Глав: 8 | Статей: 10
Оглавление
Настоящее издание посвящено истории «тяжелого танка военною времени», носившего имя «Вождя всех народов». Несмотря па то, что танк не относится к числу малоизвестных, отечественные авторы не балуют его своим вниманием. Предлагаемый вашему вниманию альбом содержит краткую историю создания этого танка, написанную на основе изучения документов Наркомата танковой промышленности. Наркомата вооружений, Челябинского Кировского завода, а также Музея Артиллерии, Инженерных войск и войск Связи, Музея Бронетанкового вооружения и техники, НИИ-48 и Главного Бронетанкового Управления.

Развитие

Развитие

Но продекларированное напало серийного производства еще не означало, что в сентябре 1943 г. новые танки уже пошли в бой. Трудности производственно-технологическою характера задержали отгрузку машин армии до середины ноября 1943 г. Танк ждали, на него возлагали большие надежды, которым (увы!) не суждено было сбыться. Первые же фронтовые испытания КВ-85 и ИС-85 показали, что тяжелым танкам часто приходилось отвлекаться от своей главной задачи - взламывания вражеской обороны на борьбу с немецкими танками, а в ней они не могли особо похвастать своими победами.

Против тяжелых танков, и особенно - штурмовых орудий «Артштурм-2» (StuG 40) эффективно воспользоваться своим 85-мм орудием танки могли только с дистанции не более 400- 600 м, когда их броня уже не являлась преградой для бронебойных (и особенно - подкалиберных) снарядов пушек «Тигров», «Пантер» и штурмовых орудий. Самоходные же установки «Фердинанд» и «Насхорн» могли поражать новый советский танк с дистанции 2000 м и более. Даже самая массовая немецкая противотанковая пушка того времени — РаК 40, успешно расправлялась с ИС, ведя огонь с дистанции 500-800 м по бортам и башне танка. В данных условиях на первое место выдвигалось требование — вооружить танк ИС мощной артсистемой, чего неоднократно от НКВ требовал ГОКО.

Сразу после неудачи с возобновлением производства 107-мм танковой пушки ЗИС-6, ЦАКБ под руководством В.Грабина, решило вести разработку аналогичного изделия, но уже на основе баллистики 100-мм морского орудия В-34, снарядов к которому имелось с избытком.



Боковая проекция ИС-85 выпуска января 1944 г. 

Положение облегчалось тем, что полевая 100-мм пушка С-3 уже была в работе. На основании некоторых документов можно сделать предположение, что 100-мм танковое орудие было изготовлено и прошло первый отстрел уже в сентябре-октябре 1943 г. Скорее всего это была перестволенная на калибр 100-мм опытная пушка ЗИС-6, об изготовлении которой В.Грабин докладывал Э.Сатэлю 10 октября, но до февраля 1944 г. 100- мм пушку на танк устанавливать не собирались.

Автором идеи вооружения танка ИС орудием калибра 122- мм выступил лично Ж.Я.Котин. Еще в начале августа 1943 г., он, изучая итоги Курской битвы, обратил внимание на то, что единственной артсистемой, успешно расправлявшейся с немецкими «Тиграми» на всех дистанциях, была 122-мм корпусная пушка А-19. Зенитные же 85-мм орудия, баллистика которых была взята за основу при создании Д-5 Г, стоявшей на КВ-85 и ИС-85, оказались малоэффективными при ведении огня против лобовой брони « Тигров» с дистанции далее 600 м, а на малых дистанциях очень незначительно отличались в бронепробиваемости от 76-мм пушек ведущих огонь снарядами БР-350Б (и тем более БР-350П). Примерно 10 августа 1943 г. он выслал на завод № 9 НКВ письмо с просьбой рассмотреть возможность установки в башню танка ИС 122-мм орудия А-19. Руководство завода и его артиллерийского КБ ответили, что разработанные и испытанные ими на пушке Д-5 и гаубице М-30 универсальные противооткатные устройства позволяют установить в единой люльке все типы имеющихся полевых орудий, кроме 152-мм пушки-гаубицы МЛ 20 и предложили Ж.Я.Котину эскизные проекты установки в танковой башне 122-мм пушки А-19 и 152-мм гаубицы М-10. Правда, эти решения были возможны только при условии введения в конструкцию орудий дульного тормоза.

Вариант танка ИС со 122-мм пушкой А-19 очень понравился наркому танковой промышленности В.Малышеву, но военные резко запротестовали против дульного тормоза, считая, что его применение будет сильно демаскировать танк при выстрелах, а также не позволит пехотному десанту вести бой, находясь на броне боевой машины. Впоследствии боевой опыт подтвердил их правоту, но иного решения в то время не было — нужна была мощная танковая пушка. Решением НКВ заводу № 9 предписывалось провести срочное изготовление танкового варианта орудия А-19 с поршневым затвором и предъявить его к 11 ноября 1943 г.

Последовавшее вскоре заседание ГКО решало судьбу вооружения танка ИС. Голоса присутствовавших разделились. Одни отстаивали 100-мм пушку с унитарными боеприпасами, другие — мощную 122-мм корпусную пушку, которая сможет «одним ударом» выводить из строя не только танки, но и бетонные ДОТы. На вооружение рекомендовали последнюю, предписав установить ее первый вариант в танк ИС и испытать стрельбой к 27 ноября 1943 г. Одновременно приказывалось оснастить это орудие клиновым полуавтоматическим затвором и начать его валовый выпуск с 1944 г. Для 100-мм пушки конструкции ЦАКБ, изготовление которой также разрешили в опытном порядке, предписывалось изготовить механизм облегчения заряжания во время движения танка (согласно «Истории артиллерийского производства завода № 9 в годы Великой Отечественной войны»).





24-26 Опытный танк ИС-122 (Объект 240), вооруженный 122-мм орудием Д-25 (А-19 танковая) во дворе Челябинского Кировского завода. Осень 1943 г.

Первый образец 122-мм танковой пушки, еще называвшейся А-19 танковая (или Д-2 танковая), с поршневым затвором, был готов 12 ноября 1943 г и вскоре поступил на испытания. Новая пушка представляла собой опытную полевую 122-мм пушку Д-2, установленную в люльку 85-мм пушки Д-5 (диаметр люльки Д-5 полностью соответствовал диаметру люльки Д-2). Перекочевал на танк с орудия Д-2 № 2 и опытный Т-образный дульный тормоз завода № 9 (считалось, что такая форма дульною тормоза значительно уменьшит демаскирующий эффект при выстрелах за счет направления тормозящих струй газов параллельно земле).

Государственные испытания танка ИС-122 (объект 240) были проведены спешным образом и показали удовлетворительный результат. Правда, не обошлось без Ч П. Во время первого же выстрела литой Т-образный дульный тормоз пушки разорвало и разлетевшимися осколками едва не задело присутствовавшего здесь К. Ворошилова. После этого дульный тормоз был заменен на другой - немецкого типа (его конструкция в известной степени была заимствована от дульного тормоза немецких 88-мм пушек и 105-мм гаубиц), с которым орудие пошло в массовое производство. Интересно, что описывая ход испытаний орудия стрельбой на бронепробиваемость, разные авторы никак не могут договориться о типе немецкого танка, по которому велась стрельба. Одни уверяют, что огонь велся с дистанции 1500 м по танку «Пантера», другие ставят туда же «Тигр», иногда отодвигая цель на 2000 м но результат во всех случаях одинаков: «... снаряд пробил лобовую броню и. ударив в кормовой лист, вырвал его по сварным швам и отбросил назад на расстояние 5 метров... » (некоторые смело отбрасывают кормовой лист на 15 метров). Эта версия пошла от описания «Истории танкостроении на Кировском заводе», немного приукрашенной впоследствии. На указанных испытаниях (отчет полигона № 314 от 21 ноября) огонь велся по пустому уже расстрелянному и неоднократно горевшему корпусу танка «Пантера», причем 122-мм тупоголовый снаряд пробил бортовую броню развернутой вправо башни и, угодив на противоположном борту в район сварного шва, оторвал его по сварке и сбросил на землю. Обстрел же по комплектным образцам трофейных танков из серийного ИС-122 производился на артполигоне УЗТМ в январе 1944 г. и показал, что лобовую броню танка «Пантера» штатные остроголовый и тупоголовый 122-мм снаряды способны пробить лишь с расстояния 600-700 м, и только улучшенный остроголовый бронебойно — трассирующий снаряд с разрывной каморой (изготовленный по чертежу № 2-2868 А1) поражал ее с 1200-1400 м (но на вооружение этот снаряд принят еще не был). Правда, в случае обстрела «Пантеры» осколочно-фугасными гранатами, получались куда более интересные результаты. заключавшиеся в растрескивании сварных швов и полном отходе лобового листа из предназначенного ему места. «Тигр» оказался несколько более слабым — его лоб свободно пробивался штатным тупоголовым снарядом с 1200 м, а остроголовым улучшенным — с 1800 м, но с таких расстояний вести прицельную стрельбу из ИС могли только хорошо подготовленные экипажи, так как качество оптического стекла прицелов было недостаточным. К тому же взметавшееся с земли во время первого выстрела облако пыли (снега, воды из луж), полностью закрывало цель на 5-30 с, иногда совершенно загрязняя объектив прицела. Это было следствием применения дульного тормоза и потребовало оснастить объектив прицела специальной блендой




Опытный танк ИС-122 (Объект 240), вооруженный 122-мм орудием Д-25 (А-19 танковая) во время Государственных испытаний. Осень 1943 г.

В декабре 1943 г. танк ИС-122 был поставлен в серию на ЧКЗ. Одновременно здесь же производился танк ИС-85 и заканчивался выпуск танка КВ-85. До конца года из цехов завода вышли 67 танков ИС-85 и 35 ИС-122 (при плане 50 шт. ИС-85 и 100 шт. ИС-122). В начале 1944 г. ЧКЗ выпустил еще 40 ИС-85, после чего производство этого варианта было прекращено. Серийно во все возрастающих количествах продолжал выпускаться ИС-122, который начали оснащать новым 122-мм орудием Д-25Т, отличавшимся наличием горизонтального клинового полуавтоматического затвора, немного (с 1 — 1,5 до 1,5—2,5 выстр./мин.) повысившего скорострельность орудия, а также укомплектованного новым оптическим прицелом. Но в то же время полуавтоматический затвор увеличивал загазованность боевого отделения при ведении интенсивного огня, а большой вес боеприпасов лимитировал скорость заряжания, так что реальная боевая скорострельность из танков ИС-122 в годы войны не превышала 1,5 выстр./мин. Интересно также добавить, что с марта 1944 г. дульный тормоз «немецкого типа» орудия Д-25Т был заменен дульным тормозом конструкции ЦАКБ, имевшим более простую технологию изготовления и высокую эффективность. До момента прекращения производства танков ИС в середине 1945 г. было изготовлено 3483 ИС-122. причем 60 танков в 1944 г. собрали в Ленинграде на восстановленном Кировском заводе.

После появления ИС-122 эксперименты с другими вариантами вооружения не прекратились. Все-таки раздельное заряжание, малая скорострельность и малый возимый боекомплект заставляли конструкторов искать иные решения. 27 декабря 1943 г. вышло постановление ГКО № 4851 о вооружении танка ИС новыми мощными артсистсмами. В числе их были 85-мм танковая пушка большой мощности Д-5-Т-85БМ и 100-мм танковая пушка С-34. оснащенная механизмом облегчения заряжания. В феврале 1944 г. начались проектные работы по установке вышеназванных орудий в башне танка ИС-85.

С весны 1944 г. танки ИС-85 переименовали приказом в ИС-1, а ИС-122 в ИС-2. Поэтому вновь создаваемые танки должны были получить индексы ИС-3* (Объект 244) и ИС-4* (Объект 245). С подачи ОКБ № 9 (Ф. Петров) директор Опытного танкового завода № 100 решил, что ИС-4* предусматривается вооружить 100-мм танковой пушкой Д-10Т и потому в планах опытных работ включил именно эту машину иод номером «объект 245». Вскоре из наркомата поступил запрос о ходе работ по танку ИС-4 под орудие С-34, которые, естественно, не начинались. После неизменных выяснений отношений с ЦАКБ и НКТП этот танк был также включен в план опытных работ, но уже под индексом ИС-5 (Объект 248) (не путать танками ИС-3 (Объект 703) и ИС-4 (Объект 701)).

С изготовлением ИС-3 (Объект 244) никаких проблем не возникло. Один из танков ИС- 85 был просто оснащен орудием Д-5-Т-85БМ и отправлен на испытания. Но никаких практических преимуществ применение этого орудия в танке не давало, начальная скорость снаряда не превысила 900 м/с, и бронепробиваемость не достигла величины, указанной в задании. Танк был отвергнут.

Следующие два танка, до введения нумерации ИСов по порядку, шли в наркомате под индексом ИС-100. Собственно по решению ГОКО предполагалось изготовить ИС-100, вооруженный только орудием С-34 ЦАКБ, но его установка требовала перекомпоновать боевое отделение, а это танкостроителям категорически не нравилось.



Танк ИС-122 с дульным тормозом "Немецкого типа", оснащенный колейным тралом ПТ-3, на испытаниях. 1944 г.


Танк ИС-122 с дульным тормозом "немецкого типа" движется по Рижскому шоссе. 1944 г.


Танк ИС-122 в сборочном цеху ЧКЗ. 1945 г.


Варианты дульного тормоза танка ИС-122

Поэтому кировцы больше стояли за вооружение ИС-100, предложенное ОКБ № 9. Гем не менее, после некоторой не вполне вежливой переписки с наркоматом, им пришлось изготавливать оба варианта.

ИС-4 (Объект 245) представлял собой обычный серийный НС-122, только оснащенный 100-мм пушкой Д-10Т. Однако его конкурент ИС-5 (Объект 248) имел «перевернутую» орудийную бронемаску. Это было вызвано необходимостью размещения наводчика пушки С-34 справа. Командирская башенка с рабочим местом командира была перенесена соответственно на правую сторону крыши башни. В башне помимо наводчика, командира и заряжающего, который находился слева от орудия, должен был разместиться также механический досылатель выстрела, а впоследствии предполагалось установить и стабилизатор прицела. Но на первые испытания они поданы не были.

Первые совместные испытания танков оказались неудачными для обоих во всех отношениях. Конструкция орудийной люльки была недостаточно прочной, «плакали» противооткатные приспособления. Танки были забракованы, но работникам полигона больше понравился ИС-5, как обеспечивавший лучшие условия работы наводчика и заряжающего.

С 1 по 6 июля 1944 г. на Гороховецком полигоне продолжились совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 с пушкой Д-10 ОКБ № 9 и с пушкой С-34 ЦАКБ. Теперь была отмечена более надежная работа механизмов пушки Д-10 в башне танка ИС, но впечатление о танке портили недостаточный боекомплект для орудия (30 выстрелов), плохая вентиляция боевого отделения и большие трудности для работы заряжающего. Пушка С-34 вновь «капризничала», кроме того, откатывающаяся при выстрелах казенная часть орудия могла задеть командира танка, рабочее место которого следовало перенести еще дальше вправо.




Танк ИС-4 (Объект 245), вооруженный орудием Д-10Т, после испытаний стрельбой. Лето 1944 г.

В октябре 1944 г. ЦАКБ в очередной раз доработало свое изделие. В башне ИС-5 появился досылатель. Боекомплект орудия был доведен до 39 выстрелов. Рабочее место командира танка было отнесено еще дальше к правому борту, была проведена также доработка конструкции люльки. Испытания подтвердили значительно возросшие боевые качества танка. Пo скорострельности, например, ИС-5 оставлял позади себя все известные тяжелые танки, а по бронепробиваемости и точности стрельбы с хода (после установки прицела со стабилизированной линией визирования) равных ему в то время также не было. Но производство танка ИС со 100-мм орудием было сочтено нецелесообразным.

Вячеслав Малышев в своем письме Л.Берия 18 октября 1944 г. о причинах отказа от серийного производства танков ИС со 100-мм пушкой писал, что в настоящее время 100-мм пушка не даст тяжелому танку никаких серьезных преимуществ, так как 122-мм орудия «...теперь способны бороться со всеми вражескими танками на дистанции 1700 м и более...», а их фугасное действие не в пример больше, чем у 100 мм. Это было связано с тем. что с августа 1944 г. качество брони немецких танков резко ухудшилось.

В опытном порядке в конце 1944 г. в башне опытного танка ИС-5 (Объект № 248) устанавливались также опытные длинноствольные 85-мм пушки большой мощности (ЗИС-1ПМ и С-34-1 В) с начальной скоростью снаряда 1000 и 1040 м/с (созданные в ОКБ № 92 и ЦАКБ под влиянием 88-мм немецкого орудия KwK 43), но испытания их прошли неудачно.

Осенью 1944 г. НАТИ и КБ завода № 222 был предложен макет огнеметного танка ИС, предназначавшегося для ведения боев в городе. Танк должен был получить немного видоизмененную бронемаску огнеметного танка КВ-8 с углом возвышения оружия до 62-65°. Проект был одобрен, но никаких сведений о его дальнейшей судьбе авторы не имеют.




Тяжелый танк ИС-5 (Объект 248). вооруженный 100-мм пушкой С-34 ЦАКБ, после полигонных испытаний стрельбой. Лето 1944 г.

17 февраля 1945 г. на химическом полигоне в Кузьминках проходили испытания танки ИС-85 и Т-34, оборудованные 50-мм казнозарядными минометами для обороны танка от гранатометчиков в ближнем бою. Но установка минометов была сочтена неудачной, так как вести из них огонь можно было лишь в секторе около 50° по обе стороны от продольной оси машины, в то время как требовался круговой обстрел, а также миномет имел фиксированный угол возвышения, что ограничивало его применение в городских условиях. Миномет был отправлен проектировщикам для доработки.

Не только вооружение ИС стало предметом пристального внимания конструкторов. Не меньшую озабоченность вызывало и бронирование танка прорыва. Результаты обстрелов и первые бои ИСов показали, что бронестойкость лобовой части корпуса недостаточна для противодействия бронебойным снарядам немецких пушек танков «Тигр» и «Пантера».

В январе-феврале 1944 г. НИИ-48 получил задание на проведение НИР по теме: «Исследование путей улучшения бронестойкости корпуса тяжелого танка ИС». Целью НИР было определить комплекс мер по увеличению стойкости корпуса танка против немецких бронебойных 75-мм и 88-мм снарядов. Многочисленные исследования показали, что при существующей форме корпуса он будет гарантирован от пробития немецкими 75-мм и 88-мм бронебойными снарядами лишь в случае применения брони толщиной не менее 145—150 мм. Усугубляло впечатление и качество броневого литья серийных танков ИС. В начале 1944 г. для увеличения бронестойкости корпуса его пытались закаливать на очень высокую твердость (прежде вся толстая броня в СССР закаливалась на среднюю твердость). Теоретически эта мера должна была улучшить бронестойкость корпуса на 14-19 %, но на практике привела к резкому увеличению хрупкости корпусных деталей, особенно в районе сварных соединений. Так при проведении проверочного обстрела танка ИС выпуска марта I944 г. из 76-мм орудия ЗИС-З. броня башни танка проламывалась со всех направлений бронебойными снарядами БР-350Б, выпущенными с дистанции 500-600 м, причем снаряды за броню большей частью не проникали, но вызывали образование больших масс вторичных осколков.



Эталонный образец танка ИС-122 «со спрямленным носом». ЧКЗ, 1944 г.


Испытания зенитной турели ДШК на танке ИС. 1945 г. 

Этим фактом также во многом определялись большие потери танков ИС-85 и ИС-122 первых серий в боях зимы-весны 1944 г. По результатам нескольких исследований НИИ-48 и его Московского филиала, в производстве серийных танков изменили режимы закалки, а также оптимизировали содержание углерода в литье. Экспериментально выявилось также слабое место носовой части корпуса, находящееся «во впадине переднего седла». Для радикального улучшения сопротивляемости корпуса исследователи рекомендовали изменить форму и конструкцию его носовой части, исключив седлообразное углубление.

Новый корпус, сохранив толщину основного бронирования на уровне 120-100 мм, получил меткое название «со спрямленным носом». Он стал не только более прочным, но и более простым в производстве. Из лобового листа изъяли люк-пробку механика-водителя, так как в реальных боевых действиях случались довольно частые прямые попадания в нее, выводившие танк из строя. С 1 августа 1944 г. модификация «со спрямленным носом» пошла в массовое производство (зарубежные исследователи именуют ее «Танк ИС-2М», но в отечественных документах она никогда так не называлась). Переделка сделала верхний лист лба корпуса теоретически неуязвимым, но на практике имелись случаи пробития его из 75-мм пушки танка «Пантера», или 88-мм орудия РаК 43. Это вызывалось, видимо, браком в производстве корпусных деталей. Впрочем, даже те танки, которые имели кондиционную броню верхнего лобового листа, поражались из всех немецких противотанковых пушек в нижний лобовой лист. Для повышения бронестойкости нижнего лобового листа (особенно в танках с цельнолитой носовой деталью), приказом НКТП с 15 июня 1944 г., Кировский завод начал устанавливать на нем крепления для запасных траков.

Ввиду недостатка на УЗТМ жидкой брони, полностью поглощаемой программой выпуска литых башен, для экономии ее в производстве корпусов ИС, здесь предложили конструкцию сварной носовой части. В этой модификации нижний лобовой лист изготавливался из катаного 100-мм броневого листа (проблемы с прокатом в 1944 г. были решены полностью) и соединялся с верхней литой частью фигурным пазом, предложенным НИИ 48.

В процессе изготовления видоизменялась и башня танка. Башня первой серии выпуска 1943 г. имела узкую амбразуру для установки 85-мм орудия. Но, несмотря на то, что люлька орудия Д-25 была той же самой, что и Д-5, при установке 122-мм пушки, имевшей большую казенную часть, пользоваться телескопическим прицелом стало очень неудобно (а с введением горизонтально-клинового затвора эти трудности еще увеличились).

В апреле 1944 г. для танка ИС-122 была разработана специальная башня высокой твердости, несколько похожая на ту, что впоследствии установили на ИС-4 (Объект 701- 6). Особенностями башни было то, что для упрощения производства в ней исключили установку кормового пулемета, лоб башни заузили, что должно было сказаться на стойкости к бронебойным снарядам. Командирская башенка была сдвинута почти на 100 мм влево для удобства размещения командира. Всего таким образом было изготовлено около 82 башен, оказавшихся довольно сложными, а главное (против ожиданий) — недостаточно прочными. Летом 1944 г. танку ИС-122 была возвращена прежняя башня, лобовая часть которой подверглась некоторым переработкам. Амбразура башни была увеличена, что позволило сместить прицел влево для более удобного пользования. Была увеличена толщина качающейся брони маски орудия, а также толщина бортов башни в их нижней части. Командирская башенка сместилась влево на 60-63 мм.



38 Испытания опытного образца орудия Д-30 и вариантов подвески, предназначенных для танка ИС-6. Осень 1944 г.

The evaluation of the D-30 gun and new suspension intended for IS-6 tank.

Autumn 1944.



Испытания подвески танка ИС-6 на догруженном танке ИС-85 (Объект 244).

Поиски увеличения бронестойкости привели к разработке на ЧКЗ и заводе 100 в 1944 г. танков «Объект 701» (будущий ИС-4) и «Кировец-1» (будущий ИС-3), но для их массового выпуска требовалась перестройка всего производства, которая могла отразиться на объеме выпуска тяжелых танков (как было с освоением ИС-85), что было недопустимо. Поэтому КБ завода № 100 до начала серийного производства принятого на вооружение танка «Кировец-1», предложило освоить в производстве промежуточный вариант, получивший наименование ИС-2, модернизированный по 2-му варианту. Новая модификация представляла собой очень интересную конструкцию. Она сохраняла основные корпусные летали ИС-2, но получила совершенно новую форму носа. Теперь носовая часть корпуса сваривалась из двух листов катаной брони толщиной 100 и 120 мм, дополнительно соединенных «в шип» и расположенных под большими углами, наподобие Т-34 (но варианту № 7 НИИ 48). В соответствии с этим были изменены компоновка отделения управления и боевое и на него установили литую полусферическую башню танка «Кировец-1» (ИС-3). При этом танк сохранил серийный двигатель В-2ИС с системами питания и охлаждения (корма танка совершенно не переделывалась), что позволяло перейти к его серийному производству практически сразу после принятия на вооружение, причем вести его можно было бы параллельно с ИС-2, одновременно осваивая ИС-3.

Некоторые исследователи называют этот танк прототипом ИС-3, но это не совсем так. Танк действительно проектировался по техзаданию, приведшему к созданию танка ИС-3, но построен он был несколько позднее, чем начались испытания последнего. Пробный обстрел показал хорошую снарядостойкость лобовой части танка, но ГКО счел нецелесообразным постановку его в серию.

Хотелось бы также отмстить, что несколько опытных танков ИС были использованы в качестве подвижной лаборатории при отработке ходовой части танка «Объект 252». Он получил опорные катки большого диаметра и был догружен до массы нового танка чугунными чушками. Аналогичное решение использовалось и при отработке ходовой части танка ИС-7.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.235. Запросов К БД/Cache: 0 / 0