Проведение наступления

28 июня началось наступление северной армейской группы, при этом 4-я танковая армия с 48-м танковым корпусом (под командой генерала танковых войск Кемпфа) продвигалась южнее железной дороги Курск — Воронеж, сопровождаемая справа 2-й венгерской, а слева 2-й германской армиями. 24-й танковый корпус наступал севернее железной дороги, с 9-й и 11-й танковыми дивизиями и 3-й моторизованной дивизией, форсировав реку Тим, в направлении на Воронеж, прикрывая северный фланг 2-й армии.

30 июня к наступлению подключилась 6-я армия, при этом ее 40-й танковый корпус (под командованием генерала танковых войск барона фон Гейра) совместно с венграми 3.07 окружил крупные вражеские силы (40 000 человек) под Старым Осколом и взял их в котел. Будучи под впечатлением от этого успеха, Гитлер, по предложению Гальдера, отказался от овладения Воронежем, чтобы вместо этого сразу же развернуть 4-ю танковую армию вместе с 40-м танковым корпусом вдоль Дона на юг в тылы еще держащегося русского фронта. Это решение было вполне целесообразным и обещало значительный успех.

Но, действуя согласно более раннему приказу Гитлера, успешно сражающаяся 24-я танковая дивизия и части пехотной дивизии «Великая Германия» уже форсировали Дон, подступили к Воронежу и завязли там в ожесточенных боях с обороняющими город войсками Красной армии. Пришлось тратить драгоценное время на то, чтобы отводить от города сражающуюся там пехоту и 4-ю танковую армию.

Теперь следовало начинать второй этап операции, разворот на юго-восток, задействуя при этом единственный имевшийся в распоряжении 40-й танковый корпус. Для такой крупной, влияющей на всю кампанию задачи — отрезать отход на восток через Дон стоящим перед 6-й армией русским соединениям — сил одного только корпуса было явно недостаточно, тем более что корпус часто страдал от недостатка горючего. Несмотря на все трудности, его быстрое продвижение было просто удивительно: уже 4.07 корпус подошел к селу Коротояк, 6.07 миновал Новую Калитву, а 9.07 — Кантемировку. Русские, без сомнения, извлекли уроки из сражений в котлах по обе стороны от Харькова в мае и июне, теперь они уступали территорию, чтобы сохранить силы для предстоящих им задач. С их стороны сопротивления почти не оказывалось, но также было очень мало военнопленных и мало трофеев, особенно тяжелого вооружения. Лишь 7 июля 1942 года появились первые признаки перехода к проверенной ранее русской тактике удержания позиций, несмотря на значительные потери, к маневренным операциям с целесообразным переходом от уклонения от сражений к жесткой обороне.

Проведение наступления

Гитлер, напротив, должен был бы сделать эти преподанные ему противником уроки своими базовыми принципами, в особенности после того, как остановка наступления предотвратила крушение германской армии в конце декабря 1941 года.

8 июля наконец два мобильных соединения 4-й танковой армии вышли из боев за Воронеж и были задействованы в южном направлении. За ними последовали еще две танковые дивизии, в то время как 9-я и 11-я танковые дивизии были подчинены в тактическом отношении ведущей тяжелые бои 2-й армии. Обе эти танковые дивизии были выбраны, таким образом, для участия в крупной операции на юге и обе первыми остановились 9 июля на берегу реки Тихая Сосна из-за недостатка горючего. Лишь к 13 июля они смогли добраться до Богучара. Здесь командованием были совершены значительные ошибки в руководстве войсками, которые Гитлер поставил в вину группе армий.

Штаб 24-го танкового корпуса (под командованием генерала танковых войск барона фон Лангеманна) был вынужден задействовать свою единственную возможную 3-ю моторизованную дивизию с 11 июля в южном направлении. Рассматривая же операцию в целом, следует признать, что первый и второй этапы летнего наступления, несмотря на хорошие первоначальные успехи, не достигли своей цели — вывести из боев неприятельские войска между первоначальным фронтом начала наступления и Доном. Поняв это намерение, враг с относительно незначительными потерями смог отступить.

Приближение 9 июля к Кантемировке 40-й танковой дивизии повлияло на весь русский фронт на Северском Донце и Миусе. Оно знаменовало начало третьего этапа наступления.

В тот же день перешли в наступление: 17-я армия восточнее Артемовска на Ворошиловград, 1-я танковая армия (в составе 3-го и 14-го танковых корпусов, в которые входили 14, 16 и 22-я танковые дивизии и 60-я моторизованная дивизия) севернее Лисичанска форсировала Северский Донец и двинулась на северо-восток; при этом русская танковая армия, располагавшаяся перед 6-й армией, должна была оказаться в двойном кольце окружения после нанесения с севера удара 4-й танковой армии. Но и это намерение также провалилось, потому что противник и здесь избежал запланированного окружения, своевременно отступив, прикрытый арьергардом, который и оказал сопротивление.

1-я танковая армия к вечеру 11 июля вышла в район южнее Старобельска, который также был и целью правого фланга 6-й армии. Кроме того, согласно категорическому приказу Гитлера, группа армий «Б» должна была свой 40-й танковый корпус, который в соответствии с первоначальным приказом вел преследование противника вдоль Дона в юго-восточном направлении, после прохождения им станицы Боковской круто развернуть на юг и двинуть его в направлении на Миллерово. В результате этого маневра Гитлер надеялся уничтожить отступающие перед 1-й танковой армией и 6-й армией вражеские силы. Но и эти надежды оказались напрасными, поскольку крупные вражеские соединения уже успели отойти, так что обе танковые дивизии 40-го танкового корпуса смогли лишь прорвать в восточном направлении слабо защищенный заградительный фронт между Миллерово и Каменск-Шахтинским.

В этот же день 17-я армия, находившаяся южнее Северского Донца, двинулась на Ворошиловград, тогда как части итальянской 8-й армии и 57-го танкового корпуса (с 13-й танковой дивизией и дивизией СС «Викинг») еще продолжали занимать свои позиции на южном фланге. Запланированная Гитлером в этом месте вдоль Дона одна из губок клещей также не захлопнулась.

На 15 июля, согласно донесениям, в плен было взято только 14 000 человек, число, которое вполне красноречиво свидетельствовало о провале третьего этапа наступления, который мыслился как «преследование» разбитого неприятеля в междуречье Северского Донца и Дона. Гитлер, однако, был заворожен громадностью быстро завоеванного пространства и убежден в том, что в ходе наступления был одержан значительный успех.

Начальник Генерального штаба сухопутных сил генерал-полковник Гальдер охарактеризовал в своем дневнике от 16.07 проведенное по приказу Гитлера сражение за Миллерово как «сплошную неразбериху боев» и как «хаос», столь характерный для дилетантской манеры управления войсками военного командования.

Похожие книги из библиотеки

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.