Подготовка «Цитадели»

Началась на основании оперативных приказов № 5 и 6 от 13 марта и от 15 апреля 1943 года, постоянных устных и письменных обменов мнениями, а также бесчисленных предложений, требований, оценок положения, проектов приказов и рекогносцировок местности и проводилась со всей возможной тщательностью. Она была отражена в документах Военно-исторического и исследовательского управления: «Операция «Цитадель» являет нам впечатляющую картину того громадного практического и теоретического объема работы, которая была проделана войсками и командованием для обеспечения успешного завершения этой операции».

Время начала наступления приобретало громадное значение для проведения всей операции. Как и перед началом кампаний против Польши и Франции, Гитлер многократно переносил начало выступления. Сдвиги эти порой положительно влияли на структурную и материальную реорганизацию войсковых частей, но приносили и оперативный вред, поскольку противник получал от этого значительные оперативные преимущества. Процесс этот можно было наблюдать во всех областях подготовки, прежде всего при возведении неприятелем полевых укреплений, которые требовались для обороны. Было также установлено, что Советский Союз поставляет на фронт ежемесячно около 2000 танков, что было несравненно больше запросов германского командования, которые не могла обеспечить промышленность рейха[286]. Кроме того, было необходимо снабжать также весь европейский фронт, а до мая 1943 года — и войска в Северной Африке.

Русские танковые войска только с апреля по начало июля получили около 6000 танков различных типов. В распоряжении же группы армий «Юг» на момент начала наступления имелось общим числом только 1137 боевых машин, из которых 762 танка были типов Pz III и Pz IV, 200 — типа Pz V («Пантера», которые лишь условно относились к новым разработкам) и 81 танк Pz VI («Тигр»), готовых принять бой[287].

Группа армий «Центр» должна была к 10 июня иметь 878 танков всех типов, что в общей сложности составляло 2000 боеспособных боевых машин[288].

Поскольку германская сторона знала об этом большом преимуществе русских, начало «Цитадели» следовало запланировать на как можно более ранний срок. 15 апреля Гитлер определил наступление на начало мая.

Фактически наступление можно было бы начать в этот срок, поскольку период распутицы уже заканчивался. С известными слабостями и недоработками в реорганизации можно было бы смириться, поскольку и неприятель был готов к обороне далеко не полностью.

Но уже 12 апреля группа армий «Центр» доложила главному командованию сухопутных сил об обнаруженных упущениях в своей боевой готовности и срочно ходатайствовала о переносе начала боевых действий на 15 мая как на самую раннюю дату. Поскольку за это время невозможно было осуществить никакого срочного усовершенствования, генерал-полковник Модель как командующий наступательной армией 27 апреля запросил у Гитлера дальнейшего переноса срока наступления.

Запрос этот был воспринят Гитлером благожелательно, поскольку соответствовал сути его представлений о высокой боевой ценности новых, недавно разработанных типов танков. Во время совещания 4 мая Гитлер пришел к выводу, что обрисованные Моделем трудности могут быть устранены только путем усиленного оснащения войск новыми типами танков «Пантера» и «Тигр», которые должны были появиться в войсках в июне месяце. Несмотря на возражения фельдмаршалов фон Манштейна и фон Клюге, вопреки мнению начальника Генерального штаба сухопутных сил Цейтцлера и начальника Генерального штаба военно-воздушных сил, Гитлер принял решение о переносе срока наступления сначала на 12 июня, а несколько дней спустя на 20 июня и, наконец, на 5 июля.

Основой для такого решения Гитлера послужили данные о новых формированиях, которые должны быть созданы до 31 мая (по два батальона «Пантер», «Фердинандов», «Тигров» и «Носорогов»[289]), и отчет министерства вооружений о выпуске танков.

В отчете министерства вооружений предусматривалось: выпуск в апреле 939, в мае 1140, в июне 1005 и в июле 1071 боевых бронированных машин всех типов, в том числе в апреле 1943 года — 46 «Тигров», в мае — 50 «Тигров» и 300 «Пантер», в июне 60 и в июле 63 «Тигров», а еще 85 «Фердинандов» в апреле и мае. Наконец, должно было быть также произведено в апреле 231 танк Pz IV, в мае 235 и в июне 255 боевых машин этого типа и поставлено в войска. Этими произведенными в перспективе боевыми машинами Гитлер распоряжался лично, хотя он, собственно, как глава государства, как главнокомандующий вооруженными силами на всех фронтах и как командующий сухопутными войсками на Восточном фронте должен был бы обсуждать важнейшие предложения с другими военачальниками и только после этого принимать самые ответственные решения.

Решение Гитлера передвинуть начало «Цитадели» с 5 мая на 12 июня 1943 года было принято им вопреки сомнениям и предложениям его военных советников и военачальников. При этом он переоценил ценность абсолютного числа чисто технических средств в ущерб военному искусству и опыту бойцов на фронте и командиров в штабах.

По всей видимости, он рассчитывал в большей мере заменить солдат боевыми машинами под названием «танки».

Однако это было совершенно неверное заключение. Мощь танка всегда была сосредоточена в значимости его экипажа, а также в его тесном взаимодействии со всеми другими родами и видами войск, взаимно дополняющими друг друга. 5 июня срок начала наступления снова был передвинут на 12 июня, поскольку опять возникли трудности с боевой готовностью танков, и, наконец, окончательно назначен на 5 июля. Тем временем со дня капитуляции в Тунисе прошло более семи недель. Согласно более ранним утверждениям Гитлера, западным союзникам СССР потребовалось бы восемь недель для того, чтобы перебросить свои войска на Сицилию. Срок этот истекал в самом ближайшем будущем.

Похожие книги из библиотеки

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.