Глав: 9 | Статей: 159
Оглавление
Стратегия – ключевой фактор, влияющий на принятие важных решений. Понятие стратегии, первоначально появившееся как военный термин, в дальнейшем распространилось на другие сферы жизни, включая политику, экономику и бизнес. Брюно Жароссон, признанный авторитет в вопросах стратегического планирования, один из директоров консалтинговой фирмы DMJ Consultants, среди клиентов которой Auchan, Leroy Merlin, L’Occitane, L’Or?al, Haribo, представляет на страницах этой книги самые захватывающие эпизоды истории стратегии за 2500 лет – от Сунь-цзы, Макиавелли, Талейрана и Клаузевица до Лиддела Гарта, генерала де Голля, Генри Киссинджера и Стива Джобса.

Все эти гениальные стратеги добивались своих целей, побеждая противника в сражении и дипломатической игре или оставляя далеко позади конкурентов на мировом рынке.

Когда военная стратегия достигает дна

Когда военная стратегия достигает дна

Общепринято считать, что в Великую войну искусство стратегии пало так низко, как не падало никогда. Это было время, когда учение небезызвестного Клаузевица о последних крайностях накрыло мир своей зловещей тенью. Итог войны выглядит удручающе: после четырех лет неслыханных страданий и бессмысленной гибели четырех миллионов человек ни одна страна не достигла поставленных целей; в 1919 г. каждая из них ухудшила свое положение по сравнению с 1914-м. Это было великое стратегическое коллективное самоубийство.

Искусство военной стратегии полностью себя дискредитировало. Это вполне справедливое утверждение, но от его повторения нет особой пользы, если не обратиться к анализу допущенных тогда стратегических ошибок.

В Великую войну были совершены все главные ошибки военной стратегии, известные в истории. Словно некий эксперимент, поставленный в естественных условиях, эта война дает нам возможность изучить их последствия и понять, чего нельзя делать ни в коем случае. Стратегические ошибки Великой войны можно разделить на пять типов.

1. Выбор в пользу прямых действий в ущерб непрямым действиям

Генералы, особенно французские, пытались прорвать фронт прямыми лобовыми атаками, что с учетом тогдашней техники было невозможно. После каждой очередной неудачи они повторяли ровно ту же попытку с еще большим усердием, то есть предпринимали еще более массированное наступление. Действительно, почему не расширить применение столь блистательно провалившейся стратегии? Массированная лобовая атака – это пример стратегии прямого действия: я бросаю все свои силы на достижение цели наиболее коротким путем. Лишь в 1918 г. состоялся переход к стратегии непрямых действий. Хуже того, весной 1918-го немцы прорвали фронт. Но вместо победы они несколько месяцев спустя проиграли войну. Следовательно, цель прорыва фронта была выбрана неправильно. История войны учит нас, что стратегия непрямых действий чаще, чем стратегия прямых действий, оказывается успешной, как мы уже упоминали в главе, посвященной Бэзилу Лидделу Гарту. Как ни странно, далекая от Клаузевица тема непрямой стратегии в ходе Великой войны почти не обсуждалась, а генералы предпочитали довольствоваться славой вечных неудачников.

2. Выбор в пользу идеалистической стратегии в ущерб реалистической

Ко времени Великой войны стратегические идеи уже были достаточно ясно сформулированы. Они основывались на изучении прежних войн и в основном были направлены на наступательные действия. Вместе с тем можно утверждать, что этим стратегиям не хватало реализма, поскольку поражения не привнесли в них никаких изменений. Они оставались глухи к месседжам, посылаемым реальностью. Стратегия должна отвечать двум требованиям: быть внутренне непротиворечивой (гипотеза конфигурации) и адаптированной к реальности и вести к успеху (гипотеза конгруэнтности, или согласованности). Когда внешний блеск важнее успеха, идея важнее реальности, а конфигурация доминирует над конгруэнтностью – что происходит довольно часто, – мы совершаем стратегическую ошибку игнорирования реальности. В конечном итоге эта ошибка приходит к самоинтоксикации собственным умом.

3. Отказ от применения стратегии неожиданности

До 1918 г. французская армия заботливо оповещала немцев о каждом очередном наступлении, осуществляя мощную артиллерийскую подготовку и открыто сосредоточивая войска в той или иной точке. Разумеется, пушки били по пустым окопам, а немцы, укрепив оборонительные рубежи, спокойно пережидали огонь в укрытиях. Ноль креативности и неспособность предпринять хоть что-то, чего противник не ждет. Трагическая ошибка.

4. Отказ от наступления на слабые места

Для оптимального использования ресурсов с целью достижения максимального результата необходимо направлять усилия на поражение самых слабых мест противника. Надо наносить максимально сильный удар по его наиболее уязвимой позиции. Об этом же говорит любимая Клаузевицем теория направления главного удара (Schwerpunkt), в которой при желании можно найти немало достоинств, особенно если сравнивать ее с разорительными во всех отношениях стратегиями его эпигонов – французских генералов времен Великой войны.

5. Постановка мелких целей в ущерб крупным

О чем думали правительства времен Великой войны, когда миллионами посылали своих детей на смерть? О том, чтобы захватить ближайший вражеский окоп. Этим ограничивался их горизонт. Выиграть войну, предприняв что-нибудь еще, кроме провальных лобовых атак? Нет, эта мысль их даже не посещала. Заключить мир, отказавшись продолжать войну? Такой вопрос даже не обсуждался. Заняться экономическим развитием и способствовать процветанию своего народа? Эта цель их тоже не интересовала. Концентрируясь на мелких целях, мы теряем из виду главное.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.197. Запросов К БД/Cache: 3 / 1