Глав: 7 | Статей: 139
Оглавление
«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

(1939–1941 годы)

(1939–1941 годы)

Уязвимость Германии с воздуха предопределяется целым рядом причин. Сюда относятся прежде всего высокая плотность населения, скученность промышленности, обусловленная размещением источников сырья, а также нехватка многих видов сырья (нефть, редкие металлы и т. п.). Неблагоприятный характер общих условий организации защиты против ударов с воздуха еще больше усугублялся сложностью и запутанностью системы энергоснабжения, особенностями дорожной сети, затрудняющими организацию ПВО, а также рядом других привходящих обстоятельств.

Опыт Первой мировой войны и беспрерывное развитие техники, особенно авиационной, заставляли считаться с тем, что теперь зона военных действий охватит большие воздушные пространства, а следовательно, и значительные районы страны, непосредственно не примыкающие к наземным фронтам. Уже одно лишь развитие современного транспорта, создание густой сети железных дорог и широкое применение автомашин открыли пути для новых способов ведения войны, связанных с распространением военных действий на обширные территории. Казалось, что земной шар уменьшился, а страны и народы придвинулись друг к другу.

Предельные радиусы действия авиации противника были известны немецкому командованию, и правильность имевшихся сведений была подтверждена всем ходом военных событий в 1940–1941 годах. Было признано, что угрожаемыми являются лишь западные, северо-западные и юго-западные районы Германии.

В соответствии с такой оценкой обстановки к началу 1939 года основная масса сил ПВО была развернута в так называемой «западной зоне». Часть сил была эшелонирована в глубину, примерно до рубежа реки Эльбы с концентрацией вокруг важных объектов.

Немногочисленные соединения зенитной артиллерии были сосредоточены и в Восточной Германии, оставаясь там до окончания войны с Польшей. Затем и эти соединения были постепенно переброшены в западную часть Германии, при этом незначительные силы были оставлены для прикрытия Берлина и других наиболее уязвимых объектов ПВО.

Истребительные авиационные части, намеченные к использованию в системе противовоздушной обороны рейха, должны были — в соответствии с планами и боевой подготовкой мирного времени — применяться чисто «оборонительно», для прикрытия определенных объектов. Располагались эти части в западной зоне ПВО за укреплениями Западного вала. Количество их колебалось от 4 до 5 групп (каждая истребительная авиационная группа насчитывала около 30 самолетов).

В системе ПВО рейха истребителям отводилась лишь вспомогательная роль. Основная же задача возлагалась на зенитную артиллерию.

Боевыми уставами предусматривалась так называемая пообъектная противовоздушная оборона, которая должна была осуществляться истребителями во взаимодействии с зенитной артиллерией и службой ВНОС. Появление таких понятий, как «зона оповещения», «зона действия истребителей», «зенитная зона», было связано именно с этим пообъектным способом применения истребителей ПВО. Такая система ПВО оставалась в силе вплоть до 1940 года. Например, в 1940 году, накануне «битвы за Англию», именно так были использованы истребительные авиационные группы, прикрывавшие Берлин во время речи Гитлера в рейхстаге (19 июля 1940 года). А между тем появившиеся в это время первые радиолокационные приборы уже открывали перед ПВО совершенно новые возможности.

Основной задачей зенитной артиллерии в начале войны считалось уничтожение вражеских самолетов, и немецкие зенитно-артиллерийские соединения могли вполне справиться с ней, если принять во внимание их боевую подготовку, тактико-технические данные орудий и приборов, а также тогдашние методы ведения воздушной войны западными державами. При разработке способов борьбы с авиацией противника предполагалось, что его самолеты будут летать на высотах до 5000 м со скоростью не более 100 м/сек. К зенитчикам предъявлялось требование сбивать самолеты противника еще до подхода их к зоне бомбометания, а в случае прорыва их к цели по крайней мере не допустить прицельного бомбометания. При этом над обороняемым объектом стремились создать трехслойную зону заградительного зенитного огня.

К 1939 году противовоздушная оборона территории Германии была возложена на 1, 2, 3-й и 4-й воздушные флоты. Каждый из указанных воздушных флотов наряду с выполнением наступательных задач нес также ответственность и за противовоздушную оборону своего собственного района. Непосредственными исполнителями задач ПВО являлись подчиненные воздушным флотам воздушные округа. Последние располагали для этого определенным количеством зенитной артиллерии, дневных истребителей (части ночной истребительной авиации еще только создавались) и войсками связи ВВС (в том числе и службой ВНОС). В ведение воздушного округа входила и вся наземная организация ВВС данного района.

ПВО так называемых «районов военно-морских баз» обеспечивалась зенитными средствами флота в тесном взаимодействии с оборонительными силами ВВС.

До мая 1940 года активность авиации западных держав сводилась главным образом к налетам отдельных самолетов, осуществлявшимся сначала днем, а затем преимущественно ночью. Никаких существенных результатов, однако, противник при этом не достигал. Действия его авиации носили большей частью характер разведки или мелких беспокоящих налетов.

Несколько таких налетов было совершено на военные и иные объекты на побережье Северного моря и в Рейнско-Вестфальском промышленном районе. Здесь также не было достигнуто никаких особых успехов. Во время налетов противник обычно сбрасывал бесчисленное множество листовок пропагандистского характера, однако их влияние на население Германии было крайне незначительным.

4 сентября и 18 декабря 1989 года немецким истребителям удалось добиться близ побережья Северного моря больших успехов. В указанные дни английские бомбардировщики типа «Бленхейм» и «Веллингтон» без сопровождения истребителей атаковали военно-морскую базу немцев — Вильгельмсгафен. Как раз в это время здесь проходили испытания радиолокационные установки «Фрейя», которые и обеспечили своевременное оповещение своих истребителей о налете противника. К сожалению, достигнутый успех был использован в Германии только для целей пропаганды; между тем это событие предоставляло возможность как немцам, так и их противникам сделать важнейшие выводы для дальнейшего ведения войны в воздухе.

По окончании Польской кампании все действовавшие там истребительные части были переброшены на Запад и дислоцированы в районе Мюнстера, Дортмунда, Дюссельдорфа и Кёльна, а также в районе Майнца, Мангейма и Штутгарта. Новая дислокация не была связана с проведением немецкими истребителями каких-либо крупных операций, поскольку активность противника в воздухе была еще невелика. Это были времена так называемой «сидячей войны».

Данный период сыграл чрезвычайно важную роль в отношении проведения боевой подготовки всеми родами войск, а также службой ВНОС, зенитной артиллерией, частями аэродромно-технического обслуживания и др. Это время было использовано для дальнейшего повышения уровня подготовки.

За короткий срок с 1933 по 1939 год трудно было добиться необходимого для ведения войны обучения отдельного бойца и целых войсковых частей, а также успеть создать теоретические и практические основы взаимодействия родов войск. Эти недостатки проявились уже во время судетского кризиса 1938 года, когда в ряде случаев приходилось решать многие вопросы наспех и без всякой подготовки. Предельно ускоренные темпы обучения, обусловленные беспрерывным расширением старых и формированием новых соединений, неизбежно сказывались в неблагоприятную сторону на качественной стороне дела.

Одним из таких невыгодных последствий было снижение качественного уровня подготовки командиров авиационных частей и всего летного состава. Кроме того, и для самого руководства все еще оставались весьма неясными многие проблемы современной войны в воздухе, вопросы тактики авиации и наилучшего технического оснащения ВВС. Сложившаяся тогда обстановка может служить разительным подтверждением того непреложного факта, что в «век техники» нельзя заставить армию «вырасти из-под земли».

Дневная истребительная авиация ПВО с самого начала страдала от того, что значение защиты военного потенциала страны с воздуха было осознано немцами слишком поздно и далеко не полностью. Считалось, что силы ПВО страны могут быть небольшими, поскольку молниеносный характер ведения войны исключит возможность значительного воздействия ВВС противника на тыловые районы. Ведь планами молниеносной войны, помимо всего прочего, предусматривалось наносить уничтожающие удары по ВВС противника в первый же день военных действий, после чего вражеская авиация должна была потерять способность к серьезному противодействию до самого конца войны, то есть до завершения оккупации соответствующего государства.

Почти до середины 1940 года в немецкой зенитной артиллерии сохранялись методы ведения огня, практиковавшиеся еще в мирное время. Днем использовались оптические приборы, а в ночное время целеобнаружение велось с помощью прожекторов или же по звуку. Впрочем, от последнего способа вскоре пришлось отказаться, поскольку точность работы звукоулавливателей, а следовательно, и результаты стрельбы по звуку оказались недостаточно удовлетворительными.

После окончания кампании во Франции в связи с нарастанием интенсивности ночных налетов противника на Северо-Западную Германию и Берлин в тактику противовоздушной обороны пришлось внести некоторые изменения. Было увеличено количество прожекторов, усилена оборона важных объектов, осуществлен переход к пятислойной зоне заградительного зенитного огня в поясе ПВО. Налеты противника стали отражаться с огневых позиций, расположенных не на возвышенных местах или крышах домов, а с оборудованных огневых позиций полевого типа.

Возникла также и необходимость в объединении ПВО страны под единым руководством. В результате проведения кампаний штабы некоторых воздушных флотов к этому времени оказались расположенными за пределами Германии (в Париже и Брюсселе). Все внимание этих штабов было теперь приковано к ведению наступательных действий против Англии. Кроме того, приходилось считаться с тем, что почти каждый налет авиации противника захватывал территорию, подведомственную нескольким воздушным флотам. Борьба с налетами, обработка поступающих сведений и обобщение опыта требовали единого подхода к обучению и использованию соответствующих войсковых частей.

По этим соображениям в начале 1941 года была учреждена должность командующего ПВО центральных районов страны. Новой инстанции, непосредственно подчиненной главнокомандующему ВВС, было поручено руководство противовоздушной обороной территории Германии и Дании.

Командующему ПВО центральных районов страны подчинялись:

1) все воздушные округа, расположенные на территории самой Германии, а также органы ПВО оккупированной Дании.

2) дневные истребители, до тех пор подчиненные непосредственно воздушным округам, а теперь изъятые из их ведения и включенные в состав дивизий ночных истребителей.

Зенитная артиллерия (зенитно-артиллерийские дивизии, бригады и отдельные дивизионы), служба ВНОС, местная ПВО, а также наземно-территориальная организация ВВС остались в ведении воздушных округов.

Новая организация управления просуществовала до 1944 года и в основном себя оправдала; позднее в связи с превосходством противника в воздухе в нее пришлось внести некоторые изменения.

Идеальными условиями погоды до 1940 года считались: для проведения ночных авиационных ударов — сильно разорванная облачность с нижней границей облаков до 600 м, с хорошей видимостью и умеренным, не порывистым ветром; для подхода к объекту — небольшая высокая облачность с хорошей видимостью, не слишком сильным, но устойчивым по направлению ветром и наличие луны; для выхода на цель и бомбометания — безоблачное небо, хорошая видимость и обязательное наличие луны.

Наличие луны при безоблачной погоде обеспечивало самолетам хорошую ориентировку по курсу и опознавание объекта бомбардировки. В то же время для зенитной артиллерии, которая имела в своем распоряжении только оптические приборы наблюдения, светлые лунные ночи создавали весьма неблагоприятную обстановку. Лунное освещение, сильный ветер и значительная высота облаков серьезно облегчали взлет тяжело нагруженных самолетов, шедших на выполнение боевого задания, а также посадку отбомбившихся или неисправных машин.

В течение 1940 года обнаружилась недостаточная эффективность прожекторов при «поимке» самолетов, идущих на более или менее значительных высотах (особенно при наличии луны, дымки или облачности). Поэтому для определения местонахождения самолета все шире начал использоваться радиолокационный метод с помощью прибора «Вюрцбург». Однако в описываемый период времени этот метод из-за больших затяжек с поставками соответствующего оборудования все еще оставался недоступным для основной массы зенитной артиллерии.

Немецкие ночные истребители продолжали свои попытки добиться успехов в борьбе с ночными бомбардировщиками противника.

Однако усилия в этом направлении оставались в значительной мере безрезультатными, так как организация ночной ПВО не была налажена заранее в более спокойных условиях мирного времени. Опыт, накапливавшийся непосредственно в ходе вражеских бомбардировок, осваивался недостаточно быстро, и немецкая техника не успевала разрабатывать эффективные практические меры противодействия.

Неукоснительное следование разработанной однажды тактике ночного воздушного боя превращало принятый способ действий в застывшую схему. В дальнейшем такая приверженность к шаблону привела ночную истребительную авиацию к ряду тяжелых неудач.

Значительно затрудняло выполнение этой задачи и то обстоятельство, что организация взаимодействия всех сил ПВО во время отражения ночного налета авиации противника требовала огромного расхода средств, и прежде всего различных средств связи, необходимых для централизованного руководства.

Благодаря оккупации Франции, Бельгии и Голландии немецкая противовоздушная оборона располагала с 1940 года солидным предпольем. Вплоть до 1944 года, когда с этим предпольем пришлось волей-неволей расстаться, его наличие чрезвычайно облегчало службу ВНОС и боевое использование истребительных соединений.

С 1939 по 1941 год война в воздухе проходила в условиях превосходства немецких ВВС. Уже первый год военных действий показал, что только эффективная, не имеющая серьезных пробелов противовоздушная оборона может явиться залогом успешного исхода войны; лишь при наличии такой обороны можно было ответственно говорить о целесообразности продолжения войны. При этом речь идет не только о правильности использования активных средств ПВО; своевременно планироваться и последовательно проводиться в жизнь должны весьма обширные мероприятия и в области пассивной обороны, например в отношении рассредоточения промышленности.

Всемерное совершенствование и усиление ПВО, которое обеспечило бы надежное прикрытие основных источников мощи Германии, имело решающее значение для успеха войны; планомерное развитие ПВО территории страны было наиболее неотложной потребностью. А между тем даже самые необходимые заявки со стороны командования ПВО страны оставлялись без внимания. В первую очередь по-прежнему удовлетворялись запросы авиасил, действовавших на фронтах.

Дневные бомбардировочные налеты в разбираемый период проводились обеими воюющими сторонами в довольно ограниченном масштабе. Английские ВВС развернули наступательные действия против военно-морской базы Брест (Франция), а также против все больше укреплявшихся баз немецких подводных лодок в портах Лориан и Сен-Назер. Немецкое руководство относилось к этим попыткам спокойно, считая, что они создают благоприятную обстановку для уничтожения некоторого количества английских самолетов, которые при других обстоятельствах могли бы сбрасывать бомбы на территорию самой Германии.

Заметно сократив число дневных налетов, английская авиация значительно повысила свою активность в ночное время. При этом имелись основания полагать, что англичане добиваются не только непосредственного эффекта, но и используют ночные налеты для боевой тренировки своих экипажей и совершенствования методов бомбометания.

Применение с немецкой стороны ночных истребителей, которые в условиях лунного освещения весьма легко находили свои цели, вынудило англичан перейти к проведению налетов в безлунные ночи. Этот переход был, однако, на руку немецкой зенитной артиллерии, которая могла теперь лучше использовать свои прожекторы для освещения целей. В конце концов противнику пришлось выбирать для своих налетов такие условия погоды, когда при уходе от цели имелась возможность скрыться от лучей прожекторов в сплошном слое облаков. При отсутствии облачности в районе бомбардируемого объекта противник старался затруднить работу прожекторов сбрасыванием осветительных бомб. В этот период идеальными метеорологическими условиями для проведения ночных налетов стали считаться: отсутствие луны, сильно разорванная облачность с высотой нижнего края до 500 м; хорошая видимость, умеренный, не порывистый ветер. При отходе от цели должна была быть сплошная низкая слоистая облачность, тогда как у цели обязательным или желательным было отсутствие облаков и хорошая видимость.

Подготовка к войне против России заставила немцев вывести из западных областей Европы все истребительные эскадры, оставив в составе 3-го воздушного флота, дислоцировавшегося в районе Парижа, лишь 2 эскадры и по 1 истребительной авиационной группе в Голландии и на побережье Северного моря. На Западе остались также учебно-тренировочные группы всех истребительных эскадр. Не имея почти никакой боевой ценности, эти группы тем не менее могли создать у противника впечатление присутствия здесь значительных сил истребительной авиации.

Для переброски на Восток из системы ПВО оккупированных областей Западной Европы было выделено также 99 тяжелых и 147 легких зенитных батарей. Это мероприятие в значительной мере уменьшило значение того предполья, о котором мы уже говорили выше. Ослабление ПВО предполья серьезно ослабило и всю противовоздушную оборону страны. Правда, в оккупированные на Западе районы были передислоцированы находившиеся ранее в Германии запасные зенитно-артиллерийские дивизионы. Однако их фактическая боевая ценность была весьма невелика, так как их личный состав не имел достаточной боевой подготовки. Боевое использование этих подразделений осложнялось еще и тем, что физическое состояние личного состава батарей, укомплектованных солдатами пожилого возраста, не позволяло выполнять одновременно две задачи — обучаться и принимать активное участие в отражении воздушных налетов противника.

После ухода немецких соединений на Восток английские ВВС стали проводить налеты не только ночью, но и днем. Судя по численности вылетавших самолетов, глубине и характеру выполнявшихся задач, англичане преследовали этими дневными налетами цель задержать некоторое количество немецких сил на Западе и тем самым помочь своему союзнику — России. Глубина английских бомбардировочных ударов не превосходила дальности действия английских истребителей сопровождения, оставаясь примерно в пределах линии: Утрехт — Антверпен — Брюссель — Сен-Кантен — Амьен— Ле-Ман — Нант. Численное превосходство английских истребителей беспрерывно возрастало. Слабые немецкие истребительные части вели, особенно над проливом Па-де-Кале, упорные бои, неся при этом значительные потери.

Поскольку на всех фронтах, а также над территорией самой Германии противник заметно усилил деятельность своей авиации, немецким ВВС пришлось перейти к обороне.

На территории самой Германии в 1941 году не осталось боевых частей дневных истребителей, если не считать одной группы на побережье Северного моря. Иначе говоря, оборонялось только предполье.

Основная тяжесть оборонительных действий легла на зенитную артиллерию. В связи с учащением ночных налетов зенитчикам пришлось спешно ликвидировать недостатки своей боевой подготовки в мирное время и обучаться ночной стрельбе. При ведений зенитного огня приходилось все шире и шире использовать радиолокационные приборы обнаружения самолетов противника, поскольку дальность действия луча большинства прожекторов оказалась недостаточной. Совершенствование противником своей тактики и боевой техники (увеличение высоты и скорости полета, а также повышение живучести самолетов) заставило немцев прибегнуть к еще большему массированию зенитного огня. Мечта зенитчика об уничтожении самолета противника все более отходила на второй план. Поскольку в это время удалось вскрыть некоторые оперативные замыслы западных держав и разгадать сосредоточение наступательных усилий их ВВС на определенных объектах, немцы стали проводить ответное сосредоточение сил ПВО у соответствующих объектов.

Несмотря на только что упомянутую выше «избирательную» тактику авиации противника, немецкое верховное командование в конце 1941 — начале 1942 года снова подтвердило свое требование о равномерной защите по возможности всех важных объектов, делая упор на создание помех противнику в проведении им прицельного бомбометания. К этому времени выяснилось, что вражеская авиация способна проникать на всю глубину территории Германии.

Указанное требование руководства привело к тому, что наряду с усилением ПВО уже прикрытых объектов пришлось обеспечивать достаточным количеством зенитной артиллерии ряд новых объектов, а это повлекло за собой нежелательное расширение зон применения зенитной артиллерии. Об эффективной защите действительно всех объектов к этому времени думать не приходилось. Оккупация западных стран (Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии), затем и захват Югославии, Греции, Болгарии и Румынии, война с Россией, оказание поддержки Италии, посылка немецких войск в Африку — все это уже потребовало расхода весьма крупных сил, и в особенности хорошо подготовленных зенитных частей.

Беспрерывные дополнительные требования уже не покрывались новыми формированиями, хотя со времени начала войны численность зенитной артиллерии значительно увеличилась. Вот некоторые данные, иллюстрирующие рост зенитной артиллерии к 1942 году:


Имевшиеся в 1942 гаду зенитные батареи распределялись следующим образом:


Систематическая передача зенитчиков рождения 1906 года и моложе в парашютные войска и авиаполевые дивизии постепенно ухудшила личный состав зенитной артиллерии. Прибывавшее в зенитные части пополнение не всегда было физически полноценным; в них стали набирать иностранцев, школьников и других первых попавшихся лиц. Это неизбежно влекло за собой снижение боеспособности зенитной артиллерии.

Ночные бомбардировки, проводившиеся в разбираемый период английской авиацией, могут быть в общем и целом квалифицированы как беспокоящие налеты. Методы самолетовождения и приемы бомбометания еще не были настолько хорошо освоены противником, чтобы перейти к воздействию по площадям.

Опыт первых лет войны указывал на то, что материальная часть зенитной артиллерии вскоре окажется устаревшей. Развитие противником техники самолетостроения вновь значительно продвинулось вперед. Противник явно опережал немцев. Это видно хотя бы из того, что, например, звукоулавливатели, имевшиеся на вооружении немецкой зенитной артиллерии, оказались совершенно непригодными для отыскания самолетов противника. Возникшую в связи с этим проблему можно было решить за счет введения радиолокационной аппаратуры, однако последняя поступала в части до 1941 года в очень ограниченном количестве.

Оглавление книги


Генерация: 0.183. Запросов К БД/Cache: 0 / 0