Глава 9. «Семерка» и другие…

Смещение в постсталинскую эпоху приоритетов военного строительства в пользу ракетно-ядерного оружия стало следствием развития ракетостроения в Советском Союзе и, в свою очередь, послужило причиной его дальнейшего прогресса.

Имевшиеся к тому времени на вооружении баллистические ракеты первого поколения Р-1, Р-2 и Р-5 по своим боевым качествам не удовлетворяли военно-политическое руководство страны, поскольку не давали возможности поразить объекты противника в глубине его территории или на американском континенте.

Хотя предварительные работы по созданию новой баллистической ракеты, имеющей межконтинентальную дальность полета, были начаты еще в 1950 году, они долгое время не выходили за рамки теоретических расчетов. Лишь 20 мая 1954 года появилось на свет постановление Совета Министров СССР о разработке в конструкторском бюро С.П. Королева двухступенчатой баллистической ракеты Р-7 (8К71), имеющей межконтинентальную дальность полета, а еще через полгода эскизный проект ракеты получил официальное одобрение.

В конце 1956 года первый летный образец гигантской ракеты Р-7 в обстановке строжайшей тайны был отправлен на новый советский ракетный полигон Байконур, спешно возводимый в безлюдной казахстанской степи, в районе Тюра-Там.

15 мая 1957 года здесь состоялся первый испытательный пуск ракеты, закончившийся неудачей — на 98-й секунде полета, после того, как внезапно отвалился боковой блок Д, машина потеряла устойчивость.

Неудачными оказались и два последующих пуска — 11 июня 1957 года произошло аварийное отключение двигателей на старте, из-за чего ракету пришлось снимать с пусковой установки и отправлять на техническую позицию. Через месяц, 12 июля, Р-7 потеряла устойчивость на 33-й секунде полета и упала на землю.

Лишь 21 августа 1957 года пуск ракеты прошел относительно удачно — она достигла района цели, но за 20 секунд до падения головная часть разрушилась в плотных слоях атмосферы. Однако в Кремле этот результат сочли успешным, и 27 августа было опубликовано официальное сообщение ТАСС об испытании в СССР межконтинентальной баллистической ракеты.

С 24 декабря 1958 года по 27 ноября 1959 года были проведены совместные летные испытания Р-7, во время которых запустили 16 ракет. С заданной точностью цели достигли 10 ракет. И хотя два пуска закончились аварией, государственная комиссия сочла итоги испытаний успешными, рекомендовав принять межконтинентальную баллистическую ракету Р-7 на вооружение.

20 января 1960 года появилось на свет Постановление Совета Министров СССР о принятии на вооружение МБР Р-7, имевшей дальность полета 8000 км.

Но, хотя Р-7 стала первой советской межконтинентальной баллистической ракетой, способной достичь территории США, боевая эффективность ее была минимальной. Судите сами: общее время подготовки Р-7 к старту составляло около 12 часов, а для ее заправки требовалось 400 тонн жидкого кислорода. После заправки ракеты боеготовность сохранялась не более восьми часов, после чего, если пуск не состоялся, топливо сливали, и ракета становилась небоеспособной минимум на полсуток.

Огромная ракета (длина — 31,4 м, максимальный диаметр корпуса — 11,2 м, стартовая масса — 283 т) устанавливалась на открытой стартовой площадке, представлявшей собой гигантское и очень дорогостоящее сооружение. Точность стрельбы была невысока: круговое вероятное отклонение составляло около 10 км, что попытались компенсировать повышенной мощностью термоядерной боеголовки — три мегатонны, т. е. в 150 раз мощнее ядерной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

В силу всех этих обстоятельств, количество развернутых боевых межконтинентальных ракет Р-7 никогда не превышало четырех, стартовые позиции которых размещались на сверхсекретном полигоне в Плесецке Архангельской области, на севере России.

Первая ступень двигателя ракеты Р-7.

Первая ступень двигателя ракеты Р-7.

Этот объект в северной тайге получил условное наименование «Ангара» (видимо, с целью запутать вероятного противника — ведь река Ангара находилась на расстоянии нескольких тысяч километров от одноименной ракетной базы).

Строительство первой советской базы межконтинентальных ракет шло быстрыми темпами — 11 января 1957 года появилось постановление Совета Министров СССР о создании объекта «Ангара», а уже 30 июля 1959 года отсюда стартовала первая МБР Р-7. К 15 июня 1961 года все четыре пусковые установки были приведены в состояние боевой готовности.

Ограниченное число ракетных стартов заставило конструкторов и военных искать способы повышения эффективности боевого применения комплекса. Так, уже в 1961 году удалось сократить время подготовки ракет к пуску на стартовой позиции до восьми часов, что позволило 16 июля 1961 провести эксперимент с последовательным пуском двух Р-7А с одного старта.

Еще два стартовых комплекса ракет Р-7 имелись на Байконуре, но они использовались в основном для запуска космических аппаратов.

Дальность полета ракеты Р-7 в 8000 км все равно не устраивала кремлевских вождей, поэтому от конструкторов продолжали требовать ее дальнейшего увеличения. За счет усовершенствования конструкции ядерного заряда и, как следствие, уменьшения на две тонны массы боеголовки, им удалось увеличить дальность полета в полтора раза — до 12000 км, однако надежность оставляла желать лучшего — из 16 модифицированных ракет района цели (Камчатка) достигли лишь четыре. Точность же стрельбы при этом осталась прежней — 10 км. Не изменилась и мощность боеголовки. Тем не менее, 12 сентября 1960 года двухступенчатую межконтинентальную ракету Р-7А (8К74) приняли на вооружение Ракетных войск стратегического назначения.

Помимо повышенной дальности, к плюсам Р-7А можно было отнести сокращенное время подготовки к пуску — восемь часов вместо прежних 12.

На стартовой позиция ракета Р-7А.

На стартовой позиция ракета Р-7А.

В силу огромных размеров как стартовых комплексов, так и самих ракет, значительного времени на подготовку к старту и ограниченного срока боеготовности, межконтинентальные баллистические ракеты Р-7 и Р-7А годились только для нанесения первого удара по противнику. В случае упреждающего удара противника, шансов на их ответный пуск, практически не оставалось.

К 1968 году все ракеты Р-7 и Р-7А сняли с вооружения — им на смену пришло новое поколение ракет, имевших большую эффективность. А «семерки» стали основой для создания целого семейства космических ракет-носителей, используемых до сих пор.

Похожие книги из библиотеки

Самолеты- гиганты СССР

Эти небесные гиганты прожили недолгую, но яркую жизнь. Эти колоссы были гордостью СССР, визитной карточкой молодой советской цивилизации. В 1930-е годы многие страны пытались строить огромные самолеты, но наибольшего успеха добились отечественные авиаконструкторы. Такие великаны, как шестимоторные ТБ-4 и К-7, восьмимоторный «Максим Горький» и двенадцатимоторный Г-1, до сих пор поражают воображение. Армады этих воздушных Левиафанов должны были при необходимости засыпать бомбами и залить ядовитой химией любого противника, а затем доставить в его тыл десанты с танками, автотранспортом, артиллерией — такова была стратегическая концепция советских ВВС в начале 1930-х годов.

Почему эти планы так и остались на бумаге? Отчего век самолетов-гигантов оказался так недолог? Почему они не оправдали возлагавшихся на них надежд и не сыграл и сколько-нибудь заметной роли во Второй мировой войне?

Новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти вопросы.

Реактивные первенцы СССР – МиГ-9, Як-15, Су-9, Ла-150, Ту-12, Ил-22 и др.

Когда в конце Великой Отечественной «сталинские соколы» впервые столкнулись в бою с реактивными самолетами Люфтваффе, истребитель-бомбардировщик Me-262 произвел на советских специалистов такое впечатление, что они пытались «пробить» решение о его производстве в СССР. Однако руководство страны предпочло сделать ставку на отечественную промышленность, используя трофейные немецкие технологии, а не копируя их. В кратчайшие сроки наши ведущие КБ — Яковлева, Микояна, Сухого, Лавочкина, Туполева, Ильюшина и др. — разработали более 25 реактивных самолетов, самыми удачными из которых оказались МиГ-9 и Як-15/17…

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех первенцах реактивной эры и первом послевоенном поколении авиации СССР, а также об экспериментальных направлениях, оказавшихся «тупиковыми», — ракетных, пульсирующих и прямоточных силовых установках.

Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Война в Арктике

Книга капитана дальнего плавания, лауреата Государственной премии СССР, Почетного полярника Г. Д. Буркова посвящена малоизвестным широкой общественности страницам героической обороны Заполярья в годы Великой Отечественной войны, которые по вкладу в разгром фашистской Германии могут сравниться и с героической обороной Ленинграда, и со Сталинградской битвой. Особый интерес представляет описание работы в годы войны советского транспортного флота и полярных станций, подробностей охранения судов на переходах в Арктике, взаимодействия кораблей ВМФ СССР и кораблей союзников. Особую ценность книге придают приведенные в качестве иллюстраций копии документов руководителей СССР и командования Военно-морского флота периода войны. Большой интерес представляют справочные данные о судах, участвовавших в обороне Заполярья, их передвижениях, о местах гибели военных и гражданских судов, о действиях подводных лодок противника на трассе Северного морского пути.

Издание второе, переработанное и дополненное.

УДАРНАЯ СИЛА ФЛОТА (подводные лодки типа «Курск»)

Характеристика, данная западными экспертами: «Подлодки классов «Оскар» и «Оскар-II», которые вводятся в строй с 1980 года, являются главной силой советского флота, предназначенной для прорыва системы ПВО «Aegis» (Иджис) и нацелены, главным образом, против авианесущих групп НАТО, хотя способны обстреливать и прибрежные объекты. Они несут на борту 24 тяжелые сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности SS- N-19 «Shipwreck». Таким образом, они представляют собой наиболее мощные и тяжеловооруженные ударные подлодки. Все они оснащены 21- дюймовыми торпедными аппаратами и, соответственно, могут быть вооружены стандартными ядерными торпедами, кроме этого, из 25,6- дюймовых аппаратов могут запускаться либо ядерные глубинные бомбы SS-N-15 «Starfish», либо противолодочные ракеты SS-N-16 «Stallion». Как считается, для потопления такой лодки нужно не менее трех торпед типа Мк-48. Новые лодки обладают существенно улучшенными шумовыми и боевыми характеристиками, что при невозможности обеспечения равноценной круговой ПВО авианосной группы на удалении, равном пуску ее ракет, создает реальную угрозу для любых крупных соединений кораблей».