Глав: 26 | Статей: 242
Оглавление
Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Бой у Палермо (Повреждение «Мэйранта» и «Шубрика»)

Бой у Палермо (Повреждение «Мэйранта» и «Шубрика»)

К вечеру 12 июля американцы надежно закрепились на юго-западном берегу Сицилии. Английские войска также прочно обосновались на восточном побережье. Пустые транспорты уже были отправлены обратно в Северную Африку. Затем английские и американские войска начали с боями продвигаться вглубь острова. Союзные корабли пошли вдоль берега, чтобы уничтожать береговые укрепления и не допустить переброски итальянских подкреплений.

Британские и канадские дивизии Монтгомери из захваченных Поццало, Ното и Сиракуз двинулись на север к горе Этна. Один из флангов армии Паттона пошел на запад на Марсалу. Другой фланг двинулся прямо на север в гористую центральную часть Сицилии. Часть войск стремительно пошла через остров к стратегическому порту Палермо на северном побережье. Когда 22 июля войска подошли к Палермо, они захлопнули единственную лазейку для войск Оси. Американские эсминцы примчались к порту, чтобы закрыть дверь на замок.

Во второй половине дня 25 июля к Палермо прибыла Оперативная Группа 80.2 под командованием командира ЭЭМ-8 капитана 1 ранга Ч. Уэлборна. Она состояла из эсминцев «Уэйнрайт» (капитан 2 ранга Р.Г. Гиббс), «Мэйрант» (капитан 2 ранга Э.К. Уокер), «Роуэн» (капитан-лейтенант Р.С. Форд) и «Ринд» (капитан-лейтенант О.У. Шпар). В состав группы также входили 12 тральщиков и 4 патрульных судна. Тральщики должны были выполнить важное задание — расчистить подходы к Палермо. Капитан 1 ранга Уэлборн находился на «Уэйнрайте».

Прибыв на место, группа сразу начала патрулировать у входа в порт. Тральщики начали пробное траление. Вечер и ночь 25 июля прошли спокойно. Но миноносники подозревали, что это затишье перед бурей.

Шторм разразился утром 26 июля. В 09.31 радар «Мэйранта» обнаружил самолеты на расстоянии 5 миль. Через несколько минут стало видно, что это 3 Ju-88.

Эсминец на ходу открыл огонь из двух 127-мм орудий. Один из «Юнкерсов» разлетелся на куски. Другой резко изменил курс и стал уходить, волоча за собой длинный хвост дыма. Но третий упрямо шел вперед.

В боевом донесении командира красочно описана последовавшая дуэль самолета и эсминца.

«Скорость была увеличена до 25 узлов, и руль был положен право на борт. Прежде чем корабль начал поворачивать, по правому борту на расстоянии около 150 ярдов упала серия из 3 или 4 бомб. Их сбросил самолет, который незаметно подкрался с кормы. За ним последовала атака другого самолета с левой раковины, который тоже не был замечен с эсминца. После этого впереди, примерно в 500 ярдах, упала пара бомб, сброшенных самолетом из той троицы, которая была замечена ранее. В этот момент все орудия вели огонь по самолетам, находящимся слева по носу. И все-таки один из них сбросил серию из 4 бомб, которая накрыла «Мэйрант». Одна бомба легла примерно в 5 футах от левого борта напротив 102-го шпангоута. Вторая бомба взорвалась на правом траверзе на расстоянии около 10 ярдов. В этот момент корабль резко увеличил ход и повернул на 50 градусов от прежнего курса. Его положило на левый борт, и почти весь экипаж полетел с ног кувырком».

Все энергетические установки вышли из строя. «Мэйрант» получил серьезные повреждения и остановился, потеряв управление. Носовое машинное и кормовое котельное отделения были полностью затоплены. Вода быстро заливала носовое котельное и кормовое машинное отделения. Аварийный дизель-генератор проработал пару минут, а потом заглох, так как вышла из строя система охлаждения. Корабль остался без электричества.

Помогая раненым, люди выбирались из темных коридоров и затопленных отсеков наверх. В 09.45 вода полностью залила кормовое машинное отделение. В носовом котельном она уже поднялась до уровня 4 фута ниже ватерлинии. В 09.53 капитан 2 ранга Уокер приказал спустить вельбот и сбросить за борт все орудия и грузы, которые можно снять с верхней палубы.

Однако моряки не покинули корабль. Хотя надводный борт теперь выступал из воды всего на 14 дюймов и эсминец имел крен 4 градуса, в сухих отсеках пока не было даже признака течи. Поэтому он довольно уверенно держался на плаву.

Когда подошли «Уэйнрайт» и «Ринд», все тяжело раненные были переданы с «Мэйранта» на вельбот, который переправил их на флагманский корабль капитана 1 ранга Уэлборна. После этого шлюпки доставили помпы и шланги с «Ринда», «Уэйнрайта» и тральщиков «Скилл» и «Страйв», которые появились на сцене.

В 10.46 «Страйв» подошел к борту поврежденного эсминца, чтобы обеспечить электроэнергией помы «Мэйранта», а также его 127-мм и 40-мм орудия. «Скилл» тоже держался рядом, чтобы оказывать помощь.

«Скилл» взял полузатопленный эсминец на буксир, и тот пополз в Палермо со скоростью 6 узлов. «Страйв» по-прежнему был пришвартован к его борту. Но в этот критический момент в небе появились еще 3 немецких бомбардировщика. В очередной раз артиллеристы «Мэйранта» бросились к орудиям.

Сделав круг в небе, самолеты спикировали на «Уэйнрайт» и «Ринд». Бомбы легли рядом с идущими зигзагом эсминцами. Корабли открыли бешеный огонь, который опалил перышки одному из атаковавших самолетов. Он упал в море, и победа была записана на счет «Ринда».

На первый взгляд, самолеты упустили возможность добить поврежденный «Мэйрант». А может быть, и нет. Хотя машины эсминца стояли, его зенитные орудия действовали, и они стреляли по вражеским самолетам.

После полудня, проделав на буксире 15 миль, «Мэйрант» подошел к гавани Палермо. «Страйв» и охотник за подводными лодками втащили его в порт. Сообщая об этом эпизоде, командир «Мэйранта» специально отметил «великолепную морскую выучку и неоценимую помощь» тральщика «Страйв». По его мнению, без помощи тральщика эсминец вполне мог затонуть.

Потери «Мэйранта» составили 2 человека убитыми и 13 ранеными. Среди раненых оказался молодой лейтенант Франклин Д. Рузвельт-младший. Многие американцы даже не подозревали, что сын президента был ранен, когда служил младшим офицером на эсминце.

На «Мэйранте» также служили лейтенант Дональд Э. Крэггс и старший машинный унтер-офицер Гарольд М. Стивз. Когда бомбы накрыли корабль, взрывом было разрушено носовое машинное отделение. Взрыв с такой силой бросил на палубу машинного унтер-офицера Ф.Ф. Деккера, что сломал ему ноги. Он был оглушен и лежал совершенно беспомощный. Вода прибывала, и Деккер мог захлебнуться. Однако лейтенант Крэггс бросился в бурлящий водоворот и вытащил Деккера наверх. В то же самое время Стивз с огромным трудом вытащил из-под обломков машинного унтер-офицера Р.У. Петерсона, который также мог утонуть.

Стивз, Крэггс, молодой Рузвельт — вот такие люди и удержали «Мэйрант» на плаву. Они, а также те, кто стоял у орудий, работал у насосов, на мостике. Ну и, разумеется, командир эсминца капитан 2 ранга Уокер.

Точно такие же люди составляли команду «Шубрика». Это был второй американский эсминец, получивший тяжелые повреждения возле Палермо.

Во время налета 1 августа бомба попала в транспорт боеприпасов, на котором вспыхнул пожар. На причале взорвались бочки с бензином, повредив стоящий на ремонте в доке «Мэйрант». Новый налет немцы провели 4 августа в 04.00. В это время корабли Оперативного Соединения 88 стояли на якорях на внешнем рейде. Среди них был и эсминец «Шубрик» (капитан-лейтенант Л.Э. Брайан).

Когда прозвучала воздушная тревога, Брайан приказал дать ход, чтобы занять место в охранении крейсера «Саванна» справа по носу. Крейсер снялся с якоря и двинулся в открытое море. А далее боевое донесение описывает страдания «Шубрика»:

«Мы следовали переменными ходами (от 5 до 10 узлов), чтобы удержать место в строю, но при этом не оставлять фосфоресцирующей кильватерной струи. В это время самолеты начали пускать осветительные ракеты со всех сторон. Вокруг рвались многочисленные бомбы, причем достаточно близко, чтобы ощутимо встряхивать корабль. Однако увидеть самолеты было невозможно, и стрелять приходилось на звук моторов.

В 04.30 мы услышали, что с правого борта пикирует самолет. Его обстреляли. Сразу после того как он проскочил над кораблем, взорвалась серия из 3 бомб: недолет, прямое попадание, перелет. Корабль подбросило, и сразу стало ясно, что попадание серьезное. Бомба весом 500 или 1000 фунтов попала чуть позади торпедного аппарата в районе шпангоута 101 в 3 футах влево от диаметральной плоскости. Она шла под углом 30° к вертикали. Бомба пробила главную палубу чуть позади электромеханической мастерской и взорвалась рядом с обшивкой корпуса у изгиба днища примерно в 5 футах впереди переборки между носовым машинным и кормовым котельным отделениями. Взрыв разворотил переборку и сделал пробоину в обшивке размерами 15 на 10 футов. Оба отделения были моментально затоплены. Паропроводы были разорваны, и паром обварило людей, находившихся там.

Машины немедленно встали, пропало электричество. Затопление и горячий пар помешали провести ремонт и запустить левую машину. Корабль остановился. Хотя переборки держали и вода не поступила в носовое котельное и кормовое машинное отделения, пар от котлов № 1 и № 2 нельзя было подать к турбине. Новых воздушных атак не последовало».

На поврежденный эсминец были направлены медики с крейсера «Филадельфия» и эсминца «Найт». 9 человек из экипажа «Шубрика» погибли. Из 17 раненых 14 находились в критическом состоянии. 7 из них позднее скончались в госпитале.

Но, как и «Мэйрант», «Шубрик» остался на плаву. Тральщик и охотник за подводными лодками оттащили поврежденный эсминец во внутреннюю гавань, где он был пришвартован к «Мэйранту», стоящему рядом со спасательным судном «Чемберлин».

Когда налетчики убрались, кормовое котельное отделение «Шубрика» превратилось в камеру пыток. Смертоносный горячий пар бил из разорванных трубопроводов. Люди скользили и спотыкались в темноте. Морская вода с ревом хлестала в пробоину. Они попали в ловушку, где могли захлебнуться и свариться заживо.

Котельный машинист старший унтер-офицер Дж. У Догерти бросился на помощь. Путь ему преградила задраенная дверь. Догерти открыл ее и проник в заполненное паром отделение, которое быстро заливала вода. Выкрикивая слова ободрения, он пробился к попавшим в ловушку людям. За свое героическое поведение старший унтер-офицер Догерти был награжден Военно-морским Крестом.

Спасать людей помогали старший унтер-офицер Дж. Дж. Денисон и унтер-офицер У.У. Пембертон. Эти люди, рискуя быть сваренными или утонуть, пробились в котельное отделение, чтобы спасти товарищей.

Многие тяжело раненные могли погибнуть, если бы не профессионализм корабельного медика лейтенанта Д.М. Колдуэлла. Хотя на эсминце погасло освещение, не хватало кипяченой воды, перевязочных материалов и обезболивающих средств, Колдуэлл делал все возможное и невозможное. Кто-то тащил одеяла. Кто-то держал фонари. Кто-то рвал простыни на бинты. Быстро и умело Колдуэлл обрабатывал ожоги, перевязывал раны, старался вывести людей из шока. Однако 7 человек все-таки умерли.

Но на эсминцах американского флота служило много таких людей. Мы детально описали эти эпизоды, чтобы дать более ясное представление о повреждениях, которые получали эсминцы, и о работах по спасению кораблей. Все это было правилом, а не исключением. Правилом было и поведение людей, служивших на обоих эсминцах.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.195. Запросов К БД/Cache: 3 / 1