Глав: 7 | Статей: 139
Оглавление
«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

Послесловие

Послесловие

В данной книге перед глазами читателя развертывается картина событий Второй мировой войны, величайшей войны, когда-либо происходившей на земном шаре. Место, которое эта война занимает в истории, определяется прежде всего огромными размерами театров военных действий, большой интенсивностью борьбы, захватывавшей подчас и гражданское население, небывалым ростом вооруженных сил, использованием над полем боя мощной авиации, эффективностью нового вооружения, многообразием новых родов войск, наличием огромного количества технических вспомогательных средств, а также — не в последнюю очередь — тем духом, которым были проникнуты войска обеих воюющих сторон.

Политические и психологические причины минувшей войны лежат в Версальском мирном договоре. Из хаоса Первой мировой войны этот, с позволения сказать, «договор» не создал в Европе никакого настоящего нового порядка. Он не принес людям подлинного мира. Это случилось потому, что Версальский договор был насквозь проникнут идеей военной силы и неограниченным военным, политическим и экономическим эгоизмом победителей. Он отказывал побежденному в признании его национального достоинства, наносил оскорбление его чувству чести, лишал его всех наиболее важных жизненных основ и вселял в него убеждение, что создавшееся положение не может быть долговечным.

Версальский договор создал в Центральной Европе вакуум силы, окруженный со всех сторон крупными государствами, обладавшими мощными вооруженными силами и не желавшими выполнять данное миру обещание о производстве разоружения.

Вполне справедливо замечание Якоба Буркхардта в его книге «Взгляд на всемирную историю», в которой он, между прочим, пишет, что «важнейшие материальные и духовные сокровища нации могут расти лишь в обеспеченном силой бытии». Только сила защищает духовную, политическую и экономическую жизнь нации от несправедливости, алчности и зависти других народов. В стране, лишенной силы, свобода умирает. Это очень хорошо испытала на себе Германия после Первой мировой войны.

Сознание собственного бессилия рождает в некоторых людях чувство тяжелого пессимизма, который лишает их жизнь и труд всякого смысла; оно же рождает стремление к силе, свойственное человеческой природе, и чем большее бессилие испытывает человек, тем больше он стремится к силе, особенно если речь идет о восстановлении утраченной силы. Это стремление бывает исключительно огромным тогда, когда в силе народ видит путь к свободе. На наш взгляд, именно этим и объясняются многие политические и психологические причины, приведшие народы ко Второй мировой войне.

Вторая мировая война была для Германии войной на два фронта. В сентябре 1939 года на Западе возник первый фронт. Он продолжал существовать вплоть до самого конца войны, так как Гитлер сделал крупную стратегическую ошибку, отказавшись от планов вторжения в Англию, и так как позже немецкое политическое руководство не сумело воспрепятствовать вступлению в войну Соединенных Штатов Америки. Чтобы добиться этого, немцам пришлось бы, конечно, отказаться от некоторых своих принципов и ограничить свои политические и военные цели. Боевые действия на первом фронте принимали активный характер дважды: в первый раз — во время Западной кампании в 1940 году и во второй раз — после высадки западных союзников в Северной Франции в 1944 году. Однако и в период «затишья» первый фронт продолжал существовать, постоянно оказывая влияние на политическое и военное руководство Германии.

С началом войны против России возник второй фронт — Восточный. Роковая недооценка немцами военного потенциала Советского Союза и несвоевременная мобилизация всех сил заставили их вести на этом театре гигантские сражения без всякой перспективы на достижение решающего успеха. Количество занятых здесь сил (люди и техника) было недостаточным. С начала 1943 года первый фронт стал оказывать определенное влияние на войну в России и даже в значительной мере определять решения немецкого командования, касающиеся проведения там тех или иных операций.

С точки зрения ведения войны на суше первый фронт оставался в продолжение почти всей войны «фронтом в потенции», а в отношении ведения войны на море — основным театром подводной войны. Что касается воздушной войны, то он являлся базой немецкой авиации в борьбе против Англии и ее коммуникаций, а также полосой обеспечения территории Германии от воздушных налетов. Наконец, первый фронт имел решающее значение для увеличения экономического потенциала Германии.

Немецкое руководство имело весьма ограниченные возможности для захвата инициативы и удержания ее за собой; это относится не только к Восточному фронту, где немцы вообще были исключительно стеснены в выборе средств борьбы, но и к Западному. После операции против Норвегии, которая территориально относилась к действиям в рамках Западного фронта и имела целью не допустить охвата Германии с Севера, а также прикрыть Балтийское море, инициатива действий и здесь почти целиком перешла в руки противника. Единственным местом, где немцы еще могли хотя бы частично захватить инициативу, была Северная Африка. Кампания, начатая здесь, должна была укрепить позиции Италии и одновременно явиться большим ударом для Англии.

О боевых действиях на Крайнем Севере можно сказать, что, являясь продолжением Норвежской операции, они имели целью захват русских портов Заполярья. В дальнейшем после неудачных попыток немцев достигнуть своих целей фронт, образовавшийся здесь, стал выполнять функцию предполья для правого фланга Западного фронта. Действия немцев на Крайнем Севере нельзя рассматривать в отрыве от всей войны на Востоке, так же как нельзя рассматривать Балканскую операцию в отрыве от всей войны. Вследствие того, что с осени 1943 года в непосредственной близости от Балкан англо-американцы начали проведение крупной операции, некоторое время казалось, что фронт на Балканах является единственным среди всех фронтов, который, подобно двуликому Янусу, должен был смотреть и на Восток и на Запад. Но так как страны Балканского полуострова, за исключением Греции, являлись областью интересов России, то они оставались повернутыми больше на Восток, чем на Запад. Отказавшись от высадки на Балканах, западные союзники тем самым упустили весьма многообещающие возможности ведения операций и благоприятные условия для достижения значительных по своим последствиям военно-политических успехов.

Даже высадка западных союзников в Италии не привела к образованию здесь самостоятельного фронта.

Итальянский театр военных действий был составной частью первого фронта и имел значение лишь в рамках этого фронта. Вне связи с ним этот театр войны был лишен всего, благодаря чему он имел бы решающее значение.

Когда в июле 1944 года первый фронт вступил в свою вторую критическую стадию, немецкое командование не имело уже достаточного количества средств для ведения борьбы, так как оно израсходовало слишком много сил на втором фронте, израсходовало напрасно, не добившись даже того, что было вполне достижимо.

В Первой мировой войне Германия также вела войну на два фронта. Немцы и тогда имели то преимущество, что вели борьбу на так называемой «внутренней линии». Но это преимущество можно использовать только тогда, когда командование в состоянии высвобождать силы на одном фронте для использования их на другом и если оно имеет обладающую большой пропускной способностью железнодорожную сеть, которая связывает оба фронта. В Первой мировой войне немцы имели и то и другое. Немецкое командование могло тогда силами одного фронта оказывать решающее влияние на ход сражений, происходящих на другом фронте, или перебрасывать силы с одного фронта для ведения какой-либо операции, планировавшейся на другом, буквально в последний момент, причем с точностью до одного дня.

Во Второй мировой войне воздушные налеты противника из года в год приводили ко все возраставшему нарушению работы транспорта главным образом на Западе. Когда в результате высадки западных союзников в июле 1944 года первый фронт приобрел исключительное значение, дальнейшие крупные переброски войск даже со значительным опозданием в сроках были уже невозможны. Но в транспорте исключительно важную роль при использовании преимуществ «внутренней линии» играет фактор времени. В ходе Второй мировой войны соблюсти это условие в отношении сроков перевозок становилось все труднее, и поэтому «внутренняя линия» утратила свое самое главное качество. Имевшиеся преимущества для ведения войны на два фронта оказались утраченными также и по той причине, что в период, когда борьба достигла своего кульминационного пункта, ни на одном из обоих фронтов невозможно было высвободить сколько-нибудь значительных сил. Таким образом, война на два фронта могла породить одни лишь трудности.

Но для того чтобы составить себе правильное представление о Второй мировой войне и ее событиях, необходимо иметь в виду то, что, несмотря на потерю железными дорогами своего былого значения, они все же продолжали играть определенную роль при ведении войны. Большая пропускная способность и малая уязвимость немецких железных дорог для авиации противника, постоянно активизировавшей свои действия над территорией Германии, превращали их в ценнейший инструмент ведения войны и даже позволили весной 1945 года провести крупные переброски немецких войск, занявшие, однако, слишком много времени. Железнодорожный транспорт регулярно обеспечивал снабжение фронтов, если не принимать во внимание нарушения в его работе на Востоке, вызванные необычайными холодами зимой 1941/42 года. Наряду с гражданскими перевозками транспорт обеспечивал снабжение войск даже в самый последний период войны.

Цель войны всегда заключалась в том, чтобы сломить волю и подорвать силы противника. Целью стратегии в этом плане являлось уничтожение или обезвреживание вражеских вооруженных сил. Блокада Германии в Первой мировой войне явилась причиной ведения войны также и против населения противника.

На ведение войны определяющее влияние оказывают дух времени, уровень развития техники, а также политические идеи и цели. Однако война отчасти ведется и в соответствии с ее собственными законами; она может утратить свою эффективность и оказаться бесперспективной, если политика, средством которой она является, не будет учитывать всех этих моментов. А подобное положение вещей нередко имело место и во время Второй мировой войны.

Формы, которые носила эта война, немыслимы вне тенденций, заложенных в самом духе времени, и без необычайно высокого уровня развития современной техники. Дух же XX века в области политики в значительной мере характеризуется тоталитаризмом, который находит свое выражение не только в диктатурах, но и в передовых демократиях. Совершенствование техники привело к невиданному еще многообразию ее средств; оно направлено на развитие как необыкновенно тонких и точных, так и чрезвычайно сложных приборов и машин. Английский историк Тойнби видит в формах последней мировой войны результат демократизации жизни (см. его книгу «А Study of History», стр. 286).

Вторая мировая война представляет собой одну из величайших революций в области стратегии. Она почти полностью стала войной тотальной. В этой войне цель стратегии заключалась в том, чтобы сломить волю противника и уничтожить его вооруженные силы. Но борьба с вооруженными силами велась и опосредствованно, путем борьбы против самих народов и их экономики. Таким образом, борьба с вооруженными силами и с населением противника являлась центральным вопросом, занимавшим политику и стратегию.

Борьба против населения противника и его экономического потенциала велась главным образом авиацией. Блокада, служившая в эту войну тем же самым целям, была для Германии несравненно менее чувствительной, чем в Первую мировую войну, так как снабжение, особенно продовольственное, было организовано хорошо и Германия имела возможность получать большое количество предметов снабжения за счет огромных оккупированных ею областей. Более чувствительной оказалась блокада Англии, правда только в первый период войны, то есть до тех пор, пока действия немецких подводных лодок были достаточно эффективными.

В результате воздушных налетов на населенные пункты и промышленные предприятия война приобрела жестокий характер. Немецкое командование в течение длительного времени сдерживало себя, прежде чем оно стало поступать так же, как это делал противник.

Английский военный писатель Лиддел Гарт в своей книге «The Revolution of War» констатирует тот факт, что первый воздушный налет на Лондон немцы совершили лишь после того, как англичане в сентябре 1940 года провели 6 ночных воздушных налетов на Берлин. Он характеризует немецкие налеты как вполне оправданную контрмеру. В Англии не были приняты во внимание предупреждения относительно недопустимости ведения войны против гражданского населения.

Характерным для последней войны является, кроме того, бесчеловечность форм борьбы, которая выразилась в том, что большие группы населения принимали в ней участие в качестве партизан. Партизаны встречались на всех театрах военных действий, кроме Финляндии. Их методы и формы борьбы отличаются коварством и жестокостью, из-за чего борьба с ними становится исключительно трудной.

Большая роль была отведена во Второй мировой войне также и пропаганде. Ее вели все воюющие стороны, используя для этого огромные средства, но она никогда не приводила противников к сколько-нибудь серьезным успехам.

Если, например, в XIX веке, несмотря на уже существовавшую в Европе всеобщую воинскую повинность, войны велись еще численно ограниченными армиями, то уже в Первой мировой войне появились миллионные армии. Условием существования и боевой деятельности таких многочисленных вооруженных сил являлся высокий уровень развития техники, промышленности и транспорта. Тем не менее народы еще в течение длительного времени целиком в войну не вовлекались. Во Второй мировой войне эти условия получили дальнейшее развитие, в результате чего стало возможным появление еще более многочисленных вооруженных сил, обладавших повышенной маневренностью и боеспособностью, а также особенное усиление борьбы против населения противника.

Чтобы понять Вторую мировую войну в целом и ее отдельные операции, необходимо постоянно иметь в виду не только политические цели, преследовавшиеся противниками, но и вооруженные силы, с помощью которых она велась. Немецкие вооруженные силы во Второй мировой войне были далеко не такими, какими они были в 1914–1918 годах, и это, разумеется, не могло не повлиять на характер всей войны.

К классическим видам вооруженных сил, какими являются сухопутная армия и военно-морской флот, прибавился третий — авиация. Она предназначалась не только для выполнения самостоятельных оперативных задач на огромных театрах военных действий, но и для поддержки сухопутной армии и военно-морского флота. Благодаря авиации боевые действия распространились далеко в глубь территории воюющих стран, а предел удаления досягаемых ею целей все время увеличивался параллельно с ростом радиуса действий самолетов. Благодаря поддержке со стороны авиации тактические и оперативные возможности наземных войск значительно возросли, а военно-морские силы получили надежное прикрытие с воздуха.

Но немецкая авиация не могла развиваться в ногу с авиацией противника. Превосходство противника в авиации в ходе войны все время возрастало, отчего должна была страдать в первую очередь территория самой страны. А когда в результате летних боев 1944 года на Востоке и высадки союзников на Западе война вступила в свою самую критическую фазу, боевые возможности немецкой авиации вследствие ее неправильного развития и огромного превосходства противника в воздухе резко сократились, и она, по сути дела, утратила свое прежнее значение.

В то время как Первая мировая война в области ПВО знала лишь отдельные меры, носившие характер импровизаций, теперь была создана достаточно мощная зенитная артиллерия, оснащенная современными приборами и орудиями.

Войной были рождены и парашютные дивизии, без которых современные крупные операции просто невозможны, а если и возможны, то только ценой больших потерь и огромной затраты времени.

Благодаря механизации и моторизации сухопутной армии, а также новым видам вооружения резко возросла и ее ударная сила. Это вызвало к жизни новые способы борьбы и определяющим образом повлияло на характер боевых действий на суше. Наряду с пехотными дивизиями появились части и соединения новых родов войск: танковые дивизии, мотоциклетные батальоны, бригады самоходной артиллерии, истребительно-противотанковые части и подразделения, а также моторизованные части и подразделения службы тыла.

В связи со значительным качественным и количественным ростом технических средств связи управление войсками и служба информации стали более надежными.

Вместе с тем некоторые рода войск, как, например, кавалерия, окончательно утратили свое значение.

Крупные корабли немецкого флота по своей конструкции и вооружению значительно превосходили корабли противника. Но вследствие того, что противник имел огромное численное превосходство, немецкие ВМС не были в состоянии полностью использовать свои боевые возможности и оказывать решающее влияние на ход войны на море. Как и следовало ожидать, господство на море противник сохранил за собой, и это особенно затруднило немцам проведение отдельных операций, в частности в Африке.

В первый период войны немецкие подводные лодки, техническое оснащение и радиус действий которых значительно превосходили соответствующие данные подводных лодок времен Первой мировой войны, являлись весьма эффективным и крайне опасным средством борьбы на море. Но уже летом 1942 года, после того как англичане изобрели способ обнаружения лодок при помощи радиолокаторов, деятельность немецких подводных лодок была парализована. Надводные корабли, в том числе и крупные, применявшиеся в широких масштабах для борьбы с торговым флотом и транспортами противника, не могли компенсировать собой потерявший свое значение подводный флот.

Подвиг немецких Вооруженных сил во Второй мировой войне не имеет себе равных по своему величию; к тому же они все время вынуждены были вести борьбу с численно превосходящим противником и не имели для этого достаточных средств. Это было бы невозможно, если бы Германия не имела воспитанных поколениями прекрасных солдат и не располагала бы высокоталантливыми военачальниками. И если в конце концов война все же была проиграна, то в этом немецкие вооруженные силы поистине неповинны.

Оглавление книги


Генерация: 0.157. Запросов К БД/Cache: 2 / 0