Глав: 26 | Статей: 242
Оглавление
Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Гибель эсминца «Рубен Джеймс»

Гибель эсминца «Рубен Джеймс»

Они называли его «The Rube» — «Деревенщина». Это прозвище отражало привязанность миноносников к кораблю, носившему одно из самых знаменитых имен в истории американского флота. Это имя напоминало о давно минувших событиях Триполитанских войн и битве с берберийскими пиратами.

По сравнению с другим эсминцами он был далеко не современным. Некоторые из его механизмов износились, однако он вертелся так проворно, что заслужил уважение командира оперативного соединения. Его командир капитан-лейтенант Г.Л. Эдвардс был чемпионом Военно-морской академии по классической борьбе и входил в олимпийскую команду. Экипаж вполне оправдывал имя корабля и не подводил капитана.

Из Исландии эсминец был отправлен в Соединенные Штаты, чтобы участвовать в сопровождении конвоев. И вот в конце октября «Рубен Джеймс» вышел в Северную Атлантику в составе группы из 5 эсминцев под командованием капитана 2 ранга Р.Э. Уэбба на «Бенсоне», чтобы сопровождать идущий на восток конвой НХ-156, который вез в Англию грузы, поставленные по Ленд-лизу.

Конвой состоял из 44 судов, и его скорость не превышала 8 узлов. «Рубен Джеймс» находился на левом фланге охранения напротив последнего судна в колонне. Эсминцы «Хилари П. Джоунс» (капитан-лейтенант С.Р. Кларк) и «Бенсон» (капитан-лейтенант Э.Л. Плезантс) находились на левом и правом крамболе конвоя соответственно. Эсминец «Тарбелл» (капитан-лейтенант С.Д. Уиллингхэм) располагался на правом фланге напротив последнего судна в колонне. Эти корабли маневрировали в 3000 ярдов от транспортов. Эсминец «Ниблэк» (капитан-лейтенант Э.Р. Дерджин) прикрывал тыл конвоя и находился в 1000 ярдов от транспортов. «Ниблэк» был единственным кораблем группы, имевшим радар.

В воздухе пахло порохом. Военные моряки знали об инциденте с эсминцем «Кирни», и все прекрасно понимали, что конвой вошел в воды, где действуют «волчьи стаи». Однако последняя неделя октября прошла спокойно. Никаких происшествий. Вообще ничего — до утра 31 октября.

В этот день конвой находился в районе ТВПО, примерно в 600 милях к западу от Ирландии. Темнота ночи постепенно таяла, приближался рассвет. Конвой двигался на восток прямым курсом в идеальном порядке, не применяя зигзаг. Корабли эскорта гнали свое стадо в назначенное место, вспарывая форштевнями легкую зыбь. В предрассветной дымке не было видно никаких признаков надвигающегося несчастья. Оно пришло совершенно неожиданно, когда в 05.25 дежурный корабль перехватил работу чужого радиопередатчика.

Позднее возник вопрос: а где точно в этот момент находился «Рубен Джеймс»? Он оставался на своем месте или уже начал дневное патрулирование? Но, как бы то ни было, эсминец находился в 2000 ярдов от фланга конвоя. В тот момент, когда он повернул для проведения поиска в направлении полученного пеленга, в 05.39 он был торпедирован.

Торпеда попала в левый борт рядом с первой трубой. В небо взлетел столб пламени. После взрыва торпеды прогремел еще один взрыв, который буквально выбросил корабль из воды. Судя по всему, сдетонировали носовые погреба, и этот взрыв оторвал всю носовую часть эсминца до третьей трубы.

Многих моряков силой взрыва выкинуло за борт. Те, кто спал на своих койках, вдруг обнаружили, что плавают среди обломков и слоя нефти. Цепляясь за спасательные жилеты и бальсовые плотики, уцелевшие моряки старались отплыть от остатков «Рубена Джеймса». Кормовая часть корпуса оставалась на плаву примерно 5 минут, а затем она затонула, содрогаясь от грохота новых взрывов. Это рвались глубинные бомбы, которые убили многих моряков, переживших взрыв торпеды.

В момент несчастья помощь всегда запаздывает, хотя спасатели мчались полным ходом. Для спасения уцелевших были отправлены эсминцы «Ниблэк» и «Хилари П. Джоунс». Горящая нефть и неспокойное море едва не сорвали спасательную операцию. Были подобраны всего 45 человек из команды «Рубена Джеймса», в том числе один старший унтер-офицер. Погибли при взрыве торпеды или утонули позднее в ледяной воде 115 человек команды эсминца. Капитан-лейтенант Эдвардс погиб вместе с кораблем, как и все остальные офицеры.

Подводная лодка, торпедировавшая эсминец, не была замечена ни одним из кораблей охранения или судов конвоя. Но когда конвой отвернул от места атаки, «Бенсон» 3 раза обнаруживал сонаром нечто подозрительное и стремительно атаковал эту цель. «Тарбелл» также провел несколько атак. Однако хватило одного смертоносного выстрела. Лодка, удовлетворенная успехом, предпочла уйти. Избранная ею тактика «бей — беги» оказалась очень удачной.

На следующий день британская эскортная группа недалеко от района ТВПО, где она должна была сменить американский эскорт, заметила 2 немецкие подводные лодки. Они были отогнаны артиллерийским огнем. Была ли одна из этих лодок повинна в гибели «Рубена Джеймса», так и осталось неизвестным.

Однако на один вопрос был получен четкий ответ. Атаки «Грира» и «Кирни» еще можно было списать на опрометчивые действия горячих голов среди немецких подводников. Но атака «Рубена Джеймса» была явно преднамеренной. Фашисты пошли на решительную и открытую войну с Соединенными Штатами. Действия немецких подводных лодок ясно говорили об этом.

1 ноября 1941 года, через 36 часов после потопления «Рубена Джеймса», президент Рузвельт утвердил акт конгресса о передаче Береговой Охраны в состав военно-морского флота. После этого сторожевики должны были подчиняться командованию ВМФ, пока не будут возвращены в распоряжение министерства финансов.

Конгресс был встревожен взрывами немецких торпед и на следующей неделе принял поправки к закону о нейтралитете. Из предложенных были приняты две. Первая разрешала вооружать американские торговые суда, чтобы они могли защищаться от атак. Вторая поправка отменяла запрет американским кораблям плавать в европейских водах. Теперь американский флот мог сопровождать грузы Ленд-лиза прямо до портов Великобритании. Нереалистичные ограничения «изоляционизма» и «вооруженного нейтралитета» были отменены.

Многие американцы продолжали верить, что страна остается на мирном положении. Но уже никакие слова не могли исправить существующее положение. Осенью 1941 года, за несколько дней до Пирл-Харбора, американский флот уже сражался в Битве за Атлантику.

Эсминец «Рубен Джеймс» стал первым американским кораблем, потопленным во Второй Мировой войне.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.222. Запросов К БД/Cache: 3 / 1