Русское сопротивление

В пространстве, которое надо было преодолеть танковым группам, русские сопротивлялись на удивление стойко и упорно. «Танковый клин» 4-й танковой армии, форсировав Днепр южнее Орши, вонзился более чем на 200 километров в глубь вражеской территории и дал возможность энергичному противнику, непрерывно подтягивающему сюда с юга, востока и северо-востока имевшиеся поблизости или вновь созданные соединения, атаковать его с различных направлений. Поэтому обе танковые группы оказались в довольно тяжелом положении, испытывая двойное давление неприятеля изнутри Смоленского котла и деблокирующих его войск снаружи. Лишь подоспевший пехотный корпус смог облегчить это давление на танковые группы. Лишь 5 августа сопротивление неприятеля под Смоленском было сломлено.

В период с 1 по 8 августа 2-я танковая группа снова уничтожила в районе Рославля крупные силы неприятеля[214]. Затем между 9 и 24 августом она же во взаимодействии со 2-й армией (под командованием генерал-полковника фрайхерра фон Вейхса) разгромила новые позиции неприятеля в районе Клинцы — Гомель. Это сражение создало предпосылки для последующего принятия Гитлером решения о битве за Киев.

3-я танковая группа выполнила подобную же задачу в районе Великих Лук, где с 22 по 27 августа действовал 57-й моторизованный [танковый] корпус[215]. При этом в ходе преследования неприятеля корпус вышел к Волге восточнее Торопца. Там он был «временно» подчинен 16-й армии группы армий «Север», с которой он до конца сентября был задействован в тяжелых тактических боях и понес значительные потери. Тем самым 3-я танковая группа, а вместе с ней также и группа армий «Центр» должна была передать два танковых корпуса в группу армий «Север», вместе с которой они «плелись» и, соответственно, были значительно ослаблены потерями, оказавшись не в состоянии достичь на севере России никаких оперативных успехов. Тем временем группа армий «Север» задействовала на различных участках своего фронта по отдельности 57, 39, 56 и 41-й моторизованные [танковые] корпуса и при этом отнюдь не как носителей своего основного свойства — мобильные оперативные соединения. Ответственность за это ложится на Верховное командование, которое действовало совершенно не в духе своей собственной директивы № 21 — плана «Барбаросса» и не осознавало глубинного смысла самостоятельно действующих танковых войск как носителей оперативной идеи. Как в этом случае, так и часто в будущем у командования отсутствовали твердая воля и четкое видение основного направления главного удара.

Похожие книги из библиотеки

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.