Ситуация у противника

Несмотря на все потери советской стороны, значительно превышавшие германские потери[283], государственному руко водству страны удалось снова мобилизовать человеческий потенциал в колоссальных масштабах и в значительной части восстановить военную экономику — несмотря на потерю весьма значимых в военно-экономическом отношении областей. Соединения, упомянутые в части II по состоянию на 15 августа 1942 года, судя по оперативным данным Генерального штаба сухопутных сил от 25 марта 1943 года, все же преувеличены.

Согласно тогдашним данным, имевшимся у немецкой стороны, в качестве оперативных резервов сухопутных войск по ту сторону фронта были приведены в состояние полной боевой готовности: 89 стрелковых дивизий, 55 стрелковых бригад, 16 кавалерийских дивизий, 124 танковые бригады, 55 танковых полков, 32 механизированные бригады.

Общие же силы русского фронта предположительно составляли 11 сухопутных групп армий («фронтов»), в которых были сосредоточены 62 армии, 3 танковые армии, 20 танковых корпусов, 8 механизированных корпусов и 7 кавалерийских корпусов, причем численность только 3 танковых корпусов могла предположительно считаться незначительной. Всю эту армаду поддерживали с воздуха 13 воздушных армий.

Штатная численность танков на этом этапе могла достигать 15 000 боевых машин, штатная численность оперативных резервов составляла около двух третей этого числа[284]. Таким образом, их штатная численность значительно превышала численность германских танковых частей. Поступление русских танков в войска в марте 1943 года составляло 1500 боевых машин, причем только 550 единиц из этого количества были поставлены странами — союзниками по антигерманской коалиции. Если сравнить численность ежемесячного поступления танков в войска и численность последних потерь, то можно понять, что при начале германского наступления в первых числах мая у нашей стороны еще имелись вполне реальные надежды на успех, даже учи тывая то, что объемы германского производства не были столь вы сокими.

Наряду со значительным численным превосходством русских сухопутных сил[285] следовало учитывать еще и развитие русских принципов боевого управления танковыми частями в смысле их приближения к германским оперативным взглядам, что было особенно опасно для будущего.

Этот оперативное совершенствование сопровождалось также соответствующими целесообразными организационными изменениями. Эти усилия русской стороны на фоне событий второго неудачно протекающего года войны также следовало учитывать.

В общем же германское главное командование сухопутных сил стало постоянно составлять себе на удивление точную картину своего активного противника, которого еще в марте и апреле 1943 года наряду с фронтовыми частями рассматривало как «разбитого». Относительно планов противника после окончания весенней распутицы царила полная неясность. Начнет ли он после восстановления передвижения (окончания периода распутицы) решительное наступление, ограничится ли военными действиями с локальными задачами или же не будет предпринимать никаких выступлений до зимы, чтобы лишь затем, полностью оснастив свои войска, попытаться взять инициативу в свои руки? По-видимому, главное командование сухопутных войск полагало менее вероятным вариант ответа русских на германское наступление контрударом из глубины страны, хотя они уже действовали подобным образом в ходе своей крупной зимней операции 1942/43 года, наступая от Дона до Северского Донца.

Похожие книги из библиотеки

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.