Глав: 3 | Статей: 31
Оглавление
Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.

"Окончательное решение" на севере

"Окончательное решение" на севере

Ситуация в Норвегии к тому времени вновь изменилась в пользу союзников. Полярная ночь способствовала скрытности действий при проводке конвоев. Германский флот понес очередные потери. 22 сентября 1943 г. английские мини-подлодки типа "X" сумели сильно повредить "Тирпиц" на его стоянке и вывести его на время из строя. Единственным козырем в руках немцев оставался "Шарнхорст", но и ему оставалось плавать совсем недолго.

Наиболее славная победа "Дьюк оф Йорк" связана с возобновлением движения арктических конвоев поздней осенью 1943 г. 1 ноября из Архангельска отправился первый караван под новым обозначением ("RA-54A"). 12 декабря вышел JW-55A, сопровождавшийся как и ранее двумя соединениями. Соединение 1, в составе 10-й крейсерской эскадры ("Белфаст" под флагом вице-адмирала Р. Бернетта, "Шеффилд" и "Норфолк") осуществляло ближнее прикрытие, а соединение 2 в составе "Дьюк оф Йорк" (флаг нового командующего Флотом метрополии адм. Фрэзера), крейсера "Ямайка" и 4 эсминцев следовал, как всегда, на удалении. На этот раз дальнее прикрытие дошло до Кольского залива, куда прибыло 16 декабря, затем вернулось в исландский порт Акурейри для заправки и вновь вышло в море для конвоирования второй половины конвоя - JW-55B.

Корабли Фрэзера должны были сопровождать сначала JW-55B, а дойдя до 38 гр. восточной долготы, повернуть на обратный курс и прикрывать возвращающийся из СССР конвой RA-55A.

Конвой JW-55B был обнаружен немецкой авиацией еще 22 декабря; 25-го подводная лодка "U-601" уточнила его координаты, и в море вышел последний из находившихся в боевой готовности германских линкоров - "Шарнхорст". Первоначально его сопровождали эсминцы 4-й флотилии, но плохая погода и сильный встречный ветер заставил их постепенно снижать скорость, которая в решающий момент, утром 26 декабря, упала до 10 узлов. Командующий отрядом к-адм. Бей получил приказ своего командования выделить эскадренные миноносцы для самостоятельного поиска, и тут же выполнил его. Оставшийся в одиночестве "Шарнхорст" около 7 утра повернул на запад, рассчитывая через два-три часа выйти на видимость конвоя.

Однако британцы держали в своих руках все нити будущего сражения. Возможность читать шифрованные радиограммы противника (операция "Ультра") позволила Фрейзеру получать немецкие приказы практически одновременно с Беем. Еще днем 25 декабря он узнал о том, что "Шарнхорст" готов к выходу в море, и занял позицию к югу от "JW-55B", планируя отсечь рейдер от пути возвращения в Норвегию и взять его в "клещи" между обоими соединениями прикрытия (1 и 2). Полную информацию о намерениях своего командующего и неприятеля получил и Бернетт. Благодаря успехам своей разведки англичане находились в исключительно благоприятной ситуации, тогда как германский линкор был вынужден действовать вслепую.

Рано утром 26 декабря Бернетт перевел 10-ю эскадру на 20 миль к югу от конвоя на наиболее вероятных для появления рейдера углах. В 8-40 "Белфаст" установил радарный контакт с "Шарнхорстом" (который не использовал свою электронику, надеясь сохранить скрытность) на дистанции 170 каб. Через 40 минут "Шеффилд" обнаружил противника с 60 каб. уже визуально. Оба отряда быстро сближались, и в 9-24 с "Белфаста" последовал первый залп осветительными снарядами с расстояния 45 каб.

В последующем получасовом бою успех был на стороне англичан. "Шарнхорст" получил три попадания (скорее всего - 8-дюймовыми снарядами с "Норфолка"). Одно из них оказалось весьма существенным: разорвавшийся в КДП снаряд вывел из строя осколками антенну носового радара и весь персонал, обслуживающий этот радиолокатор. Теперь весь носовой сектор (четверть горизонта, примерно по 40 гр. на каждый борт) не просматривался, поскольку задний локатор экранировался массивной передней надстройкой линкора. Именно этот фактор оказался решающим в первые минуты боя с "Дьюк оф Йорк".

Не желая вступать в длительный бой с крейсерами в плохих погодных условиях, Бей отвернул и попытался зайти на конвой с северо-востока, но британские крейсера легко парировали этот выпад, вновь заняв позицию между рейдером и судами. В 12-21 обе стороны вновь открыли огонь, причем на этот раз 10-я эскадра усилилась 36-м дивизионом эсминцев. Вторая стычка оказалась менее удачной для англичан: "Шарнхорст" добился двух попаданий в "Норфолк" и накрыл одним из залпов "Шеффилд". Но Бей вновь приказал отвернуть, не желая продолжать сражение. Выйдя за дистанцию прямой видимости, Бернетт продолжал следить за противником при помощи радиолокаторов.

Вскоре после 13 часов немецкий адмирал принял окончательное решение прервать попытки атаки конвоя и вернуться на базу. Через полчаса он направил домой и свои эсминцы, находившиеся к западу и благополучно избежавшие встречи как с конвоем, так и с Соединением 2. "Шарнхорст" взял курс на юг, практически прямо навстречу кораблям Фрэзера. Еще более облегчая задачу для англичан, на нем выключили задний радар, руководствуясь теми соображениями, что противник (отряд Бернетта) остался за кормой, и может запеленговать линкор по работающему радиолокатору (пассивные радиолокационные пеленгаторы, которым в германском флоте придавалось большое значение, позволяли обнаружить противника до того, как он выйдет на эффективную дальность своего радара). Но в данном конкретном случае это решение оказалось серьезнейшей ошибкой. Британские крейсера продолжали преследование, находясь всего в нескольких кабельтовых за пределами визуального обнаружения (видимость составляла около 7 миль). В течение трех часов Бернетт поддерживал контакт, хотя "Норфолку" и "Шеффилду" приходилось резко снижать скорость (первому - для тушения пожара от попадания с "Шарнхорста", второму - для ликвидации аварии на одном из валов). Однако задача Соединения 1 уже была решена. На поле боя выходил британский линкор.

"Кооперативные действия" Бея и Фрэзера вывели последнего в нужную позицию поразительно точно: Соединению 2 практически не пришлось менять курс до самого момента обнаружения. В 16-17 поисковый радиолокатор дал отметку на в северо-восточном секторе на дистанции 22,5 мили. Сходившиеся под прямым углом линейные корабли быстро сближались. В 16-32 цель появилась и на артиллерийском радаре типа "284" на "Дьюк оф Йорк" на дистанции почти 150 каб. Стрельба стала теоретически возможной, но помня о преимуществе "Шарнхорста" в скорости, Фрэзер продолжал сближение, чтобы решить дело наверняка. В 16-43 он отдал приказание Бернетту открыть огонь осветительными снарядами и тут же изменил курс, приводя в сектор обстрела кормовые башни "Дьюк оф Йорк" и крейсера "Джамайка".

Первый же залп осветительными снарядами с "Белфаста" открыл германский корабль, причем наблюдатели даже смогли увидеть, что его башни ГК развернуты по диаметральной плоскости. По отношению к английскому линкору залп лег неудачно, цель не была освещена достаточно ясно, и в 16-48 "Дьюк оф Йорк" сам открыл огонь осветительными снарядами из 133-мм орудий левого борта с дистанции 60 каб. Они легли хорошо, и в 16-50 был дан первый залп главным калибром.

Удача в этот день не покидала англичан. Первый же залп дал накрытие, а один из снарядов второго попал в правый борт "Шарнхорста" против башни "А". Очевидно, 356-мм бронебойный снаряд пробил барбет под палубой, поскольку полностью вышли из строя механизмы вертикальной и горизонтальной наводки, а осколки проникли в погреб, вызвав там пожар. Более того, пламя проникло через поврежденную осколками противопожарную дверь в погреб возвышенной башни "В". Такие последствия могли быть вызваны только пробитием кольцевой брони барбета, поскольку проницание броневой палубы "Шарнхорста" на столь небольшой дистанции маловероятно как самим снарядом, так и тем более его осколками. Оба погреба пришлось затопить, и в решающие моменты боя германский корабль лишился 2/3 своей артиллерии. Правда, погреб башни "В" осушили настолько быстро, что это вначале почти не сказалось на стрельбе немецкого линкора. Однако буквально через несколько минут еще одно попадание в носовую часть повредило вентиляционную систему возвышенной носовой башни, которая после каждого залпа наполнялась дымом и орудийными газами из открываемого затвора.

Этими удачными попаданиями во многом определился итог боя, общий результат которого хотя и не вызывал сомнений, но как бы предполагал получение более или менее серьёзных повреждений английским линкором. Находившийся в начале боя на практически прямом угле по отношению к линии огня "Шарнхорста" на дистанции 5-6 миль, "Дьюк оф Йорк" подвергался некоторой опасности. Теоретически 283-мм орудия могли пробивать на таком расстоянии крупповскую броню среднего качества в 14-15 дюймов. С учетом повышенной сопротивляемости плит британского производства могло иметь место разве лишь пробитие бортового пояса в районе ЭУ, да и то только с некоторой вероятностью. Однако прямые попадания в надстройки и небронированные части корпуса и даже осколки могли вывести из строя радиоэлектронику (на "Шарнхорсте" для этого оказалось достаточно снаряда гораздо менее крупного калибра). Последствия подобных повреждений весьма вероятно сказались бы на ходе сражения и даже на окончательной судьбе немецкого линкора.

Первоначально огонь "Шарнхорста" был весьма точен: несмотря на неожиданное появление на сцене нового врага, германский линкор открыл по нему стрельбу всего двумя минутами позже и добился накрытия третьим или четвертым залпом. Однако неприятность с носовыми башнями сделала дуэль настолько неравной, что Бей немедленно отвернул на север, рассчитывая оторваться от опасного противника. Сразу после поворота "Дьюк оф Йорк" добился попадания в район кормовой башни "Шарнхорста". Еще один снаряд разорвался в средней части корпуса, уничтожив осколками оба гидросамолета и выведя из строя прислугу нескольких зенитных установок. На севере немецкий корабль поджидало соединение Бернетта, состоящее теперь из "Белфаста" и "Норфолка" ("Шеффилд" отстал и более не участвовал в бою). Попав под их огонь и обнаружив себя между двумя отрядами неприятеля, Бей вновь повернул, на сей раз прямо на восток, дав 30-узловый ход. Обе стороны ввели в дело вспомогательную артиллерию (133-мм у англичан и 150-мм у немцев). После 17-20 дистанция между линкорами начала постепенно возрастать, сначала до 70, а затем до 90 каб. Оба больших корабля шли параллельными курсами, "Дьюк оф Йорк" слева и позади от "Шарнхорста". Попадания в последний продолжались: около 17-30 прямым попаданием 14- дюймового снаряда была полностью уничтожена правая носовая 150-мм башня со всем персоналом, а спустя немного времени осколок заклинил левую носовую башню того же калибра.

Однако решающее попадание "Шарнхорст" получил на 70-й минуте боя. 356-мм бронебойный снаряд пробил легко бронированную (45 мм) верхнюю часть борта в середине корпуса, отразился от 80-мм нижней броневой палубы, и попал в узкую полоску уязвимой брони той же толщины, представлявшей собой гласис над отверстием дымохода КО N1. Суммарное препятствие соответствовало примерно 120-130 мм вертикальной брони, что пробивалось английским снарядом даже под довольно острым углом. Взрыв в котельном отделении оказался настолько сильным, что был принят за торпедное попадание. Перебитые паропроводы привели к резкому падению давления пара, и скорость упала до 8 уз. Осколки пробили обе обшивки двойного дна, и вода быстро заполнила котельное отделение. Правда, отличная организация борьбы за живучесть позволила вскоре дать 22-узловый ход, но "Дьюк оф Йорк" решил свою задачу, не дав "Шарнхорсту" уйти. Данное попадание также является исключительно счастливым для англичан, поскольку на тех углах и дистанциях, на которых шел бой, 14-дюймовые снаряды не имели других "щелей", через которые могли поразить энергетическую установку исключительно сильно бронированного для средних и ближних дистанций германского линкора.

"Шарнхорст" все еще отвечал из кормовой башни ГК (иногда вводя в дело возвышенную носовую) и уцелевших 150-мм установок. До 18-00 он добился единственного за бой весьма незначительного успеха. Близкие разрывы нанесли осколочные повреждения по левому борту "Дьюк оф Йорк", а один из 283-мм снарядов пробил опору треногой передней мачты. Мизерность повреждений отчасти компенсировалась тем, что перебитой оказалась проводка к антенне артиллерийского радара типа "284". Лейтенант Бейтс на ледяном ветру взобрался на мачту и срастил кабель, после чего стрельба главного калибра возобновилась. По странному совпадению в другую опору той же мачты попал 150-мм снаряд, разрушивший 1/3 сечения опоры. Эти попадания практически в одно и то же место оказались единственными за весь бой.

В 18-52 "Дьюк оф Йорк" прекратил стрельбу. Из 52 выпущенных залпов 31 накрыл цель, причем британский линкор добился не менее 13 зарегистрированных прямых попаданий (на деле очевидно больше, скорее около 20). Британский линкор достиг примерно 3-4% попаданий. Его противник был практически полностью лишен артиллерии, хотя и сохранил ход около 20 уз., что свидетельствует о том, что полное пробитие всей броневой защиты "Шарнхорста" (борт 350 мм -г скос палубы 105 мм) скорее всего не могло достигаться на дистанциях боя. Тем не менее, германский корабль оказался совершенно беззащитным перед торпедной атакой эсминцев, которые добились нескольких попаданий. В 19-45 "Шарнхорст" пошел ко дну. Хотя его потопление формально нельзя отнести только на счет "Дьюк оф Йорк", но фактически британский линкор сделал все, и в других обстоятельствах мог бы сблизиться на минимальную дистанцию и добить противника сам, просто в данном случае в этом не было необходимости. Эта победа многое говорит о высоких характеристиках как системы управления огнем, так и 14-дюймовых снарядов англичан. Если артиллерийское вооружение "Шарнхорста" нельзя считать очень сильным, то в отношении защиты он, являлся одним из наиболее сильных кораблей в мире, практически не уступая "Бисмарку" и "Тирпицу".

Потопление "Шарнхорста" в значительной мере развязало руки англичанам, которые стали комбинировать дальнейшие проводки конвоев с более активными операциями, осуществляемыми силами прикрытия. "Проба пера" состоялась при проводке пары JW- 57/RA-57 (конец февраля - начало марта 1944 г.), когда самолеты с авианосца "Фьюриэс" нанесли удар по норвежскому побережью (операция "Бейлиф"). Авианосец прикрывали линкоры "Энсон" и французский "Ришелье", а также 2 крейсера и 7 эсминцев. Этот удар был только репетицией, поскольку главной целью Флота метрополии оставался "Тирпиц". 30 марта 1944 г. Фрэзер вновь вывел флот из Скапа-Флоу для прикрытия конвоев JW-58/RA-58 и проведения операции "Тангстен". В состав сил вошли линкоры "Энсон" и "Дьюк оф Йорк", "флотские" авианосцы "Викториэс" и "Фьюриэс" и 4 эскортных авианосца, а также 4 крейсера и 11 эсминцев. 3 апреля отряд контр-адмирала Мура (флаг на линкоре "Энсон"), включавшего также авианосцы, 3 крейсера и 5 эсминцев, отделился от сил прикрытия и приблизился к норвежскому побережью. 41 бомбардировщик "Барракуда" и такое же число истребителей нанесли удар по месту стоянки "Тирпица" в Альта-фиорде. Операция "Тангстен" имела некоторый, хотя и ограниченный успех: самолеты достигли нескольких попаданий, которые однако не нанесли германскому линкору большого ущерба.

Фотографии попаданий в "Тирпиц" вдохновили Адмиралтейство на повторение рейда. При проводке RA-59 отряд Мура практически в том же составе попытался вновь нанести удар. Однако в течение 24 и 25 апреля - дней, выделенных для действий авиации, стояла настолько плохая погода, что англичане не решились без пользы рисковать своими самолетами. И на следующий день главная цель в Альта-фиорде оставалась скрытой туманом. Пришлось нанести несколько небольших ударов авианосной авиацией по прибрежному судоходству и уйти восвояси.

Следующая попытка была сделана 12 мая 1944 г. В этом походе ударный отряд Мура, по-прежнему державшего флаг на "Энсон", включал только 2 быстроходных авианосца. Авианалет 27 "барракуд" оказался неудачным - снова из-за плохой погоды.

Немцы перевели "Тирпиц" в более безопасный Каа-фиорд, но Флот метрополии не оставил своих попыток его уничтожить. 17 июля 1944 г. Мур, ставший новым командующим Home Fleet вместо отбывшего на Дальний Восток Фрэзера, вывел свой флагман "Дьюк оф Йорк" с авианосцами "Формидэбл", "Индефатигебл" и "Фьюриэс" и 4 крейсерами для удара по германскому линкору. 95 английских самолетов (половина из них - истребители) совершили бесполезный вылет. Немцы, счастливо избежавшие нескольких воздушных атак из-за плохой погоды, решили делать ее сами. Линкор был успешно скрыт дымовой завесой и избежал попаданий.

Немногим более продуктивным был и следующий рейд Флота метрополии в конце августа. Прикрывая конвои JW-59 и RA-59A, Мур выделил для атаки Каа- фиорда группу контр-адмирала Мак-Григора практически в том же составе , что и в июле. Вновь погодные условия не благоприятствовали действиям авианосной авиации. Намеченную на 20 августа атаку пришлось отменить, а когда спустя 2 дня ее все же удалось провести, то полностью готовые немцы сумели вовремя задымить "Тирпиц". Результат - 11 потерянных самолетов. 24 августа последовал следующий авианалет, в ходе которого германский линкор получил 2 малозначительных попадания. Еще 5 дней спустя британские самолеты вновь вылетели в Каа-фиорд, и снова не имели успеха. В течение всех 10 дней операции "Дьюк оф Йорк" оставался безучастным свидетелем усилий авиации - противников для него не было. К концу длительного рейда британский линейный корабль испытывал проблемы с топливом: опять сказался его недостаточный запас.

Между тем война на Севере для британских линкоров подходила к концу. Теперь им предстояло пройти ремонт и подготовку к действиям против нового противника - "бывших друзей" Англии на Дальнем Востоке, отправивших в 1941 году на дно "Принс оф Уэлс".

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.123. Запросов К БД/Cache: 3 / 1