Главная / Библиотека / Провал блицкрига /
/ Часть первая ВОЙНА НА СУШЕ / Война в России / Наступление русских войск зимой 1943–1944 года на южном участке фронта и выход их к Карпатам

Глав: 7 | Статей: 139
Оглавление
«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

Наступление русских войск зимой 1943–1944 года на южном участке фронта и выход их к Карпатам

Наступление русских войск зимой 1943–1944 года на южном участке фронта и выход их к Карпатам

К моменту окончания осенних боев 1943 года немецкие войска на южном участке фронта занимали слабую, прикрытую лишь на отдельных участках естественными препятствиями оборону, в которой имелось много опасных выступов и вмятин. Гитлер по указывавшимся неоднократно причинам все время отказывался выровнять линию фронта и отвести войска назад, на более выгодные рубежи. Войска правого крыла групп армий «А» и «Юг» стояли еще за Днепром, удерживая восточнее Никополя крупный плацдарм, прикрывавший марганцевые рудники. Далее линия фронта шла на запад через Кривой Рог и снова выходила к Днепру, охватывая большой плацдарм русских у Черкасс. Затем фронт снова поворачивал на северо-запад, образуя большую дугу, проходил восточнее Брусилова и Радомышля и оканчивался восточнее Коростеня. Здесь между группой армий «Юг» и группой армий «Центр», правый фланг которой находился в районе Мозыря, существовал широкий разрыв. Разграничительная линия между группой армий «А» (6-я армия и 1-я танковая армия) и группой армий «Юг» (8-я армия и 4-я танковая армия) проходила от Кировограда на запад.

Таким образом, южный участок фронта со своим выступом в районе Никополя и с чрезмерно растянутыми полосами обороны своих соединений давал противнику много возможностей для ведения здесь наступательных действий. Разумеется, это понимал и Гитлер. Но по каким-то становившимся все более непонятными причинам он постоянно переоценивал свои силы и недооценивал силы противника. Вероятно, это вызывалось соображениями политического и экономического характера.

Войска 1-го Украинского фронта русских в течение зимы нанесли по южному участку немецкого фронта ряд мощных ударов. Так, в Рождество 1943 года они перешли в наступление в районе западнее Киева на участке 4-й танковой армии. Они сумели пробить в районе Радомышля брешь в немецкой обороне, быстро расширить ее и осуществить глубокий прорыв. Немцы вынуждены были оставить Брусилов, Коростышев и Радомышль. 1 января 1944 года русские подошли к Житомиру. Сопротивление 4-й танковой армии было сломлено, и русские войска, расширяя прорыв на юг и на север, неудержимым потоком устремились в западном направлении. Уже через несколько дней, выдвинув крупные силы для прикрытия своего левого фланга, они достигли старой польско-советской границы и перешли ее. К середине января противник, почти не встречая никакого сопротивления, вышел на рубеж Сарны — Шепетовка — Бердичев — Погребищенский.

Вследствие того, что наступавшие русские войска и их коммуникации оказались чрезмерно растянутыми, в начале февраля немцам удалось, приняв ряд экстренных мер по усилению своей обороны, остановить противника, наносившего удар в западном направлении, на рубеже восточнее Дубны, Луцка и Ковеля. Однако войска противника, наступавшие на левом фланге ударной группировки, повернули на юго-запад и пытались ударом на Умань окружить 8-ю армию. Немецким резервам удалось остановить продвижение этих войск и в результате искусно проведенного контрудара отбросить их на рубеж Жашков — Погребищенский.

Следующий удар противник обрушил непосредственно на 8-ю армию. Несмотря на то что в результате разгрома 4-й танковой армии создалась серьезная угроза для левого фланга 8-й армии, на прикрытие которого были брошены почти все ее резервы, Гитлер продолжал держать армию на Днепре, желая сохранить связь с выдвинутой далеко на восток группой армий «А». Даже удары 2-го и 3-го Украинских фронтов, которые проводились с целью прощупывания немецкого фронта в январе 1944 года и которые привели к потере немцами Кривого Рога на правом и Белой Церкви на левом флангах, совершенно ясно показав намерения русских, не заставили немцев принять само собой напрашивавшееся решение об отводе 8-й армии. Причину того, что из этой обстановки не был сделан единственно правильный вывод, следует, очевидно, искать в том, что отвод 8-й армии неизбежно должен был повлечь за собой отступление всей группы армий «А» и сдачу противнику имевших важное значение районов Кривого Рога и Никополя.

Но поскольку такого решения принято не было, 8-я армия была обречена на разгром. 28 января передовые части русских войск, наступавших с севера и юго-востока, соединились в тылу 8-й армии в районе Звенигородки и окружили два ее корпуса. Собрав в кулак все танковые части 8-й армии и 1-й танковой армии, немцы в начале февраля предприняли попытку освободить свои окруженные войска, снабжение которых в первое время осуществлялось по воздуху. Попытка провалилась. У наступавших войск не хватило сил, чтобы пробиться к окруженным корпусам. Несмотря на это, оба корпуса начали превосходно подготовленное наступление с целью прорыва на юго-запад, добившись при этом в ночь с 16 на 17 февраля значительных успехов. Но полностью соединиться с наступавшими им навстречу танковыми соединениями корпусам не удалось. Лишь через несколько дней около 30 тыс. человек, потеряв при этом почти все тяжелое оружие и технику, вышли из окружения, соединившись с основными силами немецких войск. Губительный метод оперативного руководства, применявшийся Гитлером и выражавшийся в словах «держаться во что бы то ни стало», стал его постоянным принципом, которому он очень редко изменял, да и то лишь под влиянием его ближайших военных помощников. Этот принцип привел немцев к новым тяжелым потерям, которых при правильных действиях командования можно было бы избежать.

Свой третий удар русские нанесли на фронте 1 — й танковой и 6-й армий. Их пребывание на дуге Кривой Рог — Херсон, где они обороняли железные и марганцевые рудники, теперь, после разгрома группы армий «Юг», с оперативной точки зрения было совершенно бессмысленным, однако Гитлер продолжал удерживать их там. Превосходящие силы 3-го Украинского фронта русских перешли в наступление на позиции 1-й танковой и 6-й армий с севера и юга. Часть немецких войск оказалась зажатой в районе Никополя. Лишь в самый последний момент им удалось отойти с большими потерями за реку Ингулец. 22 февраля русские овладели Кривым Рогом.

Южный участок фронта все еще имел на своем правом фланге выступ, далеко вдававшийся в расположение противника. Линия фронта начиналась в районе Херсона, проходила по Днепру, продолжалась далее по реке Ингулец на северо-восток и, повернув потом на северо-запад, выходила к Шепетовке, образуя таким образом большую дугу. Севернее Шепетовки сплошной фронт кончался, и до Припятских болот войска располагались лишь в отдельных опорных пунктах, неся службу охранения на рубеже восточнее Бродов, Дубны, Луцка и Ковеля.


Выход русских войск к Карпатам.

Всякому, даже не военному, специалисту при первом же взгляде на карту становится ясно, что подобное расположение войск таило в себе большую опасность для всего южного участка фронта. Ведь остатки группы армий «А» как будто нарочно располагались так, что их можно было легко обойти с севера и окружить. Только грубым нажимом, который Гитлер оказывал в то время на своих военачальников, руководивших военными действиями на Востоке, можно объяснить тот факт, что, несмотря на все контрпредложения и возражения и исходя только из соображений политического и экономического порядка, он смог провести свое решение в жизнь, оставив войска южного участка фронта, по сути дела, на произвол судьбы. Русские, разумеется, не могли пропустить столь любезно предоставленную им возможность захлопнуть западню.

В начале марта 1 — й Украинский фронт, которым теперь командовал маршал Жуков, снова перешел в наступление. В ходе непродолжительных боев его войска прорвали слабую оборону 4-й танковой армии и повернули свои основные силы на юг, чтобы путем глубокого охватывающего удара с севера окончательно закрыть западню. Несмотря на то, что в районе восточнее Тернополя немцами была предпринята попытка быстро собрать в кулак свои танковые части и контрударом остановить наступление русских войск, последние, подобно лавине, неудержимо продвигались на юг. Вскоре оказалась перерезанной железнодорожная магистраль Тернополь — Проскуров, важнейшая коммуникация, обеспечивавшая немцам связь с группой армий «А».

Тем временем 6 марта в наступление перешли также войска 2-го Украинского фронта под командованием маршала Конева. Они быстро прорвали фронт значительно ослабленной 8-й армии, но были на короткое время остановлены в районе Гайсина контрударом одной немецкой танковой группировки, которая сражалась с исключительной самоотверженностью и упорством. К 10 марта русские вышли к Умани. Не останавливаясь, они продолжали наступать на юго-запад и 13 марта вышли на широком фронте к Южному Бугу в районе Гайворона, захватив на незащищенном правом берегу реки небольшие плацдармы. Немецкие войска, оборонявшиеся еще в районе Винницы, в промежутке между наступавшими войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов, оказались под угрозой окружения со стороны смежных крыльев обоих фронтов и вынуждены были быстро отойти в юго-западном направлении.

Обе русские ударные группировки, взаимодействуя друг с другом, продолжали свое наступление на юго-запад с целью окружения войск группы армий «А», находившихся еще далеко на востоке. 20 марта передовые части русских вышли к Днестру и форсировали его в районе Сороки и Могилев-Подольского, лишив тем самым немцев возможности закрепиться на этом новом, выгодном для них рубеже.

Немецкое командование всеми имевшимися в его распоряжении силами стремилось не допустить грозившего осуществиться разрыва между группой армий «Юг» и группой армий «А» и остановить наступление русских, которое даже в пространственном отношении приближалось к своему кульминационному пункту.

8-я армия была усилена и получила приказ, цепляясь за все удобные для обороны рубежи, противодействовать наступлению русских. Штаб 1-й танковой армии получил задачу силами переподчиненных ему соединений остановить в районе южнее Проскурова и Тернополя наступление русских, развивавшееся в южном направлении к Карпатам. Но эти меры были приняты немцами слишком поздно и поэтому лишь частично привели к желаемым результатам.

21 марта 1-й Украинский фронт, войска которого достигли наибольших оперативных успехов, вновь перешел в наступление с рубежа Тернополь — Проскуров. После тяжелых боев русские сбили заслоны, созданные с большим трудом 4-й танковой армией, и отбросили их в общем направлении на запад. Встретив здесь слабое сопротивление со стороны войск 1-й танковой армии, которые после переформирования подтягивались к фронту, русские обошли их севернее Днестра в районе Каменец-Подольского и Скалы-Подольской и частью сил окружили их, направив основные силы дальше через Коломыю и Черновцы к отрогам Карпат. 1-я танковая армия, находившаяся в «котле» и кое-как снабжавшаяся по воздуху, упорно сопротивлялась. В начале апреля ей удалось, взаимодействуя с частями, пытавшимися освободить ее с запада, прорваться в направлении Станислава.

Интересно, что со времен Сталинграда «котлы» уже перестали казаться немцам такими ужасными. Немецкий солдат и немецкое командование поняли, что и окруженные, почти ничем не снабжаемые войска имеют очень много возможностей избежать уничтожения или капитуляции. Но это открытие вовсе не снимало вины с немецкого Верховного главнокомандования, которое своими директивами вновь и вновь ставило свои войска в такое положение, из которого они могли освободиться лишь ценой ничем не оправданных и вместе с тем совершенно невосполнимых людских и материальных потерь.

8-я армия смогла задержать продвижение превосходящих сил противника также лишь на очень небольшое время. Нанося удар крупными силами между Сороками и Рыбницей через Днестр, русские продвинулись на юго-запад в направлении Ясс и на юг между Прутом и Днестром и по обоим берегам Днестра.

Вслед за овладением в конце февраля Кривым Рогом войска 3-го Украинского фронта продолжили свое наступление на группу армий «А». Нанося главный удар по ее левому крылу, русские пытались обойти группу армий и прижать ее к Черному морю. В результате наступления сосредоточенных сил русских между реками Ингул и Ингулец 1-я танковая армия еще до роспуска ее штаба попала в очень тяжелое положение. Однако, несмотря на то, что в ходе преследования русские вышли через полуостров Кинбурн в тыл немецким войскам, командованию немцев все же удалось своевременно отвести на запад через Южный Буг как правое крыло 1-й танковой армии, так и всю 6-ю армию, действовавшую южнее, в районе Херсона и Николаева. Войска левого крыла 1-й танковой армии между тем все еще оставались далеко выдвинутыми на северо-запад в районе между Новоукраинкой и Новоархангельском. Здесь противник пока еще не наступал. Когда же русские, обойдя их с запада, форсировали Южный Буг и приблизились к Днестру, немцам пришлось быстро отвести эти силы через находившиеся еще в их руках переправы под Вознесенском и Первомайском и включить их в создававшийся за Тилигулом новый фронт.

В конце марта 6-я армия вместе с подчиненными ей теперь частями бывшей 1-й танковой армии заняла новую оборону за Тилигулом. В районе Ананьева она соединилась с 8-й армией, фронт которой был повернут на север и, пересекая железную дорогу Одесса — Львов, доходил до города Яссы. Обороняясь на направлении главного удара русских. 8-я армия пыталась остановить начавшее постепенно ослабевать наступление противника. От района западнее Ясс до Карпат действовали румынские части, командование которыми осуществлял штаб 4-й румынской армии. На северо-восточных отрогах Карпат оборонялись войска венгров.

Совершенно недопустимое с военной точки зрения руководство Гитлера боевыми действиями на южном участке Восточного фронта привело немцев к огромным и напрасным потерям. Оно явилось причиной возникновения резких разногласий между Верховным главнокомандованием и командующими действовавших там войск, фельдмаршалами фон Манштейном и фон Клейстом. Гитлер несправедливо обвинил этих выдающихся военачальников во всех имевших место неудачах и заменил первого генерал-полковником Моделем, а второго — генерал-полковником Шёрнером, надеясь, что последние будут более энергично проводить в жизнь его решения.

Группы армий были снова переименованы. Группа армий «Юг» стала группой армий «Северная Украина», а группа армий «А» — «Южной Украиной». Им была поставлена задача — окончательно остановить наступление русских войск на рубеже: устье Днестра, район восточнее Кишинева, севернее Ясс, восточные отроги Карпат, Коломыя, район западнее Тернополя, Броды, Ковель. Во исполнение этой директивы южное крыло немецких войск было отведено за Днестр, а 9 апреля — эвакуирована Одесса. В северной части Карпат немцам удалось отбросить назад к Коломые передовые русские части, продвинувшиеся до Яблоницкого перевала, однако освободить гарнизон Тернополя, находившийся уже несколько месяцев в окружении, немцы не сумели. 25 апреля после ожесточенного сопротивления частей, входивших в состав гарнизона и сражавшихся до последней капли крови, противник штурмом взял город.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.157. Запросов К БД/Cache: 3 / 1