Генерал Людвиг Бек

Подобные трудности усилились, когда Людвиг Бек 1.10.1933 занял пост начальника Войскового управления[49]. Солдат до мозга костей, которого Гудериан описывает как умного офицера Генерального штаба старой школы, «который, однако, не разбирался в современной технике», Бек отклонял все глубоко проработанные, далекоидущие планы создания танковых войск как нового рода войск и вместе с тем формирование танковых дивизий. Он рассматривал танк по образу и подобию французской армии, в которой танки действовали лишь служа всего лишь вспомогательным оружием для пехоты и кавалерии. Совершенно по нятно, что пропасть между этими двумя людьми только углублялась, тем более что Бек, совершенно естественно, окружал себя сотрудниками, которые разделяли его взгляды. Гудериан считал, что он находится в «Генеральном штабе, стоя прямо перед стеной реакции в безнадежном положении». Автор книги, будучи в те годы ближайшим сотрудником Гудериана, испытывал подобные же чувства, хотя нужно выслушать каждую из сторон, чтобы воздать им должное. Для этого сошлемся на исключительно объективную книгу, написанную Вольфгангом Фёрстером, — «Генерал-полковник Людвиг Бек». Бек отклонял создание «по словам Гудериана, нового, опе ративно применяемого оружия нападения», поскольку «он усматривал в нем угрозу извращения всякого смысла и цели оружия», которое должно «было служить исключительно повышению обороноспособности Германии».

Примерно такую же точку зрения высказывают авторы послевоенной литературы, наряду с Вольфгангом Фёрстером среди прочих упомянем также и Герхарда Риттера. Последний задается вопросом, не потому ли Бек всячески препятствовал созданию оперативных танковых войск, что уже давно понял агрессивную политику Гитлера и не хотел давать ему инструмент для ее осуществления.

Хубертус Сенф в своем обстоятельном исследовании по этому вопросу занимает следующую позицию. На основании появившихся недавно в его распоряжении документов и материалов он приходит к выводу, что весьма сомнительно, чтобы начальник Генерального штаба сухопутных сил уже в 1937 году, тем более в решающие годы создания сухопутных сил между 1933 и 1936 годами, «мог иметь полную ясность о связанных с этим политических целях. Лишь с началом новой фазы германской политики в 1937 году, — пишет Сенф, — вермахт, который до этого пребывал в простительном неведении относительно завоевательных планов Гитлера, получил указание готовиться к войне. Одновременно с этим и началась решительная оппозиция Бека планам Гитлера. Первое решение о порядке и величине танковых войск в составе германских сухопутных сил, — продолжает свое по вествование Сенф, — было принято уже вместе с планами комплектования на 1935 год, которые предусматривали формирование от 1 до 3 танковых дивизий. Поэтому ошибочно и должно рассматриваться как противоречащая историческим исследованием легенда то, что Бек из политико-этической дальновидности стал бы отказываться от быстрого формирования танковых войск в составе вермахта в требуемом объеме и тем самым не предоставил бы Гитлеру необходимый военный инструмент для проведения его политики. Граница между наступательным и оборонительным оружием даже в наши времена исчезающе минимальна. При этом даже в ходе обороны, проводимой маневренным образом, сухопутная армия должна располагать всем, что необходимо для отражения нападения. Хотеть отказаться от этого по политическим причинам значило бы не достигнуть необходимой надежности против нападения извне».

В этом случае, исходя из знания тогдашней действительности, можно только согласиться с Сенфом. Но из этого проистекала и вполне ясная задача политического руководства Германии, которая 1 февраля 1934 года была поставлена рейхсканцлером Гитлером перед новым командующим сухопутными силами генералом артиллерии Вернером фрайхерром (бароном) фон Фричем: «Создайте сухопутную армию максимально возможной мощи с внутренней закрытостью и единством при идеальном уровне боевой подготовки!»

За генерала Бека заступился тогдашний начальник организационного управления военного министерства подполковник службы Генерального штаба Отто Штапф. Он писал Вольфгангу Фёрстеру: «Первые организационные проработки относительно создания танковых дивизий и легких дивизий были представлены зимой 1934/35 года войсковым ведомством военному министру фон Бломбергу. Инициатива создания моторизованных пехотных дивизий и отдельных танковых бригад для непосредственного взаимодействия с пехотой исходила от Генерального штаба…» Суть дела при таком изложении точки зрения состоит в том, что Гудериан из этих четырех проектов отклонил три последних в этой форме как нецелесообразные, в чем он, как показало время, был прав.

Эти высказывания примиряюще комментирует будущий фельдмаршал Эрих фон Манштейн, который с 1935 и до конца февраля 1938 года был начальником боевой подготовки и оберквартирмейстером в Войсковом управлении (Генеральный штаб): «…Невозможно оспаривать, что между Беком и Гудерианом существовали значительные противоречия. Эти два офицера были совершенно противоположными натурами… Но не следует закрывать глаза на то, что Гудериан занимался только своими танковыми войсками, тогда как перед Беком стояла куда более высокая и сложная задача — думать и проводить в жизнь создание целой армии…»

Скептическое отношение, которое питал Бек по отношению к планам Гудериана создать отдельные оперативные танковых части и соединения, Хубертус Сенф обосновывает в своей работе следующим образом: «Хотя он (Бек) вполне представлял себе значение техники для ведения будущих военных действий, этот вопрос стоял для него отнюдь не на первом месте: не отдельные танковые части или танки для поддержки пехоты, но необходимость повышения ударной силы или обороноспособности всей сухопутной армии путем равномерного распределения танков. Только таким путем можно понять его требование о формировании возможно большего числа танковых батальонов». Наконец Сенф замечает: «Тем не менее начальник Генерального штаба определенные консервативные мысли не высказывал, поскольку в его понимании те планы, которые вытекали из технического прогресса, следовало принимать только в определенных объемах, поскольку нельзя было допустить исчерпание всех возможностей для поставок в армию. К этому относилось, прежде всего, понимание того, что самостоятельные танковые войска представляют собой ценность куда большую, чем просто новый вид оружия поддержки».

Сам Бек в своих вышедших в 1938 году «Основных размышлениях о Германии в грядущей войне» высказывается по теме «Танки»: «Вопрос о том, смогут ли на определенных направлениях танки и авиация ускорить темп наступательных действий… лежит во тьме будущего… Так называемые защитники прогресса вне всякого сомнения могут ссылаться на эти факторы, прежде всего на повысившуюся моторизованность войск, на танковые войска и военно-воздушные силы. Но лишь военная действительность покажет, соответствуют ли они в полном объеме возлагаемым на них ожиданиям…»

Подобным же образом размышляло тогда и командование французской сухопутной армии.

Похожие книги из библиотеки

Огнестрельное оружие XIX-XX веков. От митральезы до «Большой Берты»

Труд Джека Коггинса посвящен развитию военного дела ведущих мировых держав: Германии. Великобритании, Франции и России. В книге говорится о применении боевого вооружения во время Франко-прусского, Русско-японского, Крымского и других масштабных вооруженных конфликтов. Большое внимание уделено Первой мировой войне как катализатору кардинальных изменений в вооруженных силах Европы.

Коггинс определяет важнейшие этапы формирования тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о роли авиации, артиллерии и разновидностях оружия второй половины XIX и первой половины XX века.

Оружие великих держав. От копья до атомной бомбы

Книга Джека Коггинса посвящена истории становления военного дела великих держав – США, Японии, Китая, – а также Монголии, Индии, африканских народов – эфиопов, зулусов – начиная с древних времен и завершая XX веком. Автор ставит акцент на исторической обусловленности появления оружия: от монгольского лука и самурайского меча до американского карабина Спенсера, гранатомета и межконтинентальной ракеты.

Коггинс определяет важнейшие этапы эволюции развития оружия каждой из стран, оказавшие значительное влияние на формирование тактических и стратегических принципов ведения боевых действий, рассказывает о разновидностях оружия и амуниции.

Книга представляет интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей и впечатляет широтой обзора.

Эволюция вооружения Европы. От викингов до Наполеоновских войн

Книга известного ученого Джека Коггинса представляет подробнейший обзор эволюции вооружения Европы. Исследование включает историю развития оружия, обмундирования и классификацию военных чинов, характерных для ведущих мировых держав. Применение различных видов оружия рассматривается на примере ведения боя у викингов, испанцев, британцев, шведов и французов.

Перед читателем возникает целостная картина развития военного дела Европы, важным этапом которого стало появление огнестрельного оружия.