Эсминцы против фашистских корветов

Высадка была назначена на 08.30 утра 15 августа. Всю ночь 14/15 августа силы вторжения приближались к Французской Ривьере. 3 основных участка высадки были расположены вблизи курортных городков Сен-Тропез, Сен-Максим и Сен-Рафаэль. В это время на флангах вспыхнули бои, так как в одном случае были неожиданно встречены вражеские корабли, а в другом — проведена сознательная диверсия.

В нескольких милях к югу от Порт-Кросс и островов Левант патрулировал эсминец «Сомерс» (капитан 2 ранга У.Ч. Хьюз) на случай появления вражеских подводных лодок или надводных кораблей. Кроме того, он должен был оказывать огневую поддержку передовым частям, высаживающимся на Йерские острова и на материк в районе Тулона. Эти части высадились в 01.30. Но основной десант должен был высаживаться в 08.30, поэтому «Сомерс» не решался открыть огонь до этого момента, чтобы не встревожить фашистов и не сорвать расчет на тактическую внезапность.

Поэтому капитан 2 ранга Хьюз столкнулся со сложной проблемой, когда в 03.47 оператор радара сообщил, что видит 2 приближающихся неизвестных корабля. Надеясь, что это свои торпедные катера, которые должны были находиться где-то поблизости, Хьюз решил следить за «незнакомцами» издали. Но при этом он был готов перехватить их, если они повернут в район высадки, где находятся десантные суда.

И вот в 04.30 неизвестные корабли направились туда, куда не следовало. Хьюз повел «Сомерс» на сближение, и в 04.40 эсминец запросил опознавательные 305-мм прожектором. Ответа не последовало. Приняв нелегкое решение, Хьюз приказал артиллеристам открыть огонь. Первый же залп накрыл одного из «незнакомцев». Затем артиллеристы перенесли огонь на второй, более крупный корабль, и мощным огнем переломили его пополам.

После этого огонь снова был сосредоточен на цели № 1. Вскоре этот корабль потерял ход и остановился, пылая. Когда противник покинул корабль, Хьюз отправил на шлюпке абордажную партию, осмотреть горящий корабль. Моряки «Сомерса» быстро и тщательно осмотрели свою жертву и вовремя убрались. Через 3 минуты после того, как они покинули палубу горящей развалины, она затонула.

Корабли, потопленные «Сомерсом», оказались немецкими корветами «Камошио» и «Эскабурт». После боя «Сомерс» подобрал 99 человек. Вероятно, более ценными, чем этот улов, были карты и документы, которые забрала абордажная партия. Если капитан 2 ранга Хьюз и беспокоился относительно потопления корветов, его сомнения были рассеяны резолюцией контр-адмирала Дэвидсона на рапорте:

«Было нелегко принять решение открыть огонь и таким образом обнаружить присутствие кораблей союзников недалеко от берега. Но я считаю, что командир «Сомерса» действовал быстро и решительно, проявив смелость и инициативу, при рассмотрении обстоятельств. Бой он провел исключительно профессионально. Меткость и интенсивность огня «Сомерса» подавили противника. Ответные выстрелы «Камошио», судя по всему, ложились недолетами.

Абордажная партия под командованием лейтенанта Хаблена провела осмотр «Камошио» внимательно и в полном объеме, несмотря на опасность опрокидывания корабля. Карты протраленных фарватеров в местных водах, захваченные абордажной партией, имели колоссальное значение для командира оперативного соединения».

Пока «Сомерс» расстреливал некстати подвернувшиеся корветы, опасаясь поднять лишний шум, другой американский эсминец вместе с английскими кораблями в нескольких милях к западу от Тулона преднамеренно открыли «неосторожный огонь». Этим эсминцем был «Эндикотт», которого сопровождали английские канонерки «Эфис» и «Скараб», а также несколько торпедных катеров с громко ревущими моторами.

Если силы, принимавшие участие в высадке десанта, находившиеся восточнее, ожидали своего часа, строго соблюдая тишину и затемнение, такие ограничения не касались этой небольшой группы на западе. Их задача состояла в том, чтобы войти в прибрежные воды на полпути между Тулоном и Марселем и, находясь у берега на траверзе Ла Сьота, создать как можно больше шума.

Задачей этой вылазки было привлечь к себе внимание, всполошить немецкое командование и убедить противника, что десант будет высаживаться именно здесь. Пока эта буря в стакане воды будет отвлекать внимание немцев, настоящий ураган обрушится на побережье Ривьеры восточнее.

Командовал группой капитан 1 ранга Г.К. Джонсон из штаба контр-адмирала Дэвидсона. Командиром «Эндикотта» был капитан-лейтенант Джон Д. Балкели, который начал войну на торпедных катерах на Филиппинах. Британскими канонерками командовал знаменитый капитан-лейтенант Дуглас Фэрбенкс. Фэрбенкс возглавлял отдел специальных операций в штабе адмирала Хьюитта. Именно он подготовил план диверсии у Ла Сьота. Теперь Фэрбенкс на борту «Эфиса» должен был воплотить в жизнь свои задумки.

Группа намеревалась поднять шум, и она его подняла. Когда орудия «Эндикотта» и канонерок, открыв огонь, раскололи тишину, торпедные катера полным ходом устремились к берегу, создавая впечатление начавшейся высадки.

Реакция противника последовала немедленно. Сначала перепуганные часовые начали беспорядочную пальбу, а потом поднялась общая суматоха. Чтобы подлить масла в огонь, «Эндикотт» со товарищи на следующую ночь также обстреляли побережье у Ла Сьота. Но противник контратаковал их только утром 17 августа. 2 фашистских корвета появились на сцене, когда «налетчики» уже отходили в море. В предрассветных сумерках они перехватили британские канонерки, и в начавшемся бое уже не было ничего притворного.

Корветы были достаточно неуклюжими — бывший египетский «Кемид Аллах» и бывший итальянский «Каприоло». Оба превосходили по весу залпа британские канонерки, а «Каприоло», кроме 120-мм орудий, имел еще и торпедные аппараты.

Затеянная драка сложилась не в пользу Фэрбенкса и его британцев. «Эфис» и «Скараб» уступали противнику по силе, а вдобавок почти израсходовали боезапас. Подгоняемые артогнем, они начали удирать на юг. Корветы погнались за ними. В 05.45 «Эндикотт» получил призыв о помощи.

Балкели помчался к месту боя на скорости 35 узлов и вскоре начал обстреливать «Кемид Аллах», как более крупного из противников. «Аллах» был быстроходным, задиристым и достаточно сильным противником. И все-таки он стал бы легкой добычей для эсминца, если бы у того была в порядке вся артиллерия. Но на «Эндикотте» действовало только одно 127/38-мм орудие. Остальные 3 орудия стояли безмолвно, потому что у них заклинило замки. Это было вызвано перегревом после слишком напряженной стрельбы по берегу.

Не следовало забывать и про «Каприоло». Оба корвета начали обстреливать «Эндикотт», и эсминец с трудом уворачивался от множества снарядов. Неразорвавшийся снаряд пробил борт в носовой части и вызвал пожар в кубрике. Механик Л.Дж. Эн заделал пробоину и погасил огонь. Затем он вынес снаряд наверх и выкинул за борт.

«Эндикотт», несмотря на это попадание, несмотря на проблемы с артиллерией, пошел на сближение и начал обстреливать корветы. В самом начале боя пара снарядов «Эндикотта» попала в машинное отделение «Аллаха», снизив скорость корабля до минимальной. Затем эсминец перенес огонь на «Каприоло», более опасный из двух корветов. К этому времени артиллеристы «Эндикотта» исправили еще пару орудий. Как только орудие оказывалось в состоянии стрелять, оно делало это.

В 06.48 на бывшем египетском корабле, получившем заметный крен на левый борт, начались взрывы. Это вынудило фашистов попрыгать за борт. «Каприоло» пошел с козырей, выпустив 2 торпеды в «Эндикотт». Пока Балкели маневрировал, чтобы уклониться от них, 2 торпедных катера, прикрывавших «Эндикотт», в свою очередь пошли в торпедную атаку на «Каприоло».

Плотный огонь отогнал катера, и их торпеды прошли мимо. Затем «Эндикотт» с дистанции 3200 ярдов выпустил 2 торпеды, которые тоже прошли мимо. Поэтому последний удар экс-итальянцы получили от канонерок «Эфис» и «Скараб». Фэрбенкс повернул их назад, и они тоже вступили в бой, ведя огонь из всех орудий. В 07.00 одна из канонерок добилась прямого попадания в «Каприоло».

«Аллах» затонул в 07.09. Через несколько минут шквал снарядов превратил «Каприоло» в обломки. Те из фашистов, кто успел, спрыгнули за борт, и в 08.30 корабль затонул. Эсминец выудил из воды 169 пленных, канонерки подобрали еще 41 человека.

Если рассматривать всю операцию «Энвил» в целом, то бои с корветами, которые вели «Сомерс» и «Эндикотт», могут показаться незначительными стычками. Но даже мелкие бои могут иметь большое значение.

Как уже отмечалось, информация, полученная абордажной партией «Сомерса», имела решающее значение для Соединения поддержки контр-адмирала Дэвидсона. Не приходится сомневаться, что диверсия у Ла Сьота, проведенная «Эндикоттом» и его группой, вывела фашистов из равновесия и помогла отвлечь внимание от места настоящей высадки. Только в Сен-Рафаэле десант встретил серьезное сопротивление, но и здесь оно было организовано наспех.

Фашисты наверняка смотрели в неверном направлении, когда началась высадка к востоку от Тулона. Вероятно, они ждали высадки у Ла Сьота, где так хорошо поработали американский эсминец и британские канонерки.

Похожие книги из библиотеки

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Сильнее «божественного ветра». Эсминцы США: война на Тихом океане

Книга посвящена боевым действиям эскадренных миноносцев США во время Второй мировой войны. Масса фактических данных и живой, красочный язык выделяют ее среди множества трудов, описывающих военные операции на море и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Дарданеллы 1915

Первая книга о Дарданелльской катастрофе 1915 года, основанная не только на британских, французских, немецких, русских, но и на турецких источниках. Всё о самом кровавом и позорном поражении Черчилля и провале первого стратегического десанта в истории.

С юности склонный к опасным авантюрам и напрочь лишенный военного таланта, сэр Уинстон в марте 1915-го вознамерился одним ударом выбить Турцию из войны, с боем прорвавшись через Дарданеллы к Константинополю и заставив «османов» капитулировать. Но отвратительно спланированная и бездарно проведенная операция завершилась трагедией — всего за день англо-французский флот потерял на минах и под огнем береговых батарей три броненосца, еще несколько кораблей получили серьезные повреждения и спаслись лишь чудом. Еще худшей бойней обернулся десант на полуостров Галлиполи, где наступление также захлебнулось, и союзники положили в позиционной мясорубке 150 тысяч человек с нулевым результатом. Этот провал был тем более унизительным, что в зоне высадки турки не имели даже пулеметов, а косили наступающих из многоствольных картечниц, в других армиях давно снятых с вооружения. Последней каплей стала гибель еще трех броненосцев, потопленных немецкой подлодкой и турецким миноносцем, и провал второго десанта в бухте Сувла, после чего было решено эвакуировать галлиполийские плацдармы.

Эта книга восстанавливает все обстоятельства крупнейшей военной катастрофы в британской истории и самого постыдного фиаско в карьере Черчилля, после которого он вынужден был уйти в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями редких карт, схем и фотографий.

Боевой путь Императорского японского флота

Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников