В арктических водах

Полугодичный антракт после потопления "Бисмарка" завершился к концу 1941 года. В строй вступил однотипный "Тирпиц", и угроза возможного прорыва в Атлантику сильного линкора вновь нависла над британским флотом. По данным военно-морской разведки выход "Тирпица" предполагался в самом начале ноября 1941 г. Английские криптографы на сей раз ошиблись: немцы собирались выпустить в море "карманный линкор" "Адмирал Шеер". Тем не менее, силы Флота метрополии под личным руководством Тови вышли на позицию к югу от Исландии. Они включали только один линкор - "Кинг Джордж V" и авианосец "Викториэс". Горький урок охоты за "Бисмарком" заставил обратиться к помощи заокеанских союзников. Впервые во второй мировой войне совместно с британскими действовали американские линкоры из состава оперативного соединения 1.3 (TF-1.3), в которое входили модернизированные "старики" "Айдахо" и "Мисиссипи", а также 2 тяжелых крейсера и 3 эсминца. TF-1.3 под командованием контр-адмирала Джиффена прикрывало Датский пролив. Недостаточная скорость американских линкоров (20 узлов) автоматически отводила "Кинг Джордж V" главную роль в возможном бое с 30-узловым "Тирпицем". В общем, несмотря на значительное превосходство в силах, союзники лопали бы в тяжелое с точки зрения тактики положение. Вновь успех зависел бы от действий палубной авиации. Однако все рассуждения на этот счет остаются предположительными, поскольку немцы, весьма требовательно относившиеся к достижению своими большими кораблями полной боевой готовности, "Тирпиц" в море не выпустили.

К началу 1942 г. обстановка на море на Европейском театре заметно изменилась. Опасность атлантических рейдов крупных боевых кораблей противника заметно уменьшилась. За германскими линкорами "Шарнхорст" и "Гнейзенау" внимательно следила воздушная разведка, а оставшиеся в Германии силы были явно недостаточными для крупной операции. Вступившие в военные действия вооруженные силы США в конце 1941 г. заняли Исландию, и союзные ВМФ получили новую базу, максимально приближенную к возможному пункту прорыва немцев в Атлантический океан. Германское командование и политическое руководство хорошо понимало сложившуюся обстановку. Более того, Гитлер переоценивал возможности англо- американцев, предполагая, что они в 1942 г. предпримут высадку в Норвегии. Стремясь предотвратить подобную возможность, ОКМ предпринял меры по сосредоточению всех крупных надводных кораблей в норвежских водах. 16 января 1942 г. в Тронхейм прибыл недавно вошедший в строй линейный корабль "Тирпиц". В начале февраля "Шарнхорст", "Гнейзенау" и тяжелый крейсер "Принц Ойген" совершили прорыв из Бреста через Ла-Манш. Правда, оба линкора получили в ходе операции повреждения, воспрепятствовавшие их дальнейшему перемещению на Север. Однако ситуация в северных водах и без того заметно изменилась. Оборонительная мера немцев оказалась эффективным средством давления на англичан, поскольку под угрозу попали конвои союзников, направляемые в СССР. В результате с начала 1942 г. основные операции Флота метрополии протекали в норвежских водах. Линкорам типа "Кинг Джордж V" теперь предстояло действовать в зоне между Исландией и о.Медвежий.

В ноябре 1941 г. Home Fleet получил важное подкрепление. 4 ноября в строй вошел второй корабль серии "Дьюк оф Йорк", который немедленно отправился в главную базу в Скапа-Флоу, где приступил к интенсивному обучению личного состава. В середине декабря еще явно небоеготовый линкор сыграл роль "трансатлантической яхты", доставив премьер-министра У.Черчилля в США на встречу с президентом Ф.Рузвельтом. Прибыв 22 декабря в Аннаполис, он простоял там до начала нового года, в январе 1942 г совершил краткий и приятный учебный поход в теплые воды, к Бермудским островам, и 17 января 1942 г. вернулся в Скапа-Флоу. Доводочные работы и учебные занятия на корабле продолжались до марта того же года.

Интересно, что третий линкор серии едва не остался в Соединенных Штатах навеки. Черчиллю часто приходили в голову весьма оригинальные планы. Так еще в феврале 1941 г (когда "Бисмарк" еще только готовился выйти в свой последний поход!), он неожиданно сделал запрос первому морскому лорду относительно того, как он смотрит на возможность обмена почти готового "Дьюк оф Йорк" на 8 американских тяжелых крейсеров. Действительно, англичане, как обычно, остро нуждались в крейсерах, тем более, что их собственные "вашингтонцы" были старой постройки, и даже после модернизации с установкой пояса они сильно уступали японским, немецким и итальянским единицам того же класса. Вместе с тем очевидно, что необходимость в современных линкорах была еще более насущной, поскольку с тремя германскими современными и быстроходными линейными кораблями могли состязаться только "Кинг Джордж", "Принс оф Уэлс" и "Худ". Осторожный ответ первого морского лорда гласил, что обмен в данный момент времени нецелесообразен, поскольку для такого количества новых кораблей просто не хватит команды. Полностью ввести в строй 8 больших крейсеров можно было только в конце 1942 - начале 1943 г., даже если вывести из состава флота все устаревшие единицы типов "С" и "D". Черчилль более не возвращался к своему "обменному варианту", однако есть сведения, что заокеанские партнеры Англии отнеслись к нему достаточно серьезно. Известный британский историк флота Дж.Робертс утверждает, что нашел в американском архиве зарезервированные номера для фотографий нового линейного корабля "Дьюк оф Нью-Йорк"! Если это и анекдот, то он хорошо придуман. Английский премьер-министр был склонен к экстравагантному решению текущих проблем флота - достаточно вспомнить историю обмена британских баз на старые "гладкопалубники".

Между тем германцы продолжали свои попытки наращивать силы на Севере. 20 февраля состоялся перевод на север Норвегии "карманного линкора" "Адмирал Шеер" и тяжелого крейсера "Принц Ойген" в эскорте 5 эсминцев. На следующий день английская воздушная разведка обнаружила германский отряд, входящий в Гримстад-фиорд. Предположив, что немцы останутся там в течение некоторого времени, Адмиралтейство отдало приказ Тови выйти с Флотом метрополии для удара по кораблям на стоянке или перехвата их после выхода в дальнейший путь. В состав сил Тови вошел "Кинг Джордж V", авианосец "Викториэс", тяжелый крейсер "Бервик" и 4 эсминца. Однако германский отряд вышел из фиорда вечером того же дня, и перехват не состоялся. В качестве своеобразной "компенсации" Флот метрополии атаковал германское судоходство в районе Тромсе, не достигнув при этом "разбивании яйца кувалдой" сколь- нибудь существенных результатов.

Значительные силы немецкого флота в северной Норвегии с марта непосредственно угрожали северным конвоям, поэтому англичане перешли на их постоянное прикрытие главными силами Home Fleet. Идея состояла в .следующем. Конвои посылались парами: более или менее одновременно из северных портов СССР и Великобритании {а впоследствии - Исландии) отправлялся главный конвой, везущий поставляемые по ленд-лизу грузы, и "возвратный", состоявший обычно из пустых транспортов. Двигаясь западнее и севернее маршрута конвоев у кромки льдов, дальнее прикрытие, в состав которого входили линкоры и авианосцы, сначала сопровождало сзади основной конвой PQ, а затем встречало обратный конвой QP. В непосредственной близости от конвоя, иногда удаляясь от него на 20-30 миль, иногда выходя на прямую видимость, двигалось ближнее прикрытие, состоявшее из 2-4 крейсеров и нескольких эсминцев. В состав дальнего прикрытия обязательно входил авианосец и как минимум один из новых линкоров типа "Кинг Джордж". В задачу ближнего прикрытия входило отражение атаки всех сил противника, кроме линейных кораблей. При выходе в море германского линкора его в нужный момент должна была атаковать " авианосная авиация. Затем в дело должны были вступить линейные корабли. Такое построение в максимальной степени обезопасило большие боевые корабли англичан от немецкой базовой авиации (дальнему прикрытию запрещалось в ходить в радиус их действия, а ближнему это разрешалось лишь в исключительных случаях) и подводных лодок, предпочитавших не действовать так далеко к северу. Однако одновременно резко снижались шансы перехвата кораблей противника (если только они сохраняли свою скорость, или оказались бы втянутыми в продолжительное сражение с силами ближнего прикрытия. Конвой при этом вынужденно оказывался в положении "приманки", хотя проскальзывающие иногда утверждения о том, что он являлся жертвой, заранее приносимой ради возможности потопить германский линкор, являются не вполне необоснованными. Просто Адмиралтейство избрало с его точки зрения наиболее рациональный способ прикрытия, который на деле оказался не столь хорошим, поскольку многое оставлял на долю разведки. Недостатки такого подхода ярко проявилась при проводке конвоев PQ-12 и в особенности при знаменитой катастрофе PQ-17, зато при третьей попытке выхода германских линкоров был уничтожен "Шарнхорст".

Первая возможность перехвата появилась при проводке парных конвоев: PQ-12, вышедшего из Рейкьявика 1 марта 1942 г., и QP-8, одновременно покинувшего Кольский залив. Впервые Флот метрополии участвовал в прикрытии. Получив данные воздушной разведки, 6 марта "Тирпиц" вышел из Тронхейма в сопровождении четырех эсминцев. Британская криптографическая служба сумела расшифровать данные радиоперехвата, а подводная лодка "Си Вульф" визуально обнаружила немецкие корабли. Адмиралтейство немедленно отдало приказ сосредоточить силы. Дальнее прикрытие конвоев состояло из линкора "Дьюк оф Йорк" (флаг вице-адмирала Кертиса), вышедшего в свой первый боевой поход, линейного крейсера "Ринаун", крейсера "Кения" и 6 эсминцев, присоединились главные силы Флота метрополии под командованием Тови: "Кинг Джордж V", авианосец "Викториэс", тяжелый крейсер "Бервик" и еще 6 эсминцев. Англичане имели подавляющее превосходство в силах и преимущества хорошей информированности перед игравшими "вслепую" немцами. Однако обоим сторонам карты спутала погода. В условиях плохой видимости британский флот не смог вовремя обнаружить "Тирпиц", который в свою очередь упустил возвращающийся из Советского Союза конвой QP-8. У англичан оставалась надежда на авиацию. 9 марта "альбакоры" с "Викториэса" нанесли удар по "Тирпицу", которому удалось уклониться от всех торпед. Взаимное положение сил делало перехват более скоростного немецкого линкора невозможным, и новым британским линкорам не удалось повторить свой успех против "систершипа" "Бисмарка".

Операция тем не менее имела важные последствия. ОКМ, получивший подробный и несколько панический отчет о воздушной атаке от командира "Тирпица" Толпа, максимально ограничил использование линкора. Теперь ему предписывалось действовать только в условиях полной гарантии от перехвата Флотом метрополии, что обрекало сильнейший корабль Кригсмарине на практически полную бездеятельность. Между тем англичане, не бывшие в курсе германских решений, рисковать не желали и продолжали сопровождать проводку конвоев значительными силами, тем более, что к немецким кораблям в Тронхейме 19 Марат присоединился тяжелый крейсер "Адмирал Хиппер".

Следующая пара конвоев PQ-13 - QP-9 (проводка с 24 марта по 9 апреля 1942 года) прикрывалась отрядом Кертиса, усиленного авианосцем ("Дьюк оф Йорк", "Ринаун", "Викториэс", крейсер "Нигерия" и несколько эскадренных миноносцев), оперировавшем в районе с северо-востоку от Исландии. Ввиду отсутствия реакции германских надводных кораблей основные силы Флота метрополии в море не выходили.

Аналогичная ситуация сложилась и во второй половине апреля, при проводке пары конвоев PQ-14 и QP-10. Вновь позицию прикрытия занял отряд Кертиса в том же составе (с добавлением тяжелого крейсера "Кент"). Британские силы крейсировали между Исландней и Норвегией в течение 5 дней, но ОКМ опять не выпустил в море крупные надводные корабли, и вновь поход "Дьюк оф Йорк" оказался бесполезным.

Операции по проводке конвоев в первой половине 1942 г. следовали одна за другой, и Адмиралтейству приходилось менять силы прикрытия. Пару PQ-15 - QP-11 в конце апреля - начале мая сопровождали совместный англо-американский отряд под командованием Тови. В его состав входил "Кинг Джордж V" (флаг командующего Флотом метрополии), американский линкор "Вашингтон" под флагом контр-адмирала Гиффена, "Викториэс", тяжелые крейсера США "Уичита" и "Тускалуза", британский крейсер "Кения" и 8 эсминцев - поровну американских и английских. Ближнее прикрытие составили 2 крейсера и 2 эсминца под командованием контр-адмирала Бэрроу. Немцы вновь не противодействовали проводке, но Флот метрополии понес потери. "Кинг Джордж V" записал на свой счет еще один корабль, но, увы, им оказался собственный эсминец. В густом тумане линкор таранил "Пинджаби", ценный эскадренный миноносец типа "Трайбл", уклонявшийся в этот момент от плавающей мины. "Пинджаби" был буквально разрезан на две части и немедленно затонул, причем его глубинные бомбы взорвались при погружении рядом с кормой линейного корабля. "Кинг Джордж V" получил серьезные повреждения обшивки в носу на протяжении 10- 15 метров. На нем открылась течь, а от ударного воздействия взорвавшихся глубинных бомб вывели из строя большинство вспомогательного оборудования, в том числе турбогенераторы и контакты в силовой проводке. Линкор остался без энергии и его пришлось отозвать и вернуть на базу. Его место в силах прикрытия занял только недавно вернувшийся из предыдущего похода "Дьюк оф Йорк". "Кинг Джордж" пришлось отправить в док фирмы "Кэммел Лэйрд" в Ливерпуле, где он ремонтировался в течение почти трех месяцев, с 9 мая по конец июня. 1 июля 1942 г. он вновь появился в Скапа-Флоу и возобновил регулярную службу.

Следующий выход Флота метрополии для прикрытия "русских конвоев" имел место в конце мая. Вновь переход PQ-16 и QP-12 обошелся без действий германских надводных кораблей. Однако атаки авиации и подводных лодок на конвои с каждым разом усиливались. Нарастало и напряжение в ожидании возможной массированной атаки со стороны немецких линкоров и крейсеров. В июне на севере Норвегии сосредоточились все боеспособные крупные корабли Кригсмарине. В Тронхейме базировалась 1-я тактическая боевая группа в составе линкора "Тирпиц", тяжелого крейсера "Хиппер" и двух флотилий эсминцев (5- й и 6-й), а в Нарвике - 2-я тактическая боевая группа, включавшая менее быстроходные "карманные линкоры" "Лютцов" и "Шеер" и 8-я флотилия эсминцев. В соответствии с британской доктриной о необходимом превосходстве сил приходилось выделять в дальнее прикрытие не менее чем два новых линкора и авианосец, что после повреждения "Кинг Джордж V" стало з атрудн ительным.

Вышедший 27 июня из Рейкьявика конвой PQ-17 (36 транспортов, танкер и 3 спасательных судна) в качестве дальнего прикрытия сопровождал Флот метрополии под командованием Тови в составе "Дьюк оф Йорк", американского линкора "Вашингтон", авианосца "Викториэс", крейсеров "Камберленд" и "Нигерия" и 14 эсминцев. Это была первая крупная морская операция, проводившаяся совместными англо- американскими силами. В ближнем прикрытии находились 4 крейсера контр-адмирала Гамильтона. Практически одновременно из Архангельска вышел парный конвой QP-13, состоявший из 12 судов. Своевременно обнаружив PQ-17, германское командование решило на этот раз нанести удар надводными кораблями. Англичане ждали атаки, твердо решив с одной стороны не упустить "Тирпиц", а с другой - по возможности не допустить его к транспортам. Конвою было приказано даже в случае необходимости лечь на обратный курс на 12-18 часов, чтобы завлечь противника как можно дальше на северо-запад. Адмирал Тови считал, что стратегическая инициатива полностью находится в руках противника. На неминуемости встречи с рейдерами основывались и распоряжения Адмиралтейства, в том числе распоряжение о рассредоточении конвоя при приближении надводных кораблей противника.

Далее последовала серия ошибок с обеих сторон. 3 июля около полуночи немецкий самолет обнаружил крейсера Гамильтона, двигавшиеся на небольшом удалении от конвоя. Тяжелый крейсер "Лондон", получивший в ходе большой модернизации характерный угловатый силуэт с двумя трубами, делавший его похожим на новые британские крейсера (и, одновременно, на линкоры типа "Кинг Джордж V"), был принят за линейный корабль. ОКМ решил, что англичане ввели линкоры в ближнее прикрытие, и задержал атаку с участием "Тирпица", полагая, что в таких условиях нападение на конвой окажется безуспешным. Между тем английская воздушная разведка в середине дня того же 3 июля обнаружила отсутствие "Тирпица" на стоянке близь Тронхейма, который к тому времени находился в Альтен-фиорде. Адмиралтейство же полагало, что он полным ходом движется по направлению к конвою. Расположение сил Тови не позволяло надеяться на перехват, и после долгих сомнений Адмиралтейство вечером 4 июля отдало приказ о рассредоточении. "Тирпиц" все еще находился на стоянке. Рано утром следующего дня он все же вышел в море, но только затем, чтобы возвратиться после обнаружения его советской подводной лодкой "К-21" и британской подводной лодкой "Аншейкн" а также английским самолетом. В неразберихе приказов и распоряжений конвой не только был рассредоточен, но и лишен непосредственного прикрытия, которое присоединилось к отряду Гамильтона в ожидании сражения. Итогом явились тяжелые потери следовавших в одиночку судов от подводных лодок и авиации. Флот метрополии, включая его линкоры, остался пассивным свидетелем, находясь на удалении сотен миль от места действия.

"Тирпиц" более не выходил в море, а линейные силы Британии продолжали расти. Во второй половине 1942 г. приступил к действиям четвертый корабль серии. Вступление "Энсона" в строй сильно замедлилось из-за попыток сразу ввести на нем все те улучшения, которые приходилось постепенно осуществлять на более ранних единицах серии. На нем установили новые радары управления огнем, усиленную зенитную артиллерию, а также провели работы по корпусу, признанные необходимыми в связи с гибелью "Принс оф Уэлс". Формально зачисленный в состав Флота метрополии 22 июня 1942 г, линкор фактически участвовал в операциях только с сентября. Последний из серии линкоров типа "Кинг Джордж V", "Хау" был принят комиссией 20 августа 1942 г. Так же как "Энсон", он с самого начала карьеры имел усовершенствованное радиолокационное оборудование и усиленное зенитное вооружение, однако поспел он "к шапочному разбору": Адмиралтейство не выпускало его в конвойные операции до осени 1942 года.

"Энсон" в июне 1942 года

"Энсон" в июне 1942 года

"Энсон" в июне 1943 года

"Энсон" в июне 1943 года

"Энсон" в марте 1945 года

"Энсон" в марте 1945 года

"Хау" в августе 1942 года

"Хау" в августе 1942 года

"Хау" в июне 1943 года

"Хау" в июне 1943 года

"Хау" в мае 1944 года

"Хау" в мае 1944 года

В результате разгрома PQ-17 операции по проводкам конвоев в СССР прекратились до зимы 1942 г. Только в конце сентября проследовал конвой PQ-18, который вновь прикрывали линейные силы Флота метрополии, включая линкоры "Энсон" и "Дьюк оф Йорк". ОКМ почти что отдало приказ на выход "Тирпица", однако после предупреждения Гитлера о необходимости беречь большие корабли для обороны Норвегии Редер послушно отменил свое распоряжение. Встреча вновь не состоялась.

Возобновленное движение конвоев началось в середине декабря. Конвой JW-51A (несчастливое обозначение PQ было заменено), который вновь прикрывал отряд Флота метрополии, благополучно проследовал на Восток незамеченным. А при проводке второй половины того же конвоя JW-51B (который правильнее считать самостоятельным) 31 декабря 1942 г. последовал так называемый "новогодний бой". Конвой имел в качестве дальнего прикрытия новый линкор "Энсон" (флаг вице-адмирала Фрэзера), тяжелый крейсер "Камберленд" и 3 эсминца. В ближнем прикрытии находились крейсера "Шеффилд" и "Ямайка" под командованием контр-адмирала Бэрнетта и 2 эсминца. Но основную тяжесть боя с вышедшими для атаки "карманным линкором" "Адмирал Шеер" и тяжелым крейсером "Хиллер" (операция "Регенбоген") и 6 германскими эскадренными миноносцами вынесли эсминцы непосредственного прикрытия. Крейсера Бэрнетта подоспели в критический момент боя и, воспользовавшись неожиданностью, потопили эсминец и сильно повредили "Хиппер". Отряд Фрэзера опять находился слишком далеко от места боя и даже не пытался перехватить отходящих немцев.

Поражение немцев в "новогоднем бою" привело к скандалу, в результате которого Гитлер собрался отдать на слом все крупные боевые корабли. Однако Редеру удалось смягчить ситуацию, и германский флот на севере Норвегии не только не был ликвидирован, но в конце февраля усилился отремонтированным линкором "Шарнхорст". Теперь английским "кинг Джорджам" противостояли, по крайней мере формально, 2 линейных корабля и "карманный линкор" "Лютцов" ("Шеер" ушел на ремонт в Германию). Но и Флот метрополии усилился последним линкором серии "Хау", и теперь в его составе было 3 новых линкора ("Кинг Джордж", "Энсон" и "Хау").

Построение британских сил при проводке JW-52 в январе 1943 г., мало отличалось от их расположения в предшествующей операции. В качестве линейного корабля прикрытия на сей раз вышел "Энсон" под флагом Фрэзера. 27 января конвой благополучно прибыл в Кольский залив, а Фрэзер встретил возвращавшийся в Великобританию RA-52. 8 февраля закончилась проводка этого конвоя, а спустя неделю в море вышел JW-53. Его вновь прикрывал Флот метрополии, в который теперь входил и отремонтированный "Кинг Джордж V". В результате воздушных атак 27 и 28 февраля суда конвоя рассеялись на значительной площади. Англичанам пришлось задействовать свои главные силы, хотя и в несколько странной роли. 9 и 10 марта "Кинг Джордж V" обследовал весь район, в котором беспорядочно двигались на восток транспорты, и помог собрать их в конвой, пользуясь своим мощным радарным оборудованием.

В одном из весенних походов к югу от Исландии "Кинг Джордж" попал в сильнейший ураган с высотой волн до 15 м. Его прямой нос принимал много воды, и скорость пришлось снизить до 6 узлов, но в общем конструкция корпуса оказалась весьма прочной, и корабль не получил сколь-нибудь заметных повреждений, хотя и лишился одного из катеров, смытого волнами.

11 марта немцы вновь собрали в Альтен-фиорде значительные силы, включавшие "Тирпиц", "Шарнхорст" и "Лютцов". Но отмена решения Гитлера о прекращении использования крупных боевых судов запоздала - на Севере установилось относительное затишье. В преддверии операций против Италии Адмиралтейство провело своего рода рокировку, выведя из состава Флота метрополии в мае "Кинг Джордж" и "Хау" и перебросив туда с Средиземного моря "Родни" и "Малайя".

Только в июле 1943 г. Флот метрополии принял участие в операции в норвежских водах, связанной, однако, с действиями именно на Средиземном море. Союзники готовили высадку в Сицилии (операция "Хаски"), и верховное командование настояло на демонстрации флота в Северном море, надеясь убедить немцев в возможности крупной операции в Норвегии. 8 июля в море вышли самые мощные (в "отечественных" водах) с начала войны линейные силы: британские "Дьюк оф Йорк", "Энсон", "Малайя" и американские "Алабама" и "Саут Дакота" (прибывшие в конце июня для усиления Флота метрополии, линкоры которого предполагалось задействовать на Средиземном море). Их сопровождали авианосец "Фьюриэс", две эскадры английских крейсеров и американские "Огаста" и "Тускалуза". Эта армада целый день крейсировала в зоне воздушной разведки, но... так и не была обнаружена! Демонстрация прошла впустую. В конце июля операция была повторена; в ней задействовали еще более крупные силы (с добавлением авианосцев "Илластриэс" и "Юникорн"). На этот раз германские воздушные разведчики засекли движение флота, за что и поплатились 5 самолетами, сбитыми авианосными истребителями. Линкоры на этот раз сыграли свою малопочтенную роль "крупных целей", но смысл самой операции был во многом потерян, поскольку высадка в Сицилии шла полным ходом. Немцы все равно не могли оказать никакой реальной помощи средиземноморскому театру; в особенности это справедливо для Кригсмарине, практически "привязанного" союзниками к своим базам.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.

Тяжелые крейсера типа “Адмирал Хиппер”

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.