Развертывание сил, входивших в состав армии «Норвегия»

В районе Лиекса была развернута 14-я финская пехотная дивизия, подчинявшаяся непосредственно Верховному командованию финнов. Она представляла собой связующее звено между «Карельской армией» и располагавшейся севернее нее немецкой армией «Норвегия». В состав последней, помимо немецких, входили и финские части. Командовал этой армией генерал-полковник фон Фалькенхорст. Еще одна финская дивизия блокировала полуостров Ханко, занятый русскими войсками.

Силы, входившие в состав армии «Норвегия», сосредоточились в исходных районах тремя отдельными группировками, что было обусловлено весьма бедной сетью железных и других дорог в этом районе.

В районе Кусамо (на правом крыле армии) исходное положение занял 3-й финский армейский корпус (3-я и 6-я дивизии), в районе восточнее Кемиярви — 36-й немецкий армейский корпус, имевший в своем составе 169-ю немецкую пехотную дивизию и эсэсовскую бригаду «Норвегия», а на побережье Ледовитого океана в районе Петсамо (Печенги) развернулся немецкий горно-егерский корпус «Норвегия», состоявший из 2-й и 3-й горно-егерских дивизий.

Войска южного крыла армии «Норвегия» должны были наступать в направлении Мурманской железной дороги на Лоухи, войска центральной группировки — в направлении Кандалакши, являющейся важным портом русских на Белом море, а войска северной группировки — на Мурманск. Плохо было то, что вследствие ограниченного количества дорог, идущих на восток, наступление с самого начала могло развиваться только по строго определенным «каналам» и что отсутствие рокадной дороги совершенно исключало возможность маневрирования по фронту и незаметного для противника сосредоточения основных усилий на главном направлении. Мурманская железная дорога, напротив, давала русским в этом отношении самые широкие возможности. Шоссе, начинавшееся от Рованиэми и выходившее к Баренцеву морю у Петсамо, не шло ни в какое сравнение с Мурманской дорогой.

Авиации, которая в данных условиях являлась особенно необходимой для поддержки войск, действующих на главном направлении, было, как мы уже отмечали, весьма мало.

Войска противника перед фронтом армии Фалькенхорста по количеству дивизий лишь немногим превосходили немецко-финские войска (шесть к семи). Но к этому прибавлялось порядочное число частей советской пограничной охраны, отличавшихся очень высокой боеспособностью. Русские всегда имели гораздо больше авиации, чем немцы, но по летно-техническим данным самолетов и боевой выучке экипажей русские значительно уступали немцам. Быстрая переброска живой силы и подвоз предметов материально-технического снабжения войск, проводившиеся в ходе последующих операций, доказали, что и в этом отдаленном районе Севера русские располагали значительными преимуществами.

Похожие книги из библиотеки

Тяжёлый танк «Пантера». Первая полная энциклопедия

Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.

Messerschmitt Bf 110

Концепция стратегического истребителя известна со времен Первой мировой войны, когда и немцам и антантовцам потребовался самолет-истребитель, способный совершать глубокие рейды и эскортировать бомбардировщики. В то время уровень развития авиационной науки и техники не позволял разработать такой самолет, тем не менее, интерес к стратегическому истребители военные не утратили и в 20-е годы. Реальным же создание стратегического истребителя стало в середине 30-х годов и больше всего преуспели в этом деле немцы.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании ( собранные схемы на развороте), подписи к иллюстрациям текстом.

Bristol Beaufighter

Один из наиболее удачных и широко использовавшихся двухмоторных истребителей королевских ВВС Великобритании (RAF) Бристоль «Бьюфайтер» позаимствовал очень много конструктивных решений от своего предшественника, бомбардировщика-торпедоносца Бристоль «Бьюфорт». Обе машины были новаторскими в своём классе. «Бьюфорт» был первым современным бомбардировщиком-торпедоносцем, также как и «Бьюфайтер» был первым эффективным двухмоторным истребителем, принятыми на вооружение RAF, и оба самолёта по праву заняли своё место в «зале славы» британской авиации.

Неизвестная трагедия С-117

Море неохотно расстаётся со своими сокровенными тайнами. Иногда на это уходят долгие годы, однако чаще всего тайны так и остаются тайнами. Кто может сказать, сколько загадок и трагедий сокрыто под толщей океанов? Сколько человеческих жизней отдано во имя завоевания морей? Сколько кораблекрушений было и сколько их ещё будет?

Сегодня почти никто уже и не помнит давнюю загадочную и трагическую историю советской подводной лодки С-117. Время стёрло из памяти многое. И все же, думается, настала пора рассказать правду о том далёком от нас событии.