Глав: 3 | Статей: 31
Оглавление
Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.

Вооружение главный калибр

Вооружение главный калибр

Возврат от экзотического расположения всей артиллерии ГК в носовой части по типу проектов 20-х годов ("G-3") и "нельсонов" к более традиционному в обоих оконечностях диктовался несколькими факторами. Прежде всего, теоретически очень большие углы обстрела на "нельсонах" на деле оказались значительно меньшими. При стрельбе в нос или в корму страдали либо обшивка, либо надстройки, включая посты управления артиллерией и мостики. Повреждения при опытовых стрельбах оказались настолько сильными, что впредь рекомендовалось стрелять только прямо по траверзу или при очень небольших углах от него. Кроме того, удаление систем прицеливания в корму от самих установок усложняло и ухудшало управление артогнем. Считалось, что дульные газы 12 орудий калибра 356 мм будут представлять не меньшую опасность для надстроек, чем 9 шестнадцатидюймовок "нельсонов". Поэтому было решено принять установившуюся в это время схему: две башни в носу и одна в корме.

Уже отмечалось, насколько неудачным оказался выбор калибра главной артиллерии линкоров типа "Кинг Джордж V". Отчасти он был обусловлен договорными ограничениями - желанием Великобритании придерживаться правил до истечения срока договора до 1 апреля 1937 г., но при этом начать постройку двух первых линкоров до начала того же года. Существовала и другая, более важная причина. В бывшей "орудийной мастерской мира" наблюдалась серьезная нехватка опытных специалистов и конструкторов в области вооружения, обусловленная "кораблестроительными каникулами", последовавшими за вводом в строй "Нельсона" и "Роднея" в 1927 году. 406-мм орудие этих линкоров оказалось неудачным и бесперспективным, поскольку "проволочная" конструкция к тому времени стала явно ретроградной. Британия осталась без готового современного орудия для линейных кораблей. Разработка новых пушек очень крупного калибра, представляла собой значительную проблему, для решения которой не хватало людей и денег.

Дебаты вокруг выбора калибра орудий линкоров были очень жаркими. Особенно горячо отстаивал позицию непримиримых противников 14-дюймовок Уинстон Черчилль, в то время член парламента. В специальном открытом письме от 1 августа 1936 года он писал, адресуясь к лордам Адмиралтейства:

"Если бы я был на вашем месте, то ничто не заставило бы меня поддаться на принятие 14-дюймовок. Адмиралтейство попадет в глупое положение, если вляпается в постройку пары кораблей с 14- дюймовыми пушками, в то время как и Япония, и США через несколько месяцев примутся за 16-дюймовые. Я бы подумал о возможности отложить [закладку] и наверстать упущенные полгода во время постройки. Чудовищная идея - строить британские линкоры стоимостью по 7 миллионов фунтов, которые не являлись бы сильнейшими в мире! Как говорил старина Фишер: "Британский флот всегда путешествует первым классом".

Мнение бывшего первого лорда Адмиралтейства и будущего премьера, также как мнение других влиятельных в британском флоте персон своей роли не сыграло, и весьма спорное решение было принято. Все же сами орудия явились шагом вперед по сравнению с 15- и 16-дюймовыми пушками производства 1910-1920 гг. Англичане наконец отказались от традиционной проволочной конструкции, перейдя к современной технологии с цельным стволом, изготовленным методом центробежной отливки, в который вставлялся тонкий лейнер. Это позволило получить более легкое орудие с меньшим прогибом ствола, от которого страдали "проволочные" пушки.

Иногда проскальзывают утверждения, что 356- мм орудие Мк VII для "Кинг Джордж V" является развитием пушки Мк I того же калибра, устанавливавшейся на строившемся для чилийского флота линкоре "Альмиранте Латорре", входившем в состав британского флота в годы первой мировой войны под названием "Канада". Видимо, они основываются на близости баллистических характеристик обоих орудий, хотя по конструкции эти две пушки не имеют ничего общего. В частности, вес ствола орудия Мк I составлял 85 т, тогда как ствол нового орудия весил 77,3 т.

Британцы не изменили наметившейся с конца первой мировой войны тенденции к тяжелым снарядам при относительно низкой начальной скорости. 722-кг 356-мм снаряд имел баллистический фактор (отношение массы к квадрату калибра в дециметрах) около 57, почти столько же, сколько 15-дюймовый снаряд (61) и больше, чем 16-дюймовый "нельсонов" (55). Низкая начальная скорость позволила достичь хорошей продолжительности службы ствола, которая составляла 340 выстрелов с полным боевым зарядом.

Следует сказать несколько слов о самих снарядах, являвшихся, пожалуй, наиболее удачным элементом главного вооружения. После явно неполного успеха своих снарядов в битве при Цусиме и недостаточной эффективности их в Ютландском бою британцы к концу 1-й мировой войны разработали отличные бронебойные снаряды. 14-дюймовый снаряд содержал около 2,5% ВВ, в качестве которого использовался "шеллит" - смесь 2/3 пикриновой кислоты (тринитрофенола) и 1/3 менее способного к детонации динитрофенола. Некогда опасный "лиддит" теперь не детонировал в стволе вследствие правильного подбора состава смеси и конструкции полости снаряда. На "макаровский" бронебойный наконечник надевался дополнительный тонкий баллистический колпачок, имевший очень острую форму с радиусом кривизны от 6 до 12 калибров снаряда. Продуманной являлась и конструкция взрывателя, помещенного в специальную втулку, несколько удаленную от донной части, что увеличивало шанс сохранения его работоспособности при косых ударах о преграду. В общем, британский бронебойный снаряд вполне оправдал возлагавшиеся на него надежды, обеспечив приемлемый процент детонации при попадании и достаточную пробиваемость, в особенности гомогенной брони. Правда, американские специалисты считают, что их снаряды с еще большим баллистическим фактором и меньшим зарядом обеспечивали более высокую пробиваемость очень толстой брони, но итоги боев с отлично бронированными немецкими линкорами показывают, что англичанам удавалось быстро выводить из строя их артиллерию с пробитием плит башен и барбетов, примерно равных по толщине калибру снаряда. Англичане настолько доверяли своему бронебойному снаряду, что на протяжении большей части войны боекомплект линкоров типа "Кинг Джордж V" состоял полностью из снарядов этого типа. Только в конце действий на Тихом океане на борт бралось некоторое количество специальных фугасных снарядов для обстрела берега.



Носовая группа башен

1. Погреб зарядов ГК

2. Погреб снарядов ГК

3. Перегрузом ное отделение

4. Погреб 133-мм снарядов

5. Погреб 133-мм зарядов

Возвращаясь к конструкции орудия, интересно отметить, что выигрыш в весе ствола был сведен на нет желанием сделать минимальные амбразуры. Цапфы расположили настолько близко к затвору, что на казенную часть пришлось навесить дополнительный груз-противовес весом 11,5 т. Такой способ центровки назывался "эльсвикским" и для крупных орудий применялся редко. Так, на 381-мм установках применялась балансировка орудия при расположении цапф в естественном центре тяжести ствола. Противовесы утяжелили корабль на 115 т абсолютно бесполезного веса, к тому же высоко расположенного. Правда, в результате удалось создать низкие башни с большим углом возвышения и лобовой плитой относительно малой площади. Вышеупомянутая 381-мм башня британских линкоров времен первой войны с естественной балансировкой ствола, имевшая примерно те же геометрические размеры, что и двухорудийная башня "Кинг Джордж V", могла обеспечить угол возвышения не более 20 градусов, против 40 у новой установки.

Десять орудий главного калибра располагались в двух четырехорудийных башнях Мк-III ("А и "Y") и одной двухорудийной Мк-II (башня "В"). Выбор четырех орудийной установки был связан прежде всего с неудовлетворительными результатами, полученными в ходе эксплуатации трехорудийных башен "нельсонов". Англичане всегда предпочитали установки с четным числом стволов, поскольку это значительно упрощало синхронизацию подачи боезапаса. Как мы уже отмечали, двухорудийная возвышенная башня явилась как бы "побочным продуктом", не предусмотренным первоначальным проектом. Ее конструкция почти полностью повторяла конструкцию четырехорудийной, естественно, за исключением числа стволов и размеров самой башни.

Орудия в башнях, устанавливались в отдельных люльках и могли наводиться и стрелять независимо друг от друга. Угол возвышения достигал 40°, а снижения -3°. Горизонтальные углы обстрела для башен "В" и ’Т" составляли 270°, для носовой башни "А" 286°. Это соответствовало следующей диаграмме обстрела: от 0° (прямо по носу) до 45° - 6 орудий, от 45° до 135° - все 10, от 135° до 143° - 8, и от 143° до 180° (прямо на корму) - 4. Такое распределение можно считать вполне удовлетворительным, хотя на предельных углах в нос и корму надстройки по-прежнему попадали в зону действия дульных газов, и кроме крайних случаев эти углы не рекомендовались. Горизонтальная и вертикальная наводка осуществлялась гидравлическими приводами со скоростью соответственно 2 и 8 град./сек. Более высокая скорость вертикальной наводки обуславливалась не только меньшей массой (перемещались только орудий, а не вся башня), но и тем, что заряжание осуществлялось при фиксированном угле возвышения. Такое техническое решение было как бы шагом назад по отношению к установкам времен первой войны, которые могли заряжаться при различных углах, однако инженеры пошли на него сознательно, мотивируя свой выбор тем, что конструкция башни значительно упрощается, а падение скорострельности из-за необходимости приводить ствол на угол заряжания (5 градусов), а затем возвращать на нужный угол возвышения легко компенсируется повышением мощности и надежности приводов. Такое обоснование можно признать только отчасти, в особенности если вспомнить, что одним из "козырей" 14-дюймовки должна была стать ее высокая скорострельность. В действительности надежное решение конструкции качающегося зарядника в случае установок новых линкоров было бы почти невозможным, поскольку на них хранилища зарядов располагались над снарядными погребами. В результате заряды в заряднике оказывались над снарядом, и при переменном угле заряжания в некоторых случаях требовалось бы перемещение зарядника в двух противоположных направлениях с разной скоростью, что при больших массах частей находилось вне технических возможностей того времени. В результате даже проектная техническая скорострельность нового орудия оказалась весьма скромной (полный цикл от открытия затвора до выстрела - 30 сек.), а уже в ходе создания установки предполагалось, что она будет способна давать 1 залп в 40 секунд, т.е. 1,5 залпа в минуту. Такую же скорострельность развивали практически все 16-дюймовые орудия, как более старые, так и новые, так что и в плотности огня "Кинг Джордж V" не был в выигрыше, уступая своим возможным противникам в весе снарядов, выпускаемых за минуту.



Четырехорудийная башня Mk III

Несмотря на относительно легкие орудия, башни вышли очень тяжелыми: 4-орудийная весила 1582 тонны, а 2-орудийная - 915 т, и это без учета веса самих орудий. Проектные значения были превышены примерно на 55-60 т для каждой из башен. Отчасти вес приходился на солидное бронирование, но немалая его доля приходилась на многочисленные механические устройства взаимной блокировки, предназначенные главным образом для того, чтобы придать башне максимальную пламянепроницаемость. Память о Ютланде преследовала англичан в течение двух десятков лет, хотя опасность неконтролируемого пожара в заметной мере можно было бы ликвидировать за счет принятия более безопасных порохов. Но англичане остались верны легко воспламеняющемуся и интенсивно горящему кордиту, уповав на средства, обеспечивающие пламянепроницаемость. Несмотря на заряжание при постоянном угле возвышения, механика башен типа "Кинг Джордж V" оказалась намного сложнее, чем у 381-мм установок Мк I, которые в британской литературе считаются "венцом развития" орудийных башен. Система в целом оказалась ненадежной и приводила к частому отказу. Уже на первых практических стрельбах на головном линкоре "Кинг Джордж V" выяснилось, что даже незначительные деформации, вызываемые собственными залпами, приводят к расхождению контактов или заклиниванию перемещающихся частей механизмов блокировки. Все это вызывало постоянные пропуски и задержки при стрельбе, для ликвидации которых потребовались значительные усилия. На обоих первых кораблях серии ("Кинг Джордж V" и "Принс оф Уэлс") недостатки номинально были устранены к моменту включения в боевой состав флота, но на деле заводские специалисты еще несколько месяцев плавали на линкорах, устраняя дефекты. На "Принс оф Уэлс" им пришлось это делать прямо в разгар боя. Но даже после этого пропуски в стрельбе наблюдались практически при всяком случае использовании главного калибра. Даже в 1943 году "Дьюк оф Йорк" в бою с "Шарнхорстом" выпустил только 68% от положенного числа снарядов в залпах - еще меньший показатель, чем у только что вошедшего в строй "Принс оф Уэлс" в 1941 г.

Английские специалисты склонны объяснять все неполадки в артиллерийских установках "детскими болезнями", с чем согласиться трудно. Во-первых, "корь" растянулась на 3 года, а во-вторых, совершенно прав эксперт и военный писатель кэптен Гренфелл, писавший по поводу боя с "Бисмарком": "...ссылки на "болезни роста" очень опасны, поскольку они маскируют тот несомненный факт, что новый корабль, если он вообще готов сражаться, должен иметь возможность сразу вступить в бой и действовать всем своим оружием..."

Опрометчивое требование возможности стрельбы прямо по носу на нулевом угле возвышения привело к сильной заливаемости передней башни. Уплотнения орудийных портов оказались неудовлетворительными, и в бое с "Бисмарком" прислуге перегрузочного отделения (в которое стекала вода из башни) приходилось работать по колено в воде. Впоследствии система уплотнения была улучшена, хотя башни продолжали оставаться "мокрыми".

Решение поместить снарядные погреба под зарядными обосновывалось изменением "направления главной опасности". Ближе к второй мировой войне стало очевидным, что сила подводного взрыва мины или торпеды, несмотря на наличие ПТЗ, может с гораздо большей вероятностью вызвать детонацию боеприпасов, чем снаряды противника, от которых по крайней мере можно было обеспечить более надежную защиту при помощи брони. Поскольку снаряды имели меньшую склонность к детонации, чем заряды, их разместили ближе к бортам и днищу, переместив зарядные погреба в центр броневой цитадели. Такое решение применялась на ряде крупных кораблей различных наций, но в силу отсутствия практического опыта в виде боевых повреждений трудно сказать, насколько он был лучше традиционного, при котором зарядные погреба размещались на 1 палубу ниже снарядных, что по крайней мере обеспечивало естественный порядок размещения элементов выстрела в поданном устройстве.

Снаряды в погребе перемещались из стационарного хранилища в специальную кольцевую структуру, находившуюся в нижней части трубы барбета, в которой помещалось по 4 снаряда на каждое орудие (т.е. всего 16 в четырехорудийной башне). Из этого кольцевого хранилища снаряды загружали уже непосредственно в блок подачи, перемещавшийся вертикально вверх до самого орудия. Разделив процесс подачи на 2 этапа, удалось избежать прямой зависимости от скорости загрузки блока подачи, поскольку в нижнем рабочем отделении всегда имелось несколько резервных снарядов в кольцевом промежуточном хранилище. Однако неудачное техническое решение приводило к заклиниванию тяжелых снарядов при их перемещении в это хранилище, в особенности при больших ускорениях (например, при резком повороте). Именно так вышла из строя башня на "Принс оф Уэлс" в бою с "Бисмарком", причем вновь наводиться она смогла только спустя несколько часов.

Интересное решение было применено в подъемном механизме зарядного устройства. Он состоял из двух независимых, но взаимодействующих частей: камеры для снаряда и двух камер для 4 частей заряда (обычно подъемник для снарядов и зарядов либо делался единым, либо применялись полностью независимые устройства. Для синхронизации движения обоих камер применялась лебедка с барабанами различного диаметра, подобранными таким образом, что при подъеме снарядов и зарядов из хранилищ, расположенных на разных палубах, они "догоняли" друг друга непосредственно у казенной части орудия. Напротив, при спуске на примерно 7 м камера для зарядов опускалась на 2,4 м ниже снарядной, причем обе камеры останавливались одновременно.

Управление огнем главного калибра вполне соответствовало весьма высоким требованиям конца 30- х годов. Британская система центральной наводки, последовательно развивавшаяся в течение 30 лет, достигла на "Кинг Джордж V" очень хорошего уровня, в особенности аналоговые вычислительные устройства. Во всех трех артиллерийских боях системы управления огнем линкоров этого типа хорошо удерживали цель, добиваясь на дистанциях около 6-8 миль 5-7% попаданий.

356-мм орудия могли управляться из трех основных пунктов, двух главных и одного вспомогательного. Главными являлись два КДП, а вспомогательным - пункт, оборудованный в возвышенной башне "В", в которой устанавливался сдвоенный 9-метровый дальномер. Основная башенка управления огнем ГК находилась в носу, а бронированный запасной пункт управления - в корме. В обоих директорах двух первых кораблей размещались 15-футовые (4,57-м) дальномеры, а на остальных трех линкорах в передних директорах устанавливались 22-футовые (6,7-м) дальномеры. Кроме того, в каждой башне имелись развитые средства автономного управления стрельбой. Они включали пост местного наведения (LDS - local director sight) состоящий из бинокулярного прицела и сервопривода, а также аналоговую ЭВМ, аналогичную установленным в ЦАП, но несколько упрощенного устройства. Пост располагался между левой парой орудий (в 4-орудийных башнях), а вычислительное устройство - в так называемой "камере тишины", звукоизолированном помещении, располагавшемся в барбете под левым внутренним орудием. Дистанцию определяли с помощью дальномеров, расположенных в задней части башен. В четырехорудийных башнях "А" и "Y" размещались 12,5-метровые дальномеры, в возвышенной башне "В" - сдвоенный 9-метровый. В общем местное управление огнем оценивалось весьма высоко, хотя в автономном режиме оно было лишено данных от радиолокационных станций. Впрочем, дистанция стрельбы при местном управлении не превышала 6-8 миль ввиду относительно небольшого возвышения постов над уровнем воды.

Бурно развивавшаяся в начале 40-х годов радиолокационная аппаратура немедленно занимала свое место на КДП "кингов", заменяя оптические визиры и дальномеры в качестве основного средства определения исходных параметров для стрельбы. Эволюция РЛС в составе вооружения описана ниже. Однако даже при высокой насыщенности радиолокационными средствами английские артиллеристы даже в конце 1943 г. (в бою с "Шарнхорстом") предпочитали вести стрельбу при традиционных методах наблюдения за целью и всплесками. Радиолокаторы использовались главным образом как средства обнаружения и сопровождения целей, а полностью стрельба по их данным велась только в условиях плохой видимости.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.279. Запросов К БД/Cache: 3 / 1