Наступление 6-й армии на Сталинград (операция «Серая цапля»)

20 июля передовые части армии из состава 14-го танкового корпуса (под командованием генерала фон Виттерсгейма силами 16-й танковой дивизии, 3-й и 60-й моторизованных дивизий) форсировали реку Чир и двинулись на восток.

Для дальнейшего наступления армия образовала северную группу из 14-го танкового корпуса и южную группу, в состав которой вошел подошедший с низовьев Северского Донца 24-й танковый корпус (под командованием генерала фон Лангермана) (с 24-й танковой дивизией).

Обе эти группы должны были наступать вдоль Дона на Калач-на-Дону, при этом окружить находящиеся в большой излучине Дона вражеские силы, а затем соединиться там перед форсированием реки и наступать далее на Сталинград.

Однако теперь неприятель даже приостановил свое собственное отступление через Дон, поскольку в середине июля Гитлер развернул преследовавший вражеские силы 40-й танковый корпус на юг. Этот маневр дал возможность русским остановить отход и даже подтянуть новые силы через Дон на позиции западнее. После этого можно было ожидать сражения под Калачом-на-Дону, для которого потребовались все имеющиеся в этом районе германские силы.

К этому времени возникли значительные трудности в снабжении 6-й армии, поскольку основная масса предназначенных для нее материалов, и прежде всего горючее, были развернуты и двигались в направлении Кавказа, который Гитлер теперь считал направлением главного удара. 6-я армия просто замерла на месте.

Поэтому русские 31 июля перешли в контрнаступление и даже смогли достичь поначалу определенных успехов. Но потом развернулось несколько крупных танковых боев, в которых 6-я армия с 7 августа по 11 августа одержала полную победу над русскими 1-й танковой армией и 62-й армией, причем последнюю она разбила в маневренной битве на просторной равнине.

Но лишь 21 августа 6-я армия смогла форсировать Дон, благодаря чему обороняющиеся снова выиграли бесценное время. 23 августа 14-й танковый корпус — с 16-й танковой дивизией на острие атаки — снова прорвал вражеский фронт и в тот же самый день вышел к поселку Рынок на берегу Волги севернее города. Здесь корпусу, опередившему на 40 километров собственную пехоту, пришлось терпеливо ждать восемь дней, пребывая в критическом положении, пока наступление 4-й танковой армии с юга не изменило ситуации и русские не были 31 августа оттеснены к городу.

Уже 30 июля Гитлер изменил свое решение относительно Кавказа, и 4-я танковая армия снова была придана группе армий «Б». В состав этой танковой армии входил 48-й танковый корпус (под командованием генерала Кемпфа с 14-й танковой дивизией, в которой оставалось только 24 танка, и 29-й моторизованной дивизией). Ранее входивший в состав армии 24-й танковый корпус с 23 июля был придан 6-й армии. 40-й танковый корпус танковой армии остался в составе группы армий «А». Моторизованная дивизия «Великая Германия» была затребована для переброски во Францию. Поэтому 4-й танковой армии были приданы один германский и один румынский армейские корпуса.

1 августа 4-й армейский корпус под командованием генерал-полковника Гота ударил с плацдарма южнее станицы Цимлянская вдоль железнодорожной линии Сальск — Сталинград в направлении Сталинграда с целью занять возвышенность у города Красноармейска[262], господствующую над течением Волги. 4-я танковая армия должна была образовать южную часть клещей группы армий «Б», посредством которых Сталинград должен был быть взят с юга и запада. 12 августа ей была придана еще 24-я танковая дивизия (под командованием генерала фон Хауеншильда), которая уже вела боевые действия севернее армии.

Наряду с недостатком горючего и контрударами русских 64-й и 51-й армий, затруднявших ее наступление, к 20 августа 4-я танковая армия все же продвинулась до станции Тингута, где она была вынуждена перейти к обороне. Для дальнейшего наступления ее сил уже было недостаточно.

Вынуждаемый к этому сложившейся ситуацией, Гот принял решение перестроить 48-й танковый корпус и приказать ему продвинуться через Абганерово, Плодовитое, Цаца, чтобы, обойдя значительно южнее 6-ю армию, все же атаковать Сталинград с запада и юго-запада совместно с 24-й танковой дивизией. 31 августа все три дивизии у населенного пункта Басаргино поддерживали южный фланг 6-й армии. Уже 1 сентября к ним присоединилась румынская 20-я дивизия. 3 сентября 48-й танковый корпус вышел на приволжские высоты у Воропоново на западной окраине Сталинграда. 10 сентября корпус захватил русские узлы сопротивления Ельшанка и Купоросное и, соединившись с 6-й армией, вышел на берег Волги южнее города.

Тем самым задача, поставленная штабом 4-й танковой армии, 15 сентября была выполнена.

Овладение всей территорией большого Сталинграда было исключительно задачей 6-й армии. Поэтому ей был придан 48-й танковый корпус.

Для этого совместно с 14-м танковым корпусом (генерала Хубе) было образовано шесть полноценных мобильных соединений для ведения уличных боев. Их дальнейшая судьба известна. Будь они рационально использованы в соответствии со своими возможностями, они могли бы позднее предотвратить русский прорыв через фронт союзнических армий на Дону и изменить судьбу Сталинграда или — еще больше — разбить вражеский натиск во встречном бою.

Боевая задача, поставленная теперь штабом 4-й танковой армии, состояла в том, чтобы совместно с 4-м армейским корпусом и румынским 6-м корпусом удерживать участок фронта от Сталинграда до Маныча, границы с группой армий «А». Северный фланг румын находился близ станции Тингута. На расстоянии 180 километров от нее приданная 16-я моторизованная дивизия в калмыцких степях под Элистой закрывала 300-километровый участок фронта до Астрахани от постоянных ударов вражеских сил. С 29 сентября по 9 октября 14-я танковая дивизия снова была временно придана 4-й танковой армии в качестве армейского резерва и «пожарной команды» в районе около поселка Плодовитое, чтобы затем окончательно быть задействованной в Сталинграде. Подобным же образом была использована в качестве армейского резерва и 29-я моторизованная дивизия в период с 29 сентября по 18 ноября, расположенная в степи примерно в 50 километрах южнее Сталинграда, которая после прорыва русских войск южнее города с 21 ноября снова вернулась в подчинение 6-й армии.

Ход сражений 4-й танковой армии и 6-й армии позволяет предположить, что еще во второй половине июля при целеустремленных действиях высшего командования и изначальной решимости провести операцию «Блау» как задумывалось Сталинград мог быть взят с незначительными потерями при условиях достаточного снабжения действующей армии. Но Гитлер упустил решающее время из-за своих позднейших «тесных котлов» в районе Миллерово и затем Ростова-на-Дону, а также отдал приказ развернуть снабжение в пользу необдуманной и поспешной кавказской операции. Это время было использовано обороняющимися [под Сталинградом] для подтягивания резервов и укрепления фронта. С высокой степенью вероятности можно предположить, что в ином случае исход сражения за город мог быть совершенно другим.

Похожие книги из библиотеки

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.