Особые условия финского театра военных действий

Имеются определенные причины, которые позволяют рассматривать военные события, происходившие в Финляндии и Лапландии, отдельно от остальных, несмотря на то, что они тесно связаны со всем ходом войны на Востоке. Здесь плечом к плечу с немцами сражался небольшой народ, насчитывающий всего лишь около 3,8 млн. человек и прочно придерживающийся своих демократических традиций. Солдаты этого народа отличаются высокими боевыми качествами. Именно на этом театре Вторая мировая война была ярко выраженной коалиционной войной, в которой значительно больше, чем где-либо, приходилось не приказывать, а договариваться и согласовывать действия сторон.

Географические и климатические особенности северного театра войны накладывали на боевые действия в этом районе особый отпечаток. В Лапландии и Восточной Карелии при ведении операций и отдельных боев приходилось сталкиваться с такими трудностями, которые даже по сравнению с тяжелыми условиями ведения войны на всем Восточном фронте были необычайно велики. Бесконечные, лишенные дорог и покрытые непроходимыми болотами, малонаселенные лесные массивы, беспорядочные нагромождения валунов, которые часто достигают значительных размеров, пресловутые tunturi[1], напоминающие собой естественные крепости, а также лежащая на Крайнем Севере голая, покрытая скалами и болотами тундра — все это чрезвычайно затрудняло ведение боевых действий. Все понятия, связанные со временем и пространством, оказывались здесь смещенными, всякое передвижение вне дорог и тропинок, имевшихся в незначительном количестве, означало огромную потерю времени, учесть которую заранее было совершенно невозможно. Чересчур светлые летние ночи и хмурые, мало чем отличающиеся от ночи зимние дни; северные сияния, временами парализовывавшие всю работу радиостанций, которые являлись здесь единственным действенным средством связи; болота, делавшие невозможным движение по азимуту; примитивные, полные постоянных неожиданностей карты, а также резко континентальный климат высоких широт с поздней весной, жарким летом и ранней зимой, с сильными морозами и глубоким снежным покровом — вот с какими трудностями пришлось встретиться немецким войскам в Финляндии.

Нет необходимости специально подчеркивать, что эти трудности требовали от бойца определенной, может быть, даже врожденной привычки к подобным природным условиям. Не подлежит никакому сомнению и то, что немецкие солдаты в противоположность своему финскому союзнику и русскому противнику имели весьма незначительные предпосылки для ведения боевых действий в этих условиях. Но они многому научились и от первого, и от второго.

В описанных выше условиях всякое тяжелое наступательное оружие имело для своего применения весьма ограниченные возможности. Основную тяжесть борьбы поэтому нес на себе одиночный боец, вооруженный винтовкой и ручной гранатой. Наилучшими его помощниками являлись ручной пулемет и самое эффективное средство ведения боя в лесу — миномет, конечно, в том случае, если подвоз боеприпасов для них был хорошо налажен. Снабжение боеприпасами требовало создания многочисленных колонн и команд носильщиков. Артиллерия зачастую могла вести огонь лишь на предельных дистанциях, используя для этого дальнобойные орудия и соответствующие снаряды и заряды. Лучшим средством эффективной и быстрой огневой поддержки являлась штурмовая авиация, так как ее действия не зависели от условий местности. Но по своей численности она была не в состоянии выполнить огромное количество задач, стоявших перед ней.

Совершенно очевидно, какие преимущества мог извлечь из этих условий русский противник, выбравший стратегическую оборону основной формой борьбы на первом этапе войны и опиравшийся к тому же в большинстве случаев на мощные долговременные укрепления. Только значительное численное превосходство наступающего или низкие боевые качества обороняющегося могли свести на нет эти преимущества. Но здесь совершенно отсутствовало и то и другое.

Похожие книги из библиотеки

Броненосные фрегаты “Минин” и “Пожарский”

Впрочем, морское ведомство России гораздо больше, чем увеличение прусского флота, волновало усиление флота старой и главной соперницы России на морях — Великобритании. успешное противостояние которому было немыслимо без наличия броненосных кораблей, способных к дальним плаваниям. Однако уже построенные к тому времени броненосные суда русского флота по своим тактико-техническим данным могли быть использованы лишь для обороны балтийского побережья России и в первую очередь Кронштадта.

В числе восьми кораблей, постройка которых предполагалась в соответствии с проектами, значились два батарейных броненосца по проекту “С” длиной 265 ф. шириной 45 ф, с углублением на миделе 18 ф 3 д. водоизмещением 2563 строевых т. с машиной в 450 л. с. и одним подъемным винтом.

Эти броненосцы по своим размерам, мощности машины и величине рангоута должны были явиться кораблями, способными. подобно английским рангоутным броненосцам. к океанским плаваниям и стационарной службе в иностранных морях. Именно они и получили впоследствии названия "Минин" и "Князь Пожарский".

Боевые корабли древнего Китая 200 г. до н.э. -1413 г. н.э.

Настоящее издание посвящено боевым кораблям Китая, Кореи, Японии и других стран Юго-Восточной Азии. В описываемый период отмечено заметное совершенствование военных технологий, что дало весьма впечатляющие результаты.

Мало кому известно, что в флоте древнего Китая использовались бомбы, морские мины, аналог "греческого огня" и гребной колесный движитель.

Параллельное оружие, или Чем и как будут убивать в XXI веке

Эта книга написана десятками авторов, которые в СМИ и интернет-изданиях стремятся показать, что созданы и реально угрожают человечеству качественно новые виды вооружений. Некоторые из них кто-то, не лишенный юмора, назвал «нелетальными». Сергей Ионин предлагает новый термин — «параллельное оружие», то есть оружие, которое не рассматривается на международных конференциях и саммитах, не фиксируется в документах по ограничению различных вооружений, но это такое оружие, которое, пожалуй, будет пострашнее уже существующего.

Издание представляет интерес для самого широкого круга читателей: остро поставленный автором вопрос — чем и как нас будут убивать в XXI веке? — никого не оставит равнодушным.

Линкоры США Часть 2

Существует миф, согласно которому тот флот, который помог США выиграть войну, Америка начала строить с утра 8 декабря 1941 г., когда немного очухалась от случившегося накануне разгрома японцами Перл-Харбора. Миф. На самом деле американские милитаристы все десять быстроходных линкоров, которые принесли на своих палубах победу Вашингтону, начали строить минимум за десять месяцев до атаки самураями Перл-Харбора. Линкоры типа «Северная Каролина» были заложен с двухнедельным интервалом в июне 1940 г. и вошли в строй в апреле и мае 1941 г. Фактически, три из четырех линкоров типа «Южная Дакота» были спущены на воду до 7 декабря 1941 г. Да, тот флот, который сокрушил Японию, еще не был построен, но его тем более нельзя было бы построить, засучив рукава только с утра 8 декабря. Таким образом. удар японской авиации по главной базе Тихоокеанского флота США не сыграл абсолютно никакой роли в судьбе скоростных линкоров ВМС США.