Глава 27. Сценарий третьей мировой войны

Количественные и качественные изменения советских ракетных войск стратегического назначения, произошедшие во второй половине 1960-х годов, потребовали определенной корректировки соответствующих принципов их боевого использования.

Выше уже шла речь о советской военной доктрине, сформулированной во времена Хрущева. По мнению ее создателей, нанесение массированных ракетно-ядерных ударов должно было стать основным, определяющим способом ведения войны, осуществление которых нельзя ставить в непосредственную зависимость от хода вооруженной борьбы на линии непосредственного соприкосновения сторон на сухопутном фронте.

После смены в октябре 1964 года политического руководства страны, и прихода к власти Л.И. Брежнева, принципы советской военной стратегии претерпели определенную трансформацию, тем не менее, основой вооруженной борьбы по-прежнему считались массированные ракетно-ядерные удары, которые и решат исход третьей мировой войны.

Официальная советская пропаганда десятилетиями твердила народу о том, что они станут ответом на внезапное ядерное нападение со стороны вероятного противника, и только узкий круг посвященных лиц знал истинные планы будущей войны.

Поскольку планы боевого применения советского ракетно-ядерного оружия до сих пор остаются тайной за семью печатями, в этом вопросе мы вынуждены ориентироваться на немногочисленные исследования, увидевшие свет в последнее время. Особое место среди них занимает книга «История военной стратегии России», увидевшая свет в 2000 году.

Ее авторы довольно объективно проанализировали эволюцию взглядов советского военно-политического руководства во второй половине XX века, осветив многие темные страницы недавнего прошлого. Поскольку рядом с ней просто нечего поставить, мы вынуждены в этой главе прибегнуть к многочисленным цитатам из данного исследования.

Итак, авторы «Истории военной стратегии России» отмечают:

«В официальных документах утверждалось, что вероятнее всего неограниченная ядерная война начнется внезапным ядерным нападением противника и, следовательно, его отражением со стороны СССР. Однако и теория, и практика стратегического планирования главным вариантом действий считали нанесение советскими Вооруженными Силами упреждающего ракетно-ядерного удара по aгpecсору (интересная логика — мы наносим первый удар, а „агрессором“, тем не менее, все равно считается наш „вероятный противник“! — И.Д.).

Подобный вариант обуславливался не только непредсказуемо тяжелыми последствиями первого внезапного ядерного удара США, но и тем, что к иному способу действий ядерные силы СССР просто не были готовы»[35].

Поэтому на многочисленных командно-штабных учениях, часто проводимых с участием представителей высшего политического руководства СССР, постоянно отрабатывались варианты нанесения упреждающего удара по США. Так, на командно-штабном учении с многозначительным наименованием «Решающий удар», проведенном в 1970 году, присутствовали Л.И. Брежнев, Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин и Председатель Президиума Верховного Совета Н.В. Подгорный.

Эти учения, как правило, сопровождались реальными пусками межконтинентальных баллистических ракет, обозначившими первый упреждающий удар по территории США, велась тщательная отработка вариантов боевого использования советских стратегических сил. По расчетам Генерального штаба выходило, что в результате советского ракетно-ядерного удара в США погибнут до 90 миллионов человек, будет уничтожено три четверти промышленного потенциала. Вооруженные силы США потеряют более 80 процентов боевого состава.

Несмотря на столь впечатляющую картину урона, понесенного противником, для СССР последствия обмена ракетно-ядерными ударами тоже не предвещали ничего хорошего: те же расчеты показывали, что вся европейская часть СССР превратится в радиоактивную пустыню, с уровнем радиации свыше 300 рентген в час.

Сценарии третьей мировой войны неоднократно отрабатывались и на других стратегических учениях. Так, в период с 1970 по 1979 годы было проведено восемь учений типа «Центр», на которых регулярно проигрывались варианты боевого использования стратегических сил СССР.

Как правило, стратегические цели войны планировалось достичь следующим образом:

а) нанести первый упреждающий массированный ракетно-ядерный удар по военным объектам (в первую очередь, по позициям МБР, базам атомных подводных ракетоносцев и аэродромам стратегической авиации), административным и промышленным центрам вероятного противника.

б) активными действиями сил и средств противоракетной и противовоздушной обороны максимально снизить ущерб от ответного ракетно-ядерного удара противника.

в) начать наступательные операции сухопутных войск стран Варшавского договора на европейском ТВД.

Считалось, что исход Третьей мировой войны определят действия стратегических ядерных сил, стратегические операции на континентальных и океанских ТВД, стратегические действия войск ПВО страны по отражению воздушно-космического нападения противника, а также воздушные операции по разгрому его авиационных и ракетно-ядерных группировок.

«В качестве главной и определяющей формы стратегических действий вооруженных сил рассматривались действия стратегических ядерных сил. Они-то и будут включать первый ядерный удар, причем самый мощный, с последующими ударами по заранее намеченным и вновь выявленным объектам. Продолжительность действий оценивалась в несколько суток.

Полагали, что одновременно с применением стратегических ядерных сил на главных воздушно-ракетных направлениях войска ПВО страны начнут отражать воздушно-космическое нападение противника, а в их действиях примут участие все средства противосамолетной, противоракетной и противокосмической обороны.

Не приходилось сомневаться, что в результате таких действий обе стороны понесут огромные потери, сопровождающиеся разрушением важнейших военно-экономических и административно-политических центров, нарушением системы государственного и военного управления, работы транспорта и тыла. На огромных территориях возникнут обширные зоны радиоактивного заражения, разрушения, завалы и пожары. В течение продолжительного времени дальнейшие действия на многих направлениях будут невозможными, а в ряде случаев необходимость в них вообще отпадет. Войска приступят к ликвидации последствий ядерных ударов и восстановлению боеспособности группировок вооруженных сил.

Однако, несмотря на сложность обстановки, вслед за ядерными ударами немедленно или спустя какое-то время могут развернуться решительные операции, причем сначала в форме ядерных ударов, а затем в действие вступят сухопутные войска, авиация и силы флота с целью завершить разгром противника и добиться его капитуляции»[36].

Как отмечают авторы цитируемого исследования, в начале 1980-х годов взгляды на ведение ядерной войны подверглись трансформации. Многие представители высшего военного руководства СССР стали считать возможным ведение на первом этапе вооруженного конфликта боевых действий с применением только обычного оружия, причем продолжительность этого этапа могла составить до полутора месяцев.

Тем не менее, главным периодом боевых действий по-прежнему признавался этап неограниченного применения ракетно-ядерного оружия:

«Продолжительность этого периода определялась в пределах 5–7 суток. Имелось в виду, что основу военных действий будут составлять операции стратегических ядерных сил и стратегические операции по отражению воздушно-космического нападения противника. Одновременно могут продолжаться или только начаться стратегические операции на континентальных или океанских ТВД с нанесением массированных ударов оперативно-тактическим и тактическим ядерным оружием.

После первых массированных ядерных ударов организованные боевые действия на суше, в воздухе и на море будут вестись на некоторых изолированных направлениях (в районах, зонах, лишь сохранившие боеспособность группировки войск (сил). Главным же станет подготовка и нанесение последующих ядерных ударов, срыв и отражение ядерных ударов противника…

В завершающем периоде военных действий — а он начнется после израсходования сторонами основных запасов ядерного оружия, — предполагалось ввести ограничения по масштабам операции до достижения конечных стратегических целей войны, в это время как на ТВД, так и во внутренних районах страны возникнет чрезвычайно сложная обстановка: огромные территории подвергнутся опустошению, а все крупные города превратятся в развалины, обширнейшие районы, атмосфера и водные пространства будут иметь смертельные уровни радиации.

Да и состав вооруженных сил сократится в сотни раз. Но и в таких условиях допускалась возможность продолжения войны, правда, вооруженная борьба примет тогда совершенно иные формы. На первом ее этапе главной задачей станет восстановление боеспособности отдельных группировок ВС и особо важных элементов экономики страны; следующий этап — ведение ограниченных боевых действий силами отдельных отрядов с использованием обычных средств, на третьем, разумеется, после спада основных уровней радиации — проведение операций частично восстановленными группировками войск и сил флота…

Целью таких действий могут быть овладение сохранившимися жизненно важными районами противника на ТВД и принуждение его к капитуляции»[37].

Последовательность действий стратегических ядерных сил советскому высшему командованию виделась следующим образом:

а) нанесение первого упреждающего ракетно-ядерного удара по стратегическим объектам противника основными силами РВСН;

б) нанесение последующих ударов РВСН.

в) нанесение ударов по наземным объектам баллистическим ракетами атомных подводных лодок.

г) зачистка уцелевших целей на территории противника силами стратегических бомбардировщиков дальней авиации.

Старт РС-20Б.

Старт РС-20Б.

Первый удар планировалось нанести одновременно по объектам как в Западной Европе, так и на территории США, с привлечением всех имеющихся в наличии средств.

В случае же внезапного нападения вероятного противника и, соответственно, отсутствия необходимого времени на подготовку всех носителей после поступления предупреждения о ракетном нападении, для участия в первом ударе привлекались средства, находившиеся в состоянии наивысшей боеготовности. Остальные должны были привлекаться по мере готовности.

До конца 1970-х годов в вооруженных силах СССР действовала ступенчатая система боевой готовности войск, предусматривавшая три степени готовности: постоянную, повышенную и полную. В начале 80-х годов была введена еще одна степень готовности, промежуточная между повышенной и полной — военная опасность.

В мирное время войска находились в постоянной готовности. Следующая степень (повышенная готовность) подразумевала комплекс мер, сокращавших время подготовки войск к выполнению боевых задач без проведения мобилизации. По степени готовности «военная опасность» проводилось рассредоточение и частичное развертывание войск из мест постоянной дислокации. И, наконец, при «полной готовности» велась мобилизация, войска рассредоточивались в запасных районах, будучи готовыми немедленно приступить к ведению боевых действий.

Цитируемые авторы пишут:

«Советская военная стратегия признавала, что в зависимости от конкретных условий военно-политической обстановки, готовности ядерных сил и последовательности ввода их в действие время осуществления первого ядерно-го удара может иметь различную продолжительность.

В том случае, если к началу ядерной войны все ядерные силы СССР находятся в полной боевой готовности, признавалось целесообразным наносить данный удар в установленное Верховным Главнокомандованием время залпом баллистических ракет с одновременным подъемом в воздух дальней авиации. По этому варианту общая продолжительность проведения удара, как показывали предварительные расчеты, составила бы 4–5 часов на континентальных ТВД и 10–12 часов — по заокеанским территориям».

* * *

Наиболее значительные изменения в советской военной стратегии произошли в 1980-е годы, когда компьютерное моделирование последствий ядерной войны позволило сделать однозначный вывод о неизбежном наступлении «ядерной ночи» (или «ядерной зимы»), угрожающих существованию всего живого на Земле. Стало ясно, что победителя в глобальной войне не будет — погибнут все, вопрос только в том, кто умрет первым.

Однако советское военно-политическое руководство не желало признавать очевидный факт и пыталось найти выход из тупика. Как сообщалось, стратеги из Генштаба видели четыре основных направления решения сложной проблемы: во-первых, сокращение ядерных потенциалов СССР и США до взаимно приемлемых предельно низких уровней; во-вторых, использование новых, строго контролируемых способов ведения ограниченной ядерной войны; в-третьих, нанесение ракетно-ядерных разоружающих ударов; и, наконец, развертывание высокоэффективных систем противоракетной обороны.

Распад Советского Союза в 1991 году положил конец всем этим планам.

Похожие книги из библиотеки

Танки на Халхин-Голе

Боевым крещением советских бронетанковых войск стала «необъявленная война» 1939 года на Халхин-Голе, где наши танки и бронеавтомобили впервые применялись массово, вынеся главную тяжесть боев. Это их контрудар предотвратил катастрофу и спас войска Жукова от окружения, ликвидировав опаснейший японский прорыв в районе горы Баин-Цаган. Именно танковые и мотоброневые бригады сыграли решающую роль в генеральном наступлении Красной Армии и разгроме вражеской группировки. Не случайно среди Героев Советского Союза, удостоенных Золотой Звезды за Халхин-Гол, больше всего танкистов, а в качестве памятника той войне на пьедестале установлен танк БТ-5. Но за победу пришлось заплатить очень высокую цену — 253 сгоревших танка и 133 бронеавтомобиля. Впрочем, и японские потери были велики — всего за три дня «самураи» лишились 44 из 73 своих танков, после чего оба их танковых полка были выведены в тыл и в боевых действиях больше не участвовали…

В новой книге ведущего военного историка вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении бронетехники на Хасане и Халхин-Голе — о первой громкой победе советских танкистов, маршала Жукова и сталинской Красной Армии. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.

Recce: Small Team Operations Behind Enemy Lines

SHROUDED IN SECRECY due to the covert nature of their work, the legendary Recces have fascinated South Africans for years. Now one of these elite soldiers has written a tell-all book about the extraordinary missions he embarked on and the nail-biting action he experienced in the Border War.

Shortly after passing the infamously gruelling Special Forces selection course in the early 1980s, Koos Stadler joined the so-called Small Teams group at 5 Reconnaissance Regiment. This subunit was made up of two-man teams and was responsible for numerous secret and highly dangerous missions deep behind enemy lines. With only one team member, Stadler was sent to blow up railway lines and enemy fighter jets in the south of Angola. As he crawled in and out of enemy-infested territory, he stared death in the face many times.

A gripping, firsthand account that reveals the near superhuman physical and psychological powers these Special Forces operators have to display.

Современное огнестрельное оружие

В книге собраны интересные сведения из истории оружия ХХ-ХХІ вв. Приведены данные о классических и новейших моделях пистолетов, автоматов, винтовок, ружей, специального стрелкового оружия, а также боеприпасах к ним. Каждая статья сопровождается описанием технических характеристик и наглядными иллюстрациями.

Шпионские штучки, или Секреты тайной радиосвязи

В предлагаемой книге рассматриваются особенности схемотехнических решений, применяемых при создании миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств. В соответствующих главах приводится информация о принципах действия и особенностях функционирования отдельных узлов и каскадов, принципиальные схемы, а также другие сведения, необходимые при самостоятельном конструировании простых радиопередатчиков и радиомикрофонов. Отдельная глава посвящена рассмотрению практических конструкций транзисторных микропередатчиков для систем связи малого радиуса действия.

Книга предназначена для начинающих радиолюбителей, интересующихся особенностями схемотехнических решений узлов и каскадов миниатюрных транзисторных радиопередающих устройств.