Взятие Тобрука в 1942 году

Ценность Тобрука, занимаемого британскими силами, состояла в постоянной угрозе Ливии и тем самым вооруженным силам стран оси. Эта крепость была великолепной оперативной базой для наступления и обороны. Германо-итальянское наступление на Египет для овладения Суэцким каналом было невозможно начать до тех пор, пока Тобрук угрожал коммуникациям снабжения, что было доказано успешной обороной крепости британцами в 1941 году.

Равным образом порт Тобрука представлял собой надежную базу снабжения; он сокращал для соответствующего обладателя тыловые коммуникации на отрезок от 500 до 700 километров. Для ведения боев в пустыне, всецело зависевших от своевременной доставки снабжения всякого рода, это имело особенно большое значение.

В 1941 году Роммелю не удалось взять изначально итальянскую крепость Тобрук. После многомесячных боев британская 8-я армия продолжала удерживать фронт от Эль-Газалы до Бир-Хакейма, который в течение весны 1942 года был значительно укреплен. Тому, кто захотел бы наступать на Тобрук, следовало предварительно устранить этот «защитный вал» крепости. Задача Роммеля в ходе боев за Тобрук поэтому распадалась на два последовательных этапа, которые по времени и по месту следовало решить один за другим — сначала преодолеть позиции у Газалы на подступах к крепости, а затем взять штурмом собственно Тобрук.

Для решения этой двуединой задачи Роммель располагал следующими силами.

Итальянскими: 10-й и 21-й корпуса двухдивизионного состава каждый, а также 20-й мобильный корпус под командованием бригадного генерала де Стефани в составе моторизованных дивизий «Ариете» и «Триесте», позднее также танковой дивизии «Литторио».

Германскими: германский Африканский корпус под командованием генерала Неринга в составе 15-й танковой дивизии генерал-майора фон Ферста (после ранения которого командовать дивизией стал полковник Краземан[185]) и 21-й танковой дивизии под командованием генерал-майора фон Бисмарка[186]; несколько позднее также 90-й легкой дивизии под командованием генерал-майора Клемана[187], подчинявшегося непосредственно Роммелю.

С британской стороны им противостоял главнокомандующий на Ближнем Востоке генерал Окинлек с 5-й армией под командованием генерала Ритчи. В его подчинении состояли: 13-й корпус генерала Готта в составе 1-й южноафриканской дивизии и английской 50-й дивизии, занимавшие позиции у Эль-Газалы; далее, гарнизон Тобрука, состоявший из 2-й южноафриканской дивизии (генерал-майора Клоппера), а также 5-я индийская дивизия на позициях от Гамбута до Бир-эль-Гоби и 30-й корпус генерала Норри в составе 1-й и 7-й танковых дивизий.

Занятые британцами опорные пункты прикрывали южный фланг 30-го корпуса у Бир-Хакейма (здесь стояла бригада «Свободной Франции» под командованием генерала Пьера Кенига[188]), 201-я гвардейская бригада у Эль-Адема и Бир-эль-Гоби (части 5-й индийской дивизии).

Поскольку западные союзники ожидали германского наступления, к линии укреплений у Эль-Газалы были подтяну ты еще 22-я и 32-я танковые бригады, а также дополнительно три пехотные бригады; опорный пункт Гот-эль-Уалеб / Сиди Муфтан на участке 150-й пехотной бригады выстроен заново. Это последнее мероприятие осталось неизвестным для германского командования.

В чисто числовом соотношении по технике имелся следующий баланс сил:

740 британских танков против примерно 300 германских и около 200 итальянских боевых машин, 500 британских орудий против примерно 350 у стран оси, 700 британских самолетов против примерно 320 стран оси, по личному составу — 125 000 солдат против примерно 100 000 солдат стран оси[189].

Итальянские танки в ходе танковых сражений были бесполезны, поскольку уступали британским по нескольким параметрам одновременно. Боевая ценность всех итальянских частей по причине их низкого боевого духа и подготовки, а также несовершенного вооружения значительно уступала британским, что уже убедительно доказало их поражение в 1940 году.

Германские танки почти ни в чем не уступали британским, а машины Pz IV, вооруженные длинноствольным (48 калибров) 75-мм башенным орудием, и превосходили их. Германское командование, тактика и боевая подготовка превосходили английские, по-видимому, также лучше английских были и радиостанции, и оптические прицелы. Число успешно подбитых немецкими танкистами вражеских машин по отношению ко все уменьшающемуся числу германских танков всегда было на удивление высоким.

Общее размещение и особенности оборонительных позиций у Эль-Газалы были известны, чего нельзя сказать о значительной площади минных полей в глубине обороняемого пространства, из-за чего впоследствии возникли большие трудности. На северном участке эти оборонительные позиции были усилены 1-й южноафриканской и 50-й английскими дивизиями, далее к югу они удерживались по средством рассыпанных вдоль позиций узлов обороны. Южнее Бир-Хакейма можно было не рассчитывать нарваться на врага или искусственные препятствия. О вновь возведенных и занятых гарнизонами узлах сопротивления между Тобруком и позициями у Эль-Газалы ничего не было известно. Собственно же Тобрук в качестве мощной крепости был хорошо известен еще с 1941 года.

Расположение вражеских сил было неверно оценено командованием войск стран оси. Роммель считал, что все британские войска сосредоточены западнее линии Бир-Хакейм — Акрома, в то время как в действительности по меньшей мере британская 7-я дивизия располагалась северо-восточнее Эль-Дуда, а одна танковая бригада стояла в боевой готовности севернее Бир-эль-Гоби.

Бои в предполье крепости

Роммель теперь принял решение: окружить южный фланг британских войск под Бир-Хакеймом своими моторизованными и бронетанковыми силами как исполнителями замысла его операции, вместе с ними разбить подтянутые близко к линии фронта вражеские резервы, после чего овладеть позициями Эль-Газалы концентрическим наступлением с востока и запада (с этого направления — силами итальянского пехотного корпуса), чтобы, наконец, после уничтожения вражеской полевой армии общими силами взять Тобрук.

Для реализации этого замысла он приказал:

10-му и 21-му итальянским корпусам, а также немоторизованной германской 15-й пехотной дивизии (полковника Менни) наступать 26 мая фронтально под командованием генерала Крювеля, чтобы своими действиями связать вражеские силы.

Основная ударная группа в составе германского Африканского корпуса и итальянского 20-го мобильного корпуса (Corpo celere), выйдя из района Сегнали, после ночного марша с 26 по 27 мая должна была достичь района южнее Бир-Хакейма. Отсюда итальянский корпус в 4:30 утра должен был атаковать Бир-Хакейм и овладеть им.

Германский Африканский корпус в то же время должен был обойти Бир-Хакейм с востока и нанести удар в северном направлении через Акрому вплоть до побережья.

Усиленная 90-я легкая дивизия прикрывает наступление германского Африканского корпуса с востока и наступает на Эль-Адем.

Во исполнение этого приказа бронетанковые и моторизованные дивизии Роммеля и Неринга ночью двинулись к своей неизвестной цели — Бир-Хакейму. Дивизии совершали «марш по бездорожью» в следующем строю: впереди двигалась дозорная группа, затем широким фронтом шел танковый полк, вплотную к нему двигалась артиллерия и штаб дивизии, за ними эшелонированно, уступами, шли мотопехотные батальоны, саперы, истребители танков, зенитчики и другие специализированные подразделения.

Между обеими дивизиями примерно на уровне штабов 15-й и 21-й дивизий двигался и штаб германского Африканского корпуса.

Марш множества боевых машин по освещенной бледным светом луны пустыне представлял собой грандиозное и впечатляющее зрелище, но вместе с тем и организационно-техническое достижение. Не имея никаких дорог и ориентиров, следуя только по звездам, счетчикам пройденного расстояния и компасу, вся колонна на рассвете 27 мая вышла в назначенную точку.

Наступление на север

Началось, как было приказано. Для британцев оно не стало неожиданностью, и вскоре они оказали упорное сопротивление. Обе стороны понесли существенные потери. Итальянский мобильный корпус был остановлен перед Бир-Хакеймом; германский Африканский корпус продвинулся до дороги Тарик — Капуццо, но под Найтсбриджем был вынужден тоже остановиться, будучи атакован с востока и севера танковыми частями противника.

С большим трудом удалось командующему, генералу Нерингу вместе с полковником Вольцем, создать рубеж обороны из 16 88-миллиметровых зенитных орудий, чтобы отразить опаснейшую танковую атаку в тыл 15-й танковой дивизии. Далее к югу несли потери германские транспорты снабжения, причем потери эти возрастали по мере того, германский Африканский корпус пробивался все дальше на север.

Ситуация была весьма напряженной и оставалась такой также и 28 мая, когда германский Африканский корпус практически оказался окруженным с востока, севера и запада, в то время как снабжение с юга, у Бир-Хакейма, не было обеспечено прикрытием. Свежие британские танковые силы находились на марше из Эль-Адема на запад. Несмотря на это, Роммель сохранял оптимизм и твердую убежденность в том, что противник в ходе своего протяженного, но не сосредоточенного наступления скоро должен выдохнуться, а германская танковая армия скоро сможет перейти в контрнаступление.

29 мая ситуация со снабжением германского Африканского корпуса обострилась до предела из-за интенсивных боев. Не было возможности ни подтянуть снабжение, ни эвакуировать раненых. Имеющееся количество боеприпасов, горючего и воды сократилось до минимума. Контрудар потерпел неудачу.

Прорыв на запад

По согласованию с командующим германским Африканским корпусом Роммель принял решение пробиваться на запад через британское минное поле. Такому решению способствовало то счастливое обстоятельство, что подобное удалось проделать итальянцам на западном фланге, где они расчистили от мин узкий проход, но далее он оказался простреливаемым.

Уже той же самой ночью германский Африканский корпус вышел на запад. На рассвете 30 мая штаб корпуса, а также двигавшаяся за ним 15-я танковая дивизия находились у Сиди-Муфтах и, совершенно ошарашенные, разглядывали в бинокли мощные полевые укрепления, бывшие частью до сих пор неизвестного им британского узла обороны Гот-эль-Уалеб. Им не удалось взять этот опорный пункт с первого приступа, так что германский Африканский корпус снова оказался в такой же критической ситуации, что и накануне.

Но в конце концов с ситуацией все же справились, поскольку потери британцев оказались тяжелее, чем можно было предположить. К 30 мая противник потерял в боях уже более 50 процентов своих танков.

Однако лишь 1 июня удалось после атаки с охватом овладеть узлом обороны Гот-эль-Уалеб, при этом особо отличился третий батальон 104-го мотопехотного полка 21-й танковой дивизии, которым командовал капитан Райсманн.

Тем самым тыл частей Роммеля снова был расчищен, и снабжение его войск с запада опять стало возможным. Сразу же была налажена и эвакуация раненых на запад. Роммель принял решение вести подвижную оборону силами германского Африканского корпуса, в то время как он сам с частью своих сил прежде всего намеревался овладеть Бир-Хакеймом, чего, однако, ему сделать не удалось. Лишь 10 июня французы оставили свой узел обороны по приказу британского Верховного командования. Германский Африканский корпус все эти восемь дней сражался в подвижной обороне, перемещаясь в районе Найтсбриджа, и причинил британцам серьезный урон.

Как только Роммелю удалось вынудить неприятеля оставить Бир-Хакейм, он тут же попытался осуществить свою давнюю оперативную идею: нанести удар силами германского Африканского корпуса в северном направлении и уничтожить 1-ю южноафриканскую дивизию и английскую 50-ю дивизию. Если бы враг был разбит в сражении под Акромой, то неизбежным последствием этого стал бы отход британцев с фронта у Эль-Газалы. Но танковой армии пришлось как можно быстрее нанести удар, пробиваясь к Via Balbia, чтобы опередить ее блокирование двумя английскими дивизиями. Поэтому здесь 11 и 12 июня разгорелись особо ожесточенные сражения, в результате которых британские танковые части были разбиты. Из 300 вражеских танков было уничтожено 235 машин[190].

Выход к подножию гор южнее Via Balbia 14 июня и к берегу моря 15 июня

Противник прекрасно понимал, чем ему грозит наше наступление, и упорно оборонялся. Хотя к вечеру 14 июня почти все британские силы сосредоточились в районе под Акромой, будучи разбиты или в готовности отойти, все же остававшимся у них танкам удавалось сдерживать продвижение измотанных боями германских частей, пока основная масса моторизованной 1-й южноафриканской дивизии отступала по проходившей вдоль побережья дороге на восток по направлению к Тобруку. Германская авиация в этот день была задействована против важных морских целей и не могла помешать отступлению врага.

Значительной части английской 50-й дивизии удалось прорваться на запад через итальянский фронт и, проделав протяженный обходной маневр, воссоединиться позже со своей 8-й армией.

Только к вечеру 15 июня частям 15-й танковой дивизии с постоянными боями удалось выйти к побережью. Теперь план Роммеля, задуманный им 25 мая, был выполнен, однако сам он был разочарован его результатами, поскольку его надежды не сбылись. Он отметил при этом, что ему и его войскам удалось значительно ослабить боевую мощь врага, в особенности его танковых сил. Британская полевая армия была уже не в состоянии необходимым образом оборонять крепость Тобрук, захват которой противником обошелся бы обороняющимся слишком дорого, если бы наступавшие действовали быстро и решительно. Уже 15 июня Роммель задействовал 21-ю танковую дивизию для преследования неприятеля через Эль-Адем в направлении Бельхамеда, где сражались 90-я легкая пехотная дивизия и итальянская дивизия «Триесте». 16 июня туда же последовали 15-я танковая дивизия и штаб германского Африканского корпуса.

Взятие Тобрука в 1942 году

Взгляд со стороны неприятеля позволяет нам наглядно представить себе картину происходящего: «…Африканский корпус был превосходным танковым соединением, командиры которого мыслили единодушно в тактическом плане и, помимо этого, были чрезвычайно дисциплинированны… В противоположность этой… всеобщей германской тенденции (для британцев!) приказы были всего лишь основой для обсуждения… Хотя Кессельринг и Роммель иногда расходились во мнениях, [тем не менее] все имевшиеся в наличии в Северной Африке вооруженные силы были задействованы против единой цели… Неудача британцев объяснялась промахами командования на местах… Поздним утром 27 мая были разбиты две танковые бригады, две моторизованные бригады и штаб 7-й танковой дивизии… Роммель… поздравил командира корпуса генерала Неринга с этим успехом и приказал развивать его. Но радоваться было еще рано… Хотя британские танковые части в течение первых двух дней потеряли более 150 танков, они не были разбиты… Несмотря на все трудности на германской стороне… потрепанные в боях войска оси реагировали на руководство Роммеля… 5 июня британская 32-я танковая бригада потеряла 50 из еще остававшихся в ее составе 70 танков. Во второй половине дня генерал Неринг принял решение прорываться с 15-й дивизией сквозь узкий проход в британском минном поле… Участок фронта, удерживавшийся 7-й танковой дивизией, во второй раз за последние десять дней был прорван, 5-я индийская дивизия и штаб 10-й индийской дивизии также были разгромлены… Британское командование совершенно растерялось, и весь остаток дня 5 и 6 июня батальоны, батареи и даже роты без всякого руководства бродили по пустыне… 8-я армия доложила командованию в Каир, что неприятель не имел особого успеха на поле боя… тогда как британская 7-я танковая дивизия откровенно записала в своем журнале боевых действий… «так завершился особенно неудачный день»… Потери англичан за 5–6 июня оказались следующими: 10-я и 21-я бригады уничтожены, два батальона 9-й индийской бригады понесли тяжелые потери, четыре артиллерийских полка уничтожены, три танковые бригады потеряли в боях 170 танков. Тем не менее в рядах 8-й армии на 10 июня оставалось 330 танков, тогда как в составе германского Африканского корпуса их имелось только 70. В 15-й танковой дивизии из личного состава осталось чуть больше 667 человек (примерно 35 % штатного состава), 90-я легкая пехотная дивизия располагала примерно 1000 пехотинцев… Так завершился роковой день 12 июня, окончательно решивший исход сражения за Эль-Газалу. К вечеру этого дня британские танковые силы были лишь бледной тенью самих себя. Пустыня была усеяна подбитыми танками всех типов…»

Атака на крепость

Основываясь на своем опыте 1941 года, Роммель намеревался овладеть Тобруком путем решительного штурма. Но теперь внезапное нападение должно было быть подготовлено отвлекающими маневрами мобильных сил. Затем Роммель намеревался, обойдя крепость, неожиданным ударом с юго-востока — и с тыла — овладеть ею.

Проведение этой операции было спланировано следующим образом.

Преследование слабеющих британских сил в направлении Египта южнее крепости всеми имеющимися в распоряжении мобильными войсками, и прежде всего 90-й легкой пехотной дивизией и 33-м и 580-м танковыми разведывательными батальонами. За преследующими англичан силами двигается германский Африканский корпус и итальянский 20-й Corpo celere. Наряду с действительной целью обгонного преследования и возможного вытеснения остатков британской 8-й армии на восток эти действия должны были создать у неприятеля впечатление того, что Роммель, как и в 1941 году, намеревается окружить крепость пешим маршем солдат италь янского корпуса, тогда как мобильные войска нанесут удар по территории Египта.

В действительности же германский Африканский корпус и итальянский мобильный корпус должны были после суточного марша сделать резкий поворот восточнее Тобрука и во взаимодействии с этими силами при поддержке авиации атаковать крепость на участках от Via Balbia и ведущего от Эль-Адема прибрежного шоссе. С использованием внезапности благодаря скорости передвижения и сосредоточения в необходимом месте танковых сил город и крепость должны были быть взяты в кратчайший срок.

Необходимое тыловое прикрытие против британской 8-й армии должны были обеспечить 90-я легкая пехотная дивизия и танковые разведывательные батальоны, продвигающиеся вперед в восточном направлении на Бардию.

В ходе этого планирования 21-я танковая дивизия уже 15 июня была отозвана из района под Эль-Газалой. За ней 16 июня через Акрому на Эль-Адем последовала 15-я танковая дивизия. Вся армия была готова к броску на Тобрук.

Британцы

Генерал Окинлек 14 июня принял решение оборонять Тобрук на рубеже Акрома — Эль-Адем и южнее его, чтобы предотвратить окружение крепости. Будь оно успешным, то гарнизону крепости пришлось бы пробиваться на восток.

Подчиненный Окинлека генерал Ритчи был другого мнения. В их спор вмешался Черчилль, который заявил, что «об оставлении Тобрука ни в коем случае не может быть и речи… до тех пор пока в Тобруке остаются наши войска, совершенно необходимо надежно удерживать это место… даже как изолированную крепость (посреди занятой врагом области)…». Таким образом, при указанных условиях судьба крепости была решена. Образ мышления Черчилля весьма напоминал подобные указания Гитлера поздней осенью того же года относительно Сталинграда, а также его многочисленные приказы последующих лет.

Действия вооруженных сил стран оси

17 июня германский Африканский корпус продолжал преследование неприятеля, двигаясь на восток. После того как сопротивление англичан было сломлено, корпус двинулся широким рассредоточенным фронтом по бескрайней пустыне.

Под Сиди-Муфтаном корпус развернулся на северо-восток, миновал ночью Гамбут и, выйдя восточнее Тобрука на Via Balbia, перерезал ее для движения неприятеля.

Ночами с 18 на 19 и с 19 на 20 июня германский Африканский корпус незамеченным вернулся маршем в район сосредоточения юго-восточнее крепости, в то время как усиленная 90-я легкая пехотная дивизия осуществляла его прикрытие против британской 8-й армии.

Наступление началось согласно плану, в 5:20 утра 20 июня. Авиационная подготовка пикирующими бомбардировщиками «Штука»[191] была впечатляющей и действенной.

Обороняющиеся довольно медленно приходили в себя от неожиданной атаки и обработки их позиций бомбардировщиками, так что нашим войскам удалось к 6:35 прорваться за линию вражеских проволочных заграждений. Вскоре после этого были взяты опорные узлы сопротивления R 58, 61, 63 и 69. В 8:30 первые танки 15-й танковой дивизии преодо лели противотанковый ров по проложенным через него мостам. Теперь речь шла о том, чтобы как можно быстрее задействовать танки корпуса для удара в глубину вражеской обороны, пока британцы еще не подтянули свои резервы.

Действующему западнее германского Африканского корпуса итальянскому мобильному корпусу пока еще не удалось вклиниться в оборонительный фронт крепости. Используя свою удаленность от союзника, Африканский корпус открыл по врагу сильный фланговый огонь слева. Сопротивление неприятеля постепенно усиливалось. Все командиры соединений держались вдали от своих формирований, чтобы постоянно иметь возможность направить их удар по необходимому участку фронта. Роммель двигался в боевых порядках 21-й, а Неринг — 15-й танковой дивизии. В 10:00 яростный танковый бой был уже в полном разгаре. Около 12:00 21-я танковая дивизия подошла к Via Balbia, а в 17:00 город и порт Тобрук были заняты, при этом в порту сосредоточенным огнем противотанковых орудий прямой наводкой была потоплена канонерская лодка. К 19:00 дивизия полностью овладела городом и крепостью, равно как и важным объектом — водопроводной станцией, а к 23:00 была захвачена и насосная станция в Эль-Ауда.

15-я танковая дивизия нанесла удар через Пиластрино и сражалась за Габр-эль-Абд. На ночь обе дивизии, совершенно обессиленные, остановились фронтом на запад. Рано утром 21 июня, в 5:30 наступление было продолжено по обе стороны Via Balbia на запад. Южнее двигался итальянский мобильный корпус, подошедший к германскому Африканскому корпусу через брешь во фронте.

Воля обороняющихся к сопротивлению была сломлена, лишь кое-где тлели отдельные очаги сопротивления. Перед фронтом 21-й танковой дивизии капитулировала полностью боеспособная танковая часть в составе 40 танков[192] 32-й танковой бригады. 15-я танковая дивизия в 9:00 овладела опорным пунктом Глайда. Вскоре после этого был достигнут западный участок укреплений крепости Тобрук. Тем самым сражение за крепость Тобрук, начавшееся 26 мая, было завершено. Акт о капитуляции, подписанный командиром 2-й южноафриканской дивизии Клоппером, подтвердил этот факт.

Похожие книги из библиотеки

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.