Возможности другого исхода

В «Оперативном приказе № 5» от 13 марта 1943 года упоминалась необходимость «прописать противнику «закон действия». С этим утверждением в тот момент все были согласны. Фельдмаршал фон Манштейн даже много раз предлагал Гитлеру нанести удар из глубины тыла, но Гитлер это предложение отклонил. 1 июля, возвращаясь к этой теме, Гитлер снова заявил, что «долгое ожидание обессиливает, а порой даже связывает… Наконец, потери делают войска небоеспособными. Было бы куда лучше самим проявить инициативу и начать наступление». Это заявление было просто удивительным, если вспомнить про время ожидания с апреля по июль.

Фон Манштейн полагал, что «у Гитлера отсутствует отвага или вера в свое воинское искусство или своих генера лов». В любом случае предложение фон Манштейна было отвергнуто, поскольку, согласно тогдашним воззрениям Гитлера, обладание излучиной Северского Донца было необходимо для ведения войны и никоим образом не должно было быть связано с маневренным ведением военных действий. Возможно, Гитлер в отношении этого последнего утверждения — с военно-экономической точки зрения — и не был не прав; но не существовало ли других возможностей удержать инициативу за собой или снова захватить ее?

Наступление из района Харькова в юго-восточном направлении на Купянск напрашивалось само собой; оно бы значительно укрепило положение в излучине Северского Донца и могло создать угрозу глубокому флангу русской обороны на Курской дуге. Возможности такого наступления были обстоятельно изучены всеми задействованными командными структурами. Наконец сошлись на том, что коль скоро операция «Цитадель» уже спланирована, то на вторую операцию, пусть несколько меньшего масштаба, сил уже недостаточно. При этом, оглядываясь назад, следовало принимать во внимание, что тогда все операции планировались по времени на конец апреля или же на 3 мая. Перенос Гитлером времени их начала до 5 июля менял все оперативные предпосылки, которые существовали на момент первого принятия решения о проведении операции «Цитадель» в марте. Вообще же «Цитадель» представляет собой образцовый отрицательный пример того, как вполне годный оперативный замысел был превращен в свою полную противоположность, поскольку высшее командование не видело изменения предпосылок или не желало их замечать, хотя постоянно получало информацию об этом.

К другой возможности можно было бы отнести мнение автора книги, состоявшее в том, чтобы отойти с позиции «Хаген», с линии Комаричи — Брянск — Киров[299], а затем обойти преследующих русских, охватить их в движении танковыми дивизиями и уничтожить. Другими преимуществами такого варианта были бы следующие моменты: выпрямление и при этом сокращение фронта, значительное накопление сил для формирования резервов, исключение оперативной угрозы южному флангу 2-й танковой армии, исходящей из Курского выступа фронта, и, наконец, устранение занятого крупными силами противника обширного партизанского района, ставшего практически линией нового фронта. Хорошим примером такой передислокации в тыл стало «попятное движение» южнее Ржева с 1 по 16 марта 1943 года. При этом длина линия фронта была сокращена на 230 километров и высвобождена 21 дивизия, что наряду с другими мероприятиями, и главным образом высвобождением штаба 9-й армии для действий на северном фланге наступления, сделало возможным проведение операции «Цитадель».

Предложение о досрочном отходе из района Орловского выступа фронта, очевидно, не могло быть сделано после того, как только что с громадными усилиями было преодолено сопротивление Гитлера отводу войск от Демянска, Ржева и Вязьмы.

Но самым целесообразным представляется предложение штаба командования вермахтом (Йодля и Варлимонта) Гитлеру от 18 июня «до прояснения общей ситуации воздержаться от «Цитадели» и вместо нее на востоке, а также и на родине создать сильный оперативный резерв высшего командования». Это предложение соответствовало взглядам фон Манштейна об организации наступления из глубокого тыла. Но уже в тот же день Гитлер отклонил это предложение своего собственного штаба и утвердил срок начала «Цитадели» на 3-е, а затем на 5 июля.

На этом следует завершить главу о «Цитадели». Она осталась трагической главой в истории танковых войск. Задача, которую было необходимо свершить в ходе этой операции, превосходила имевшиеся в распоряжении силы, которые неправильно оценил не только Верховный главнокомандующий, но и часть его советников.

Похожие книги из библиотеки

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.