Заряжающий

Основными функциями заряжающего были содержание орудия и спаренного с ней пулемета в рабочем состоянии и их заряжание. Рабочее место заряжающего располагалось слева от казенной части пушки, напротив наводчика, и, как и у большинства его коллег по амплуа, в его распоряжении было больше пространства, чем у любого другого члена экипажа, в основном из-за того, что он должен был доставать до боеприпасов, сложенных по всей центральной части танка. Боеприпасы в кранцах первых выстрелов в ранних версиях танков со сварным корпусом включали в себя восемь выстрелов, лежащих на полу платформы башни, еще двенадцать выстрелов стояли вертикально позади радиостанции SCR 508, в отсеке башни. Еще 47 выстрелов были сложены в трех ящиках в спонсонах. Остальные 30 выстрелов находились в ящике под полом платформы башни позади люка для покидания танка, расположенного в днище. Боекомплект танка состоял из 97 выстрелов. Патроны 7,62-мм пулемета хранились в лентах в патронных ящиках, разложенных буквально по всему танку, так же, как боеприпасы к крупнокалиберному пулемету М2, если танк был им вооружен. Патроны калибра 0.45 (11,43 мм) к пистолетам-пулеметам хранились в магазинах, прикрепленных сзади к крыше башни над радиостанцией. Ящик с ручными гранатами находился под сиденьем наводчика. Способы загрузки и хранения выстрелов для пушки различались. М4 с литым корпусом имели в боекомплекте на 7 выстрелов больше, чем танки со сварными корпусами. М4А3 с 75-мм пушкой с «мокрым» способом хранения боеприпасов имели боезапас на 7 выстрелов больше. Танки с 76-мм пушками (все были оборудованы отсеками для «мокрого» хранения боеприпасов) имели боекомплект 71 выстрел, танки с 105-мм гаубицами – 66 выстрелов. Британские танки модификации «Файерфлай» имели боекомплект из 77 или 78 17-фунтовых выстрелов, скомпонованных совершенно другим способом – в готовых кранцах по пять выстрелов на полу башни, 14 выстрелов – там, где в других версиях М4 находится место стрелка – помощника механика- водителя, 58 или 59 – в трех нишах под платформой башни. Использовались снаряды разных типов – бронебойные, фугасные и дымовые для 75-мм и 76-мм пушек; фугасные, противотанковые кумулятивные и дымовые для 105-мм пушек. Это зависело от условий и типа боевых действий, а также от эффективности деятельности тыловых служб, занятых доставкой боеприпасов в передовые части.

Пятая версия танка М4А3 представляла собой танк поддержки пехоты, вооруженный 105-мм гаубицей. С мая 1944 по июнь 1945 гг. было построено 3039 танков. Изображенный на снимке танк входил в первую партию.

Пятая версия танка М4А3 представляла собой танк поддержки пехоты, вооруженный 105-мм гаубицей. С мая 1944 по июнь 1945 гг. было построено 3039 танков. Изображенный на снимке танк входил в первую партию.

Казенные части пушек были расположены таким образом, что их блоки двигались в горизонтальной плоскости. Это несколько облегчало работу заряжающего. И тем не менее его работа была очень тяжела – 75-мм снаряд с бронебойным наконечником весил почти 9 кг, такой же снаряд для 76-мм пушки – почти 11,5 кг, а снаряд 17-фунтовой пушки – более 17 кг. Фугасный снаряд 105-мм гаубицы был еще тяжелее – его вес превышал 19 кг. Заряжающий отвечал также за работу миномета, который устанавливали в левой передней части крыши башни под фиксированным углом 35 градусов. Вести стрельбу из миномета можно было на расстояние 32,68 или 137 м. Дальность стрельбы на более короткие расстояния регулировалась с помощью отвода части газа. Миномет предназначался в первую очередь для постановки дымовой завесы, но в принципе мог вести стрельбу любыми двухдюймовыми минами. Заряжающий имел в своем распоряжении наводимый перископ Мб. На танках некоторых версий в левом борту башни находилась амбразура для стрельбы из пистолета и метания гранат (это вызывало ожесточенные споры – некоторые считали эту амбразуру жизненно важной, другие утверждали, что она нарушает целостность брони. Вероятно, правы были и те, и другие. Но никто не мог отрицать полезности амбразуры в ближнем бою, когда вражеские минеры могли приблизиться к танку и относительно безнаказанно задожить подрывной заряд. От амбразуры неоднократно отказывались, но потом возвращались к ее применению. Предлагались и испытывались и другие средства защиты танков от пехоты в ближнем бою. См. ниже).

Командир танка располагался позади наводчика и немного выше его (когда башенный люк был закрыт) на поднимающемся сиденье (таком же, как у механика- водителя и его помощника), поэтому он мог высовывать из люка голову и верхнюю часть туловища. Командир мог использовать два диоптра, один – в передней части башни, рядом с перископом наводчика, второй – на крышке люка перед своим собственным перископом, через который он мог наводить их на цель (устройство было модифицировано на более поздних вариантах танков. Два диоптра расположили вместе в передней части башни, командир теперь мог пользоваться ими через перископ или непосредственно). Командир танка мог также сам поворачивать башню и таким образом осуществлять грубую наводку орудия на цель. Точную наводку осуществлял наводчик

Почти все танки М4А4 «Шерман» (в период с июля 1942 по сентябрь 1943 г.) получила британская армия.

Почти все танки М4А4 «Шерман» (в период с июля 1942 по сентябрь 1943 г.) получила британская армия.

Британцы присвоили им обозначение «Шерман V».

Похожие книги из библиотеки

«Дирежаблестрой» на Долгопрудной: 1934-й, один год из жизни

Эта книга об уникальном советском предприятии, занимавшемся производством дирижаблей. 1934-й год выбран автором не случайно. В недолгой летописи «Дирижаблестроя» он наполнен рядом примечательных событий – успехами и неудачами в деле постройки дирижаблей, важными вехами истории будущего города Долгопрудного. Автор рассказывает не только о конструировании, производстве и испытаниях летательных аппаратов, но и описывает общественную, бытовую жизнь предприятия и посёлка на базе статей из местной газеты «Советский дирижаблист», которая начала выходить в январе 1934 г. Таким образом, книга эта – не просто повествование о недолгой, но романтической эпохе дирижаблестроения, но и уникальный срез повседневной жизни того времени.

Линейные корабли “Гельголанд”, “Остфрисланд”, "Ольденбург" и "Тюринген" . 1907-1921 гг.

В Германии департамент проектирования морского ведомства во главе с вице-адмиралом Эйкштедом оказался вполне готов к разработке нового проекта дредноута. В качестве базовой приняли первую серию типа “Нассау”. Как таковая, вторая серии типа “Гельголанд” не являлись чем-то особенным в сравнении с первой, представляя собой её последовательное и планомерное развитие. Но, тем не менее, с технической точки зрения эти проекты кораблей несколько различны. И в первую очередь эти различия, помимо большей величины корпуса, вызваны иным расположением энергетической установки. Другим важным отличительным признаком стало существенное изменение весовых нагрузок из-за перехода на новый, более крупный калибр главной артиллерии. Проектные работы велись без задержек и в период 1907-08 гг. конструкторы департамента разработали окончательный проект дредноута второй серии, что явилось следующим логическим шагом развития дредноутов типа “Нассау”.

Ту-2 Часть 1

Осенью 1939 года коллектив ЦКБ-29 начал работу над новым самолетом. Это был проект «ФБ» (фронтовой бомбардировщик), или «проект 58». Работа велась в обстановке повышенной секретности. Когда проект был в целом готов, его каким-то образом представили Сталину. У Берии не оставалось выбора, как только согласиться на продолжение работы.

Тяжёлый танк Т-10

Тяжёлый танк Т-10, по сравнению со своим ровесником – средним танком Т-54, известным всему миру, долгое время был окутан тайной секретности. Всего лишь раз ему удалось выбраться за рубеж – в Чехословакию в 1968 г. в составе войск стран Организации Варшавского Договора. И с тех пор Т-10 привлекал самое пристальное внимание натовских генералов, полагавших, что за «железным занавесом» скрывается восьмитысячный кулак танков прорыва. Т-10 стал последним в ряду советских тяжёлых серийных танков. Его производство было прекращено в 1965 г. Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь И.В. Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 г., будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но, в конце концов, был принят на вооружение под нейтральным обозначением Т-10.