Глав: 7 | Статей: 139
Оглавление
«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

Военные действия осенью 1943 года

Военные действия осенью 1943 года

К сентябрю 1943 года фронт Восточной армии представлял собой в основном сплошную линию, и только между группами армий «Юг» и «Центр» оставалась незакрытой одна брешь. Однако прочность вновь созданного фронта оставляла желать много лучшего. Отсутствовали сколько-нибудь значительные резервы. Дивизии были измотаны в боях, их численность и вооружение свидетельствовали, что они будут не в состоянии выдержать новые тяжелые испытания. На огромных участках фронта позиции были оборудованы плохо, растянутость фронта отдельных соединений не позволяла немцам создать достаточную оперативную плотность войск даже в главной полосе обороны, не говоря уже о строительстве глубоко эшелонированной и хорошо оборудованной системы обороны. Проблема численности соединений, которая красной нитью проходила через всю Восточную кампанию, начала приобретать все большую остроту. Становилось совершенно очевидным, что Гитлер поставил перед вооруженными силами на Востоке такую задачу, которая была им не по силам.

В таких условиях сам собой напрашивался вывод о необходимости еще раз до начала нового русского наступления организованно отвести войска и занять наименее протяженную и хорошо подготовленную линию обороны. В первую очередь необходимо было вывести войска из Крыма, а также с выступавшей на восток дуги по Днепру южнее Киева. Только так можно было добиться некоторого сокращения фронта отдельных соединений и создать хотя бы минимум резервов. Но на это Гитлер не соглашался по уже частично указанным выше политическим и экономическим причинам. Хотя Гитлер по точным сводкам и донесениям постоянно был в курсе всех дел и знал, сколько людей и вооружения имелось в отдельных дивизиях, он переоценил их способность к сопротивлению, так же как и недооценил наступательные возможности русских. Кроме того, он считал, что такую широкую водную преграду, как Днепр, можно успешно оборонять и незначительными силами.

7 октября русские, захватив предварительно небольшой плацдарм на правом берегу Днепра в районе южнее Киева, ликвидировать который немцам не удалось, перешли в наступление. Основное усилие они сосредоточили вначале между Кременчугом и Днепропетровском, а также в районе Запорожья и Мелитополя. После тяжелых боев, в ходе которых немецкие войска и командование, сознавая решающее значение прочного удержания занимаемых рубежей для всей Восточной кампании, напрягали все свои силы и упорно отбивали натиск превосходящих сил русских, последним удалось 23 октября прорвать фронт 6-й армии в районе Мелитополя. Они отбросили армию за Днепр в его нижнем течении и отрезали Крым, блокировав Перекопский перешеек. Одновременно они высадились в восточной части Крыма на Керченском полуострове. Однако как под Перекопом, так и на Керченском полуострове продвижение русских войск было временно остановлено. Крымский полуостров продолжал оставаться в руках немцев.

На фронте 1-й танковой армии, проходившем на участке от Чигорина до Никополя, русские, потерпев неудачу при попытке ликвидировать немецкий плацдарм в районе Запорожья, форсировали Днепр между Днепропетровском и Кременчугом и на широком фронте прорвали оборону немецких войск по Днепру. Силами примерно до 100 дивизий, в числе которых было много танковых частей и соединений, они нанесли удар в западном направлении и вышли к Кривому Рогу. Группа армий «А», правое крыло которой еще удерживало оборону по Днепру в его нижнем течении, развернулась от Никополя фронтом на запад. Теперь линия фронта проходила через Кривой Рог и западнее Кировограда. Группа армий «Юг», отведя назад вслед за 1-й танковой армией войска правого крыла 8-й армии, первое время продолжала удерживать в полосе этой армии старые позиции. В результате этого здесь образовался новый выступ фронта, сильно вытянутый на восток.

Критическая обстановка сложилась также и на фронте 4-й танковой армии, действовавшей в составе группы армий «Юг». Эта армия в ходе кровопролитных боев, длившихся почти четыре недели, отбила все атаки противника, пытавшегося осуществить прорыв в районе Киева. Лишь на нескольких участках противнику удалось слегка потеснить ее войска. Но после этих боев армия оказалась обескровленной и неспособной продолжать сопротивление.

Когда 3 ноября русские силами до 50 дивизий перешли с захваченных ими на правом берегу Днепра плацдармов в решительное наступление, 4-я танковая армия не сумела оказать достаточное сопротивление ударной группировке русских. 6 ноября пал Киев. Фронт немецких войск был взломан, и русские танковые и моторизованные соединения, почти не встречая сопротивления, устремились на запад. 11 ноября передовые части наступающих русских войск подошли к Житомиру.

Одновременно русские перешли в наступление и на фронте 2-й армии, действовавшей на правом фланге группы армий «Центр». Нанеся удары южнее и севернее Гомеля, русские отбросили армию на северо-запад. В результате этого брешь, существовавшая между группами армий, еще больше увеличилась. Создалось отчаянное положение. Если бы теперь русские стали развивать достигнутый ими успех, то судьба групп армий «А» и «Юг», а вместе с тем и судьба всего Восточного фронта была бы окончательно решена. Положение можно было спасти только путем нанесения удара по левому флангу прорвавшихся русских войск. Собрав все силы, которые можно было снять с других участков фронта, заменив их временными, наскоро сформированными подразделениями из отпускников, а также сводными подразделениями тыловых служб и т. п. и перебросив сюда отдельные части с других театров военных действий, немцы сумели к 11 ноября создать в районе между Фастовом и Житомиром необходимую для выполнения этой задачи группировку. Эта ударная группировка перешла в контрнаступление против левого фланга прорвавшихся русских войск и остановила их продвижение на запад.


Бои за Днепр осенью 1943 г.

Хотя сил для достижения решающего успеха у немцев было недостаточно, все же им удалось ликвидировать смертельную опасность глубокого прорыва русских соединений и выхода их на оперативный простор. Путем переброски части сил на запад немцы смогли задержать противника примерно на линии Фастов — Радомышль — Коростень. За эту неудачу русские попытались ответить новым наступлением на фронте 8-й армии и группы армий «А». В ходе тяжелых боев, затянувшихся до самого декабря 1943 года, им удалось достичь здесь некоторых местных успехов: захватить плацдарм в районе Херсона и овладеть Чигирином и Черкассами. Но целостность своего фронта немцы все же сохранили. Серьезная опасность, угрожавшая фронту в октябре — ноябре, миновала. Однако, несмотря на такое, казалось бы, удовлетворительное развитие событий, немецкие войска, вопреки всему тому, что делалось для повышения их боеспособности, стали еще слабее. То обстоятельство, что в ходе своего контрнаступления 4-я танковая армия, несмотря на умелое руководство со стороны командования, благоприятные условия и самоотверженные действия войск, не сумела развить первоначальный тактический успех и добиться победы в оперативном масштабе, должно было явиться для немцев новым тревожным сигналом. Превосходящие силы русских, действовавших в составе 1, 2, 3-го и 4-го Украинских фронтов, грозили при новом ударе прорвать тонкую ткань немецкой обороны в любом желаемом для них месте.

Войска группы армий «Центр» тем временем совершили планомерный отход и также заняли новую оборону. Линия фронта проходила теперь по рекам Сож и Проня и, продолжаясь далее на север к востоку от Орши и Витебска, соединялась в районе восточнее Невеля с линией фронта группы армий «Север». Но получить хотя бы небольшую передышку на этом новом рубеже войска группы армий не смогли. Действовавшие здесь крупные силы 1, 2-го и 3-го Белорусских фронтов наносили частые удары по немецким войскам, пытаясь обойти их с фланга, на участке 2-й армии и прорвать слабый фронт группы армий. Однако немецкие войска при поддержке малочисленных, но исключительно оперативно действовавших авиационных частей генерал-полковника фон Грейма успешно преодолели многочисленные и иногда весьма опасные положения.

Наиболее критический характер приняла обстановка, сложившаяся на правом фланге 2-й армии, где особенно сильно давали себя чувствовать поражения, понесенные группой армий «Юг». Становившийся все более открытым, этот фланг заставил командование армии выделить для его прикрытия часть сил. Русские воспользовались тяжелым положением, в котором оказалась армия, и перешли в наступление в направлении Гомеля. В упорных боях немцам сначала удалось удержать свои позиции и не допустить прорыва противником их фронта. Однако в начале ноября, когда был прорван фронт соседней 4-й танковой армии (группа армий «Юг») и русские начали продвигаться в направлении Коростеня, обстановка значительно ухудшилась. Теперь противник начал наступление также против совершенно ничем не прикрытого стыка групп армий «Юг» и «Центр». После ожесточенных боев русские прорвали фронт 2-й армии, которая бросила в бой свои последние резервы, и, повернув затем на северо-запад, стали продвигаться к Речице и Мозырю. В результате этого оказались отсеченными от армии соединения, действовавшие на ее правом фланге южнее реки Припять, и создалась угроза для основной коммуникации немцев, железной дороги Минск — Мозырь. Связь с 4-й танковой армией, поддерживавшаяся в течение уже довольно долгого времени только подвижными частями, была полностью утрачена. Противник вышел глубоко в тыл войскам правого фланга 2-й армии в районе Овруча. Малочисленная южная группировка, отсеченная от основных сил армии, оказалась под угрозой окружения, которого ей удалось избежать лишь в результате быстрого прорыва в северо-западном направлении. Прорыв был осуществлен успешно, и группировка снова соединилась с основными силами армии в районе юго-восточнее Мозыря. Но брешь, существовавшая между группами армий «Центр» и «Юг», расширилась более чем до 100 км. Возникла серьезная угроза для войск, оборонявшихся на обращенном к востоку выступе фронта в районе Гомеля. Несмотря на это, Гитлер отклонил предложение об отводе этих войск на новые позиции. В результате обстановка еще более обострилась. 17 ноября была сдана Речица, а вслед за этим русские вышли к железной дороге Мозырь — Жлобин и перерезали тем самым последнюю коммуникацию, связывавшую войска, оборонявшие Гомель, с основными силами немцев.

Теперь русские перешли в наступление и на участке фронта севернее Гомеля, в районе Пропойска, в ходе тяжелых боев прорвали немецкую оборону на значительную глубину. Продвижение противника удалось остановить примерно лишь на рубеже Чаусы — Быхов. Немецкие войска, действовавшие в районе Гомеля, оказались под угрозой окружения. Создавшаяся обстановка заставила немецкое командование в самый последний момент отвести свои войска с занимаемого ими выступа фронта. К середине декабря войска заняли новые позиции по Днепру, и их положение несколько упрочилось. Образовавшийся входе боев разрыв между основными силами группы армий и 2-й армией удалось ликвидировать в результате предпринятого здесь контрнаступления. Таким образом, войска правого крыла группы армий «Центр» к концу года вновь занимали более или менее прочное положение, и только брешь, существовавшая на стыке групп армий «Центр» и «Юг» в районе южнее Мозыря, все еще не была закрыта. С начала зимы Припятские болота стали относительно проходимыми, по крайней мере здесь можно было теперь вести боевые действия, а это заставляло немцев выделять для прикрытия болот дополнительные силы.

Перед центральным участком фронта группы армий русские сосредоточили основное усилие на направлении Смоленск — Орша — Минск. Здесь они несколько раз пытались крупными силами предпринять наступление с целью прорыва фронта 4-й армии на ее правом фланге. Благодаря исключительной стойкости войск, умелым действиям командиров частей и соединений, а также наличию здесь глубоко эшелонированной и хорошо оборудованной обороны немцам удалось отбить все атаки значительно превосходящих сил противника, которые предпринимались им вплоть до декабря 1943 года. Русским был нанесен здесь большой ущерб.

Менее успешными были действия 3-й танковой армии, оборонявшейся на правом крыле группы армий. В начале октября русские прорвали ее фронту Невеля в районе стыка с 16-й армией (группа армий «Север»). Внутренние фланги обеих армий пришлось загнуть назад. Закрыть все более расширявшуюся брешь не удалось, а поскольку Гитлер и на этот раз отклонил предложение об отводе войск, располагавшихся на флангах обеих армий и оказавшихся под угрозой охвата, здесь постепенно создалась опасность того, что русские выйдут в тыл левому крылу 3-й танковой армии с севера и северо-запада. Поскольку обе группы армий не имели сил, чтобы путем контрудара ликвидировать брешь, как этого неоднократно требовал Гитлер, нажим противника против открытого левого фланга группы армий «Центр» становился все чувствительнее. Постепенно возникла большая угроза для основной коммуникации 3-й танковой армии, проходившей через Полоцк. 13 декабря русские перешли в решительное наступление. Они нанесли ряд ударов по сходящимся направлениям с востока, севера и северо-востока. Дивизия, оборонявшаяся на левом фланге армии, была разгромлена; ее остаткам удалось прорвать кольцо окружения, но при этом была потеряна вся материальная часть. Танковая армия была отброшена к Витебску, но здесь ей удалось закрепиться и удержать плацдарм на правом берегу Западной Двины. Все атаки противника, пытавшегося прорвать фронт армии, были отбиты. Разрыв между группой армий «Центр» и группой армий «Север», прикрывавшийся лишь незначительными силами, продолжал существовать и представлял собой серьезную опасность, так как русские могли использовать его для наступления вдоль Западной Двины на северо-запад с целью глубокого охвата группы армий «Север».

На фронте группы армий «Север» русские ограничились небольшим усилением активности. Однако это позволило им сковать значительные силы группы армий, которая из-за этого не сумела найти средства для ликвидации кризиса под Невелем, представлявшего и для нее серьезную опасность.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.245. Запросов К БД/Cache: 3 / 1