Глав: 7 | Статей: 139
Оглавление
«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

3. Проведение кампании

3. Проведение кампании

В районе военных действий, разделенном болотами реки Припять на две части, направление главного удара следовало наметить севернее этой реки, для чего нужно было сосредоточить здесь две группы армий.

Южной из этих двух групп, образующей центр общего фронта, предстояло нанести с помощью особенно сильных танковых и моторизованных соединений удар из района Варшавы и севернее ее и уничтожить русские войска в Белоруссии. Таким путем создавалась предпосылка для поворота крупных сил подвижных войск на север с тем, чтобы во взаимодействии с северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии в общем направлении на Ленинград, уничтожить войска противника в Прибалтике. Лишь после выполнения этой важнейшей задачи, которая должна была завершиться захватом Ленинграда и Кронштадта, следовало продолжать наступательные операции по овладению важнейшим центром коммуникаций и оборонной промышленности — Москвой.

Только внезапно и быстро сломив сопротивление русских войск, можно было достичь обеих целей одновременно.

Группа армий, действовавшая южнее Припятских болот, наносила главный удар из района Люблина в общем направлении на Киев, чтобы крупными танковыми силами выйти глубоко во фланг и тыл русских войск и затем отрезать их, развивая наступление вдоль Днепра, на юг.

Немецко-румынской группировке на правом крыле предстояло выполнить следующую задачу:

а) оборонять румынскую территорию и обеспечить таким образом южное крыло всего фронта;

б) в ходе наступления на северном крыле группы армий «Юг» сковать находящиеся против нее силы противника, а в случае благоприятного развития событий организовать преследование и во взаимодействии с Воздушными силами препятствовать организованному отходу русских через Днестр.

Размах и огромные масштабы задач, намеченных в директиве, основывались на учете опыта войны в Польше и во Франции. Гитлер был убежден, что сможет и на Востоке в ходе молниеносной войны с самого начала и до разгрома противника прочно удерживать инициативу в своих руках и навязывать ему свою волю.

На основе «директивы фюрера», основные моменты которой приведены выше, главнокомандующий немецкой сухопутной армией издал 31 января 1941 года свою директиву «О стратегическом развертывании сил», точно определявшую задачи отдельных армий и групп армий.

Наряду с необходимостью доукомплектования всех соединений техникой и вооружением возникли и другие трудности, и прежде всего создание значительных запасов горючего, необходимых для ведения операций такого огромного масштаба. Предпосылкой для создания этих запасов должна была быть бесперебойная поставка нефти Румынией. В связи с сообщениями, полученными от немецкой военной миссии в Румынии, в которых указывалось, что русские сосредоточили крупные силы в Южной Бессарабии и в Буковине, с румынским Генеральным штабом были согласованы меры, предусматривавшие в случае наступления русских использование румынских войск, численность которых предполагалось увеличить.

В конце декабря 1940 года началась переброска 12-й немецкой армии в Румынию. Русским было объяснено, что эта переброска вызвана высадкой англичан в Греции. Все остальные мероприятия по подготовке кампании против России были отнесены на середину мая 1941 года. Одновременно велась подготовка войны на Балканах (операция «Марита»), которая преследовала цель поддержать застопорившееся наступление итальянцев в Албании и изгнать с Балкан английские войска, высадившиеся в Греции. Силы, выделенные для проведения этой операции, не могли поэтому принять участие в первом наступлении на Россию.

Внезапно все намеченные сроки рухнули. Это произошло в результате военного заговора в Белграде, приведшего к государственному перевороту и означавшего отход Югославии от проводившейся прежним югославским правительством политики, то есть разрыв с державами «оси». Югославия нуждалась в серьезной поддержке со стороны России и 6 апреля заключила с ней, вероятно под влиянием реакции, вызванной в Германии переворотом, пакт о дружбе и ненападении. Гитлер усматривал в этом серьезную угрозу своим военным планам на Балканах, а также новое подтверждение тому, что Россия не намерена бездействовать, видя, какую политику проводят немцы в отношении Балкан. Поэтому он считал, что необходимо включить Югославию в операцию «Марита», что, конечно, потребовало внесения в план коренных изменений. Количество сил, потребных для проведения кампании на Балканах, возросло теперь настолько, что проводить одновременно операцию на Балканах и осуществлять план «Барбаросса» стало невозможно. Даже при самых благоприятных условиях следовало рассчитывать на то, что Восточная кампания будет начата с запозданием на пять недель, то есть во второй половине июня. А это вело к тому, что, продлись «молниеносная кампания» даже три месяца, она должна была захватить период дождей и бездорожья. Гитлер решил примириться с этим неизбежным недостатком планирования, очевидно, не предполагая, к каким последствиям это может привести.

После капитуляции югославской армии 17 апреля и греческой армии в Эпире 21 апреля Гитлер 30 апреля по предложению главнокомандующего сухопутной армией на основе учета перегруппировки войск, находящихся на Балканах, назначил срок нападения на Россию на 22 июня 1941 года.

11 июня Гитлер посвятил в свои планы генерала Антонеску, главу румынского государства, и договорился с ним об участии румынских Вооруженных сил в проведении плана «Барбаросса» и о тех задачах, которые вытекали для них из этого плана.

15 июня, после того как состоялись переговоры между представителями германского и венгерского Генеральных штабов, Венгрии было указано на то, что между Германией и Советским Союзом следует ожидать разрыва дипломатических отношений и что желательно усилить венгерские войска, расположенные на границе с Россией. Финны были поставлены в известность о предстоящих событиях еще в мае, однако форма, в которой было сделано это заявление, ни к чему не обязывала. Финны заявили о своей готовности предоставить Германии для стратегического развертывания своих сил Северную Финляндию и после соответствующей подготовки вступить в войну.

Была ли подробно информирована Италия относительно немецких планов во время встречи Гитлера с Муссолини, состоявшейся 2 июня, нам неизвестно.

17 июня Гитлер отдал окончательный приказ о том, что осуществление плана «Барбаросса» начнется 22 июня.

Ставка Гитлера была перенесена на командный пункт, специально построенный для этого в Восточной Пруссии, в районе Растенбурга, и названный условно «Вольфшанце».

Главное командование сухопутных войск последовало за Ставкой и расположилось в подземных сооружениях в районе Ангербурга, Главное командование Военно-воздушных сил переместилось в свою ставку в районе Гольдапа. Даже имперский министр иностранных дел и начальник отрядов СС оборудовали себе в Восточной Пруссии полевые штаб-квартиры.

Такое явно недвусмысленное перемещение важнейших руководящих инстанций на восток серьезно осложняло деятельность высших органов управления, так как связь с ними из Восточной Пруссии была сопряжена с большими трудностями, да к тому же и Гитлер уже привык разрешать возникающие трудности во всех областях государственной деятельности, экономики, военной промышленности и т. д. при помощи непосредственно ему подчиненных «комиссаров», облеченных большими полномочиями. В результате этого Гитлер все больше отдалялся от управления государством и экономикой. Одновременно рос и параллелизм между существовавшими учреждениями административного и хозяйственного аппарата, с одной стороны, и «генеральными уполномоченными», «комиссарами», «особыми уполномоченными» и т. п. — с другой. Правовое положение этих органов никогда точно не было определено, и потому весь управленческий аппарат неуклонно и вполне ощутимо шел к хаосу.

22 июня 1941 года немецкая Восточная армия начала военные действия, имея следующую группировку и состав.

Группа армий «Юг» (фельдмаршал фон Рундштедт), включавшая в себя 6-ю армию фельдмаршала фон Рейхенау, 11-ю армию генерал-полковника фон Шоберта, 17-ю армию генерала пехоты фон Штюльпнагеля и 1-ю танковую группу генерал-полковника фон Клейста. Всего в этой группе армий имелось 29 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованных, а также 14 румынских дивизий. Группу армий «Юг» поддерживал 4-й воздушный флот генерал-полковника Лёра.

Группа армий «Центр» (фельдмаршал фон Бок), имевшая в своем составе 2-ю армию генерал-полковника фон Вейкса (она была придана группе армий несколько позже), 4-ю армию фельдмаршала фон Клюге, 9-ю армию генерал-полковника Штрауса, 2-ю танковую группу генерал-полковника Гудериана и 3-ю танковую группу генерал-полковника Гота. Эта группа армий имела 31 пехотную дивизию, 9 танковых, 7 моторизованных и 1 кавалерийскую дивизии. Группу армий «Центр» поддерживал 2-й воздушный флот фельдмаршала Кессельринга.

Группа армий «Север» (фельдмаршал фон Лееб) в составе 16-й армии генерал-полковника Буша, 18-й армии генерал-полковника фон Кюхлера и 4-й танковой группы генерал-полковника Гёппнера. В этой группе армий было 20 пехотных дивизий, 3 танковые и 3 моторизованные дивизии. Группу армий «Север» поддерживал 1-й воздушный флот генерал-полковника Келлера.

В резерве Верховного главнокомандования находились, включая и дивизии, которые еще перебрасывались на Восточный фронт, 21 пехотная дивизия, 2 танковые и 1 моторизованная дивизии.

В составе групп армий следовали также и оперативные команды СД (службы безопасности), которые подчинялись непосредственно рейхсфюреру СС и начальнику германской полиции. На них возлагались задачи по обеспечению безопасности и ведению борьбы с разведкой противника. Они подчинялись войсковым начальникам только в вопросах размещения и снабжения.

Инструкции, данные немецким войскам относительно их поведения в восточных областях, сознательно уничтожали неповторимую возможность представить немецкую армию как освободительницу народов от большевизма, завоевать симпатии освобожденных народов и полностью использовать эти народы для борьбы против Кремля. Подчеркнуто дружелюбное отношение к немцам народов Прибалтики, Украины и Кавказа, проявленное ими в начале войны, очень скоро сменилось разочарованием, а позже даже враждебностью. Главной причиной этого была непонятная для народов оккупированных областей и не отвечающая их интересам и надеждам политика немецких оккупационных властей.

Какие огромные возможности открылись бы перед немецким военным и политическим руководством, если бы оно сумело или было бы готово дать этим народам перспективы национального и экономического развития, к которому они стремились, и вооружить их для борьбы за свою свободу и самостоятельность.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 3 / 1