Глав: 26 | Статей: 242
Оглавление
Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

«Бори» топит U-405

«Бори» топит U-405

«Бори» был одним из старых четырехтрубников, которые моряки пренебрежительно называли жестянками. Высокопоставленные офицеры запрещали использовать этот термин, однако весь флот звал старые эсминцы именно так. И те, кто на них служил, не слишком спорили. Но «Бори» хорошо показал себя, как его ни называй: эскадренный миноносец DD-215 или «жестянка».

Осенью 1943 года «Бори» входил в оперативную группу, сформированную вокруг эскортного авианосца «Кард». На мостике «Карда» стоял капитан 1 ранга Э.Дж. Исбелл. На мостике «Бори» стоял капитан-лейтенант Чарльз Г. Хатчинс. Они носили разное количество нашивок, однако их равняла решимость топить подводные лодки там, где они будут встречены.

Вечером 1 ноября оперативная группа находилась в 700 милях к северу от Азорских островов. Внезапно один из разведывательных самолетов «Карда» сообщил, что видит подводную лодку. «Бори» в это время шел впереди группы, борясь с волнами, которые с каждым часом становились все выше.

Вскоре на экране радара появился блик, а затем второй. Две подводные лодки! Хатчинс пришпорил эсминец и ринулся в атаку. Заметив ближайшую лодку, артиллеристы эсминца открыли меткий огонь, вынудив противника погрузиться. Хатчинс продолжил атаку, сбросив серию глубинных бомб. В штормовом сложно было определить результаты, но разрывы бомб прозвучали как попадания, и подводная лодка словно испарилась. Хатчинс послал на «Кард» радиограмму:

«Пришиб одну свинячью лодку. Ищу следующую».

Поиски превратились в погоню. Удирая в сгущающуюся ночную темноту, вторая лодка попыталась укрыться за дождевым шквалом, который напоминал струю черной туши. Но тушь не могла отвести глаза радару. Хатчинс гнал свой четырехтрубник полным ходом. Прыгая вверх и вниз по волнам, высота которых достигала 14 футов, старичок «Бори», построенный еще в годы Первой Мировой войны, догнал одну из новейших лодок Деница, хотя она шла в надводном положении. Причем он не только догнал ее, но и нащупал лучом прожектора. Через пару секунд темноту разрезали сполохи выстрелов. Бой начался!

Подводная лодка принадлежала к тому типу, который имел сильную палубную артиллерию. И ее командир, отбросив все колебания, принял бой. Так начался один из самых странных боев этой войны, бой настолько же жестокий, насколько необычный. Когда «Бори», ведя огонь, пошел на сближение, лодка тоже начала стрельбу. Ее орудия сверкали в ночи, и «Бори» получил 2 попадания: одно в среднюю часть корпуса, одно в мостик.

Перестрелка продолжалась почти час, эсминец и подводная лодка кружили, «словно коты в темноте», как заметил кто-то из очевидцев. Но теперь немецкие артиллеристы были отогнаны от своих орудий пулеметным огнем «Бори». Зато команда эсминца в свою очередь попала под очереди автоматических пушек с лодки.

Ни один из кораблей не был крупным, поэтому оба сильно страдали от шторма. Их заливало волнами и швыряло, как щепки. Можно лишь удивляться, как немецкие и американские артиллеристы еще стояли на ногах. Но подача работала исправно, наводчики старательно ловили цель на перекрестия, и орудия выпускали снаряд за снарядом.

Наконец Хатчинс дождался благоприятного момента. Он увеличил скорость до 25 узлов и повел «Бори» на таран. Послышался громкий треск и скрежет, когда старый эсминец ударил лодку в кормовую часть, разрезав прочный корпус, словно он был бумажным. Его собственная носовая часть была смята при столкновении. Форштевень эсминца завяз в корпусе лодки, хотя при этом он притопил ей корму. В течение 10 минут эсминец и подводная лодка были связаны вместе: клыки пантеры завязли в шкуре крокодила.

Фашисты начали выскакивать из люка, чтобы продолжить бой. Артиллеристы бросились к палубному орудию, а остальные матросы начали с воплями прыгать на полубак «Бори». Прожектор эсминца залил все пронзительным светом. На таком расстоянии эсминец не мог использовать свои большие орудия, и отбивать нападение пришлось всем, что попало под руку.

Затрещали пистолеты, защелкали винтовки. Артиллеристы кидали в противника горячие гильзы. Немецкий артиллерист распластался на палубе лодки — с мостика эсминца кто-то швырнул нож, уложив его. Немцы стреляли из пистолетов. С мостика «Бори» открыли огонь сигнальными ракетами, и мостик лодки засверкал от пиротехники. Шквал винтовочных пуль обдавал рубку лодки. После пулеметной очереди из люка повалил дым, а потом показалось пламя.

Американцы позднее так описывали все это: «Этот бой напоминал бунт на стрельбище. Парни швыряли во фрицев всем, что попадалось, вплоть до кухонной плиты. Но это было уже лишнее, так как из рубочного люка показалось пламя. Зачем везти уголь в Ньюкасл?»

Подводная лодка превратилась в пылающую развалину. И тут волны, которые раньше удерживали корабли вместе, внезапно их разъединили. Это позволило эсминцу и подводной лодке продолжить схватку. Когда смертельно раненная лодка отошла, Хатчинс понял, что и его корабль серьезно пострадал. В носовое машинное отделение начала поступать вода. Но противник еще был жив, и Хатчинс повел поврежденный эсминец в погоню.

Подводная лодка не могла погружаться и потому пыталась уползти в надводном положении. Ее командир делал все возможное, чтобы оторваться от эсминца. Хотя «Бори» сам был поврежден, он не прекращал преследования. С помощь радара Хатчинс попытался остановить беглеца торпедами. Потом он снова пошел на таран, но «Бори» разминулся с лодкой буквально на волосок. Затем немецкие подводники открыли бешеный огонь из орудий и сами попытались таранить американский эсминец. Эсминец сбросил несколько глубинных бомб, установив взрыватели на малую глубину, и остановил лодку. Артиллеристы снова открыли огонь в упор, «Бори» дал еще один торпедный залп и снова промахнулся.

Конец наступил внезапно, когда эсминец открыл огонь главным калибром. Залп попал в развороченную рубку лодки, снеся ее. Измученные фашисты выпустили ракету, чтобы показать, что они сдаются. Когда «Бори» навел прожектор на лодку, то стало видно, что немцы прыгают в резиновые лодки, а субмарина погружается.

«Пришиб свинячью лодку!» — так Хатчинс сказал, когда закончился бой с первой лодкой. Однако он поторопился, так как не потопил ее, а только отогнал. Но «Бори» не упустил свой второй шанс, пришибив U-405. В ход было пущено абсолютно все: артиллерийские снаряды, пулеметы, винтовки, пустые гильзы, складной нож, сигнальные ракеты, глубинные бомбы. Но, разумеется, главную роль сыграл сам «Бори», старый эсминец DD-215 или жестянка, называйте как хотите.

Оглавление книги


Генерация: 0.163. Запросов К БД/Cache: 3 / 0