Особые условия финского театра военных действий

Имеются определенные причины, которые позволяют рассматривать военные события, происходившие в Финляндии и Лапландии, отдельно от остальных, несмотря на то, что они тесно связаны со всем ходом войны на Востоке. Здесь плечом к плечу с немцами сражался небольшой народ, насчитывающий всего лишь около 3,8 млн. человек и прочно придерживающийся своих демократических традиций. Солдаты этого народа отличаются высокими боевыми качествами. Именно на этом театре Вторая мировая война была ярко выраженной коалиционной войной, в которой значительно больше, чем где-либо, приходилось не приказывать, а договариваться и согласовывать действия сторон.

Географические и климатические особенности северного театра войны накладывали на боевые действия в этом районе особый отпечаток. В Лапландии и Восточной Карелии при ведении операций и отдельных боев приходилось сталкиваться с такими трудностями, которые даже по сравнению с тяжелыми условиями ведения войны на всем Восточном фронте были необычайно велики. Бесконечные, лишенные дорог и покрытые непроходимыми болотами, малонаселенные лесные массивы, беспорядочные нагромождения валунов, которые часто достигают значительных размеров, пресловутые tunturi[1], напоминающие собой естественные крепости, а также лежащая на Крайнем Севере голая, покрытая скалами и болотами тундра — все это чрезвычайно затрудняло ведение боевых действий. Все понятия, связанные со временем и пространством, оказывались здесь смещенными, всякое передвижение вне дорог и тропинок, имевшихся в незначительном количестве, означало огромную потерю времени, учесть которую заранее было совершенно невозможно. Чересчур светлые летние ночи и хмурые, мало чем отличающиеся от ночи зимние дни; северные сияния, временами парализовывавшие всю работу радиостанций, которые являлись здесь единственным действенным средством связи; болота, делавшие невозможным движение по азимуту; примитивные, полные постоянных неожиданностей карты, а также резко континентальный климат высоких широт с поздней весной, жарким летом и ранней зимой, с сильными морозами и глубоким снежным покровом — вот с какими трудностями пришлось встретиться немецким войскам в Финляндии.

Нет необходимости специально подчеркивать, что эти трудности требовали от бойца определенной, может быть, даже врожденной привычки к подобным природным условиям. Не подлежит никакому сомнению и то, что немецкие солдаты в противоположность своему финскому союзнику и русскому противнику имели весьма незначительные предпосылки для ведения боевых действий в этих условиях. Но они многому научились и от первого, и от второго.

В описанных выше условиях всякое тяжелое наступательное оружие имело для своего применения весьма ограниченные возможности. Основную тяжесть борьбы поэтому нес на себе одиночный боец, вооруженный винтовкой и ручной гранатой. Наилучшими его помощниками являлись ручной пулемет и самое эффективное средство ведения боя в лесу — миномет, конечно, в том случае, если подвоз боеприпасов для них был хорошо налажен. Снабжение боеприпасами требовало создания многочисленных колонн и команд носильщиков. Артиллерия зачастую могла вести огонь лишь на предельных дистанциях, используя для этого дальнобойные орудия и соответствующие снаряды и заряды. Лучшим средством эффективной и быстрой огневой поддержки являлась штурмовая авиация, так как ее действия не зависели от условий местности. Но по своей численности она была не в состоянии выполнить огромное количество задач, стоявших перед ней.

Совершенно очевидно, какие преимущества мог извлечь из этих условий русский противник, выбравший стратегическую оборону основной формой борьбы на первом этапе войны и опиравшийся к тому же в большинстве случаев на мощные долговременные укрепления. Только значительное численное превосходство наступающего или низкие боевые качества обороняющегося могли свести на нет эти преимущества. Но здесь совершенно отсутствовало и то и другое.

Похожие книги из библиотеки

Американские фрегаты 1794 – 1826

В наши дни принято представлять фрегат как 44-пушечный корабль с главной батареей из тяжелых 24-фунтовых пушек. Авторы авантюрных романов любят помещать своих героев на палубу 44-пушечного французского или американского фрегата. Это беллетристика, но под ней есть определенное основание. Последний, сохранившийся до нас американский фрегат, был USS Constitution, принадлежавший именно к классу 44-пушечных фрегатов. Наиболее известный британский фрегат эпохи Наполеоновских войн — HMS Indefatigable — был одним из немногих британских фрегатов с 24-фунтовыми пушками.

Сверхсекретный Т-10

Этот тяжелый танк был принят на вооружение через полгода после смерти И.В. Сталина, поэтому привычную аббревиатуру «ИС» поменяли на T-10. Эта 50-тонная машина со 120-мм «щучьим носом» и мощнейшей пушкой, способной пробить более 200 мм брони, превосходила все танки всех вероятных противников Советской Армии и оставалась в строю 40 лет (последние «десятки» были сняты с вооружения только в 1993 году). Но при этом Т-10М является, пожалуй, наименее известным из отечественных танков, так как на экспорт он не поставлялся и был строжайше засекречен в СССР (даже руководство по его эксплуатации имело гриф).

Как этот танк показал себя в ходе операции «Дунай» по вводу наших войск в Чехословакию в 1968 году? Сколько на самом деле было произведено этих машин (в источниках «гуляли» самые разные цифры — от 1400 до 8000)? И почему Т-10 стал последним тяжелым танком Советского Союза?

Отвечая на все эти вопросы, новая книга ведущего историка бронетехники впервые восстанавливает полную историю создания, производства и сорокалетней службы последнего «супертанка» Сталина.

Танки БТ. часть 1. “Колесно-гусеничный танк БТ-2”.

Основной причиной покупки танка «Кристи» M.1940 послужило прежде всего предоставление фирмой технической помощи, передача всех производственных чертежей и технологического процесса производства танка. Дж. У.Кристи выразил также готовность прибыть в СССР сроком на два месяца для консультаций и организации производства. Кроме того, фирма предоставляла возможность нашему инженеру работать на заводе в Рауэй (США). Техническая помощь не распространялась лишь на двигатели «Либерти», гак как они под маркой «М-5» уже производились в СССР по лицензии.

Гусеничный плавающий транспортер К-61

Гусеничный плавающий транспортер К-61 стал родоначальником целого направления отечественных инженерных машин. Многие конструкторские решения, предложенные его главным конструктором А. Ф. Кравцевым, стали классическими и поныне используются при создании переправочных средств. На базе транспортера К-61 было разработано несколько инженерных машин.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»