Гудериан приходит в 1929 году к идее оперативных танковых частей

Если мы теперь обратимся к изысканиям о том, каковым было значение деятельности Гудериана в те годы для развития танковых войск, то мы непременно наткнемся на замечание Драгомирова[36], который в 1866 году вспоминал о графе Мольтке: «Он, однако, относился к числу тех крупных и редких деятелей, которые глубокие теоретические знания быстро дополняли практикой».

Во время своей преподавательской деятельности в штабе 2-й дивизии Гудериан получил возможность подробно изучить кампанию Наполеона 1806 года[37] и действия германской и французской кавалерии осенью 1914 года и вынести из этого знания свои собственные выводы. Это знание было чрезвычайно интересно для приверженца мобильной тактики войск и укрепило Гудериана в его решении использовать как тактическую, так и оперативную мобильность воинских частей и соединений и их скорость передвижения в полной мере, в том числе и для находящихся в обороне сухопутных войск, чтобы многократно увеличивать их возможность пополнения и взаимодействия.

Когда в управлении личного состава (Генерального штаба) военного министерства стали искать компетентного специалиста для создания инструкции «Транспортировка личного состава на грузовых автомобилях», то для выполнения этой задачи была предложена кандидатура именно Гудериана, и с 1 октября 1927 года он был переведен туда в возрасте 39 лет с повышением в звании до майора службы Генерального штаба.

С октября 1928 года, наряду со своей работой в военном министерстве, Гудериан провел несколько учебных занятий для сотрудников учебного штаба грузового транспорта, подчиненного подполковнику Штоттмайстеру и расположенного в районе Берлина Моабит. Учебные занятия были посвящены тактике танковых войск, хотя сам Гудериан до сих пор никогда не видел ни одного «танка». Тем временем в мире появилась масса специальной литературы, изданной за границей, которая была посвящена применению танков в 1917–1918 годах и их дальнейшему техническому развитию после Первой мировой войны. Германские публикации и занимаемое им место в военном министерстве также облегчили Гудериану выполнение этой непростой задачи. «Временные английские инструкции по бронированным транспортным средствам» от 1927 года в течение долгих лет служили практически официальным руководством для планирования развития германского танкостроения. Их «ввоз в Германию» никоим образом не был запрещен статьей 171 Версальского договора.

Практические учебные маневры были проведены совместно с 3-м (Шпандауским) батальоном 9-го пехотного полка с использованием моторизованных жестяных макетов танков, что позволило сделать определенные выводы в условиях применения танков и отражения их атаки. Адъютантом этого батальона был тогдашний обер-лейтенант Вальтер Венк, в будущем много раз испытанный в боях офицер штаба и генерал танковых войск. Командиром же этого батальона был подполковник Эрнст Буш[38].

Согласно приказу, полученному им в 1929 году, Гудериан провел четыре недели в Швеции, где был обнаружен оставшийся после Первой мировой войны последний германский танк Lk II. Эта командировка в значительной степени содействовала силе воображения Гудериана. Гораздо позднее, согласно такому же приказу, он вместе с автором данной книги посетил итальянские танковые войска, carri armati.

В этом году Гудериан осознал, что танк сам по себе или во взаимодействии только с пехотой никогда не будет играть решающую роль на поле боя. «Изучение военной истории, маневры в Англии (в 1927 и 1928 годах) и опыт, полученный в ходе маневров с нашими макетами, укрепили меня во мнении, что танки только тогда могут стать определяющей боевой мощью, когда другие рода войск, на помощь которых они всегда могут опереться, смогли бы действовать совместно с ними, имея ту же скорость и проходимость на местности. Танки в этом оркестре со всеми другими родами и видами войск играли бы первую скрипку, при этом все остальные должны были бы равняться по танкам. Поэтому отнюдь не следует насыщать танками пехотные дивизии, наоборот, следует формировать танковые дивизии, в которых присутствовали бы и все другие рода войск, которые бы оказывали танками помощь для их полноценной борьбы».

Эти строки содержат самую суть доктрины Гудериана об искусстве применения танков в современных сухопутных войсках. Эта доктрина, которой пришлось пробивать себе дорогу сквозь необычно упорное сопротивление высших и средних военачальников, принесла ожидаемый успех в ходе Второй мировой войны. Эта современная доктрина вошла в соприкосновение с традиционной обороной противника в 1939–1941 годах, и организаторы этой обороны были ошеломлены. Германские танковые войска, несмотря на значительное численное, а порой и техническое преобладание противника, достигли таких успехов, на которые мало кто рассчитывал даже с германской стороны, а кое-кто откровенно сомневался.

Позднее создателя германских танковых войск при случае упрекали в том, что он не уделял внимания беззащитной пехоте. Упрек этот по многим причинам совершенно безоснователен.

Гудериану, как старому пехотинцу, было известно, что моральное состояние пехотинца во время современного боя необходимо поддерживать особыми боевыми средствами, чтобы не предъявлять к нему завышенных требований.

Существовало понимание, что помочь пехотинцу и снять с него часть тяжести боя можно, лишь нанеся противнику удар сосредоточенными танковыми силами на решающем участке.

Лутц и Гудериан в рамках своих должностных обязанностей создали труд под названием «Противотанковое оружие», которого в те времена не существовало ни в одной из армий мира. То, что практического значения их противотанковые мысли в позднейшем не имели, не было виной организаторов, но техников, которые их указания не восприняли.

За разработку и дальнейшее развитие оружия поддержки пехоты (в соответствии с мыслями этого труда впоследствии возникли проверенные в боях штурмовые орудия) ответственность несут инспекции пехоты и артиллерии. Для развития этого рода оружия много сделал будущий фельдмаршал Эрих фон Манштейн. К сожалению, самому Гудериану не удалось никак повлиять на производство и насыщение армии этим оружием поддержки пехоты.

Исходя из своей точки зрения на ситуацию, Лутц и Гудериан должны были требовать, чтобы новый вид вооружения, танк, не использовался нескоординированно и не распылялся по мелочам, коль скоро танки выпускались в столь незначительных количествах, что их недоставало даже для танковых дивизий, не говоря уже о пехотных.

Это ограничение выпуска боевых машин шло от незначительности тогдашних производственных мощностей и скудости финансовых средств.

Похожие книги из библиотеки

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.