой и кормовой башен они были уменьшены до 200 мм в

Линейный крейсер "Зейдлиц"
Линейный крейсер "Зейдлиц"
Линейный крейсер "Зейдлиц"

Линейный крейсер "Зейдлиц"

Варианты при проектировании корабля: а) – проект IIIc (8 305-мм орудий), б) – проект IVe (10 280-мм орудий в диаметральной плоскости корабля) в) –окончательный проект с 10 280-мм орудиями. тех местах, которые дополнительно прикрывались соответственно передней и задней боевыми рубками и барбетом кормовой линейно-возвышенной башни.

Наружная стенка барбетов носовой и кормовой башен до броневой палубы имела толщину 230 мм, но толщину стенок барбетов башен, расположенных в диаметральной плоскости, уменьшили до 30 мм позади 230– 300-мм бортовой брони. Толщина стенок барбетов обеих бортовых башен была уменьшена до 100 мм позади бронирования батареи и до 30 мм за 230-300-мм бортовой броней.

Толщина лобовой части башен составляла 250 мм, боковых стенок — 200 мм, задней части — 210 мм, наклонной передней части крыши — 100 мм, плоской части крыши — 70 мм и настила башни в кормовой части—100-50 мм. Толщина стенки передней боевой рубки равнялась 350-250 мм, её крыши —80 мм, задней боевой рубки соответственно — 200 мм и 50 мм.

Бронированная палуба толщиной 30 мм в середине корабля своей плоской частью располагалась на 1,4 м выше главной ватерлинии. В носовой части она имела толщину 50 мм и была на 0,9 м ниже главной ватерлинии, а в корме — толщину 80 мм и на 1,8 м ниже ее (со скосами толщиной 50 мм). Верхняя палуба имела толщину 25 мм за пределами батареи, а палуба полубака образовывала ее крышу толщиной 55 мм над орудиями 35 мм около барбетов бортовых башен и 25 мм ближе к диаметральной плоскости.

Подводная защита была обычной для немецких кораблей и представляла собой противоторпедную переборку, протянувшуюся между внешними краями барбетов носовой и кормовой башен. Она отстояла на 4 м от борта на миделе и имела 30-мм толщину, увеличиваясь до 50 мм в районе погребов боезапаса и оканчиваясь поперечными 20-мм переборками. Над бронированной палубой противоторпедная 30-мм переборка продолжалась до верхней палубы как противоосколочная.

Пять главных котельных отделений разделили двумя продольными переборками, образуя 15 отдельных кочегарок. В трёх передних располагалось по одному котлу, в остальных — по два. В общей сложности 27 котлов типа Шульца– Торникрофта (на три больше, чем у "Мольтке") обеспечивали давление пара 16 кгс/кв.см и имели общую площадь нагрева 12 500 кв.м.

В трех машинных отделениях были установлены два комплекта морских турбин Парсонса, вращавшие четыре вала. В двух передних машинных отделениях размещались турбины высокого давления, вращавшие наружные валы. В заднем машинном отделении, расположенном у диаметральной плоскости, размещались турбины низкого давления, вращавшие внутренние валы.

Линейный крейсер "Зейдлиц" на достройке. 1912 г.

Линейный крейсер "Зейдлиц" на достройке. 1912 г.

Рядом с задним машинным отделением, ближе к бортам, располагались два отделения вспомогательных механизмов. Четыре четырехлопастных винта имели диаметр 3,88 м.Номинальная проектная мощность на валах составляла 63 000 л.с. или 2,21 л.с./т полного водоизмещения, против 52 000 л.с. у "Мольтке" (увеличение на 17,5%), что позволяло кораблю развивать скорость 26,5 узлов (на 1 узел больше, чем у "Мольтке"). При испытаниях на Нейкругской мерной миле машинная установка развила форсированную мощность 89 738 л.с. (увеличение на 42%), что при частоте вращения гребных валов 329 об/мин. позволило кораблю развить скорость 28,13 узла.

Нормальный запас топлива составлял 984 т угля, максимальный 3 050 т, к которому позднее было добавлено 200 т нефти для вспрыскивания на уголь в топки котлов. Дальность плавания составляла 2 280 миль при скорости 23,7 узла и 4 020 миль при 16,2 узла. Согласно Гронеру [9], нормальный запас топлива составлял 1 000 т угля, максимальный 3 600 т, дальность плавания 4 200 миль при скорости 14 узлов.

Площадь, занятая турбинными и котельными отделениями, составляла соответственно 404 кв.м и 925 кв.м, по сравнению с 645 кв.м и 1 170 кв.м на английском линейном крейсере "Принсес Роял", и, по английским понятиям, машинные отделения немецких крейсеров были очень тесные.

Электроэнергию кораблю обеспечивали шесть турбогенераторов общей мощностью 1 800 кВт, напряжением 220 В (против 1 500 кВт у "Мольтке").

Метацентрическая высота составляла 3,12 м и являлась наибольшей из всех известных периода первой мировой войны крупных немецких кораблей. Остойчивость была максимальная при 33° крена и нулевой при 12°. Установленные на корабле успокоительные цистерны Фрамма, как полагают, по назначению не использовались.

На "Зейдлице" имелись два расположенных тандемом, друг за другом руля, из которых передний был (как и на "Мольтке") недостаточно эффективным. Корабль обладал хорошими ходовыми качествами и плавным движением, был подвержен легкому крену в подветренную сторону. Маневренность и поворотливость оказались такие же, как и у "Мольтке". Подобно всем немецким линейным крейсерам, "Зейдлиц" поворачивал медленно и со значительной потерей скорости.

Пропорции "Зейдлица" отличались от пропорций "Мольтке". По внешнему виду "Зейдлиц" очень напоминал "Мольтке", но на нем была установлена дополнительная верхняя палуба, протянувшаяся от форштевня до фок-мачты. Форштевень линейного крейсера был почти прямой с крутым подъёмом днища в носовой части. Полые трубчатые мачты оставались на нем до конца его службы. До 1916 г. он был оборудован противоторпедными сетями. "Зейдлиц" был значительно лучше бронирован, чем современный ему "Куин Мери" (8 343-мм орудий) и превосходил его во всём, за исключением артиллерии главного калибра.

Линейный крейсер "Зейдлиц". 1913 г. (Наружный вид, вид сверху)

Линейный крейсер "Зейдлиц". 1913 г. (Наружный вид, вид сверху)

Экипаж "Зейдлица", согласно Hildebrand[7], насчитывал 1 068-1 143 человек (из них 43 офицера), согласно Groner [8], 1 068 человек. Становясь флагманским кораблем, экипаж увеличивался на 75 человек (из них 13 офицеров) достигая 1 143 человек. Согласно Conway [6], в Ютландском бою экипаж насчитывал 1425 человек.

Стоимость постройки составляла 44 685 тыс. марок или 22 343 тыс.руб. золотом.

Кораблем командовали: капитан 1-го ранга фон Эгиди (май 1913 г. — октябрь 1917 г.), капитан 1-го ранга Тагерт (временно исполняющий обязанности с октябр 1917 г.), капитан 1-го ранга фон Эгиди (ноябрь 1917 г.), капитан 1-го ранга Тагерт (ноябрь 1917 г. –—декабрь 1917 г.), капитан-лейтенант Брауер (в период интернирования).

30 марта 1912 г. после обряда крещения, произведенного генерал-инспектором кавалерии фон Клейстом, корабль сошел со стапеля. Стапельный период постройки корабля составил почти 14 месяцев (достройка на плаву также 14 месяцев). Всего постройка до начала испытаний продолжалась около 28 месяцев. В апреле 1913 г. под управлением заводской команды линейный крейсер перешёл в Киль. Там 22 мая 1913 г. "Зейдлиц" предварительно вошел в состав флота, и начались приемо-сдаточные испытания. Проведение испытаний заняло всего 3 месяца.

Линейный крейсер "Зейдлиц"
Носовая часть (вверху) и кормовые башни "Зейдлица"

Носовая часть (вверху) и кормовые башни "Зейдлица"

Испытания прерывались 29 июня и 3 августа 1913 г., на время смотра линейного крейсера кайзером Вильгельмом II и посещения его королем Италии Виктором Эмануилом III. Закончив 17 августа 1913 г. ходовые испытания, корабль окончательно вошёл в состав флота, 31 августа 1913 г. присоединился к находящемуся у Гельголанда флоту Открытого моря и немедленно подключился к маневрам.

В качестве рядового корабля 1-й разведывательной группы "Зейдлиц" принимал участие в её последующих учениях в составе группы, пока 23 июня 1914 г. ее командующий контр-адмирал Хиппер не перенёс на него свой флаг с "Мольтке". С тех пор почти весь период первой мировой войны, за исключением коротких перерывов, "Зейдлиц" был флагманским кораблем до 26 октября 1917 г., когда линейный крейсер "Гинденбург" вступил в строй (хотя флагманским кораблем в Ютландском бою был "Лютцов"). В июле 1914 г. "Зейдлиц" принял участие в походе флота Открытого моря в Норвегию, который пришлось прервать из-за опасности возникновения войны.

После начала войны 1-й разведывательной группе поручили охранение Немецкой бухты. Кроме своих линейных крейсеров им передали в подчинение все предназначенные для сторожевой службы корабли, а также самолеты и дирижабли. Эта система охранения оставалась в действии до августа 1918 г.

Первый боевой выход флота Открытого моря состоялся со 2 по 4 ноября 1914 г. После мобилизации и присоединения резервных кораблей командование флота получило наименование "командование морских сил Открытого моря". В 16 ч.30 м. 2 ноября 1914 г. 1-я разведывательная группа под командованием контр-адмирала Хиппера в составе линейных крейсеров "Зейдлиц" (флагман), "Мольтке", "Блюхер" и "Фон-дер-Танн" (флагманский корабль 2-го флагмана) и 2-я разведывательная группа в составе легких крейсеров "Страссбург", "Грауденц", "Кольберг" и "Штральзунд" вышли в боевой поход к восточному побережью Англии.

В то время как рано утром 3 ноября 1914 г. линейные крейсера из-за туманной погоды безрезультатно обстреливали Ярмут, "Штральзунд" поставил большое минное заграждение. На случай оказания поддержки 1-я и 2-я эскадры линкоров заняли исходную позицию на рейде Шиллинг, 3-я и 4-я разведывательная группы в устье реки Везер, 5-я эскадра линкоров в повышенной готовности заняла позицию на реке Эльба, а 6-я эскадра на внешнем рейде Яде. После ввода в строй "Дерфлингера" 20 ноября 1914 г. контр-адмирал Хиппер с 1-й разведывательной группой в охранении легких крейсеров "Страссбург", "Штральзунд" и 5-й флотилии миноносцев предпринял выход до района в 80 милях севернее Гельголанда. Встречи с противником не произошло.

Через месяц (15/16 декабря 1914 г.) контр-адмирал Хиппер с 1-й и 2-й разведывательными группами в таком же составе, как и 20 ноября, осуществил новый набег на восточное английское побережье. Из-за сильной волны выполнение поставленной задачи находилось под угрозой срыва. "Штральзунд" сообщил о невозможности применения корабельной артиллерии против берега из-за шторма. Хиппер отпустил в базу легкие крейсера и миноносцы, за исключением "Кольберга", на борту которого находились мины. "Зейдлиц", "Мольтке" и "Блюхер" под его командованием обстреляли город и порт Хартлепул, "Фон-дер-Танн" и "Дерфлингер" под командованием контр-адмирала Тапкена Уитби и Скарборо. Южнее Скарборо "Кольберг" выставил минное заграждение.

Группу "Зейдлица" атаковали четыре английских эскадренных миноносца, но их атаку отбили, тяжело повредив некоторые из них. "Зейдлиц", подойдя на дистанцию действенного огня, около 8 ч. 00 м. начал обстрел береговой батареи. Огонь оказался точным, и вскоре ему отвечали только одно 152-мм орудие и одна легкая пушка. Но сам он получил три попадания 152-мм снарядами с береговой батареи (был ранен 1 человек).

Во время третьего боевого похода в район Доггер-банки, начавшегося 23 января 1915 г., англичанами был потоплен "Блюхер". В этом бою флагманский "Зейдлиц" сначала вел огонь по "Тайгеру", а в конце боя по "Лайону", в результате чего последний был сильно поврежден и вышел из строя. "Зейдлиц" выпустил .390 280-мм бронебойных снарядов (45% боекомплекта) — больше всех участвующих в бою кораблей и добился по крайней мере 8 попаданий (2% выпущенных снарядов) из общего количества 22 попаданий, достигнутых немцами в британские корабли. В свою очередь он был поражен тремя снарядами англичан.

Во время боя "Зейдлиц" получил следующие повреждения.

10 ч.25 м. Первое попадание. 343-мм снаряд с "Тайгера" попал в носовую часть корабля, но не произвел больших разрушений. Из-за дыма "Тайгер" вскоре потерял "Зейдлица" из виду, и по германскому флагманскому кораблю стрелял только один "Лайон".

10 ч.43 м. Второе попадание. 343-мм снаряд с "Лайона" с дистанции около 15 500 м (84 каб.) причинил большие разрушения, пробив верхнюю палубу в кормовой части. Кормовые каюты офицеров, кают-компания и всё, что находилось вблизи места взрыва, оказались разрушенными. Затем снаряд попал в барбет кормовой башни, пробил стенку барбета толщиной 230 мм и, разорвавшись во время проникновения через броню барбета, увлек докрасна раскаленные осколки и обломки брони в рабочее отделение башни.

Линейный крейсер "Зейдлиц’’. Повреждения надстройки, полученные в бою у Хартлепула 14 декабря 1914 г.

Линейный крейсер "Зейдлиц’’. Повреждения надстройки, полученные в бою у Хартлепула 14 декабря 1914 г.

Эти осколки пробили подачную трубу и подожгли находящиеся там несколько главных и дополнительных зарядов. Вспышка воспламенила заряды в боевом отделении башни, в нижних подъемниках и перегрузочном отделении башни, и огонь проник в зарядный погреб.

Возгорание зарядов было сначала сравнительно медленным, потом дым от горящих зарядов в рабочей камере начал проникать в перегрузочное отделение одной палубой ниже. Команда перегрузочного отделения кормовой башни, вероятно, пыталась спастись через дверь в переборке, которая вела в соседнее подбашенное отделение . В тот момент, когда дверь открылась, заряды в перегрузочном отделении вспыхнули и пламя горящих зарядов перебросилось на заряды в зарядниках и перегрузочном отделении.

Одновременно пламя проникло в кормовую линейно-возвышенную башню и зажгло там, а также в зарядном погребе, в рабочем и боевом отделениях большое количество зарядов. Таким образом, 62 полных (главных и дополнительных) заряда сгорели полностью. Огонь охватил 6 т пороха. Из двух кормовых башен поднялся столб пламени и газов "высотой с дом" и повалил густой черный дым. На телефонные вызовы башни не отвечали. Море огня поглотило 165 человек, из которых 159 погибли мгновенно.

Но в погреба огонь не проник и заряды, находившиеся ещё в латунных гильзах, не взорвались. Погреба были затоплены благодаря мужеству трюмного старшины Вильгельма Хайдкампа, который при угрозе взрыва снарядных погребов голыми руками взялся за раскаленные штурвалы клапанов затопления и повернул их. При этом он сжёг себе руки (его именем назвали заложенный 14 декабря 1937 г. в Киле эскадренный миноносец Z-21).

Таким образом снарядные погреба и кормовое торпедное отделение удалось затопить, не допустив взрыва находящихся в них снарядов главного калибра и торпед. Корабль принял около 600 т воды. Вода, поданная для затопления погребов, через поврежденные вентиляционные магистрали проникла в другие помещения крейсера и затопила корму. Однако дым и пламя проникли через поврежденную вентиляционную систему в помещения кормовой части, и обитаемые помещения из-за дыма и пламени пришлось покинуть на 1,5 часа. Положение корабля было очень серьёзно, хотя управление артиллерийским огнем сохранялось.

В течение нескольких минут, когда из башен валил густой дым, все на "Зейдлице" ожидали, что корабль вот-вот взорвется. Чтобы до своей гибели нанести как можно больший ущерб противнику, старший артиллерист "Зейдлица" с удивительным хладнокровием открыл частый огонь, и залпы трех уцелевших башен грохотали каждые 10 секунд под приветственные крики с остальных германских кораблей.

Если это действительно было так, то скорость стрельбы "Зейдлица" была необычайно велика — 3 выстрела из каждого орудия главного калибра в минуту, по сравнению с нормальными 2,5 выстрелами. Вероятно, залпами стреляли по одному орудию из каждой башни, как в британском флоте.

В 11 ч.05 м. в уцелевших башнях оставалось всего 200 выстрелов.

11 ч.25 м. Третье попадание. Другой 343-мм снаряд с "Лайона" так же, как и первый, с дистанции 15 000 м (81 каб.) разорвался в средней части корабля на броневом поясе толщиной 300 мм, но его не пробил. Лишь одна из броневых плит оказалась вдавленной в прокладку из тикового дерева, вследствие чего в корпус стала поступать вода.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждения башни "D", полученное в бою у Доггер– Банки.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждения башни "D", полученное в бою у Доггер– Банки.

11 ч.52 м. Флагманский корабль вице-адмирала Битти "Лайон" вышел из строя, поскольку в результате многочисленных попаданий он не мог держать скорость более 15 узлов.

Около 12 ч.00 м. на основании неправильно понятого приказа, переданного с флагмана флажным сигналом, британские линейные крейсера прекратили преследование немецких линейных крейсеров и пошли севернее, чтобы добить "Блюхер". В 12 ч. 12 м. немецкие линейные крейсера вследствие тяжелых повреждений и большого расхода боеприпасов отвернули на юг и предоставили "Блюхер" его судьбе. В 12 ч.14 м. "Зейдлиц" прекратил огонь. В 12 ч. 16 м. последним прекратил огонь "Мольтке".

Потери "Зейдлица" составляли 159 убитых и 33 раненых. Общие потери немцев в бою у Доггер-банки составили 954 убитых и 80 раненых. Стало очевидным, что на "Зейдлице" слишком много зарядов находилось на подъёмнике между погребом и орудиями. В ночь после боя линейный крейсер вошел в плавучий док на Государственной верфи в Вильгельмсхафене и был отремонтирован за 65 дней к 1 апреля 1915 г.

После ремонта "Зейдлиц" снова принимает участие в боевых действиях флота 17/18 и 21/22 апреля, 17/18 и 29/30 мая 1915 г. С 3 по 21 августа 1915 г. 1-я разведывательная группа в составе линейных крейсеров "Зейдлиц", "Мольтке" и "Фон-дер-Танн" включилась в операцию по прорыву в Рижский залив, во время которой вице-адмирал (с 17 июля 1915г.) Хиппер командовал силами прикрытия. 11/12 сентября 1915 г. 1-я разведывательная группа прикрывала минную постановку в районе банки Терхшелинг. 23/24 октября 1915 г. под командованием нового командующего флотом вице-адмирала Шеера она участвовала в боевом походе флота до широты Эйсберга, 3/4 марта 1916 г. вышла для поддержки возвращавшегося рейдера "Мёве" и 5/7 марта 1916 г. произвела набег на Хуфден.

27 марта 1916 г. командующий 2-й разведывательной группой контр-адмирал Бедикер сменил заболевшего вице-адмирала Хиппера. Он поднял свой флаг на борту "Зейдлица", который 24 апреля 1916 г. в качестве флагманского корабля повел соединение в набег на Ловестофт и Ярмут.

В 15 ч.48 м. 24 апреля 1916 г. во время следующего набега на Ловестофт "Зейдлиц" подорвался на английской мине, поставленной с подводной лодки (вес заряда — 120 кг влажного пироксилина), которая взорвалась по левому борту в 3,9 м ниже ватерлинии напротив бортового торпедного аппарата, и получил пробоину размером около 95 кв.м.

Броневые плиты и две ближайшие продольные переборки были разрушены или повреждены на длине 15 м. В то же время через многочисленные неплотности в поперечной переборке вода начала поступать за противоторпедную переборку. В помещении бортового торпедного аппарата боеголовки торпед были сильно повреждены, но так же, как и на "Мольтке", взрыва заряда не произошло. Внутрь корпуса "Зейдлица" поступило 1 400 т воды, и осадка носовой частью увеличилась на 1,4 м, но он всё же смог вернуться в Вильгельмсхафен со скоростью 15 узлов.

Чтобы продолжить операцию, контр-адмирал Бедикер в 19 ч.25 м. перешел на эскадренный миноносец V-28, а затем в 20 ч.30 м. поднял свой флаг на "Лютцове", который с тех пор и до своей гибели оставался бессменным флагманским кораблем 1-й разведывательной группы.

Под командованием контр-адмирала Бедикера линейные крейсера "Лютцов", "Дерфлингер", "Мольтке" и "Фон-дер– Танн" обстреляли Ловестофт, выпустив по нему соответственно 229, 151, 59 и 69 снарядов калибра 280 мм и разрушив там около 200 зданий. В это же время "Зейдлиц" в сопровождении двух миноносцев ушел в Вильгельмсхафен сразу на верфь.

О его готовности командованию флота Открытого моря доложили 2 мая 1916 г., но испытания на водонепроницаемость 22/23 мая показали, что продольные переборки бортового торпедного отделения пропускают воду и необходимо ещё пять дней для окончательного исправления повреждений, поэтому операция могла состояться не ранее 29 мая. Это стало одной из причин того, что Ютландский бой произошел 31 мая/1 июня 1916 г.

25 мая 1916 г. он снова был в полной боевой готовности. Поскольку командующий флотом очень рассчитывал на этот корабль, уже запланированная на несколько дней раньше боевая операция флота, которая вошла в морскую историю как Ютландский бой, была проведена лишь 31 мая/1 июня 1916 г. Во время этого боя в составе 1-й разведывательной группы "Зейдлиц" действовал как рядовой корабль, поскольку Хиппер держал свой флаг на "Лютцове".

Около 16 ч.30 м.31 мая 1916 г. линейные крейсера противников обнаружили друг друга и началась первая фаза Ютландского боя, известная как бой авангардов (15 ч.30 м. – 18 ч.50 м.), поскольку Хиппер при появлении шести английских линейных крейсеров повернул пять своих кораблей последовательно на обратный курс с целью навести англичан на свои главные силы.

В 16 ч.40 м. Хиппер приказал своим кораблям "разделить цели слева". Это означало, что "Зейдлиц" должен был стрелять по "Куин Мери", поскольку в Ютландском бою он шел третьим в строю.

В 16 ч.48 м. Битти поднял сигнал, чтобы "Лайон" и "Принсес Роял" сосредоточили огонь на головном "Лютцове". Не заметив этого сигнала, на "Куин Мери", по-видимому, предполагали, что по второму в немецком строю "Дерфлингеру" стреляет "Принсес Роял", и потому открыли огонь по третьему кораблю германской колонны — "Зейдлицу", который, в свою очередь, с начала боя вел огонь по "Куин Мери", а затем по "Тайгеру". Все его следующие цели очень трудно идентифицировать, но они включали линейные корабли 5-й британской эскадры "Уорспайт" и "Колоссус".

Линейные крейсера уходят на боевое задание

Линейные крейсера уходят на боевое задание

Старший врач "Зейдлица" доктор Амелунг в отрывочных, но ярких и жутких по содержанию фразах описывает свои впечатления и деятельность в перевязочных пунктах корабля во время Ютландского боя.

Всего "Зейдлиц" выпустил 376 280-мм бронебойных снарядов и, как полагают, смог достичь десяти (2,6%) попаданий: четыре в "Куин Мери", два в "Тайгер", два в "Уорспайт" и два в "Колоссус". В первые 80 минут боя он выпустил около 300 280-мм снарядов и добился только шести (2%) попаданий в линейные крейсера, в то время как в оставшееся время боя он выпустил 76 снарядов и добился четырех (5,3%) попаданий, из которых два было в "Уорспайт" на дальней дистанции. За время боя "Зейдлиц" выпустил 450 150-мм снарядов, больше, чем любой из немецких кораблей, в основном по эскадренным миноносцам, линейным крейсерам и броненосному крейсеру "Дефенс".

Вот что писал доктор Амелунг: "Боевые перевязочные пункты были устроены следующим образом: в отделении N6 располагался носовой перевязочный пункт в ведении третьего врача; пятое отделение было предназначено для помещения трупов, и во время боя в него перенесли многих; непосредственно в четвертом отделении по левому борту, позади батарейной палубы находился главный перевязочный пункт в ведении старшего врача, и по правому борту — вспомогательный перевязочный пункт в ведении второго врача, однако в отдельном помещении, сообщавшемся с главным пунктом; в третьем отделении был приемный пункт для раненых."

31 мая 1916 г., согласно Campbell [8], "Зейдлиц" получил 22 попадания снарядами крупного калибра и одно 533-мм торпедой. Groner [9] утверждает, что линейный крейсер получил 24 попадания снарядами крупного калибра, нанесшими ему повреждения в надводной и подводной частях корпуса. Это произошло в следующем хронологическом порядке.

"Зейдлиц'' в Ютландском бою

"Зейдлиц'' в Ютландском бою

16 ч.30 м.— 17 ч.55 м. Первый этап боя авангардов — "бег на юг".

Доктор Амелунг: "Боевая тревога около 17 часов. Период ожидания полон беспокойства. Я вышел на минуту на мостик, но уже началась стрельба. Я вернулся на свой пост. Опять ждем. Корабль сотрясается от грохота артиллерии. Распоряжения приходится передавать знаками, все звуки голоса тонут в оглушающем гуле боя."

16 ч.50 м. "Зейдлиц" открыл огонь по "Куин Мери".

16 ч.55 м. Первый 343-мм снаряд с "Куин Мери" пробил бортовую броню впереди фок-мачты и разорвался в отсеке XIII на 25-мм верхней палубе, в которой образовалась пробоина 3 х 3 м. На посту энергетики правого борта вышел из действия носовой распределительный пульт, были сильно повреждены легкие конструкции, и в результате этого возникло постоянное поступление потока воды по главной палубе около барбета носовой башни, которая стекала оттуда в погреб и в пост управления кораблем.

Доктор Амелунг: "Первый неприятельский снаряд, поразивший корабль, разорвался в отделении N6 и разрушил носовой перевязочный пункт. Водонепроницаемые двери открылись на мгновенье, и третий врач, парикмахер и священник, голова которого была перевязана, нашли убежище в главном перевязочном пункте. Остальной персонал носового пункта был убит."

16 ч.57 м. Второй 343-мм снаряд с "Куин-Мери" с дистанции 13 200 – 13 600 м (71-74 каб.) попал в бортовую броню толщиной 230 мм напротив барбета левой бортовой башни и разорвался в проделанной им пробоине. Обломки брони и осколки снаряда пробили стенку барбета, имевшую в этом месте толщину 30 мм, проникли в перегрузочное помещение башни и зажгли в рабочем отделении два главных полузаряда и два дополнительных зарядных картуза. Заряды состояли из двух частей: главный полузаряд в тяжелой медной гильзе и дополнительный, который помещался в двойном шелковом картузе в латунном пенале, из которого вынимался непосредственно перед заряжанием.

Механизм наведения орудия, поворота башни и подъёмники вывело из строя. Большинство башенного расчета погибло в потоке пламени и газов, но погреб башни был вовремя затоплен. Башня вышла из действия на всё время боя, но такого сильного взрыва, как 24 января 1915 г., не произошло. Переделки, произведенные на германских кораблях после боя у Доггер-банки, предотвратили катастрофу.

Доктор Амелунг: "Пошли раненые. Невозможно обследовать их тщательно друг за другом. И в то время как я быстро накладываю первоначальную повязку, я вижу пламя. Помещение наполняется густыми клубами дыма и газа, образовавшимися при взрыве неприятельского снаряда над перевязочным пунктом. Каждый надевает свой противогаз. Жара удушливая и совершенно не позволяет работать, и я срываю его и нахожу, что можно дышать, и занимаюсь перевязкой раненых. В это время вследствие тушения пожара в левой бортовой башне отделение N3 стало озером. Тогда раненых стали носить во вспомогательный перевязочный пункт, где работают два младших врача. Еще один врач помогает мне у операционного стола."

Третий 343-мм снаряд с "Куин Мери" разорвался под водой рядом с бортом в средней части, вызвав расхождение швов наружной обшивки корпуса по длине 11 м.

Первое поступление воды внутрь корпуса произошло через подводные пробоины левого борта в средней части корпуса, полученные им от разрыва в воде английских снарядов, падавших с недолетами. Эти повреждения находились у главного броневого пояса, в результате чего передние наружные угольные бункера и дополнительные бункера XIII отсека, а также креновые цистерны залило водой. Помимо этого, в XIII отсеке во избежание взрыва от возникшего там пожара во время артиллерийского боя пришлось затопить водой снарядный и зарядный погреба левой бортовой башни.

17 ч.05 м. Подошла и открыла огонь с дистанции 17 600 м (95 каб.) 5-я эскадра британских линейных кораблей контр-адмирала Эван-Томаса.

17 ч.17 м. Четвертый 343-мм снаряд с "Куин Мери" с дистанции 16 400 м (88 каб.) ударил в бортовую броню толщиной 200 мм и затем в стык между 200-и 230-мм плитами порога порта 150-мм орудия позади переборки. Снаряд вызвал большие повреждения. Осколки снаряда пробили многие переборки корабля. 150-мм орудие № 6 (левого борта) вышло из строя.

Доктор Амелунг: "Вентиляция очень слабая. Температура в помещении держалась около 40°С все время боя. Водопровод пресной воды перебит. Имеющаяся в лазарете пресная вода отдана раненым, которых мучает жажда. Врачи мыли свои руки в загрязненной воде, но вытирали их стерилизованными материалами, которых, к счастью, было запасено достаточно. Угольная пыль садится на все. Лужи крови видны повсюду. То и дело пожарный рукав протаскивают через перевязочный пункт и пачкают все."

В период между 17 ч. 17 м. и 17 ч.26 м. пятый снаряд (381-мм) с 5– й эскадры линейных кораблей на– сквозь пробил наветренную палубу и разорвался, изрешетив ее осколками, нанес разрушения полубаку и нижним палубам.

17 ч. 26 м. На несколько минут "Дерфлингер" и "Зейдлиц" с дистанции 3900 м (75 каб.) сосредоточили огонь по "Куин Мери", и от их совместного артиллерийского огня он взорвался и затонул.

От нарушения водонепроницаемости переборок, явившегося результатом попаданий артиллерийских снарядов, вода проникла в погреб кормовой линейно-возвышенной башни, где и держалась на уровне 1 м от палубы (однако она угрожающего значения для корабля не имела).

17 ч. 37 м. Положение линейного крейсера изменилось в худшую сторону после атаки 9-й и 13-й флотилий британских эскадренных миноносцев, прорвавших линию вышедшей ей навстречу 9-й флотилии германских эскадренных миноносцев, когда эсминец "Петард" или, возможно, "Турбулент" выпустил три торпеды с дистанции 5 000 м (27 каб.), одна из которых попала в носовую часть правого борта "Зейдлица" в районе 123 шпангоута под броневой пояс (на германских кораблях счет шпангоутов и отсеков идет с кормы на нос).

Линейный крейсер "Зейдлиц"
Линейный крейсер "Зейдлиц"
"Зейдлиц" возвращается после Ютландского боя

"Зейдлиц" возвращается после Ютландского боя

Вес заряда английской торпеды 232 кг. Торпеда попала в правый борт на уровне переднего края барбета носовой башни. В результате в наружной обшивке корпуса образовалась пробоина размером 12 х 3,9 м площадью 15,2 кв.м и разошлись швы на протяжении 28 м. Однако противоторпедная переборка, имевшая в этом месте толщину 50 мм, выдержала, хотя и имела значительную течь в местах соединения её с броневой палубой.

При взрыве кусок наружной обшивки весом 70 кг вместе с некоторыми частями шпангоутов и стингеров был с силой отброшен внутрь корпуса и пробил несколько переборок общей толщиной 40 мм. Столб воды от взрыва торпеды ударил по стволу правого 150-мм казематного орудия № 1 и заклинил его так прочно, что оно вышло из строя до конца боя.

В районе взрыва торпеды находилась носовая электростанция с двумя турбодинамомашинами и несколькими трансформаторами, которые вследствие полученных повреждений перестали действовать, и питание электроэнергией пришлось перенести на кормовую электростанцию, причем управляющий ими унтер-офицер оперативно произвел переключение станций.

От сильного сотрясения, которое ощущалось по всему кораблю и передалось резким толчком на броне, у правой турбины подскочил предохранительный клапан и остался в таком положении. Кроме того, от толчка лопнул и сам корпус турбины. Отделение быстро заполнилось паром, и личный состав, чтобы не обвариться, вынужден был отыскивать повреждения для их исправления ползком и полулежа. Несмотря на чрезвычайно тяжелые условия, ремонт машины был закончен через 15 минут.

Из поврежденного отсека вода постепенно проникала через места внутренних повреждений в соседние. Так, например, она распространилась сначала в углы между бортовой броней и бронированной палубой, а затем через различные отверстия залила отсеки между продольной противоторпедной переборкой и бронированной палубой.

В носовой части затопило водой XIV отсек правого борта ниже бронированной палубы и помещение под бортовым торпедным аппаратом. В результате всего этого корабль принял до 2 000 т воды. Линейный крейсер получил незначительный крен на правый борт и дифферент на нос, который увеличил его осадку на 1,8 м, приподняв при этом корму на 0,5 м. Общая осадка корабля увеличилась на 0,63 м.

Вследствие значительных повреждений, произведенных взрывом торпеды, вода продолжала поступать через разрушенные вентиляционные трубы и различные отверстия в противоторпедной переборке, появившиеся в результате расшатавшихся связей от сотрясений при взрывах. Вода проникала через поперечные переборки, через сальники электрических проводов и переговорные трубы.

Некоторое время "Зейдлиц" ещё мог поддерживать полную скорость хода, но вскоре весь отсек длиной 19,5 м между прочной передней переборкой и переборкой переднего котельного отделения заполнился водой до броневой палубы. Постепенно она заливала носовую часть корабля, и дифферент на нос продолжал увеличиваться. Скорость хода с 20 узлов пришлось уменьшить до 15, а затем и до 12, так как вода доходила до верхней палубы полубака.

Положение сделалось ещё более опасным, когда вода стала проникать из батарейной палубы через носовой поперечный траверз, разделявший XIII и XIV отсеки, кроме того, XIII отсек затапливался с бронированной палубы через повреждения, полученные с правого и левого бортов. Это случилось потому, что казематная броня, находившаяся между главным броневым траверзом и косым траверзом бронирования (карапасом) оказалась слаба и давления воды не выдержала.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждение башни, полученное в Ютландском бою.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждение башни, полученное в Ютландском бою.

Основание носовой башни было тоже затоплено водой, поступавшей через трещины разошедшихся швов расшатанных в бою переборок. Снарядные и зарядные погреба и шахта экстренного выхода носового бортового торпедного аппарата затоплялись водой через сальники, вентиляционные и переговорные трубы.

Доктор Амелунг: "Каждый перерыв боя был использован для очистки лазарета и смены пропитанных кровью повязок. Невозможно сделать какую-нибудь крупную операцию — нет времени. Было слишком сложно использовать обезболивающие средства. Антисептика — миф, поэтому заражение ран будет наверняка. Качка и крен, от которых раненые падают даже с операционного стола, делают невозможным точно работать хирургическими инструментами, а сотрясения от взрывов поминутно гасят электрические лампочки, так что приходится прибегать к свечам. К полуночи основная электропроводка не работает.

Широко применяется морфий. Переломанным конечностям энергично придается нормальное положение, и быстро накладываются шины. Серьезные кровотечения останавливаются жгутовыми повязками, о правильной перевязке сосудов не может быть и речи. Пятую часть всех раненых составляют болезненные ожоги, при которых применяются все имеющееся на корабле лекарства, масла, мази и порошки. Но наличный запас совершенно не соответствует потребности. Морфий едва в состоянии успокоить жестокие страдания обожженных. Несмотря на все наши усилия, трое наиболее сильно обожженных умерли до рассвета."

Обнаружив подходящий линейный флот Открытого моря, Битти в 17 ч.40 м. вынужден был дать сигнал всем своим кораблям повернуть на 16 румбов последовательно.

17 ч.40 м. — 18 ч.50 м. Второй этап боя авангардов — "бег на север".

В период между 17 ч.40 м. и 18 ч.08 м. шестой снаряд (381-мм) с линкоров 5-й эскадры "Бархэма" или "Вэлиэнта" пробил наветренную палубу в 20 м от форштевня и разорвался в 2 м от правого борта над палубой полубака, образовав одну пробоину размером 3 х 4 м в бортовой обшивке между наветренной и верхней палубой и вторую 1,8 х 1,8 м в палубе полубака. Осколками пробило верхнюю палубу. Огромная верхняя пробоина в обшивке борта явилась основной причиной всех последующих бед "Зейдлица", связанных с затоплением носовой части корабля.

Седьмой снаряд (381-мм) пробил наветренную палубу в левом борту в 6 м позади орудия № 6 и тут же разорвался, образовав одну пробоину 1,8 х 1,8 м в наветренной палубе и вторую 6 х 7 м в палубе полубака.

18 ч.08 м. Восьмой снаряд (381-мм) с дистанции около 17 300 м (93 каб.) разорвался в образованной им лунке брони лицевой части толщиной 250 мм правой бортовой башни. Сила взрыва в основном ушла наружу, но мелкие куски брони и два больших осколка снаряда попали внутрь башни и повредили привод элеватора правого орудия, которое вышло из действия до конца боя, но всё же могло перемещаться вместе с действующим левым орудием. Башня временно вышла из действия.

В 18 ч.Юм. британские линейные крейсера вышли из боя. Теперь германские линейные крейсера вели бой с 5-й эскадрой британских линкоров.

В период между 18 ч.Ю м. и 18 ч.20 м. девятый снаряд (381-мм) разорвался под водой в районе полубака.

Десятый бронебойный снаряд (381-мм) пробил верхний край 120-мм бортовой брони и разорвался рядом с барабаном шпиля, образовав пробоины размером 4,9 х 7 м в верхней и главной палубах.

Одиннадцатый снаряд (381-мм) попал в барабан левой лебедки и разорвался, образовав пробоины в наветренной палубе и палубе полубака.

В 18 ч.20 м. закончился бой германских линейных крейсеров с 5-й эскадрой британских линкоров.

18 ч.57 м. Пожар на нижней палубе.

После 19 ч.ОЗ м. началось поступление воды в отсеки XIV, XV и XVI через межпалубное пространство. Большое количество воды, вливавшееся на большой скорости корабля и добавленное повреждениями от снарядов, постепенно накопилось во всех носовых помещениях над броневой палубой.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждение 280-мм орудия, полученное в Ютландском бою.

Линейный крейсер "Зейдлиц". Повреждение 280-мм орудия, полученное в Ютландском бою.

Так как полубак продолжал всё глубже погружаться, вода из-за повреждений в этой части корабля стала просачиваться через прочную переборку и постепенно накапливалась в передних помещениях ниже бронированной палубы из-за неплотностей в местах прохождения кабелей, переговорных труб, вентиляционных магистралей и люков.

В 19 ч.20 м. началась вторая фаза Ютландского боя — "первый бой флота".Узнав о приближении всего Гранд-флита, Шеер в 19 ч.Зб м. сделал сигнал флоту повернуть "всем вдруг" на 16 румбов, после чего начался "первый бой флота".

Двенадцатый снаряд (305-мм), вероятно, с линейного крейсера "Индомитейбл", попал в броневой 300-мм пояс в кормовой части корабля. "Зейдлиц" так тяжело вздрогнул, что соединительная муфта верхнего рулевого привода расцепилась, и крейсером временно пришлось управлять из помещения привода управления.

Доктор Амелунг: "Когда вспомогательный перевязочный пункт был переполнен, раненых стали оставлять в главном перевязочном пункте, где осталось только незначительное пространство для прохода вокруг операционного стола. Один снаряд попал в помещение, где были сложены трупы погибших и умерших от ран, другой 381-мм снаряд застрял в броне недалеко от перевязочного пункта."

В 20 ч.00 м. начался "второй бой флота".

Тринадцатый снаряд (305-мм) с линейного корабля "Геркулес" пробил верхнюю платформу на уровне ватерлинии и разорвался около корабля.

20 ч.16 м. Четырнадцатый снаряд (305-мм) с линейного корабля "Геркулес" разорвался на укладке противоторпедной сети посредине корабля. Верхний броневой пояс не был поврежден, но выстрел-балки противоторпедной сети были разрушены на большой площади, и ниже броневого пояса вздулась обшивка корпуса, образовав щель длиной 12 м, через которую поступала вода.

20 ч.18 м. Пятнадцатый снаряд (305-мм) с линейного корабля "Сент Винсент", вероятно, рикошетом пробил обшивку корабля и палубу полубака напротив мостика и разорвался у его входа.

20 ч.27 м. Шестнадцатый бронебойный снаряд (305-мм) с "Сент Винсента" разорвался в 210-мм броне задней стенки кормовой линейно-возвышенной башни. Сила взрыва в основном ушла наружу, но два основных и два дополнительных заряда, находящиеся в гильзах и пеналах и лежащие на лотках, загорелись, в результате чего башня выгорела и вышла из действия до конца боя. Было нанесено много других повреждений. Осколки отскочили внутрь башни и пробили верхнюю палубу толщиной 25 мм, перебили кабель главного электропровода поворота башни.

20 ч.40 м. Семнадцатый снаряд (381-мм) с линейного корабля "Роял Оук" попал рядом с правым орудием кормовой башни. От его разрыва орудие сначала сильно сдвинулось, но потом встало на место. Механизм наведения орудия был выведен из строя. Осколками снаряда в батарее было выведено из строя 150-мм орудие № 5.

20 ч.40 м. Командующий 1-й разведывательной группы вице-адмирал Хиппер, которому в 19 ч.47 м. пришлось покинуть флагманский "Лютцов" из-за его тяжелого повреждения , наконец смог перейти на "Мольтке".

Доктор Амелунг: "Положение раненых ужасно. Скученные в маленьком помещении без света и воздуха, не знающие, что происходит наверху, они чувствовали себя заживо погребенными. Когда корабль кренится на один борт, они чувствуют это, но не знают, меняет ли он свой курс или тонет. Командир крейсера для воодушевления команды приказал объявить по кораблю, что один из неприятельских кораблей взорвался и затонул. Даже раненые почувствовали себя приподнято, но часы томительного ожидания медленно тянулись в перевязочном пункте."

Линейный крейсер "Зейдлиц". Боевые повреждения левого борта полученные в Ютландском бою

Линейный крейсер "Зейдлиц". Боевые повреждения левого борта полученные в Ютландском бою

Похожие книги из библиотеки

«Зверобои». Убийцы «Тигров»

Первые образцы тяжелых самоходно-артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще до начала Второй мировой. Однако до их серийного производства дело тогда не дошло. Реалии войны, появление в рядах гитлеровских Панцерваффе новых тяжелых танков, заставили советских конструкторов вернуться к разработке тяжелых самоходок.

Вооруженные мощными 152-мм орудиями, эти боевые машины стали наиболее грозным противотанковым средством Красной Армии. Снаряд массой в полцентнера срывал с погона башню «Тигра», проламывал броню «Пантеры». Именно за успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцам» советские солдаты и дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище «Зверобой».

Война в Арктике

Книга капитана дальнего плавания, лауреата Государственной премии СССР, Почетного полярника Г. Д. Буркова посвящена малоизвестным широкой общественности страницам героической обороны Заполярья в годы Великой Отечественной войны, которые по вкладу в разгром фашистской Германии могут сравниться и с героической обороной Ленинграда, и со Сталинградской битвой. Особый интерес представляет описание работы в годы войны советского транспортного флота и полярных станций, подробностей охранения судов на переходах в Арктике, взаимодействия кораблей ВМФ СССР и кораблей союзников. Особую ценность книге придают приведенные в качестве иллюстраций копии документов руководителей СССР и командования Военно-морского флота периода войны. Большой интерес представляют справочные данные о судах, участвовавших в обороне Заполярья, их передвижениях, о местах гибели военных и гражданских судов, о действиях подводных лодок противника на трассе Северного морского пути.

Издание второе, переработанное и дополненное.

Танки на Халхин-Голе

Боевым крещением советских бронетанковых войск стала «необъявленная война» 1939 года на Халхин-Голе, где наши танки и бронеавтомобили впервые применялись массово, вынеся главную тяжесть боев. Это их контрудар предотвратил катастрофу и спас войска Жукова от окружения, ликвидировав опаснейший японский прорыв в районе горы Баин-Цаган. Именно танковые и мотоброневые бригады сыграли решающую роль в генеральном наступлении Красной Армии и разгроме вражеской группировки. Не случайно среди Героев Советского Союза, удостоенных Золотой Звезды за Халхин-Гол, больше всего танкистов, а в качестве памятника той войне на пьедестале установлен танк БТ-5. Но за победу пришлось заплатить очень высокую цену — 253 сгоревших танка и 133 бронеавтомобиля. Впрочем, и японские потери были велики — всего за три дня «самураи» лишились 44 из 73 своих танков, после чего оба их танковых полка были выведены в тыл и в боевых действиях больше не участвовали…

В новой книге ведущего военного историка вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении бронетехники на Хасане и Халхин-Голе — о первой громкой победе советских танкистов, маршала Жукова и сталинской Красной Армии. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.

Лёгкий танк Pz.38(t)

Номер 4 (55) за 2004 год журнала «Бронеколлекция» — приложения к журналу «Моделист-конструктор». В номере рассказывается об истории создания и опыте боевого применения чешского лёгкого танка LT vz.38, более известного под принятым в вермахте обозначением Pz.38(t).