Крейсер "Ицукусима"

Первое упоминание о корабле в русских издани­ях появилось в 1887 г. Морской сборник № 5 сообщил, что, по сведениям "Journal de la Marine", японское пра­вительство заказало броненосец для прибрежной обо­роны французскому обществу "Форж и Шантье". Верфь предприятия располагалась на средиземномор­ском побережье в городке Ла-Сейн (La Seyne) возле Тулона (Toulon), упоминавшегося как римская гавань (Telo Martins) еше в III веке.

Головной бронепалубный крейсер "Ицукуснма", заложенный 7 января 1888 г., сошёл на воду 18 июля (11 июля [36]) 1889 г. По первым данным современников ("Revue du Cercle Militaire", "Carnet de 1'officier de Marine", "The Naval Annual" Лорда Брассея), он имел следующие главные размерения: длину 99 м, ширину 15,54 м, осадку кормой 6,15 м, водоизмещение 4140 т. Его полная стоимость равнялась 5 500 000 франков.

Согласно более поздним сведениям, вплоть до современных* "Ицукусима" имел следующие главные размерения: длину наибольшую (с тараном) 99,00 м; по грузовой ватерлинии 91,81м; между перпендикулярами 90,68 м (89,99 [21, 36] или 89,92 [37, 38]); ширину наи­большую 15,39 м (15,54 [5, 21]; 15,59 [34] 15,5 [36]); ши­рину по верхней палубе 12,52 [21]; осадку в полном гру­зу 6,74 м (6,0 [36]); среднюю 6,04 м (6,05 [21] или 6,48 [37, 38]); носом 5,75 м; кормой 6,45 м; глубину интрюма (корпуса от киля до батарейной палубы) 10,67 м (10,63 м [5* 21]), проектное водоизмещение на испытаниях 4 278 т; фактическое на испытаниях 4 277 т (метрических) [21, 36]: нормальное 4 217 т. [5, 6, 8,10,21, 25, 34-38]

Разница между шириной наибольшей и по вер­хней палубе хорошо показывает, насколько значитель­ным был завал бортов внутрь.

Площадь погруженной поверхности миделя при полном водоизмещении 4 277,5 т равнялась 78,157 м?, а весовые нагрузки распределялись следующим обра­зом: корпус с принадлежностями и броневой палубой 2 061 т; цемент 50.0 т; барбетиая башня, боевая рубка и защита подачи 320-мм снарядов 232.5 т (200 т [21]); орудие главного калибра со станком и гидравлически­ми приспособлениями 153,3 т; скорострельная средне- и малокалиберная артиллерия, торпедные (минные) аппараты, ручное оружие 153,9 т; боеприпасы и тор­педы 136,4 т; машины, котлы с водой, запасные части, инструменты, вспомогательные механизмы и смазоч­ные материалы 686,0 т; (полный вес машин и котлов с водой —583.88 т [35]); рангоут, якоря, цепные канаты 96.8 т; экилаж (400 человек), его имущество, провизия на два месяца и цистерны литьевой воды на 14 суток 124,5 т; разные предметы и запасы 39,2 т; запасы угля и дров 405,0 т; коффердамы с целлюлозой 70,0 т; не обо­значенный вес (запас водоизмещения) 68,9 т. [5]

По мнению сотрудника журнала "Journal de la Marine" Лисбоина, вес артиллерии с запасами, дохо­дивший до 475 т, составлял большую величину для крейсера водоизмещением всего 4200 т.

Корпус корабля с 94 шпангоутами набирался по ставшей традиционной поперечно-продольной систе­ме, строился из мягкой стали с седловатой для улучше­ния мореходности палубой и завалом верхних частей бортов внутрь. Ои имел литые стальные штевни, обыч­ный по тому времени нескошенный кормовой дейдвуд, закапчивавшийся простым небалапсирпым рулём, двойное дно и ниже броневой палубы разделялся 13 (или 11 [37, 38]) главными поперечными и двумя про­дольными переборками на водонепроницаемые отсе­ки. Перед спуском на воду отсеки крейсера испытыва­лись на герметичность.

Наружная обшивка в основном состояла из стальных листов размером 5,5x5 м. Но для тех из них, что. подвергались значительному гпутию (особенно листы двойной кривизны в области завала), габариты заготовки уменьшались до 4x4 м. Толщина обшивки дифференцировалась. В районе шпунтового пояса, непосредственно присоединявшегося к килю, она рав­нялась 16 мм. В областях поясов со 2 по 9,10 и 11, 12, 13,14,15 и 16,17,18, юта она составляла соответствен­но 14,12,14,12, 10, 8,12+12, 12 и 6 мм. Бархоут (баргоут, 17 пояс), ослабленный вырезами пушечных пор­тов батарейной палубы, собирался из сдвоенных 12-мм листов. Ледового бархоута не предусматривалось. От бортового завала до верхней палубы в основном при­менялись 10-мм листы, а выше (фальшборт и ютовая обшивка) 6-мм.

Двойное дно с многочисленными водонепроницаемыми отсеками находилось между 16 и 78 шпанго­утами. Толщина листов его внутренней обшивки со­ставляла 8 мм, междудониое расстояние 1 м.

Главные поперечные водонепроницаемые пере­борки устанавливались в районах 3, И, 16, 22, 26. 29, 35, 44-45, 54, 61, 71, 78 и 87 шпангоутов. Их толщина в шп. 26, 35, 44-45, 54 и 61 равнялась в нижней части 8, а в верхней — 6 мм. Кормовая переборка упорного подшипника на 71 шп. имела в нижней части 10, а в вер­хней 8 мм. Толщина остальных — 6 мм.

Продольные водонепроницаемые переборки в районе двойного дна изготавливались из 10-мм лис­тов. Их толщина между двойным дном и броневой па­лубой составляла 8, а выше броневой палубы — 6 мм. Для соединения переборок с броневой палубой и кор­пусом применялись стальные угольники сечением 38x80 мм весом по 11,6 кг. Выше броневой палубы ис­пользовались угольники 75x75 мм весом по 9,9 кг (в том числе, в районе стыка батарейной палубы с ли­стами обшивки бортового завала 75x75 мм, более ко­роткие, по 8,85 кг).

Пиллерсы изготавливались из трубчатого желе­за, а их башмаки и верхние крепления —из кованого. Киль, обшивка, крепящие угольники и полосы — из мягкой стали. Верхняя палуба и полуют настилались 60-мм тиком, батарейная палуба 60-мм сосновыми дос­ками. Для крепления настила к стальной основе при­менялись 12-мм железные оцинкованные болты. Ватер­вейсы верхней и батарейной палуб изготавливались тиковыми или сосновыми, в зависимости от располо­жения. Деревянный настил улучшал теплоизоляцию корпуса и снижал скольжение при ходьбе.

Основным назначением завала являлось повыше­ние остойчивости за счёт снижения момента верхних грузов. "Милый французскому сердцу", он существо­вал со времён деревянных парусных линкоров, увели­чивая остойчивость и препятствуя противнику взять корабль на абордаж. Для "Ицукуснмы", создававшейся. в эпоху стального судостроения, клёпаные борта двой­ной кривизны лишь усложняли изготовление (позднее ремонт), увеличивали трудоёмкость и, следовательно, стоимость.

По-крейсерски узкий корпус не позволял изоли­рованные котельные и машинные отделения размещать как на броненосцах побортно. Они следовали друг за другом после отсека 320-мм снарядных погребов: два котельных и два машинных, все за поперечными водо­непроницаемыми переборками. Уже в те годы машин­ные помещения миноносцев иногда разделяли собой котельные. Позднее для повышения живучести кораб­лестроители станут чередовать отсеки с котлами и ма­шинами.

Две продольные переборки шли в самой широ­кой части корпуса вдоль бортов котельных и машин­ных отделений. За ними находились угольные ямы и коффердамы с целлюлозой. Носовую оконечность кор­пуса "украшал" таран, полюбившийся судостроителям и морякам со времён гражданской войны в США в 1861-1865 гг. и сражения при Лиссе в 1866 г.

Отношение длины к ширине показывало крей­серское назначение корабля. Для броненосцев "Фусо", "Фудзи", (1894 г.) и "Микаса" ("Mikasa", 1899 г.) оно составляло соответственно 4,6; 5,1 и5,3. Для крейсеров "Чиода" ("Chiyoda"), "Наиива" и '"Ицукусима" — 7,3; 6,5 и 6,4.

Чтобы не снижать скорости, боковых (скуловых) килей на корабле не устанавливалось.

Плоского кормового свеса, как на казематиро­ванном фрегате "Фусо", применявшегося ранее на ко­раблях для прикрытия уязвимого в бою руля и ухуд- . шавшего мореходные качества, на "Ицукусиме" не было. Оба штевня в надводной части имели отверстия с крышками и механизмы выдвижения совков торпед­ных аппаратов.

По проекту четыре становых якоря адмиралтей­ского типа (два запасных) предполагалось уклады­вать парами побортно до и после носового барбета. При постройке крейсера их сместили в сторону штев­ня и количество уменьшили до трёх: левый, правый в районе клюзов и третий по правому борту перед бар­бетом. Для постановки и выборки якорей с цепными канатами применялся один носовой паровой шпиль и две заваливающиеся кран-балки, установленные побортно в носовой оконечности. Шпиль располагал­ся на верхней палубе под стволом 320-мм орудия до­статочно далеко от дульного среза, поэтому при выстреле прямо по курсу оказывался вне воздействия, конуса пороховых газов.

Заваленные по-боевому кран-балки также не пре­пятствовали ведению огня главным калибром. При швартовке, чтобы удобнее подтягиваться к причалу, носовому шпилю помогал установленный на батарей­ной палубе кормовой, меньшей мощности.

Для прохождения тросов в бортах имелись спе­циальные порты с крышками. Два стоп-анкера крепи­лись к фальшборту в районе мачты веретёнами вер­тикально.

"Ицукусима" оснащался сетями, предназначен­ными для защиты подводной части от торпед (самодвижущихся мин) во время стоянки. Их отдельные по­лотнища, состоявшие из сплетённых стальных колец, хранились в трюме. Специальные шесты для установ­ки сетей (по десять на каждый борт) шарнирно кре­пились в башмаках по бортам крейсера чуть выше ва­терлинии. Прн установке заграждения сетевые полотнища соединялись между собой и подвешива­лись на ноках шестов, которые отводились от бортов и удерживались перпендикулярно к ним с помошыо оттяжек. По-походиому шесты заваливались вдоль бортов в сторону кормы под углами в среднем около 20° к горизонту, а сети укладывались на полки, про­ходящие под нижними кромками портов 120-мм ору­дий, чтобы не препятствовать стрельбе.

Крейсер "Ицукусима"

Крейсера "Ицукусима"и "Хасидате" (Наружный вид и вид сверху). Из справочника "The Naval Annual. 1899г.", изданном в Портсмуте в 1899 г. под редакцией Т.А. Brassey

Такое сложное и громоздкое защитное устрой­ство для корабля водоизмещением всего 4 277 т выгля­дело необычно, тем более, что французский флот для своих броненосцев его на вооружение ещё не принял. В дальнейшем эксплуатация сетей показала, что они препятствуют быстрой съёмке с якоря, неэффективны на малом ходу и более полезны в качестве боносетевого заграждения порта, чем крейсера 2 ранга, носящего на себе дополнительный груз.

Но корабли далеко не всегда базируются на обо­рудованных стоянках, поэтому броненосцы и крейсе­ры большого водоизмещения многих стран оснащались заграждением достаточно долго. Приспособления на торпедах Уайтхеда для прорезания этих сетей оказа­лись неэффективными.

Позади миделя на шканечных рострах и шлюп­балках располагались паровой катер и гребные суда: адмиральский катер, командирский вельбот, 2 офицер­ских вельбота, 2 полубарказа, барказ, двойка с длина­ми 8,85 и 10,4; 8,2; 8,2; 8,5; 9,0; 4,3 м соответственно. [5, 6] Завал бортов осложнял спуск и подъём шлюпок, а вылет нх балок поворотного типа и грузовой стрелы мачты пришлось несколько увеличить.

В средней части корпуса, на 2/3 его длины, выше и ниже скосов броневой палубы вдоль бортов устраи­вались коффердамы, разделённые на многочисленные водонепроницаемые отсеки и заполненные кокосовой целлюлозой. В случае пробоины разбухавшая от воды целлюлоза стремилась приостановить течь. Позднее судостроители стали отказываться от недолговечной целлюлозы. Верхние коффердамы, средней высотой около 2 м, незначительно возвышались над грузовой ватерлинией. Над ними проходили бортовые коридоры, каждый из которых имел по одному входу в носовой и кормовой оконечностях. Доступ в отсеки верхних коф­фердамов был возможен лишь через герметичные гор­ловины коридорных палуб, [5, 6, 21, 36]

Над броневой палубой (на высоте 3,25 м вдоль диаметральной плоскости и 4,1 м по бортам) настила' лась лёгкая 8-мм стальная главная (батарейная). Бортовое пространство между ними, а также между бро­невой и днищем разделялось поперечными и продольными переборками на большое число (до 400) водонепроницаемых отсеков и называлось клетчатой палубой (системой) или клетчатым ярусом. Отделения этого яруса служили угольными ямамн и кладовыми припасов. Доступ в эти отсеки был возможен лишь че­рез люки главной палубы или бортовые коридоры, шедшие вдоль корпуса. [5,6] По другим данным, межпалубное расстояние составляло около 4 м. [35]

Крейсер "Ицукусима"

Крейсер "Ицукусима" (Наружный вид и вид сверху)

Чертежи корабля, опубликованные в справочнике "Военные флоты и морс/ая справочная книжка на 1892 г. изданном в С.-Петербурге под редакцией ве­ликого князя Александра Михайловича.

Корпус с седловатой палубой, торпедные аппараты: поворотный траверзный и штевневые с совками, орудийные порты и иллюминаторы квадратной формы, бортовые скорострельные артустановки пока без щитов.

Крейсер "Ицукусима"

Крейсер "Ицукусима" (Поперечные сечения в районе миделя)

Чертежи корабля, опубликованные в справочнике "Военные флоты и мор­ская справочная книжка на 1892 г.", изданном в С.-Петербурге под редак­цией великого князя Александра Михайловича.

Поперечное сечение по мидель-шпангоуту (слева — смотря в корму, справа — в нос). Обратите внимание на завал борта, спонсон скорострельного орудия кормовой надстройки, фальшборт с местами для коечных сеток, открытый пу­шечный порт в батарейной палубе, броневую палубу с бортовыми скосами и гласисами над машинным отделением, заполненные кокосовой целлюлозой бортовые коффердамы.

Для снижения веса над главной палубой шири­на корпуса выше её стремительно уменьшалась, вызы­вая заметный изгиб наружной обшивки. Такой типич­но французский завал бортов внутрь хорошо виден на чертеже мидель-шпангоута крейсера. На сильном вол­нении моря он способствовал уменьшению бортовой качки и увеличению скорости (нижние выпуклости кор­пуса при этом служили пассивными успокоителями качки, попеременно принимая на себя воду). Но зато корабль заметно кренился при руле, положенном на борт. Динамический крен усиливался поворотом на траверз несбалансированного 320-мм орудия.

Чтобы защитить барбет от заливания, перед ним начинался волноотвод, плавно переходивший в фаль­шборт, где хранились коечные сетки экипажа, служив­шие защитой от пуль и осколков во время боя. В рай­оне дымовой трубы фальшборт поднимался до ходового мостика, поддерживая его крылья. Затем после миделя он несколько снижался, прикрывая от воды бортовые артустаиовки верхней палубы, и соеди­нялся с одноярусной надстройкой юта, внешние обво­ды которой являлись продолжением обводов корпуса. На этой надстройке, напоминавшей об ушедшей эпохе парусных фрегатов, находился кормо­вой мостик с двумя прожекторами, а внутри размещались жилые и служебные помещения.

Помещения крейсера рассчитыва­лись на проживание адмирала, коман­дира, флаг-офицера (флаг-капитана), старшего офицера, 5 штаб-офицеров, 15 корабельных офицеров (включая меха­ников), 15 гардемаринов, 15 учеников механической специальности, боцмана и унтер-офицеров (содержателей), 382 матросов (включая 32 музыканта).

Под полуютом предполагалось разместить адмиральские апартаменты: спальню, гостиный салоп с четырьмя квадратными иллюминаторами-окнами и световым люком, рабочий кабинет, столовую, уборную, ватер-клозет и мра­морную ванну. Командиру и флаг-капитану предназначались одинаковые по­мещения, состоявшие из спальни и рабочего кабинета. Штаб-офицеры раз­мещались в одноместных каютах. Для этих 7 человек выделялся клозет и ван­ная комната. Каюты снабжались биб­лиотеками, диванами, шкафами, комо­дами, зеркалами и прочей мебелью. Они отличались от адмиральских размерами, роскошью отделки и качеством тканей.

Уровнем ниже в корме (в батарее) размещались офицерская кают-компа­ния, кагаты старшего офицера, ревизо­ра, одного из офицеров, а также канце­лярия и буфет. В следующем отсеке находились 6 одноместных кают с койками (и ящиками внизу), письменными столами, комодами, диванами, библиотеками, 2 платяными шкафами, умывальником и зеркалом в каждой. За ними шли 2 двухместные ка­юты с теми же принадлежностями на каждого человека. Жителям указанных помещений предназначались два ватер-клозета и ванная комната. Далее располагались 5 кают, кают-компания и ватер-клозет для содержате­лей и боцманов.

В носовом отсеке находились общие изолиро­ванные друг от друга помещения для гардемаринов, воспитаиников-механиков, каюты боцмана и содержа­телей (4-х местная), 2 ватер-клозета для гардемаринов и учеников-механиков, лазарет, аптека, ватер-клозет и жилое помещение на 382 матроса.

Иллюминаторы-окна прямоугольной формы, непривычные для большинства кораблей, выдавали французское происхождение крейсера, являясь визит­ной карточкой завода-строителя. Единственное, что отличало надстройку "Ицукусимы" от ушедших па­русных времён, было отсутствие кормового балкона. Вместо него на верхней палубе стояло ютовое 120-мм орудие, а разместиться, как и положено на паруснике, ниже её он не мог не столько из-за близости к воде, сколько из-за опасности повреждения порохо­выми газами.

В надстройке на верхней палубе позади дымовой трубы размещались 5 отдельных помещений для при­готовления пищи: адмиральская, офицерская, унтер- офицерская кухни, хлебопекарня, матросский камбуз.

Световые люки на верхней палубе перед мачтой (над машинным отделением) и на надстройке дополня­ли в дневное время электрическое освещение крейсера. Сходные люки с верхней палубы во внутренние поме­щения находились между волноотводом и барбетом, в районах боевой рубки и маленькой надстройки позади дымовой трубы, между этой надстройкой и световым люком машинного отделения, между мачтой и ютовой надстройкой. Последняя имела два люка позади кор­мового мостика: до и после кают-компании. Тамбуры над всеми сходными люками предохраняли корабель­ные помещения от попадания ветра и влаги.

Леерное ограждение ‘'Ицукусимы", намного бо­лее лёгкое, чем фальшборт, заменяло его собой лишь на баке перед барбетом и юте около 120-мм орудия. Надстройка, носовой и кормовой мостики, также ос­нащались леерными устройствами. На последних кре­пились лёгкие парусиновые обвесы, защищавшие лю­дей от ветра и водяных брызг.

Боевая рубка корабля устанавливалась между барбетом главного калибра и дымовой трубой над нижним закрытым мостиком с помощью кронштей­нов и стоек. Более просторный, чем рубка, нижний мо­стик предназначался для управления кораблём в штормовых условиях, но защищался от вражеских снарядов лишь коечными сетками. Позади боевой рубки над нижним мостиком размещалась деревянная штурманская, с магнитными компасами. Обычно на крейсерах и броненосцах того времени она для улуч­шения обзора и удаления от металлического корпуса устанавливалась сверху на боевой, для которой при­менялась маломагнитная сталь. Но здесь Бертин по­ступил иначе, вероятно, по причине близости дымо­вой трубы: штурманская рубка, поднятая уровнем выше и приблизившаяся к срезу трубы, могла подвер­гаться сильному задымлению и покрываться сажен. Поднимать её выше оказывалось нежелательным — двух боевых марсов с пушками на топе мачты и так было достаточно для создания дополнительного кре­нящего момента на волнении.

Над рубками находился открытый ходовой мо­стик со штурвалом, двумя боевыми прожекторами и крыльями, вытянутыми к бортам. На переходах морем и особенно при швартовках управление велось с него, а в аварийной обстановке—с кормового, под которым, как на паруснике, находился ручной штурвал. Система переговорных труб связывала рубки и мостики с боевы­ми постами, но нигде специально не бронировалась.

Паровая рулевая машина системы "Стапфер ди Дюклос" O'Stapfer de Duclos"), управляемая с мостиков, или ручные штурвалы (главный — под кормовым мо­стиком, резервный — в румпельном отделении) с помо­щью штуртросов передавали усилия на румпель и че­рез него на перо руля.

Рангоут крейсера, не предназначенного к хож­дению под парусами, состоял из одной мачты кругло­го сечения, изготовленной из 10-мм стальных листов и увенчанной двумя боевыми марсами со стеньгой. При основании крепившемся к броневой палубе, её диаметр равнялся 1 м, а в топе — 0,75 м. Внутри мач­ты крестообразно проходили четыре ребра жёсткос­ти таврового сечения, собираемые из стальных полос размером 100x70 мм и весом по 10 кг. Кроме поддер­живающих вант и штагов к основанию нижнего марса устанавливались два контрфорса круглого сечения диаметром 0,25 м, сделанных из 6-мм стальных лис­тов. От марса они расходились к бортам и направля­лись на "Ицукусиме" и "Хасидате" к корме, а на "Мацусиме’' к носу, чтобы не препятствовать стрельбе орудия главного калибра.

Сражения парусиой эпохи, в которых корабли сходились на расстояния пистолетного выстрела и сцеплялись на абордаж, а стрелки с многочисленных марсов и салингов на мачтах поражали всё живое на верхних палубах врага, давно и безвозвратно отгреме­ли. Но адмиралы упорно заказывали, а судостроите­ли безропотно воспроизводили корабли с тяжёлыми та­ранами и громоздкими боевыми марсами.

Каркасы круглых марсов "Ицукусимы" собира­лись из стальных угольников сечением 30x30 мм и ве­сом по 1,33 кг. Снаружи они обшивались листами хро­мистой стали переменной толщины (бронировались): в нижних и средних участках по 8, а в верхних — по 6 мм. Железные угольники сечением 75x75 мм весом по 8,86 кг соединяли марсы с мачтой. Нижний, с высотой защиты 1,75 и диаметром 4 м, предполагалось воору­жить двумя или четырьмя револьверными орудиями Готчкисса (Норденфельда), а верхний, высотой 1,35 и диаметром 2,3 м — более лёгким стрелковым оружием. Расчётное расстояние между марсами составляло 3,3 м. Чтобы уменьшить влияние задымления, основание первого пришлось поднять на 5 м от среза трубы. Бла­годаря такому решению все три крейсера серии оказа­лись лучше заметными на фоне моря, что по достоин­ству мог оценить лишь противник.

Вооружение мачты состояло из гафеля, реи и стрелы, применявшихся при передаче сигналов, подъё­ме или спуске гребных судов и грузов. Для погрузоч­но-разгрузочных работ, элеваторной подачи снарядов и патронов к палубным и марсовым артустановкам и стрелкам мачта оснащалась паровой лебёдкой.

В 1860 г. капитан Кольз предлагал заменить на кораблях деревянные мачты железными, а ванты — железными контрфорсами. Но его предложение осталось без внимания. Спустя 27 лет Бертин воплотил замысел британского судостроителя в металле на японском крей­сере, творчески его усовершенствовав: полая внутри мачта использовалась для проветривания внутренних помещений корабля, в частности, машинных отделений.

Он продолжал работать над сложным вопросом судовой вентиляции. Два воздухопровода с заборниками возле носового шпиля обеспечивали проветривание носовых отсеков и погребов боезапаса, а два других на надстройке — кормовых помещений и погребов. Ещё четыре втяжных воздухозаборника находились у осно­вания дымовой трубы и служили как для вентиляции, так и для создания избыточного давления в котельных отделениях на форсированном ходу.

Для внешней связи, освещения рейдов и участия в отражении ночных атак миноносцев на крейсере про­ектом предусматривалось размещение 2 электрических прожекторов ("боевых фонарей") конструкции Манжена. Позднее их количество удвоили и установили побортно на носовом и кормовом мостиках (либо два — на крыльях носового мостика и по одному на кормо­вом мостике и надстройке). Все внутренние помещения крейсера освещались электрическим светом. [5, 35]

Обычно образцы техники принимают на воору­жение после всесторонних испытаний, в том числе и натурных. Но случаются исключения. "Ицукусима" и "Мацусима" уже достраивались на плаву, а "Хасидате" сошёл на воду 24 марта, когда в том же месяце в Японии произвели испытания палубной брони на ма­кете, имитирующем часть корпуса этих кораблей.

"Ицукусима" нередко назывался современника­ми броненосцем. Но из-за недостаточного водоизме­щения, значительный процент которого отводился вооружению, бортовой брони он не имел. Предпола­галось, что сочетание броневой палубы с косвенной за­щитой (пояса клетчатого яруса с угольными ямами и коффердамов с целлюлозой) по т.н. французской сис­теме сможет обеспечить необходимую живучесть. Ча­стых попаданий из медленно стрелявших главных пу­шек вражеских броненосцев ожидать не приходилось, а под среднекалиберными снарядами надеялись высто­ять. Позднее специалисты придут к заключению, что защита этого крейсера была способна противостоять лишь снарядам калибра до 120 мм. [35]

Карапасная (фр. carapace — панцирь черепахи) броневая палуба по всей длине корабля закрывала со­бой его жизненно важные участки: рулевой привод, машины, котлы и погреба боезапаса. Она располага­лась на 1,75 м ниже ватерлинии и изготавливалась из гарвеированной стали. При гарвеизации (harveyiing) наружная часть стального листа насыщалась углеро­дом под воздействием высокой температуры (закали­валась), придавая ему повышенную ударостойкость. Плоская в средней части крейсера (общей толщиной 40 мм), палуба изготавливалась из 20-мм плит, приклё­панных к двойной стальной подкладке, толщина каж­дого слоя которой составляла по 10 мм. [35]

По первоначальным данным, 20-мм листы соеди­нялись болтами в стык с 10-мм и размещались между ними. [6] Вся конструкция поддерживалась снизу набо­ром трубчатых железных пиллерсов, Ближе к бортам кромки горизонтальных палубных листов плавно за­гибались, переходя в 30-мм бортовые скосы. [21, 35]

Здесь 20-мм плиты склёпывались с однослойной 10-мм подкладкой.

В стороны штевней плоские листы также плав­но переходили в наклонные 30-мм участки, носовой из которых опускался вниз и стыковался с остриём тара­на, придавая тому дополнительную прочность, а кор­мовой поднимался вверх для прикрытия рулевой ма­шинки и приводов, жёстко связываясь с ахтерштевнем. По другим данным, толщина броневой палубы везде оставалась одинаковой — 38 мм [38], 40 [5] или 51 мм [34,37]. Палубные скосы делались для того, чтобы ле­тевшим в основном по настильной траектории снаря­дам приходилось преодолевать более толстую в гори­зонтальном сечении защиту, либо рикошетировать.

В образованных скосами (выше и ниже) и бор­тами углах начинались коффердамы, заполненные ко­косовой целлюлозой. Различные отверстия в броневой палубе, комингсы люков в районах котельных и ма­шинных отделений, основания дымовой трубы и воз­духозаборников котельных вентиляторов защищались 50-мм броневыми гласисами (фр. glacis — скат, откос). [5, 35] Согласно иным сведениям — 300- [37], 125-[36] или 127-мм. [38]

Барбет, внутри которого размещалось 320-мм орудие, устанавливался на верхней палубе и брониро­вался 300-мм (305 мм [34,35,38]) стальными плитами. [5, 6,21] Огромный для второклассного крейсера вес пушки с защитой, влиявший на остойчивость, вынуждал Бер­тина по примеру мониторов размещать их как можно ниже, что ухудшало как мореходность корабля, так и применение главного калибра на волнении. Вертикаль­ная ось барбета находилась на расстоянии 1/3 наиболь­шей длины корпуса от форштевня. Центральная непод­вижная труба защиты системы подачи боеприпасов, имевшая примерно втрое меньший, чем барбет диаметр и проходившая от его основания до броневой палубы, прикрывалась 250-мм сталью (260- [35], 300-[36] или 305 мм [38]). [5] Внутри неё от трюма до основания поворот­ного стола и вращавшаяся вместе с ним размещалась шахта подачи снарядов и зарядов диаметром 1,86 м, которая обшивалась 14-мм стальными листами. Осно­вание вращавшегося орудийного стола не бронирова­лось. Поэтому снаряд или даже осколок, проникший под барбетный пояс и даже не пробивший трубу подачи, мог вывести орудие из строя, повредив стол снизу.

Толщина щита 320-мм орудия "Ицукусимы" рав­нялась 110 мм (100136]). Для его купола, вращавшегося вместе с поворотным столом и защищавшего пушку и прислугу от атмосферных осадков, пуль и снарядных осколков, эта величина составила 40 мм. [35] Сверху над куполом и казённой частью ствола на пиллерсах дополнительно монтировался лёгкий наклонный козы­рёк. Он прикрывал наблюдательную (индикаторную) рубку с мостиком внизу, на котором находились офи­церы, управлявшие стрельбой, и комендор, накатывав­ший штурвалом ствол орудия после выстрела. По пе­риметру мостик обшивался деревянными планками. Рубка оснащалась дальномером.

Опыты стрельбы по палубной броне в Японии

(Из журнала "Морской сборник" № 8 за 1891 г.)

Во второй половине марта 1891 года, в Кваннонсаки, в Японии, были произведены опыты для определения действия из­готовленных в Японии мортир по броневым палубам современ­ных судов.

Стреляли из 28-см (11,02-д.) чугунной нарезной мортиры, заряжаемой с казенной части, и длиною в 9 калибров. Морти­ра эта изготовлена на пушечном заводе в Осака, по чертежам мортир, изготовленных фирмой Армстронг, Митчель и К°, по за­казу итальянского правительства. Заряд был в 9,5 кг (23,2 р.ф.) крупнозернистого пороха, изготовленного в Японии в прошлом году. Вес снаряда 217 кг (13,25 пуд.) и разрывной заряд в 9 кг {22 фунт.). Снаряды также изготовлены в Осака из охлажденного чугуна (местной руды).

Расстояние от щита было 3450 м (почти 19 каб.), и при этом требовался угол возвышения в 58°; соответствующий угол падения был 61°.

При этих условиях и при начальной скорости снаряда в 218 м (715,2 фут.) средняя ошибка в дальности оказалась 41 м. (134,5 фута) и в направлении 8 м (26,2 фута).

Другая мортира была калибром в 24 см (19,45 д.), также нарезная, из чугуна, в 7 калибров длины. Изготовлена в Осака. Заряд пороха в 5 кг (12,2 фунт.); вес бомбы 122 кг. (7 п. 148 ф.); разрывной заряд в 5,825 кг (14,2 ф.). расстояние до щита 3250 м (почти 18 каб.). Угол возвышения 60°, угол падения 63°, Сред­няя ошибка в дальности 40 м (131 ф.) и в направлении 15 м (49 фут.).

Стреляли с форта, через узкий пролив, в щит, установ­ленный на другом берегу пролива. Щит изображал собою часть броневой палубы, диаметральная плоскость которой приходи­лась перпендикулярно к линии огня. Длина щита, по направле­нию линии огня, составляла 18 м (59 фут.), что соответствует ширине каждого из трех строящихся для японского флота но­вых броненосцев для прибрежной обороны, водоизмещением по 4200 тонн. Ширина щита была в 5,26 м (17,3 фута). Щит сделан в три слоя палубной листовой стали завода Крёзо, каж­дый в 25 мм., прочно склепанной и имеющей, следовательно, толщину почти 3 дюйма.

Согласно программе опытов, можно было сделать до 50 выстрелов неснаряженными бомбами и до 50 снаряженными из каждого орудия.

В действительности было сделано из 28-см мортиры 30 выстрелов неснаряженными бомбами, из которых в щит попа­ли два снаряда; снаряженных же бомб было выпущено 15, из которых попала только одна.

Из мортиры 24-см сделали 43 выстрела неснаряженными бомбами и 30 снаряженными; из первых попало в щит 3 бомбы, из вторых - одна.

Таким образом, из 45 снарядов 28-см мортиры попало 3 снаряда или около 7 %, и из 24-см мортиры попало 4 снаряда из 73, т.е, около 5 %.

Если бы этот щит представлял целую палубу броненосца, взамен части ее, то число попаданий было бы 23, или 20 % об­щего числа выпущенных снарядов. Результат этого почти одина­ковый с полученным в Бухаресте несколько лет тому назад, ког­да при таких же условиях было получено 22 % попаданий.

Относительно пробиваемости снарядов, "Engeneer" со­общает, что все бомбы пробили щит и зарылись в грунт на глу­бину около 2 м. Неснаряженные бомбы обеих мортир свобод­но пробили оба нижних слоя броневой палубы и не произвели заметных трещин. Верхний слой обыкновенно был выгнут немно­го вниз в отверстия пробоин и около последних имел концент­рическую трещину на расстоянии около 3 дюймов от окружно­сти пробоины. Когда же бомба попадала в место над бимсом, в таком случае бывала сорвана значительная часть бимса. Во­обще же щит оказался слишком слабым по сравнению с проби­вающей силою снарядов.

Японские артиллерийские офицеры ожидали очень мно­гого от своих снарядных трубок, которые сделаны ударными с запаздывающим действием, и полагали, что взрыв снаряженных бомб произведет громадное разрушение в щите. Но ожидания эти не оправдались, так как взорвавшиеся две бомбы предва­рительно зарылись в грунт; вследствие последнего обстоятель­ства, пробоины от снаряженных бомб мало отличались от про­боин других снарядов, и только часть палубы около отверстий была выгнута к верху под давлением взрыва внизу.

Листы стали для палубной брони оказались вообще удов­летворительного качества и не подвергались трещинам; но зато бимсы оказались слабыми, и они могли бы причинить много вреда для людей, если бы последние находились под палубою. Таким образом, ясно, что для бимсов под броневыми палубами следует употреблять сталь хорошего качества.

Что касается снарядов охлажденного чугуна, сделанных из японских железных руд, то они выдержали испытание превос­ходно.

По поводу приведенного отчета об испытаниях палубной брони Японии журнал "Engeneer'’ замечает, что рассматривае­мый вопрос о пользовании навесным огнем из береговых мортир против военных судов имеет чрезвычайно большое значение для Великобритании, которая должна изыскивать всякие средства для охраны своих угольных станций. В этом отношении морти­ры представляют собой очень дешевое средство обороны, так как их нет надобности защищать броней.

Кроме того, в Англии имеется большой запас вуличских орудий старого образца, которые могут быть переделаны в мор­тиры, и большие склады бомб из охлажденного чугуна. Такие бомбы, как показали опыты в Японии, могут наносить существен­ный вред.

Переходя к результатам самих опытов, "Engeneer" срав­нивает их с теми, которые были получены в Меннене в сентяб­ре 1889 года, и приходит "заключению, что условия испытаний были очень близкие, с той лишь разницей, что немцы достигли 8 % попаданий, а японцы только 6 %. Кроме того, японские мор­тиры были немного меньше и легче, почему они ближе подхо­дят к тем средствам, которыми располагает Англия. Если бы, замечает "Engeneer", угольные станции вооружить подобными мортирами, которые в состоянии давать до 20 % попаданий (в полных размеров корабельную палубу), то неприятельским судам было бы рискованно подходить даже на две мили к ним.

Что же касается недовольства японцев их разрывны­ми трубками с замедленным действием, то "Engeneer" нахо­дит, что к такому недовольству нет никаких оснований, потому что при стрельбе по настоящим военным судам бомбы с по­добными трубками будут производить надлежащее разру­шительное действие.

Опыт эксплуатации и боя при Ялу показал, что внутреннее помещение орудийной установки крейсеров чрезвычайно тесно, купол не защищает прислугу и ус­тройства от 152-мм снарядов, а лишь отражает влетев­шие под него осколки вниз. В справочной литературе, изданной большей частью уже после ввода всех трёх кораблей в строй, приводились, вероятно, данные из разных публикаций времён эскизного проектирования и строительства. Согласно им" горизонтальное при­крытие над башней состояло из 50- [5; б;21, 8/1891 г.], либо 100- [21, 12/1890 г.] или 102-мм брони [38],

Все 120-мм орудия крейсера прикрывались 100-мм (110 [6]) броневыми щитами.

Устройство единственной на корабле боевой рубки могло вызвать зависть танкостроителей времён окончания второй мировой войны. Она изготавлива­лась двухслойной задолго до появления кумулятивных снарядов, от которых броню любой толщины и каче­ства спасали дополнительные тонкие экраны.

Бертин решал непростую задачу: крейсер, пред­назначенный сражаться с китайскими броненосцами, нельзя оставлять без броневой рубки, подобно имевше­му пояс "Иноде". Но и поднять 203- или 305-мм сталь­ные плиты (как сталежелезные у "Тинг Иен") на уро­вень верхнего мостика корабля водоизмещением всего 4 278 т он тоже не мог. Двухслойная конструкция его боевой рубки явилась, вероятно, компромиссом меж­ду высоким требованием технического задания и рас­чётом, выполненным позднее, уже при рабочем проек­тировании.

В кораблестроении многослойная броня новин­кой не была и встречалась ранее. Например, Эриксон, строивший американский "Монитор" ("Monitor"), за неимением лучшего, защищал его корпус и башню на­бором 1-дм железных листов.-Позднее он даже пытался доказать преимущества такой брони, как по стойко­сти, так и по стоимости.

Боевая рубка "Ицукусимы" (вероятно, первона­чально круглой в плане формы) состояла из двух кон­центрических башен: внутренней (высотой 2,5 м), со­бранной из состыкованных 100-мм броневых плит, заключенных между 10-мм стальными листами и свя­занных болтами под 25-мм крышей, и внешней, из стальных 25-мм листов под 10-мм крышей. Расстояние между ними составляло 0,5 м и при необходимости мог­ло заполняться коечными сетками. Сеть переговорных труб связывала боевую рубку с машинным и румпельным отделениями, барбетной установкой и батарейны­ми 120-мм орудиями, отделениями торпедных аппара­тов и погребами боезапаса. [5, 1899 г., 6] Талант Бертина проявился в том, что задолго до сражений при Ялу и у Сантьяго, показавших опасность фугасных снарядов скорострельных орудий, он уже предвидел появление защиты от них. Соответствующему броне­бойному снаряду сочетание 25- и 100-мм стали с зазо­ром между ними помешать не могло. Фугасный же (по­добно кумулятивному заряду), разорвавшийся при встрече с 25-мм защитой и погасивший энергию взрыва в межбашениом пространстве, осколками уже не мог поразить 100-мм внутреннюю броню. Конечно, коеч­ные сетки во избежание пожара следовало заменить другим, более инертным, заполнителем. Узкий корпус крейсера хорошо обозревался не из боевой рубки, а с крыльев установленного над ней мостика.

У будущего противника броненосца "Тинг Иен" боевая рубка в плане имела эллиптическую форму. Воз­можно, первоначально рубка "Ицукусимы" также была эллиптической, но с большой осью вдоль ДП [37], а в 1902 г. во время модернизации крейсера её перестро­или, развернув на 90° и снабдив полукруглым кормо­вым щитом, закрывавшим вход. [37, 38] Такая форма рубок стала распространённой на кораблях, построен­ных перед русско-японской войной.

Вся броня крейсера изготавливалась заводом Шнейдера в Крезо (Creusot). [5, 35]

Вес вооружения и боеприпасов "Ицукусимы", по разным данным, отличается незначительно (475 т [39],, 443,6 т [5,1892 г.], 460 т [35]), но показывает его харак­терную особенность: одно 320-мм орудие по массе рав­ноценно всей остальной артиллерии. Поэтому Бертин установил главное орудие корабля перед миделем, а все остальные пушки —позади него, соответственно раз­делив погреба боезапаса на носовую и кормовую груп­пы. На "Мацусиме" он без особых затруднений посту­пил наоборот,

Увеличение числа скорострельных орудий вдвое взамен одного 320-мм могло очень пригодиться трём крейсерам этого типа в двух войнах, поэтому можно согласиться с мнением Джона Инглеза, прибывшего в Японию в 1887 г. и возражавшего против экстраваган­тного французского проекта, конечно, в пользу пред­ложений своих судостроителей.

Артиллерия главного калибра на "Ицукусиме" представлялась одним 320-мм казнозарядным оруди­ем раздельного заряжания со стволом длиной 38 калиб­ров (40-кал. [5, 6, 36]), весом 65,7 т (65 т [21]), поршне­вым затвором и боекомплектом из 60 выстрелов. Оно монтировалось в носовой оконечности корабля на вра­щающемся столе диаметром 5,79 м, размещённом внут­ри неподвижного барбета диаметром 7,77 м (7,2 м [21]), установленного на верхней палубе. Угол горизонталь­ного наведения артустановки равнялся 285° (270° [38]), эффективная дальность огня — 8 000 м (наибольшая —12 000 м). Для стрельбы использовался коричневый порох с более низкой скоростью горения и могли при­меняться уменьшенный (160 кг), обычный (220 кг) и увеличенный (280 кг) заряды.

По окончательным расчётам, при выстреле 280-кг зарядом для 450-кг бронебойного снаряда кинетичес­кая энергия возле дульного среза составляла 95 058,9 кДж. В снарядах применялся мгновенный взрыватель №1 тяпа Хиго (Higo). [21, 11/1889,12/1890,08/1891; 9; 34; 35]

Неодинаковые значения длины ствола в спра­вочной литературе зачастую вызваны разной системой её определения: либо только нарезной части канала, либо от казённой части до дульного среза (общей). На "Ицукусиме" для 320-мм пушки она составляла 38 и 40 калибров соответственно.

Орудие "Ицукусимы" по своим характеристикам превосходило Крупповские 305-мм 25-калиберные 37-тонные пушки броненосцев "Тинг Иен" и "Чеп Иен", выпускавших 329-кг снаря­ды со скоростью 500 м/с и пробивавших возле дульного среза 490 мм кованого железа4. Его же снаряд мог пронзить у дульного среза 1111 мм (1050 [6]) кова­нного железа и 334 мм на эффективной дистанции стрельбы 8000 м. [35]

Крейсер "Ицукусима"

Одноствольная 320-мм артиллерийская установка (Продольный и поперечный разрезы) Из книги Modern French Artillery. London. 1892.

Для того чтобы поразить 356-мм сталежелезиую поясную броню китайс­ких броненосцев, превосходившую по сопротивляемости железную на 20-25%, "Ицукусиме" следовало подходить бли­же. По данным X. Вильсона, 320-мм орудия Кане на испытаниях пробивали железную плиту толщиной 1118 мм. [9] К концу XIX века в Европе уже сложилась система межзаводской коопе­рации, приведшая в наше время к созда­нию ЕЭС. Она связывала предприятия как внутри стран, так и за их рубежами. Примером такого сотрудничества явля­ется создание уникальных по тому вре­мени длинноствольных 320-мм артустановок японских крейсеров. Ко времени введения в строй "Ицукусимы" счита­лось, что орудия и станки всех трёх ко­раблей изготавливались в мастерских завода "Forges et Chantiers" в Гавре. [21] Согласно современным уточнённым данным, производитель орудий—завод Шнейдера и К? (Schneider & Со, Chalon- sur-Saone). [35]

С точки зрения взаимосвязей меж­ду предприятиями здесь нет противоре­чия. Инженер Капе, начальник артилле­рийского отдела общества "Форж и Шантье", как главный конструктор 320-мм артсистемы "Ицукусимы" при головном разработчике и строителе все­го крейсера, отвечал и за производство орудий. Его отдел создал рабочую кон­структорскую документацию и по ней заказал изготовление пушек предприя­тию Шнейдера, которое, в свою оче­редь, привлекло к работам других соис­полнителей, в частности, англичан. Завод Шнейдера, как изготовитель, предъявлял свою продукцию головному разработчику и строителю двух японс­ких крейсеров — обществу "Форж и Шаитье". Последнее отчитывалось за корабли с меха­низмами и вооружением перед заказчиком — военно- морским флотом Японии. В соответствии с договором, орудия среднего калибра "Ицукусимы" поставлял ан­глийский соисполнитель — предприятие Армстронга, но ответственность за них перед японцами несло обще­ство "Форж и Шантье".

Китай" заказывавший корабли фирме Вулкан, способствовал совершенствованию германской про­мышленности, а сделавшая заёмы Япония содейство­вала развитию судостроительных и оружейных пред­приятий Франции и Англии. Чуть позже Россия последует примеру восточных соседей. Японо-китай­ская и русско-японская войны не принесли процвета­ния никому из участников, кроме кредиторов, наблюдавших за сражениями со стороны и наживавшихся на чужой крови.

Позднее европейские страны, поправившие за чужой счёт своё финансовое положение, втянулись в первую мировую войну. В результате этой катастро­фы разбогатели и стали всемирными кредиторами Со­единённые Штаты Америки.

Изготовленное заводом Шнейдера и К? по чер­тежам инженера Кане (Canet) орудие "Ицукусимы" состояло из стальной трубы во всю длину ствола, при­везённой из Англии, и надетыми на неё пятью вне­шними скрепляющими оболочками французской вы­работки. Для упрочнения на двух третях длины его казённой части с усилием навивалось до десяти сло- ёв металлического провода. На иавитую таким обра­зом кольцевую ось верхняя нагретая оболочка (бан­даж) надевалась не сразу. Эта операция проводилась позднее, уже внутри люльки станка с помощью про­резной оболочки.

Запирающий механизм поршневого затвора со­стоял из опорной люльки, нёсшей цилиндрическую винтовую казённую часть с четырьмя гладкими и че­тырьмя винтовыми секторами, и стреляющего устрой­ства. Винтовая казённая часть работала механически с помощью одного кривошипа и набора зубчатых колёс, предназначенных для последовательного пово­рота на своих местах. При открывании затвора они с помощью обратного вращения передаточного меха­низма сначала отводили его поршень назад и затем поворачивали его на опорной стойке вокруг верти­кальной затворной оси вправо. Теперь, чтобы открыть казённую часть, использовалась лишь одна рукоятка, в то время как в более ранние времена были необходи­мы три кривошипа с ручками. [35]

Для предотвращения прорыва пороховых газов через затвор применялся кольцевой пластический (сжи­маемый асбестовый) обтюратор конструкции де Баижа (de Bange), расположенный между наружной оконечно­стью затворного гнезда казенника и подвижным поршнем затвора.

Стреляющим устройством ударно-спускового механизма выступал боёк в форме болта, размещённый в тыльном конце середины поршня затвора. Для пре­дотвращения преждевременного выстрела, он запирал собой запальное отверстие до тех пор, пока затвор пол­ностью не закроется, препятствуя введению в него за­пальной трубки ударного действия и предупреждая тем самым ударник от срабатывания. [35]

Механизм вертикального наведения орудийной установки состоял из трёх главных частей: двух опор­ных подшипников, одного катка и одной люльки. Опорные подшипники монтировались на горизон­тально наводившемся столе симметрично к оси его вращения.

Каток собирался из двух мошных двутавровых балок, соединённых вместе с помощью поперечных ба­лок, винтов и заклепок. Его верхняя поверхность пред­ставляла собой каточлые пути для люльки. В переднем участке катка имелись цапфы, а задний оснащался под­шипниками, где устанавливались штоки поршней ци­линдров отдачи. Люлька полуцилиндрической формы опиралась на каточиые пути.

Подъёмные механизмы вертикального наведения помешались с каждой стороны катка. Наводчик для возвышения или снижения ствола вращал штурвал в нужном направлении, и каток делал соответствующее движение. Все рычаги и штурвалы для управления ору­дием находились в пределах досягаемости прислуги, располагаясь на столе под куполом. [35]

Два цилиндра отдачи и два компенсационных отливались в люльке целиком. Цилиндры отдачи из­готавливались по системе Шнейдера-Кане: каждый их поршень высверливался горизонтально так, чтобы цен­тральный встречный стержень, привинченный к осно­ванию цилиндра, мог бы скользить в нём. Эти цилин­дры сообщались друг с другом с помощью трубки, шедшей от клапанной коробки, смонтированной в зад­ней стороне промежуточных компенсационных цилин­дров. Плоский золотник регулировал распределение рабочей жидкости в различных цилиндрах и посред­ством этого устройства обеспечивалось полное управ­ление орудием при его неподвижном положении и во время наведения. [35]

Поворотный стол снизу соединялся с поддержи­вающей центральной трубой подачи боеприпасов и её окружавшей сравнительно тонкой переборкой, про­ходившей до фундаментной плиты. Центральная тру­ба опиралась на вращавшийся короткий штырь, смон­тированный ниже броневой падубы вместе с круговой полкой, обеспечивавшей бесперебойное заряжадае орудия при его повороте на любой угол по горизон­ту. С каждой стороны трубы в той же самой плоскости с её зубчатым колесом имелись два гидравлических домкрата, оснащённых двумя маленькими гидроци­линдрами. Концы передаточной цепи, проходившей вокруг главных роликов двух штоковых поршней, были прикреплены к ушкам маленьких цилиндров, поддерживающих натяжение цепи. При горизонталь­ном повороте орудия со столом наводчик вращал в нужном направлении штурвал, управляющий этим ме­ханизмом.

В положении "по-походному" длинный тяжёлый ствол разворачивался вдоль диаметральной плоскости и закреплялся на опорной стойке (суппорте), установ­ленной на верхней палубе на дугообразную подушку на подъёмном винте. Стойка предотвращала прогиб несбалансированного ствола^ расшатывание им сто­порных устройств (за счёт возникавшего момента инер­ции при качке в штормовом море) и поломку механиз­мов наведения. Иначе небольшой крейсер могли ожидать большие неприятности, чем у американского броненосца "Индиана'’ осенью 1896 г.

Погреб боезапаса 320-мм орудия защищался бро­невой палубой и состоял из трёх помещений: двух сна­рядных, расположеных слева и справа от круговой пол­ки подъёмника, и одного зарядного перед пей. Поднятые наверх заряды (шёлковые мешки с порохом — картузы) вкладывались в зарядную камору орудия после снаряда. Благодаря разному количеству вклады­ваемых картузов, пушка могла стрелять уменьшенным, обычным и увеличенным зарядами. [21, 35]

Орудие зависело от мускульной силы одного че­ловека только при открывании и закрывании поршне­вого затвора. Остальные операции были механизиро­ванными. Наведение в двух плоскостях тяжёлого длинного ствола, удержание его отката и накатывание после выстрела производились с помощью гидравличес­ких приводов и компенсаторов. Кроме поворота пуш­ки, гидросистема, изготовленная в цехах общества "Форж и Шантье" в Ла-Сейпе, обеспечивала действие наружных механизмов, перемещение внутренних грузов, подъём снарядов с зарядами и заряжание. Энергией она обеспечивалась от гидронасосов, рабочая жидкость (вода) для которых поступала от трёхцилиндрового парового насоса (маховичной нагнетательной помпы) с давлением в 95 кг/см?(80 [21]) из 2400-литровой ёмкости с водой позади орудийной башни. Производительность помпы составляла 300 л/мин.

В аварийной обстановке паровой насос мог за­меняться ручным, приводимым в действие двадцатью матросами. Вода по питательному трубопроводу по­ступала к центральной распределяющей коробке, рас­положенной на поворотном столе, и затем расходилась на различные устройства управления, которые состо­яли из одиночных и двойных плоских золотников, обес­печивавших её равномерное распределение. Отработан­ная жидкость закачивалась в отдельную верхнюю цистерну и возвращалась в нижнюю ёмкость другим трубопроводом. [21,35]

Позднее опыт эксплуатации показал невысокую надёжность гидросистемы крейсера,, периодически вы­ходившей из строя из-за поломок. Французы при мо­дернизации своих старых броненосцев оказались вы­нужденными заменять, где возможно, громоздкие и медленные башенные гидроприводы на электрические, продублированные ручными. Увлечение нерезервиро­ванной механизацией оказалось опрометчивым.

Для редко стрелявшей главной установки крей­сера не требовалось ни системы продувки канала ство­ла после выстрела, удаляющей пороховые газы нару­жу, ни мощной системы вентиляции. Помещения ору­дий проветривались естественным образом. В этом отношении артиллеристы корабля оказались в лучших условиях, чем прислуга 152-мм башен руских броненос­цев, страдавшая от дыма.

Согласно эскизному проекту, разработанному Бертином, артиллерию среднего калибра "Ицукусимы" планировалось укомплектовать орудиями Капе. По­зднее проект в этой части пересмотрели и для всех трёх кораблей серии заказали орудия с раздельным заряжа­нием системы Армстронга (в то время лучшего завода в мире). Их всех пришлось разместить в кормовой ча­сти корпуса для уравновешивания тяжёлой пушки с барбетом.

Одиннадцать скорострельных 120-мм (4,75-дюй­мовых) 40-калиберпых (38-кал. [5,6], 42-кал. [21]) казнозарядных патронных орудий Армстронга весом по 3 т (2 т [9]) и боекомплектом по 100 (120 [5]) выстрелов на ствол устанавливались на крейсере "Ицукусима" следу­ющим образом. Десять (по пять на борт) — на батарей­ной (главной) палубе от мачты в сторону кормы и одно — на верхней палубе на юте, с углом обстрела 260°.

Бертин стремился уменьшить вес над главной палубой, поэтому её 120-мм пушки пе получили спонсонов, способствовавших увеличению углов обстрела. Для достижения этой цели и улучшения обзора при­шлось в бортах предусмотреть большие пушечные пор­ты квадратной формы с откидывающимися сверху крышками, делавшие борт корабля похожим на борт фрегата времён паруспого флота. При сильном волне­нии через увеличенный периметр уплотнения закрытых крышками портов просачивалась вода, так как плотно задраить их оказывалось непросто.

Батарейные орудия стояли достаточно близко одно к другому и не имели разделяющих поперечных переборок, защищавших от продольных выстрелов. Погреба боезапаса 120-мм артиллерии находились под прикрытием броневой палубы, а выше её система по­дачи ничем, кроме угольных ям, не защищалась (по другим данным бронировалась [6]).

Вес снаряда равнялся 20,4 кг (25 снаряда и 14 за­ряда [6]).

Помещения погребов боезапаса кормовой груп­пы содержали патроны и снаряды 120-, унитарные пат­роны 47- и 37-мм калибров, патронные ящики для пу­лемётов, винтовок и револьверов, а также зарядные отделения торпед кормового аппарата. Патроны в по­гребах размещались в беседках — поддонах с обойма­ми. К шахтам элеваторов беседки подвозились по рель­сам, расположенным под подволоком погребов, и . подавались наверх гидролебёдками или с помощью ре­зервного ручного (аварийного) привода. Такие же рельсы под подволоком верхней палубы ответвлялись от элеваторов к каждому орудию в батарейной палу­бе. [5,9,21,34,35, 38]

Шесть (пять [35]) одноствольных 47-мм (6-фун­товых) скорострельных пушек Готчкисса (Hotchkiss) с боекомплектом по 300 (400 [35]) унитарных выстрелов на ствол размещались на верхней палубе, по три на борт, в районе от миделя до мачты. Эти орудия, более лёгкие, чем 120-мм, монтировались в спонсонах5, что в сочетании с завалом бортов внутрь позволяло четы­рём из них стрелять вдоль диаметральной плоскости. Если огонь вдоль ДП из пушек большего калибра мог нанести повреждения собственному кораблю, то стрельба этих малокалиберных не наносила ущерба фальшборту, их защищавшему.

Углы обстрела 47-мм орудий составляли по 140° для четырёх концевых и по 100° —для двух средних. Данных о их защите не приводится, и на первых чер­тежах они показаны стоящими открыто, по на фото­графиях видны плоские щиты. [5, 21, 35]

Погреби боезапаса малокалиберной артилле­рии (кроме кранцев первых выстрелов) находились под броневой палубой, система подачи унитарных патронов не бронировалась. В погребах кормовой группы 47-мм патроны размещались в беседках и по­давались к собственным элеваторам по отдельной сети рельсов. Элеваторы оснащались гидравлически­ми и ручными приводами. На верхней палубе к каж­дому орудию рельсы с ответвлениями прокладывались под бимсами ростров.

"Ицукусима" вооружался двенадцатью пяти­ствольными револьверными 37-мм скорострельными пушками Готчкисса с боезапасом по 800 (1500 [35]) вы­стрелов на ствол, установленными на боевом марсе (че­тыре [35], две [6] или одна [21,12/1890 г.]), крыльях мо­стика, надстройке верхней палубе (некоторые бортовые — в спонсонах) и, вероятно, одно—на батарейной па­лубе в районе форштевня (для отражения атак мино­носцев, атакующих на носовых курсовых углах). Из по­гребов под броневой палубой 37-мм унитарные патроны по собственным элеваторам и сети рельсов по­давались к орудиям. Элеватор марсовых пушек разме­щался внутри мачты. [5, 21, 35]

Согласно другим данным, лёгкая артиллерия "Ицукусимы" состояла из "шести скорострельных и двенадцати пушек Готчкисса" [21, 11/1889 г.] или один­надцати 47-мм [21, 12/1890 г.], пяти 47-мм и двенадцати 37-мм [35], пяти 57-мм (6-фунтовых) и одиннадцати 47- мм (З-фунтовых) [37], пяти 12-фунтовых и одиннадцати 3-фунтовых [J38], пяти 6-фунтовых и одиннадцати 3- фуитовых орудий [34], пяти 76-мм 12-фунтовых скоро­стрельных пушек, одиннадцати 3-фунтовых пулемётов Готчкисса [36].

Изменить состав и размещение малокалиберной артиллерии за время службы корабля было нетрудно, что и делалось неоднократно.

К 1900 г. крейсер получил шесть пулемётов, чис­ло которых к 1905 г. сократилось до двух. В 1909 г. во­оружение учебного корабля "Ицукусима" состояло из одного 320-мм, шести 120-мм, шести 76-мм орудий и двух пулемётов. [4, 20, 37, 38] 76-мм калибр заменил собой 37- и 47-мм, ставший малоэффективным против иовых миноносцев.

Четыре надводных аппарата калибром 356 мм для стрельбы торпедами Р. Уайтхеда (Whitehead, длина торпеды —4555 мм, калибр — 355,6 мм) находились в двух отсеках по оконечностям корабля. В носовом на платформе под батарейной палубой устанавливался один неподвижный штевневый, закреплённый наклон­но вниз под углом 5° к горизонту, и два поворотных бортовых. Там же к торпедам пристыковывались за­рядные отделения, оии окончательно готовились к выстрелу и по рельсам подавались к трубам для заря­жания.

Штевневый аппарат имел заднюю, переднюю крышки и выдвигавшийся перед выстрелом совок. Тру­бы бортовых аппаратов размещались на станках, на­водившихся по плоским погонам горизонтально от носа к траверзу. Поэтому они иногда назывались траверзнымн. В каждом из бортов крейсера посредине между осью барбета 320-мм орудия и штевнем вырезал­ся порт, где монтировался яблочный шарнир — заде­ланные в обшивке полусферические обоймы, охваты­вавшие шаровые выступы на трубе аппарата и позволявшие ему поворачиваться вокруг общей верти­кальной оси.

Во время приготовления к выстрелу крышка тор­педного порта поднималась, труба вставлялась в от­крывшееся отверстие и выдвигалась через него нару­жу до упора шаровых выступов в обоймы. Болтовое соединение фланцев обойм и выступов завершало установку аппарата в шарнире.

Перед выстрелом он наводился на цель из боевой рубки с помощью приборов управления или прямо из своего поста, а передний срез его трубы выступал за борт, чтобы торпеда не могла повредиться о борт. В положении "по-походному" бортовые аппараты выни­мались из яблочных шарниров и крепились вдоль бор­та. Торпедные порты закрывались откидывающими­ся сверху крышками, расположенными ниже полок хранения сетевого заграждения.

Пятнадцать (по 5 на аппарат) неснаряжённых торпед размещались уровнем ниже, на стеллажах бро­невой палубы. Хранилище их зарядных отделений от­носилось к носовой группе погребов боезапаса и раз­мещалось под броиевой палубой перед помещением зарядов 320-мм орудия.

На крейсере "Ицукусима" носовые торпедные аппараты как бы являлись логическим продолжением тарана. Они предназначались для поражения на ближ­ней дистанции противника, уже обстрелянного из 320-мм орудия. После торпедного залпа предполагался завершающий таранный удар.

Бои при Ялу и Сантьяго-де-Куба показали воз­росшую дистанцию артиллерийского боя и полную бесполезность существования таранов и торпед на больших кораблях. Повседневная служба подтверди­ла их опасность лишь для собственного флота. Огра­ниченная дальность хода торпед того времени (550 - 1500 м) и возросшая мощь артиллерии уже не позволя­ли безопасного сближения на такие малые дистанции.

Лишь несколько миноносцев, да и то ночью, могли по­пытаться атаковать торпедами большой корабль.

Кормовой штевневый аппарат "Ицукусимы" предназначался больше для самообороны, при отходе от настигающего неприятеля. Он находился под бата­рейной палубой и закреплялся наклонно вверх под уг­лом 3° к горизонту, имел устройство, аналогичное носовому, и боезапас из 5 торпед на стеллажах броне­вой палубы над румпельным отделением: четыре нахо­дились побортно и одна на линии заряжания, где го­товилась к выстрелу и подавалась к кормовой крышке аппарата. Зарядные отделения хранились в погребе под броневой палубой.

Торпедные аппараты крейсера находились невы­соко над ватерлинией, могли заливаться водой, поэто­му выстрел из них производился сжатым воздухом, а не порохом.

У кораблей более поздней постройки и даже на броненосцах, помещения надводных аппаратов брони­ровались не всегда, например, носовые у "Фудзи" и "Ящима" (1894 г.). На крейсере "Ицукусима", не имев­шем и казематов для средней артиллерии, они остава­лись беззащитными.

Опыт показывал, что при попадании осколков и снарядов взрывались не зарядные отделения торпед, а резервуары сжатого воздуха. Стальные ящики, про­волочные стальные маты, которыми пытались в артил­лерийском бою закрыть надводные аппараты, только увеличивали число осколков. Комиссия, назначенная адмиралом Сэмпсоном после боя под Саитьяго-де- Куба для исследования четырёх выбросившихся на бе­рег испанских крейсеров, пришла к выводу, что "сна­ряженные мины (торпеды — А.Б.), расположенные выше ватерлинии, представляют серьёзную опасность для судна, на котором они находятся, ввиду чего по­добное помещение мин не должно быть допускаемо на других судах, кроме миноносцев"..

Крейсера типа "Мацусима" долгие годы своей службы носили бесполезный груз таранов и торпедных аппаратов. Последние, к счастью для японцев, ущер­ба собственным кораблям не нанесли.

При постройке "Ицукусима", вероятно, не воо­ружался аппаратами Круппа с торпедами Шварцкоп­фа типа 88, как указано в [35]. В годы проектирования и создания кораблей типа "Мацусима" отношения между провозглашённой в Версале 18 февраля 1871 г. Германской империей и разгромленной ею Францией оставались напряженными, несмотря на Версальский от 28 февраля и Франкфуртский от 10 мая 1871 г. мир­ные договоры. Отто фон Бисмарк, занимавший долж­ность канцлера до 1890 г., не являлся сторонником воз­рождения вооружённых сил недавнего противника. Третья Французская республика, потерявшая Эльзас, Лотарингию и за три года выплатившая пятимилли­ардную военную контрибуцию, мечтала о реванше. Военно-техническое сотрудничество между этими стра­нами, даже для выполнения заказа третьей стороны, практически исключалось.

Австро-венгерский завод в Фиуме многие годы продавал торпеды Уайтхеда по всему миру. Например, по состоянию на январь 1881 г. Британия закупила 254, Россия —250, Франция —218, Германия — 203, Дания — 83, Италия — 70 образцов изделий разных модифи­каций. Многие промышленно развитые страны органи­зовывали у себя лицензионное производство ставшего перспективным оружия. Его образцы, изготовленные разными заводами и получившие на них новые назва­ния, поначалу отличались друг от друга и от базовой модели незначительно и могли применяться без серьёз­ных доработок торпедных аппаратов.

Начальник артиллерийского отдела общества "Форж и Шаитье" Каме, участвуя в проектировании "Ицукуснмы" и "Мацусимы", разработал 356-мм ап­параты для торпед Уайтхеда, названные его именем, как указано в [5]. Крейсера с установленным во Фран­ции вооружением пришли в Японию.

В Германии бронзовые 356-мм торпеды обр. 1876 г. по разрешению Уайтхеда изготавливало предприятие Шварцкопфа (Schwartzkopf), позднее перешедшее на калибр 457 мм. Бронза, временно популярная из-за коррозионной стойкости, впоследствии уступила ме­сто стали. В отличие от Франции, торпеды Шварцкоп­фа калибрами 356 мм и 457 мм состояли на вооруже­нии японского императорского флота наряду с базовыми образцами Уайтхеда, изготовленными дру­гими заводами. Различные названия в то время боль­ше говорили о разных производителях.

При необходимости, "Ицукусиму" и "Мацуси­му" уже на своих верфях могли легко перевооружить на 356-мм торпеды Шварцкопфа типа 88. Подобно фрегату "Фусо", их помещения допускали замену бор­товых 356-мм аппаратов на более новые 457-мм. Для штевневых такая модернизация исключалась.

Броненосец "Фусо", ставший через 10 лет после ввода в строй ветераном японского флота, оснащался горизонтальными поршневыми машинами двойного расширения (compound). На бронепалубных крейсерах завода Армстронга "Идзуми" ("Idzumi", 1881 г.) "Нанива" и "Такачихо" устанавливались аналогичные паровые механизмы. Строившийся обществом "Форж и Шантье" "Ицукусима" получил горизонтальные ма­шины, но тройного расширения. На заложенном в но­ябре 1888 г, в Британии броненосном крейсере "Чиода" механизмы тройного расширения разместились уже вертикально. Позднее для усиления мощности маши­ны этого типа строились и четырёхцилиидровыми, с двумя цилиндрами низкого давления. В таком виде они, совершенствуясь, просуществовали на кораблях до замещения паровыми турбинами.

На "Чиоде" машинные отделения прикрывал броневой пояс, но на "Ицукусиме", уже нагруженном сетевым заграждением и 320-мм орудием с барбетом, дополнительный вес бортовой брони проектом не пре­дусматривался. Это вызвало бы рост водоизмещения и стоимости корабля, превращая его в броненосный крейсер при невыполнении главной задачи: создать не слишком дорогой носитель для орудия, способного пробивать главные пояса китайских броненосцев. Третий корабль серии строился в Японии. Будь на нём еще бортовая броня, её изогнутые из-за завала листы пришлось бы ещё и отжигать для крепления башмаков сетевого заграждения.

Бертин понимал, что находящееся в процессе ста­новления японское судостроение ещё только осваивает европейские технологии и с такой трудоёмкой задачей может не справиться. Технологичный и не сложный в постройке, с меньщим водоизмещением, плоскими пли­тами пояса и без груза сетевого заграждения, "Чиода" оказывался с точки зрения установки вертикальных машин и их защиты лучше сбалансирован, чем "Ицу­кусима".

Крейсер "Ицукусима"

Крейсера типа "Ицукусима". (Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике ‘JANES FIGHTING SHIPS". 1900)

Горизонтальные маши­ны имели меньшую, по сравне­нию с современными нм, вер­тикальными высоту, поэтому значительно легче размеща­лись ниже ватерлинии, под защитой броневой палубы с гласисами и не требовали по­ясной защиты. Зато, в отличие от вертикальных трёх-четырёхцилиндровых, они не могли поместиться в одном отсеке "Ицукусимы", даже без про­дольной переборки, как на миноносцах того времени. Поэтому приходилось удли­нять корабль и изолированные машинные отделения распола­гать не параллельно, а после­довательно.

Сначала главные меха­низмы "Ицукусимы'’, изготов­ленные заводом-строителем корабля, собрали и испытали на заводском стенде в Марсе­ле. Затем их в разобранном виде доставили в Ла-Сейн, чтобы установить в трюме уже сошедшего на воду крейсера.

Поршневая машина ко­рабля общим весом 277,7 т (с водой в системе [35]) состояла из двух горизонтально уста­новленных трёхцилиидровых паровых механизмов тройного расширения, каждый из кото­рых занимал собственное отде­ление и приводил в действие свой трёхлопастный гребной винт диаметром 4,4 и шагом 5Д м. В отсеке после котель­ных отделений размещался механизм, работавший на гребной вал левого борта. Следом, за водонепроница­емой переборкой, устанавливалась правая машина.

Валы главных машин выковывались из цельных стальных болванок, в которых потом для снижения веса протачивались внутренние полости. Мачта, уста­новленная прямо над переборкой, обеспечивала венти­ляцию обоих машинных отделений.

Диаметры наклонно установленных цилиндров высокого, среднего и низкого давления составляли со­ответственно 390,5; 593,7 (620 [5]) и 1439,9 мм при ходе поршней 1000 мм (389,4; 622,3; 1441,5 и 9997 соответ­ственно [6]). Пар с рабочим давлением 12 кг/см? сначала поступал в цилиндры высокого давления и, расширя­ясь, перемещал штоки их поршней. Затем этот же пар последовательно заставлял работать цилиндры среднего и низкого давления. В последних он имел уже сред­нее давление 3,45 кг/см?. [5, 35]

Чтобы штоки поршней двигались от трёхкрат­но расширявшегося пара, диаметры их цилиндров трижды увеличивались. Оба двигателя были прямого действия, то есть непосредственно приводили в движе­ние валы своих гребных винтов. Во избежание прогиба, каждый вал опирался снаружи не только на привыч­ный концевой двухлапый кронштейн, но и на одполапый промежуточный. Кронштейны отливались из ста­ли, а их втулки затем растачивались.

Отработавший в машинах пар поступал в ци­линдрической формы главные конденсаторы произво­дительностью по 6 т воды в сутки каждый. Современ­ники чаще называли их холодильниками. Остывая в них, пар использовался для предварительного подогре­ва воды, подававшейся в котлы. Кроме двух главных конденсаторов, хорошо видных на плане трюма одно­типного "Хасндате", имелись и два дополнительных.

В тот период бурно развивавшейся техники каж­дый новый корабль заметно превосходил аналогично­го предшественника, что и отметил современник про "Ицукусиму" словами: "Вспомогательными механиз­мами крейсер снабжён обильно".[5]

Рулевая машинка системы "Стапфер де Дгоклосс" ("Stapler de Duclos"), размещённая под броне­вой палубой, водоопресиительиый аппарат системы "Перроу" ("Реггоу") с производительностью 4000 лит­ров в сутки, 4 вентиляторных машинки для усиления тяги в котельных, 2 воздушных насоса с аккумулято­рами для зарядки резервуаров торпед, паровой браш­пиль, установленный на верхней палубе перед мачтой, водоотливные и противопожарные средства: помпа "Тирон" ("Thiron", 500 т выкачиваемой воды в час), 2трюмных эжектора с паровыми приводами (2x250 т/ч). 2 малых односиловых помпы (2x20 т/ч), 2 малых пом­пы (2x10 т/ч), 1 ручная 30-сильная помпа (60 т/ч), 3 ручных 12-сильных помпы (3x4 т/ч) дополнялись дру­гими устройствами, множество которых в ограничен­ном корабельном объёме впечатляло раньше и сейчас даже опытного моряка.

Водоотливные средства способны были выкачи­вать в час до 1132т воды. Коленчатый вал воздушного насоса двойного расширения мог приводить в действие центробежные водяные питательные помпы и откачи­вающие трюмные. Четыре вентиляторных машины, способных как подавать воздух в котельные отсеки, так и создавать в них его избыточное давление на форсированном ходу, дополнялись другими, проветри­вавшими машинные отделения, погреба боезапаса, жилые помещения. Все три корабля серии оборудова­лись маленькими ремонтными мастерскими, что по тем временам оказалось новинкой. [5,35]

Несмотря на мощное главное орудие, в осталь­ном "Ицукусима" создавался как крейсер. При проек­тировании кораблей этого класса конструкторы стре­мились добиться не только большого радиуса действия, по и превосходства в скорости, поэтому их обводы ока­зывались острее, отношение длины к ширине заметно больше, чем у броненосцев. Удельная мощность энер­гетических установок крейсеров на тонну водоизмеще­ния, как правило, превосходила эту величину для линкоров. Например, у "Фусо", "Фудзи" и "Микаса" (1899 г.) она соответственно составляла 1,0; 1,1 и 1.1. У "Чиода", "Нанива" и "Ицукусима" — 2,3; 2,1 и 1,5, Первоначально для обеспечения максимального хода на "Ицукусиме’* предполагалось установить па­ровые машины четырёхкратного расширения. Но за­тем проект пересмотрели и в Менпепти изготовили механизмы, которые при необходимости могли рабо­тать как тройным, так п двойным расширением. [21] Для сочетания столь разнородных требований, как увеличение экономической дальности при дей­ствиях на коммуникациях и достижение высокой ско­рости при погоне или отступлении, три новых япон­ских крейсера получили двухрежимные машины. На первом каждая работала штатным тронным расши­рением, применявшимся практически всегда на всех ходах от малого до полного. На втором режиме, что­бы двигаться форсированно, машины действовали двойным расширением. При этом пар от котлов на­правлялся Одновременно к цилиндрам высокого и среднего давления, а отработав в них, поступал в цилиндр низкого давления. В таких условиях его сред­нее давление в цилиндрах повышалось, что приводило к увеличению мощности и, следовательно, скорости. Режим двойного расширения, требовавший и больше­го расхода угля, использовался для достижения хода, превышавшего 10 узлов. [21, 35]

Достоинством машинной установки этого типа являлось то, что для работы тройным или двойным расширением не требовалось перестыковывать цилин­дры или применять специальные разъединительные муфты, что приводило к потере времени. Достаточно, было переключить паровые клапаны магистрали в дру­гое положение.

На американском броненосце "Мэн", заложенном в один год с "Ицукусимой", существовало устройство отсоединения коленчатых валов поршней цилиндров низкого давления, позволявшее превратить машину из трёхцилтндровой в двухцилиндровую и экономить топ­ливо на малых скоростях (по сравнению с механизмом тройного расширения на тех же скоростях). В боевой обстановке такое переключение с экономического хода на полный приводило к неоправданной трате времени. В сражении при Сантьяго-де-Куба 3 июля 1898 г. аме­риканские крейсеры "Ныо Йорк" и "Бруклин", имевшие по две машины на вал, но ходившие для экономии топ­лива под одной на каждый, не смогли подсоедюшть вторые для увеличения скорости, так как это требова­ло остановки примерно на 20 мин, что в условиях пого­ни оказывалось недопустимым, При всех уже задейство­ванных котлах они весь бон носили оказавшийся бесполезным груз половины машин.

Стремление повысить скорость хода корабля за­ставляло конструкторов увеличивать давление пара и скорость работы машин, снижая вес установок и объём их движущихся частей при постоянной заботе о повы­шении экономичности расхода топлива. С 60-х годов XIX века до начала XX столетня давление пара в ко­рабельных механизмах возросло более чем в 10 раз. Если в 1860 г. оно находилось в пределах 1,41-1,76 кг/см?, в 1880 г. составляло 6,33-7,03 кг/см? при повсеместном введении в эксплуатацию машин двойного расширения (компаунд), то к 1905 г. водотрубные котлы с давлени­ем 17*58-21.09 кг/см? позволили применять исключи­тельно механизмы тройного расширения с большей удельной мощностью на единицу веса и меньшими га­баритами.

На "Ицукусиме" пар поступал к машинам от шести стальных цилиндрических огнетрубных (жаротрубно-дымогарных) котлов горизонтального типа общим весом 214,65 т, каждый из которых был двойным (с симметричным образованием оконечно­стей), имел шесть гофрированных топок диаметром 1 м конструкции Фокса и три камеры сгорания. Та­кие топки современники называли волнистыми, они имели меньший вес при той же прочности, чем гладкостенные, за счёт применения более топкого прока­та. Котлы со стальными дымогарными трубками ус­танавливались по три в ряд в носовом и кормовом водонепроницаемых отсеках трюма. По норме пол­ный вес воды в них составлял 91,53 т. Трубопрово­ды от котлов к главным и вспомогательным паровым машинам, а от них — к холодильникам, имели теп­лоизолирующие покрытия. [5, 21, 35,36]

У китайского броненосного корвета "Чен Иен" и японского крейсера "Нанива" одинарные котлы располагались спинами друг к другу (и к ди­аметральной плоскости), а топками к бортам,, что об­легчало подачу к ним угля из бортовых ям. На "Ицу­кусиме" котлы длиной 5 и диаметром 3 м каждый размешались иначе: по три стояли на своих фунда­ментах посредине отсека, топками перпендикулярно к диаметральной плоскости, а обслуживались от поперечных переборок с двух разных сторон. В ре­зультате каждая камера сгорания (жаровая труба) получала уголь из двух топок.

Аналогичные главные котлы американского броненосца "Индиана" устанавливались таким же образом, но имели большие вес, размеры (длину 5,5 и диаметр 4,6 м; 8 топок и 4 камеры сгорания) и ин­дивидуальные водонепроницаемые отсеки. "Ицуку­сима" был более чем на четверть уже "Индианы", по­этому на нём разделение котлов продольной переборкой не предусматривалось, чтобы не сокра­щать их количества на треть.

Оба котельных отделения корабля оказались достаточно удобными, с широкими поперечными про­ходами к топкам, позволявшими кочегарам длитель­ное время обеспечивать работу паропроизводящей ус­тановки на полной мощности. Позднее для выполнения той же задачи корабли станут строиться с дополни­тельными поперечными угольными ямами, откуда до­ставлять уголь к топкам котлов было ближе и удобнее, чем от бортов. В бою уголь следовало брать именно из них, чтобы полные бортовые ямы могли лучше защи­щать котельные отделения от снарядов и осколков.

Значение рабочего давления пара на "Ицукуси­ме", типичное для крейсеров того времени, превыша­ло такой же параметр на броненосцах, например, аме­риканских. Котлы "Мэна", "Техаса", "Индианы" и "Айовы" развивали его до 9,5; 10.6; 11,25 и 11,25 кг/см? соответственно. Котлы японских "Фусо" и "Фудзи" заложенных один тринадцатью годами ранее и другой шестью годами позднее "Ицукусимы", также уступа­ли ему в этом показателе, имея давление 4,2 и 10,9 кг/см?. Лишь водотрубные котлы Бельвиля броненосца "Шикишима" (1897 г.), развивавшие до 18,98 кг/см?, пре­взошли его.

Площадь полной нагревательной поверхности котлов "Ицукусимы" составляла 1418,7 м: (1418 [5]), а для их колосниковых решёток она равнялась 36 м?, ус­тупая "Индиане" (1800 и 57,2 м? соответственно)*. Паром в достаточном количестве обеспечивались глав­ные и многочисленные вспомогательные машины, в том числе боевые динамо-машины (пародгшамо). Тягу котлам обеспечивала одна расположенная перед миде­лем дымовая труба круглого сечеиия с двумя кожуха­ми: внутренним, диаметром 2,5 и наружным — 3,5 м, поднимавшаяся над батарейной палубой на 14 м. Её дымоходы, шедшие от котлов, выше гласисов броне­вой палубы прикрывались с бортов только угольны­ми ямами.

Рост давления пара в энергосиловых установках кораблей и связанное с ним увеличение степени расши­рения сопровождались повышением скорости переме­щения поршней механизмов и числа оборотов валов. В 1860 г. машины при скорости поршней не более 2 м/с развивали около 50 об/мин. В 1881 г. эти величи­ны для броненосцев равнялись 3.3-3,6 pi 80, а в 1905 г. они составляли уже 4,3-4,6 и 100-110 соответственно. В начале XX века те же параметры для быстроходных крейсеров большого водоизмещения были 5,1 и 120- 140; малых крейсеров — 5,1 и 220; минных — 5,6-6,1 и 350-400. Последнее заметное увеличение скорости ра­боты машин в основном оказалось связанным с заме­ной их типа с горизонтальных на вертикальные.

Для "Ицукусимы" наличие тяжёлого главного орудия с барбетом заставляло сужать корпус в верхней части, исключало установку поясной брони, защищав­шей машины и котлы, и вынуждало размешать на крейсере мепее совершенные горизонтальные машины. Решение, принятое в угоду желания во что бы то ни стало пробить защиту корабля другого класса и водо­измещения, повлияло на облик всего крейсера.

Согласно контракту, подтверждённому расчё­тами, машины "Ицукусимы" должны были разви­вать мощность от 5400 до 6000 ипд.л.с., вращать гребные валы с частотой 108 об/мин при скорости пе­ремещения поршней 3,6 м/с и сообщать крейсеру ско­рость 16 узлов. [6,21, 11/1889, 12/1890; 35; 36]. По более поздним сведениям, расчёт­ная мощность составляла лишь 5326-5400 инд.л.с. [5, 35] Ожида­лось, что при работе в режиме двойного расширения мощность составит 3410 л.с. с естественной вентиляцией и 5400 л.с. с прину­дительной тягой. [6,35, 37]

Форсированная тяга, как средство для повышения паропроизводительности котлов, при­менялась примерно с 1875 г. Снача­ла испытания провели как всегда на малых боевых судах — минонос­цах, которым для успеха в бою тре­бовалось превосходство в скорости над любым противником. Добив­шись успеха, принудительную тягу стали использовать и на больших кораблях. При этом в системе зак­рытых кочегарных отсеков при помощи сильных вентиляторов со­здавалось и поддерживалось повы­шенное давление воздуха, которое менялось в зависимости от требуе­мого парообразования. Для цилин­дрических котлов (как на "Ицуку­симе'’), давление не превышало 0,5 дюйма водяного столба на боль­ших переходах и 1 дм — на корот­ких пробегах. При последнем уве­личение паропроизводительно сти составляло 20-25% по сравнению с естественной тягой, без чувстви­тельного перерасхода топлива.

Дальнейший рост давления в кочегарных отсеках стал приводить к повреждениям котлов. Лишь водотрубные котлы допустили его неко­торое увеличение. Позднее роль форсирования тяги стало играть смешанное отопление углем и нефтью, впрыскиваемой в топки поверх слоя горящего угля.

В сентябре 1890 г., за год до вступления в строй, "Ицукусима" начал свои предварительные заводские испытания, закончившиеся в октябре того же года. Начальная 12-часовая проба происходила в первой по­ловине сентября, причём машина на испытаниях раз­вивала лишь 660 инд.л.с. (11-12% полной мощности). Достигнутая скорость хода равнялась 9,3 узла, а сред­ний 12-часовой расход угля составил 0,68 кг на л.с., увеличившись с 0,62 кг/л.с. при первых 6 ч пробега до 0,74 кг/л.с. за последующие 6 ч. Такой незначительный расход угля позволяя бы крейсеру в будущем совершать дальние переходы без пополнения запасов угля.

Крейсер "Ицукусима"
Крейсер "Ицукусима"

Крейсер "Ицукусима" в начале 1890-х гг.

Вторая проверка машин при естественной тяге и в полном грузу состоялась 25 сентября 1890 г. Сред­няя скорость (при индикаторной мощности машин 3 400 инд.л.с. [36]) на пробеге достигла 15,72 узла, пре­высив контрактную (15 уз). [5, 21, 36, 37] Последний этап предварительных испытаний, при форсированной тяге, происходил 15 октября в течение 4 часов. Сред­няя скорость, рассчитанная после пяти пробегов по мерной миле, составила 16,78 узла, на 0,78 узла пре­взойдя установленную по контракту. [5,21, 37]

На каждый кв. м колосниковой решётки расхо­довалось по 170 кг угля против 200, предусмотренных договором. Испытательная комиссия пришла к заклю­чению, что при увеличении количества пара, поступав­шего в цилиндры, и числа оборотов вентилятора, уве­личивавшего давление в котельных отделениях, скорость без затруднений могла быть доведена до 17 узлов. [21] По более поздним данным, на сентябрьских испытаниях 1890 г. "Ицукусима" при индикаторной мощности машин 5830 л.с. достиг 16,54 узла. [35] Со­гласно другой информации — при 5400 инд.л.с. при форсированной тяге скорость составила 16,7 узла. [36] В 1860 г. во время приёмо-сдаточных испытаний при достижении наибольшей контрактной мощности удельная мощность механизмов на тонну их веса в среднем по разным странам составляла около 6 инд.л.с. Через тридцать лет для "Ицукусимы" эта величина равнялась 10. Ещё пятнадцатью годами позднее, уже при господстве водотрубных котлов, она достигла около 10.5 для броненосцев, 12для больших крейсеров. 20 для малых (при котлах с малокалиберными трубка­ми); 40-50 для минных крейсеров.

Во Франции, Англии, Германии, США, других странах промышленность с ведома и при попуститель­стве заказчиков достигала одинаковых результатов: при заключении договора занижала требования п, ис­пользуя на ходовых испытаниях лучшие сорта угля и высококвалифицированных кочегаров, достаточ! ю лег­ко выполняла техническое задание, в основном превос­ходя его. Кочегары-гастролёры, нанимавшиеся толь­ко для сдаточных ходовых испытаний, практически всегда выжимали из ещё новых ‘"чистых" котлов тре­буемую для достижения заданной скорости паропроизводителыюсть.

По результатам испытаний за превышение кон­трактной скорости и экономию топлива заводчики получали премии. Моряки, походив на новых кораблях, зачастую с досадой убеждались, что в реальных услови­ях эксплуатации они не способны достигнуть заданной скорости, не говоря уж о том, чтобы её превзойти.

Нормальный запас угля "Ицукусимы", при уг­лублении по чертежу, составлял 400 т, как на американ­ском броненосце "Индиана" с водоизмещением, боль­шим в 2.4 раза. [5,1892 г., 37] Согласно другим данным, эта величина равнялась 670 т. [35] Во втором случае, вероятно, имеется в виду т.п. "усиленный" запас. По иным сведениям, соотношение нормального и усилен­ного запаса составляло 405 и 680-683 т. [5, 1899 г.; 36]

Начальные сведения об экономическом ходе крейсера отличаются друг от друга. По одним, при дей­ствии машин тройным расширением, его значение на­ходилось между 10 и 13 уз. [5] По другим, несколько поздним — 14,5 уз. [ 37] Экономической скоростью без пополнения запасов угля он мог совершить переход из из Марселя в Йокогаму. [21] В те годы крейсеры боль­шего водоизмещения на продолжительных переходах использовали около 75% наибольшей мощности ма­шин (9 инд.л.с. на тонну веса их механизмов). Маши­ны их меньших собратьев, подобных "Ицукусиме", на экономическом ходу обычно поддерживали 50-60Х) максимальной мощности (10 индл.с. на т), уступая в этом показателе минным крейсерам (20 инд.л.с. на т), Приводимая в разных источниках информация о даль­ности хода того или иного корабля зачастую суще­ственно расходится, и к ней следует относиться крити­чески. По разным данным, при полном запасе угля и экономической 10-узловой скорости "Ицукусима" мог пройти от 5000 [36] до 6000 миль [5, 1899 г.].

В. Афанасьев в своей статье "Скорость хода и дальность плавания" справедливо заметил: "О дально­сти плавания судов сообщают обыкновенно неверные сведения". [5,1899 г.] Воспользовавшись опубликован­ной в том же издании методикой, можно устранить указанный недостаток. В. Афанасьев применяет поня­тие "боевая скорость хода". "Наибольшая скорость, с которой военное судно способно (при благоприятных условиях плавания) совершать большие переходы, мо­жет быть названа боевой скоростью. Такая скорость, достигаемая при обыкновенной служебной обстановке, очевидно, меньше той скорости, которая определяет­ся при сдаточных испытаниях, всегда хорошо об­ставленных. Причины этого: необходимость чистки паровых котлов в пути и естественное утомление ма­шинной команды." [2].

Для крейсера "Ицукусима" наибольшая расчёт­ная (по методике В. Афанасьева) индикаторная мощ­ность механизмов при длительном переходе прямо про­порциональна общей площади нагревательной поверхности цилиндрических котлов и составляет 5553 инд.л.с. Его расчётная боевая скорость хода, опреде­лённая с учётом основных размерений подводной ча­сти, нормального водоизмещения и приведённой выше наибольшей индикаторной мощности механизмов, рав­на 16,01 узла. При этой скорости суточный расход угля — 117,46 т, дальность плавания — 2234 мили. Переход продолжался бы 5,8 суток. Для экономического 10-узлового хода "Ицукусимы" (без учёта расхода угля на общекорабельиые надобности): мощность механизмов 1260,5 инд.л.с.; скорость вращения гребиых винтов 63 об/мин; суточный расход угля 44,05 т; дальность пла­вания 3635 миль.

Первоначально экипаж нового японского кораб­ля состоял из 382 [5, 1892 г.] или 360 человек. [34, 35,36, 37] По уточнённым данным, на крейсере служило 27 офицеров и 328 матросов. [5, 1899 г.] В соответствии с повой организацией японского флота, принятой в июле 1889 г./‘Ицукусиму" сначала приписали к адми­ралтейству Гуко (Guko, порт Куре). [5, 1892 г,]

Головной корабль серии оказался первым за­конченным в постройке и завершившим испытания. Принятый заказчиком 3 сентября 1891 г. (в августе 1891 г. [34,36]) и официально войдя в строй, он поки­нул Тулон 12 ноября. 11а дальнем переходе в Японию котельные дымогарные трубки, по которым из жаро­вых труб проходил разогревавший воду газ, начали течь. Они имели значительно меньший диаметр, чем жаровые, повышали паропроизводнтелыюсть, но и подвергались большим деформациям из-за темпера­турного перепада. Протечки учащались, принося всё больше неприятностей машинной команде и приво­дя к перерасходу воды и угля.

Придя в порт Коломбо на о. Цейлон 5 января 1892 г, крейсер оказался не способен двигаться далее. Фпрма-строитель ещё отвечала за состояние корабля, поэтому телеграфом из Франции срочно вызвали ре­монтную бригаду из инженеров и рабочих. Им, прини­мавшим участие в строительстве и сдаче "Ицукусимы" и знавшим все его слабые места, не потребовалось дол­го отыскивать причину неисправности. В починке нуж­дались котельные пластины, в которые заделывались трубки. Виртуозные ремонтники, похожие на лихих гастролёров-кочегаров сдаточной команды, вновь подо­гнали стальные трубки к отверстиям пластин. Заказчик опять принял работу, корабль смог 18 апреля ос­тавить Коломбо и достигнуть Шииагавы21 мая 1892 г. Но и в Японии протечки продолжались.

Расследование показало, что в течение строи­тельства крейсера котельные трубки неоднократно перевальцовывалнсь. В результате отверстия котельных пластин из круглых стали эллиптическими. Трубки в местах заделки, как их ни старались подогнать, из-за усталости материала оказывались неспособными к длительной работе. Для устранения заводского бра­ка пришлось более серьёзно ремонтировать пласти­ны. Их замена привела бы к дорогостоящему капи­тальному ремонту новых котлов. Применили манжеты (прокладочные кольца), позволившие вер­нуть отверстиям первоначальную круглую форму.Такая вынужденная мера не могла полностью устранить протечек, и они вместе с проявившейся позднее кор­розией продолжали досаждать машинным командам не только на "Ицукусиме", по и на других кораблях серии вплоть до капитального ремонта, позволившего сменить котельные установки. [5, 35]

В 1892 г. по штату мирного времени адмиралтей­ство в Гуко имело на службе 2626 офицеров, матросов и 22 резервиста. 15, 1982 г.] Придя в свой морской ок­руг, "Ицукусима" стал самым большим по водоизме­щению кораблём его эскадры, состоявшей из 13 вым­пелов. Немногим ранее военно-морские силы базы пополнил первый броненосный крейсер японского флота "Чиода", До их прихода главной ударной силой адмиралтейства в Гуко являлись броненосные корве­ты (броненосцы 2 класса) "Конго" и "Хней", заказан­ные в Англии одновременно с броненосцем "Фусо" и вошедшие в строй вместе с ним ещё в 1878 г,

25 июля 1894 г. началась японо-китайская вой­на, I августа Япония официально объявила войну Ки­таю, а 17 сентября "Ицукусима" участвовал в сраже­нии возле устья р. Ялу. Крейсер под командованием капитана 1 ранга Иоко входил в состав главного от­ряда адмирала Ито. В начале боя он шёл в строю киль­ватера третьим после "Мацусимы" и "Чиоды", Когда флагманский корабль покинул ордер для устранения повреждений, командующий перешёл на "Хасидате", за которым продолжали идти "Чиода", "Ицукусима" и ветеран "Фусо". В конце боя за ними пристроились крейсера Тзубоя.

Лишённый поясной защиты, "Ицукусима" сильно пострадал в сражении, и адмирал на пего не перешёл. До выхода флагмана из строя он сражался со всеми противниками, попадавшими под огонь пушек главного отряда. Когда ‘'Хасидате*'' стал головным, "Ицукусима" сохранил своё третье место в ордере. Вместе с подошед­шими на помощь крейсерами Тзубоя он вёл огонь по двум окружённым китайским броненосцам.

Отряд Тзубоя, выручив попутно канлодку "Акаги", догнал и атаковал "Тииг Ией" и "Чей Иен" елевого фланга, в то время как Ито, оставшись с че­тырьмя кораблями, продолжал вести огонь по ним с правого борта. Китайские броненосцы, оставшись не­ уязвимыми для средней скорострельной артиллерии, прорвали кольцо и беспрепятственно ушли, уведя с собой уцелевшие корабли эскадры. 320-мм орудия Капе, на которые возлагались большие надежды, не смогли им помешать.

Согласно рапорту командира "Ицукусимы", главное орудие крейсера смогло выстрелить всего пять раз: четыре по флагману "Тииг Иен" и один по "Чей Иен", попав в надстройку позади второй дымовой трубы. Согласно донесению лейтенантов русского фло­та Епанчипа и Шульца 2-го, японцы добились попа­дания в "Чен Иен", в результате которого его над­стройка оказалась пробитой насквозь с двух сторон. Снаряд не успел взорваться либо оказался неснаряжен­ным. По современным данным, пи один из 13 выпушен­ных 320-мм снарядов не поразил ни одного из кораб­лей противника. [35]

Рапорт командира в части стрельбы главным калибром больше напоминает перечень отказов при испытаниях опытного образца новой техппки. но не серийной продукции.

Первый выстрел—нарушение в работе механиз­ма компенсации отдачи. Второй принёс два сбоя. Тре­тий — без замечаний. Четвёртый — нестабильная работа механизма компенсации отдачи (либо запира­ющего устройства). Пятый —нарушение в работе пру­жинного (накатного) устройства. Шестой выстрел не состоялся. [35]

В этом бою среди прочих попаданий (восьми [35]) "Ицукусима" получил три достаточно серьёзных: в носовое помещение торпедных аппаратов, в машин­ное отделение и в мачту, оснащённую тяжёлыми бое­выми марсами. [9] Потери крейсера составили: 13 мат­росов убитыми, 1 офицер и 17 матросов ранеными. После боя экипаж устранил повреждения собственны­ми силами, и корабль продолжил крейсерство в составе отряда, блокируя неприятельский берег. [5, 9, 35]

В дальнейшем "Ицукусима" принимал участие в конвоировании транспортов, обстрелах укреплении Порт-Артура и Вей Ха Вея. 30 января крейсер вёл огонь по фортам возле западного прохода в Вей Ха Вее, 8 февраля препятствовал прорыву из базы китайских миноносцев, а 9 февраля получил попадание неразорвавшимся снарядом в район ватерлинии. Других дан­ных о его потерях и повреждениях за это время не име­ется. [5, 35]

После ратификации Симоносекского мирного договора, когда эскадры Франции, Германии и России стояли в Чифу, готовые к боевым действиям, а британ­ский флот не выступил в поддержку своих союзников, японские корабли, избежав новой войны, получили возможность запяться ремонтом.

В сентябре 1895 г. на "Ицукусиме", чтобы пре­дотвратить утечку воды, установили котельные труб­ки увеличенного диаметра (на 3 мм каждая) и по пре­жнему опыту применили прокладочные манжеты. Работы продолжались до февраля 1896 г. Возможно, в этот же период корабль лишился громоздких и бесполезных боевых марсов. Однако первые выходы в море, последующая служба и участие в манёврах по­казали неэффективность принятых с котлами мер. Уже 27 мая 1897 г. командование флота приняло ре­шение об использовании котлов крейсера при давле­нии не выше 7 кг/см?. [35]

К 1897-98 гг. на "Ицукусиме" модернизировали мачту: демонтировали громоздкие боевые марсы с ар­тиллерией (лишь в 1903 г. [36]), оставив один меньшего диаметра со смотровой площадкой, а два тяжёлых стальных 25-мм контрфорса заменили четырьмя грот- вантами. Тогда же или несколько позднее на корабле усовершенствовали ходовой мостик. [35]

21 марта 1898 г. "Ицукусиму" и его собратьев перевели в разряд крейсеров 2 класса. Они освобож­дали место в классификационной таблице для новых броненосных крейсеров, первый из которых, "Асама", сошёл на воду в Эльсвике всего через день после этого события. К началу нового века протечки котлов на "Ицукусиме" снова участились. 10 февраля 1900 г. ко­мандование приняло решение заменить их полностью. Механик корабля докладывал, что в течение одного года ещё возможно продолжить эксплуатацию котлов при среднем давлении 8,29 кг/см? и максимальной ско­рости при этом не более 12,5 узлов. [35]

Весной 1900 г. бронепалубный крейсер 2 ранга "Ицукусима" (155 чел., 44% экипажа), ставший к тому времени учебным судном, принял участие в больших манёврах японского флота. В этот период он находился в ремонте и резерве в Куре. "Ицукусиму" зачислили в состав блокирующей эскадры. Корабль действовал на первом этапе манёвров.

В 1900 г. "Ицукусима" участвовал в международ­ной интервенции в Китай во время Ихэтуаньского вос­стания. В августе 1900 г. Пекин оказался оккупирован. Японские транспорты с войсками, конвоируемые бо­евыми кораблями, шли из Нагасаки в Циндао.

Опыт показывал, что корабли с огнетрубными котлами постройки многих стран и заводов страдали от протечек. Кроме крейсеров типа "Мацусима", в раз­ное время подобные недостатки отмечались как на бро­неносцах "Фусо", "Фудзи", "Яшима", броненосном крейсере "Токива", бронепалубных крейсерах "Такасаго", "Идзуми", "Иошино", построенных в Британии, так и на бронепалубных крейсерах "Акицусима", "Сума", авизо (посыльном судне-разведчике) "Мияко", построенных в Японии.

Главными причинами выхода котлов из строя являлись: образование накипи, местные перегревания дымогарных трубок в сочетании с усадками котельных пластин (в местах заделок), низкая квалификация ко­чегаров, поддерживавших в топках неравномерное го­рение или оставлявших их без должного присмотра. [35] Заметим, что американцы, имевшие на кораблях высококвалифицированных кочегаров, которым хоро­шо доплачивали как за экономию угля, так и за содер­жание машин, также решились на броненосцах типа "Индиана" заменить огнетрубные котлы водотрубны­ми Бабкок-Вилькокса, позволявшими повысить давле­ние пара.

Крейсер "Ицукусима"

"Ицукусима" вошел в док. 1902 г.

Когда в феврале 1901 г. на "Мацусиме" началась замена котлов, "Ицукусима" и "Хасидате" образовали 4-й учебный отряд. [35]

В 1901 г. (после "Мацусимы") огнетрубные кот­лы "Ицукусимы" заменили водотрубными Бельвиля общим весом 149,6 т. Они имели экономизаторы и разместились группами по четыре в носовом и кормо­вом котельных отделениях, заняв место прежних ше­сти. Давление вырабатывавшегося ими пара равня­лось 17 кг/см?, площадь полной нагревательной поверхности составляла 1241,2 м?, из которых 409,2 м? приходилось на долю экономизаторов. Площадь ко­лосниковых решёток при этом увеличилась с 36 до 40,75 м?. Полный вес воды в новых котлах по норме равнялся 11,81 т.[35]

После того, как на всех трёх кораблях серии за­менили котлы, "Ицукусима" в составе 4-го учебного отряда совершил 6-месячный поход.

В 1902 г. крейсер прошёл капитальный ремонт, и к началу русско-японской войны под командованием капитана 1 ранга Кацуро Нарита вошёл в состав 5-го боевого отряда третьей эскадры соединённого флота. Бго главная и средняя артиллерия осталась прежней, а малокалиберная состояла из двух 75- и восемнадцати 47-мм орудий. [5, 1904 г.]

От начала боевых действий и до Цусимского сра­жения "Ицукусима" числился флагманским кораблём командующего эскадрой вице-адмирала Сичиро Катаока. Перед его соединением из 5,6, 7 боевых отрядов, 10, 11, 16 отрядов миноносцев и двух судов специаль­ного назначения стояла задача несения дозорной служ­бы в Корейском проливе и противодействия Владиво­стокскому отряду русских крейсеров.

Одновременно с выходом 1 и 2 эскадр из Сасе­бо для атаки кораблей противника у Порт-Артура и Чемульпо, Катаока с 5 и 6 отрядами (без "Чиоды") вы­шел из Куре и 6 февраля лришёл в Такесики, откуда 5-й отряд направился в район патрулировапия.

В утреннем бою 9 февраля 1904 г. 3-я эскад­ра участия не принима­ла. После того как пер­вые операции японского флота возле Порт-Арту­ра показали, что война может оказаться затяж­ной, "Ицукусима" с со­братьями всё активнее привлекался к дозорной и конвойной службе у бе­регов Квантунского по­луострова.

14 марта корабли 3-й эскадры несли дозор в Корейском проливе и приняли телеграмму Того о возможном про­рыве русских кораблей во Владивосток. 28 мар­та Катаоке приказали усилить бдительность.

5 апреля он получил ука­зание передать обязан­ности охраны Ко­рейского пролива вице- адмиралу Камимура и со всей своей эскадрой идти в северо-западную Корею.

28 апреля Того приказал Катаоке конвоировать 1-й эшелон транспортов 2-й армии и позаботиться о защите пункта высадки.

К 1 мая главные силы японского флота стали базироваться на островах Эллиот, а корабли 5 боевого отряда вместе с 6, 7 боевыми отрядами и миноносца­ми вышли с места якорной стоянки в северо-западной Корее и начали конвоирование первой группы транс­портов 2-й армии по направлению к о. Чода (возле устья р. Тайдон). 2 мая броненосец "Яшима" оповес­тил командующего 3 эскадрой об усилении ветра.

5 мая 1904 г. "Ицукусима" на правах флагмана прикрывал высадку частей 2-й армии в районе бухты Энтоа возле Бицзыво, которая закончилась 13 мая. Его плавсредства (как и шлюпки других кораблей боевого отряда) перевозили солдат на берег. Вскоре Того посчи­тал, что указанное место находится далеко от главно­го объекта действий армии (залива Талиеиван), а его оборона затруднительна и решил переместить пункт высадки в бухту. Катаока получил приказ заняться промером глубин этой бухты и очисткой её от мин.

28 мая эскадре Катаоки было приказано обеспе­чить траление залива Талиеиван, которое продолжа­лось с 1 по 14 июня. 3-ю армию планировалось выса­живать здесь.

Крейсер "Ицукусима"

Крейсера "Ицукусима" и "Хасидате". (Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике "JANE'S FIGHTING SHIPS". 1905-06)

6 июня корабли 5-го боевого отряда получили приказ об очередном усилении бдительности и инст­рукции на случай внезапного выхода противника из Порт-Артура.

19 июня С Катаока начал исполнять указание о формировании морского отряда тяжёлой артилле­рии, который следовало высадить в Дальнем и напра­вить в распоряжение командующего 3-й армией гене­рала Ноги.

К 23 июня "Ицукусима" с "Хасидате" находи­лись на рейде о-вов Эллиот. В 9 ч 45 мин утра они сня­лись с якоря и направились к Эикауитер Рок. "Ицуку­сима" участвовал в бою с русской эскадрой 23 июня, двигаясь после 17 ч между русской эскадрой и квантунским берегом, в то время как главные силы противни­ков сходились на пересекающихся курсах. С заходом солнца I, 3, 5 и 6 боевые отряды заняли назначенные сторожевые пункты, а 24 июня в 7 ч утра встретились у о. Роунд. [24, 30]

Взаимодействие кораблей с частями 3-й армии расширялось. На рассвете 26 июия сухопутные силы предполагали занять господствующие высоты возле мыса Пииг-Ту-Тау. Крейсера "Ицукусима" и*"Асама" в 1 ч ночи снялись с якоря на рейде о-вов Эллиот и по­шли к Талиенваиу. Заняв позиции, они начали обстрел побережья, помогая атаке сухопутных частей. Днём 26 июня "Ицукусима" с собратьями имел боевое столкновение с русскими кораблями возле бухты Лувантап. По нему и "Хасидате" вёл огонь 203- и 152- мм калибром крейсер "Баян", стоявший на якоре в бухте Тахэ.

9 июля корабли 5 боевого отряда "Ицукусима" и "Хасидате" под командованием контр-адмирала Ямада Хихоачи (назначен 6 июня младшим флагма­ном) с дистанции 5-8,3 тыс м поддерживали огнём свои миноносцы, отходившие от противника к о. Кэп. [24]

Части 3-й японской армии планировали 26 июля начать наступление по линии от Волчьих до Зелёных гор. С учётом этой операции, 23 июля каждый боевой отряд Соединённого флота получил подробные инст­рукции о поддержке армии и на случай выхода непри­ятельского флота.

26 июля флагман эскадры и корабли его отряда вместе с миноносцами участвовали в бою возле бухты Луваитан с крейсерами "Баян" (брейд-вымпел контр- адмирала Н. К. Рейценштейпа), "Аскольд", "Паллада", "Всадник" (минный крейсер), канонерками и минонос­цами. Во время перестрелки "Ицукусима" получил не­сколько попаданий 203-мм снарядов. [14, 30]

27 июля "Ицукусима", "Хасидате" и другие ко­рабли снова участвовали в перестрелке с русскими кораблями у бухты Тахэ. Позднее подошли "Мацуси­ма", "Ниссин" и "Кассуга".

8 августа крейсер со своим отрядом имел боевое столкновение с крейсером "Новик", канонерскими лод­ками "Бобр", "Гремящий" и миноносцами, обстрели­вавшими японские сухопутные части.

К 10 августа "Ицукусима" (ремонтировавший машины) и "Идзуми" находились у островов Эллиот.

По данным лейтенанта В.Н. Черкасова, старшего артиллериста броненосца "Пересвет", крейсер "Ицуку­сима" принял участие в бою 10 августа. Срусской эскад­ры, начавшей выходить на внешний рейд около 6 ч утра, усмотрели на горизонте "Мацусиму", "Ицукусиму" и трн миноносца. Позднее к ним подошли "Ниссин", "Касуга", "Чен Иен" и до 38 миноносцев. По японским сведениям, у Порт-Артура находились крейсеры "Хаси­дате" и "Мацусима" под флагом контр-адмирала Я. Хикохачи, миноносцы и канонерские лодки. [24, 31]

В 12 ч 20 мин, когда началась перестрелка между главными силами, корабли 5 боевого отряда шли па­раллельно русской эскадре на дистанции 80-85 каб.

После первого столкновения 5 боевой отряд, уси­лившись крейсером "Идзуми", шёл севернее русских и японских броненосных сил. Около 18 ч 50 мин его ко­рабли вступили в бой с крейсером "Аскольд", а позднее были обстреляны с русских броненосцев и отошли.

Закончив ремонт машин, "Ицукусима" пришёл от о-вов Эллиот к Порт-Артуру и занял свое место в дозорной блокадной линии. В первой линии находи­лись миноносцы, а во второй крейсера.

12 августа адмирал Катаока получил приказ продолжать блокадную службу возле Порт-Артура с крейсерами "Ниссип", "Касуга" и "Асама", в то вре­мя как кораблям 5 боевого отряда предписывалось под­держивать правый фланг 3-й армии, начинавшей на­ступление на следующий день.

16 августа 5-й боевой отряд, усиливая бдитель­ность перед очередным штурмом крепости, крейсиро­вал у о. Кэп.

3 сентября 1904 г. (по некоторым из русских дан­ных) "Ицукусима" в бухте Тахе подорвался на мине, но остался на плаву. По японским сведениям, на мине подорвался и затонул миноносец "Хаядори" (в 2 мплях южнее Пинг-Ту-Тау), а корабли 5 боевого отряда спа­сали его людей. В тот же день по приказу адмирала Того с кораблей сняли двенадцать 47-мм орудий и от­правили в 3-ю армию.

Кампания затягивалась, к району боевых дей­ствий ожидался приход 2-й русской эскадры, поэтому японское командование решило с начала ноября пооче­рёдно отправлять корабли из действующих отрядов на ремонт в свои порты.

В 8 ч вечера 10 декабря крейсер "Акаши" подо­рвался на мине в 11 милях к югу от Эпкауптер Рок, но выровнял крен и смог дать ход. На помощь подошли "Ицукусима" с "Хасидате" и к 1 ч дня 12 декабря от­конвоировали его в Дальний.

После 23 декабря командующий 3-й эскадрой адмнрал Катаока получил приказ продолжать поддер­живать части 3-й армии, тогда как адмирал Того на "Микаса" ушёл в Куре. Вместе с ним ушла на ремонт и большая часть кораблей. Катаока принял в своё ве­дение операции возле Порт-Артура, 26 декабря пере­нёс свой флаг на крейсер "Ицукусима", а на следующий день вышел с рейда Эллиот в Дальний.

В ночь с 1 на 2 января 1905 г. Катаока получил от флаг-офицера капитана 2 ранга Даизиро Ивамура донесение о прибытии в штаб 3-й армии русского пар­ламентёра. Японцы опасались, что броненосец "Сева­стополь" сможет вырваться с рейда Порт-Артура, и 2 января Катаока на крейсере "Ицукусима" собрался ему навстречу, приказав стоявшему у о-вов Эллиот бро­неносцу "Асахи" спешно идти к о. Роунд. Позднее, пос­ле получения донесения о самозатоплении "Севастопо­ля", выход кораблей отменили.

8 февраля Катаока на "Ицукусиме" вышел из Дальнего и 12-го появился в Куре. Крейсер пачал ре­монт, а командующий отправился в Токио. 12 марта Катаока покинул столицу и поспешил на свой флаг­манский корабль. Командиры ремонтировавшихся ко­раблей получили приказ ускорить завершение работ и отправляться к местам сосредоточения.

22 марта "Ицукусима" с командующим покинул Куре и 26-го прибыл в Сасебо.

5 апреля шедший к месту сбора в залив Одзаки Катаока получил приказ в очередной раз возглавить дозорную службу в Корейском проливе, сменив адми­рала Уриу. Перед Цусимским боем "Ицукусимой", про­должавшим оставаться флагманом 3-й эскадры, коман­довал капитан 1 ранга Цучия.

Крейсер "Ицукусима"

Крейсер "Ицукусима" в Йокосуке. 1908 г.

К 27 мая большая часть 3-й эскадры со­средоточилась в заливе Озаки (о. Цусима, при входе в Такесики). Катаока, получив радиодонесение со вспомогательного крейсера "Синано-мару" ("Shinano-Maru") об обнаружении эскадры противника, отрепетовал его командующему флотом и приказал своим кораблям занимать назначенные позиции. Сначала 3-я эскадра направилась к мысу Цуцу, потом, учи­тывая возможное перемещение противника, к югу от мыса Коозаки.

27 мая 1905 г. после В ч утра крейсер "Ицукусима" и корабли его отряда показались слева от русской эскадры. Броненосцы навели на них носовые башни и орудия левого борта.

После 10 ч 35 мин 5 отряд с подошедшими ми­ноносцами скрылся из виду.

Когда разгорелся бой главных сил, японские 3,4, 5 и 6 отряды атаковали шедшие в арьергарде рус­ские транспорты и крейсера. Корабли 5 отряда стре­мились держаться в отдалении и вступили в огневой контакт не сразу. "Ицукусима" первым начал стрель­бу на контркурсе левым бортом с 43 каб. около 16 ч, его поддержал "Чен Иен". "Мацусима" и "Хасидате" открыли огонь по русским крейсерам с 38 каб. пример­но в 17 ч. Около 16 ч 30 мин 4 и 5 отряды выдержали скоротечный бой с прошедшей между сражавшимися крейсерами колонной русских броненосцев во главе с "Бородино".

Примерно в 17 ч 30 мин 5 отряд прекратил огонь и лёг на курс NO. К тому времени "Мацусима" получил повреждение руля и покинул строй. Около 19 ч 4, 5 и 6 отряды обстреливали с дистанций 19-24 каб. потерявших способность управляться бронено­сец "Князь Суворов" и плавмастерскую "Камчатка". После 19 ч 30 мин 5 отряд прекратил бой и пошёл на север, получив приказ собраться у о. Дажелет. Вско­ре "Мацусима" присоединился к отряду.

Утром 28 мая с кораблей 5 и 6 отрядов, находив­шихся южнее главных сил, адмирал Того получил со­общения о том, что остатки неприятельской эскадры замечены.

Приняв участие в сражении 27 мая, "Ицукусима" участвовал в обнаружении, сопровождении отряда Небогатова и присутствовал при его сдаче, а затем разыскивал прорвавшиеся русские корабли. 28 мая око­ло 5 ч утра возле о. Дажелет (Мацу сима) с крейсера "Светлана" и миноносца "Быстрый" справа увидели силуэты четырёх кораблей, опознанных как "Мацуси­ма", "Ицукусима" и "Хасидате". Русские оторвались от противника.

30 мая, пополнив в Такесики запасы и выполнив необходимый ремонт, корабли 3 эскадры Катаоки вновь вернулись к дозору в Корейском проливе.

14 июня состав Соединённого флота изменился: "Ицукусиму", "Мацусиму" и "Хасидате" зачислили в 8 боевой отряд 4 эскадры вице-адмирала Дева. Теперь они образовали однородное соединение. Вице-адмирал Катаока продолжал командовать изменившейся и уси­ленной броненосными крейсерами 3 эскадрой.

17 июня 4 эскадра получила приказ о несении дозора в Корейском проливе, сменив корабли Катаоки.

19 июня для обеспечения захвата о. Сахалин пос­ледовал приказ Того об образовании особой (северной) эскадры из боевых отрядов 3 и 4 эскадр под общим командованием Катаоки (изменения коснулись отря­дов миноносцев и истребителей).

20 июня 4 эскадра Дева по приказу Катаоки сда­ла охрану Корейского пролива кораблям вице-адми­рала Камимура и пошла в Оминато, чтобы, базируясь на этот порт, нести дозор в Сангарском проливе и у Ку­рильских островов. К Оминато стягивались транспор­ты и другие корабли соединения.

Для захвата о. Сахалин японское командование выделило 15-ю дивизию генерала Харагучи. Эскорти­ровать десант предписывалось северной эскадре адми­рала С. Катаоки, в том числе и крейсерам 8-го боево­го отряда "Ицукусима", "Мацусима" и "Хасидате".

2 июля из Оминато вышел авангард из 9 боевого отряда и миноносцев.

4 (или 5) июля 1905 г. в 9 ч утра из Оминато вы­шел в море конвой из 41 корабля (5, 6, 7, 8 боевые от­ряды с миноносцами) и 11 (или 12) десантных транс­портов 1 эшелона. Стоял лёгкий туман, временами моросил дождь.

6 июля 7 и 8 боевые отряды выбирали место вы­садки у берегов южного Сахалина и занимались тра­лением. Утром 7 июля у деревни Мерея на побережье залива Анива началось десантирование, прикрываемое артиллерией эскадры. Вскоре настал черёд Северного Сахалина. 14 июля корабли 4 эскадры Дева получили новые подробные инструкции. 20 июля в 6 ч они вышли из залива Читосе. Передовой отряд на сутки задержал туман. 30 транспортов с десантом и 40 кораблей под­держки растянулись более чем на 20 миль.

24 июля после траления японские корабли и транспорты развернулись фронтом к берегу от села Мгачи до поста Александровского и под прикрытием артиллерийского огня начали высадку пехоты севернее Арковской долины. После захвата Сахалина кораб­ли получили возможность поочерёдно и более тщатель­но ремонтироваться.

27 июля 4 эскадра Дева получила приказ Катаоки, базируясь на Оминато, охранять Сангарский про­лив от 42 до 45° северной широты. 29 июля в 14 ч ко­рабли вышли из Алексаидровска и 31 июля днём пришли в Отару.

24 августа Катаока отдал приказ 4 эскадре Дева сдать дозор кораблям Масамичи Того и с 6 отрядом ис­требителей перейти в Алексавдровск для сторожевой службы в окрестных водах.

25 августа Дева с "Ицукусима" и броненосцем "Окиносима" ("Генерал-адмирал Апраксин") вышел из Оминато в Хакодате, где к ним присоединились "Ма­цусима" и "Хасидате",

26 августа "Ицукусима" вышел в Йокосуку для ремонта, а "Мацусима", "Хасидате" и "Окиносима" че­рез Корсаковск направились в Алексавдровск, придя туда 31 августа. Война на море заканчивалась. 5 октяб­ря был заключён мирный договор. Японские корабли получили возможность приводить в порядок изношен­ную за время напряжённой службы технику.

Крейсер "Ицукусима"

Крейсера "Ицукусима" и "Хасидате". (Сведения о кораблях, опубликованные в английском справочнике "JANE'S FIGHTING SHIPS". 1909)

8 октября, вслед за адмиралом Того, Катаока получил приказ от начальника Морского Генерально­го штаба адмирала Ито готовить корабли своей эскад­ры к высочайшему смотру флота, который состоится по случаю заключения мира в заливе Токио, на внеш­нем рейде Йокогамы. Катаоке следовало оставить лишь два дозорных океанских вспомогательных крей­сера для наблюдения за проливами Цугару и Соя, а ос­тальные силы привести в Йокогаму. Крейсер "Ицуку­сима", ремонтировавшийся в Йокосуке, пришёл в Йокогаму 20 октября.

23 октября в Йокогаме состоялся императорс­кий смотр флота. В нём участвовали 165 вымпелов об­щим водоизмещением 308 507 т. Корабли занимали площадь около 5 и 2,3 миль с востока на запад и с севера на юг. В качестве почётных гостей присутство­вали представители главных организаторов войны — союзная британская эскадра в китайских водах из 12 кораблей (в т. ч. 6 истребителей) и американский бро­неносец "Висконсин" ("Wisconsin", 1898 г.) с другими судами и пароходами со зрителями. Япония потеря­ла в войне более 86 тыс. человек убитыми и около 184 тыс. ранеными, понесла урон в корабельном составе и не получила контрибуции. Она захватила южную часть Сахалина до 50-й параллели и стала арендато­ром Квантуна вместо России. В Порт-Артур, политый кровью ещё в войне 1894-95 гг., снова вошли японс­кие солдаты.

Союзники, одержавшие бескровную победу чу­жими руками, приобрели неизмеримо больше. Англий­ские, французские, германские и американские верфи получили доходы от японских военных заказов и усо­вершенствовали свои технологии. С Тихого океана и Балтийского моря оказался вытесненным казавшийся очень опасным соперник: недостаточно организован­ный, с бездарными, насквозь прогнившими и проворо­вавшимися верховными властителями страны, армии и флота, но обладавший огромным, так до сих пор и не реализованным творческим потенциалом, колос­сальными природными ресурсами, растраченными в последовавших смутах, мировых и малых войнах. Позднее Англия с США начнут планомерно выживать с материка обратно на острова и своих союзников японцев, захвативших в первую мировую войну у нем­цев Циндао. Трагедии Пёрл-Харбора и Гонконга (Сян­гана) 1941 г. родились не на пустом месте.

20 декабря 1905 г. Соединённый флот расформи­ровали. Корабли вернулись к местам постоянного ба­зирования. [7, 13, 16, 22, 24,26-28]

После войны из-за невысоких скоростных ка­честв "Ицукусима" относился специалистами к разряду устаревших боевых единиц, продолжая числиться бро­непалубным крейсером 2 класса. Его вооружение состо­яло из одного 320-, одиннадцати 120-, двух 75-, восем­надцати 47-мм орудий и четырёх надводных торпедных аппаратов. [5, 1906 г.] Вскоре "Ицукусима" снова стал учебным кораблём (1906 г. [36]). 25 января 1908 г. он и оба его собрата с группой из 172 курсантов под коман­дованием контр-адмирала Шигетаро Иошимацу выш­ли из Йокосуки и совершили поход через Сянган, Сай­гон, о. Пенанг, о. Цейлон, Джакарту и Манилу, придя 27 апреля в Мако. Здесь с учебным отрядом случилось несчастье: 30 апреля от взрыва зарядного погреба глав­ного калибра погиб крейсер "Мацусима".

К концу 1908 г. "Ицукусиму" планировалось исключить из списка действующих кораблей флота. Его главная и средняя артиллерия продолжала оста­ваться прежней, а малокалиберная состояла из пяти 75-, одиннадцати 47-мм и шести пулемётов. [5, 1909 г.] На фотографии правого борта крейсера в Йоко­суке 1908 г. видны лишь три порта со 120-мм оруди­ями батарейной палубы. Две другие 120-мм пушки установили уровнем выше, на верхней палубе, на местах прежних 47-мм. Между ними, вероятно, — 57-мм (возможно, 75-мм [5, 1906 г., 1909 г.]) орудие. Такое размещение 120- и 57-мм артиллерии показано на приведённом ниже плане верхней палубы "Хасидате". [35] При этом общее количество 120-мм стволов (по пять с каждого борта и один на юте) оставалось неизменным.

Бой при Ялу и взрыв снаряда в батарейной па­лубе "Мацусимы" показал опасность скученного рас­положения 120-мм пушек, лишённых разделяющих бро­невых поперечных и продольных переборок. Решение напрашивалось несложное; оставить в батарейной па­лубе по три орудия: средние и концевые, а два других, стоявших между ними, переместить уровнем выше, на места терявших эффективность 47-мм пушек. Освобо­дившиеся 120-мм порты заделали. При этом уменьша­лась заливаемость батарейной палубы. Остававшиеся два средних 47-мм орудия, вероятно, оказались заме­нёнными на 57-мм (или 75-мм). Возможно, такая модер­низация проводилась перед войной с Россией.

Достаточно просторные участки палуб и над­строек "Ицукусимы" и его собратьев (там, где не было встроенных в корпусную конструкцию барбетов) по­зволяли выполнять перестановки пушек, как во време­на парусных кораблей, в любое удобное время. Отсут­ствие бронированных казематов упрошало подобные работы. По другим данным, к 1909 г. при остававшемся 320-мм орудии крейсер нёс шесть 120-, шесть 76-мм пу­шек и два пулемёта. [4] Количество торпедных аппара­тов корабля оставалось прежним.

28 августа 1912 г. "Ицукусиму" перевели в раз­ряд кораблей береговой обороны 2 класса. [35]

По одним данным, с 1914 г. до 1 апреля 1920 г., когда его исключили из списков, бывший крейсер ис­пользовался как портовое судно и применялся в гавани в качестве учебно-тренировочной станции. 1 апреля 1920 г. он стал блокшивом, а около 1925 г.. оказался разобранным на металл. [36] Подругой информации, "Ицукусиму" разобрали в 1922 г. [34]

Согласно другим сведениям, его исключили из состава действующего флота 1 апреля 1919 г. Бывший крейсер стал плавучей базой подводных лодок. [35] На названии перемена отразилась незначительно: при­ставка "Кап" ("Кап"), означавшая принадлежность к военно-морскому флоту (и со временем для экономии места исчезнувшая из справочников) заменилась на "Мару" ("Маги"), что являлось признаком судна граж­данского.

База подводных лодок "Ицукусима Мару" одно­временно использовалась в качестве плавающей школы подводников с 20 сентября 1920 г. до 31 июля 1924 г. После основания подводной школы надобность в этом отпала. "Ицукусима Мару" оказался не нужен и в качестве вспомогательного судна. 12 марта 1926 г. бывший крейсер исключили из списков флота и сдали на металлолом в Куре. [35]

Похожие книги из библиотеки

Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронетанковая техника основных противников широко известна, но многие другие участники войны производили бронетехнику.

Автомобили Красной Армии 1941—1945 гг.

К планомерной работе по автомобилизации Красной Армии приступили в начале 1930-х годов, после принятия Реввоенсоветом СССР «Системы танко-тракторного авто-броневого вооружения РККА» и образования Управления механизации и моторизации. Если в 1928 году автопарк Красной Армии насчитывал всего 1050 машин, то в 1932-м — уже 5669. В начале 1930-х годов в военных округах появились отдельные учебные автотранспортные батальоны пятиротного состава. Они были укомплектованы в основном грузовыми автомобилями АМО-Ф-15. В 1933 году началось формирование отдельных автотранспортных полков. Все это стало возможным в результате поступления от промышленности автомобилей АМО-2, АМО-3 и Я-5, а также Ford А и Ford АА, которые собирались из американских деталей на заводе «Гудок Октября» в Канавине. Кроме того, в начале 1930-х годов за рубежом закупались как отдельные образцы автомобилей для ознакомления, так и целые партии. Так, например, в США для нужд Красной Армии были приобретены 100 грузовых автомобилей «Мореланд». Часть из них была использована для создания самоходных артиллерийских установок СУ-1-12, вооруженных 76-мм полковой пушкой.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

1812. Великий год России [Новый взгляд на Отечественную войну 1812 года]

В книге доктора исторических наук Н. А. Троицкого «1812. Великий год России» впервые предпринят критический пересмотр официозно-советской историографии «Двенадцатого года» с ее псевдопатриотическими штампами, конъюнктурными домыслами, предвзятым истолкованием причин, событий и даже цифири «в нашу пользу».

Тщательно воспроизведенная хроника событий, поверенная множественными авторитетными источниками, делает эту книгу особенно ценным пособием по истории Отечественной войны 1812 года.